Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Космико (Это тот самы УжаСь. Пожестче мну, пожалуйста)
Космико
СветланаДата: Суббота, 24.11.2012, 11:54 | Сообщение # 1

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Название произведения: Космико (черт с ним, потом все равно поменяю)
Автор: я
Бета: я, а кто ж еще-то?
Разрешение на копирование: не разрешаю
Рейтинг: кто ж ЕГО знает?! Уберите детей - на всякий случай
Жанр: фантастика и, О УЖАС! космоопера
Пейринг: с этим хм-хм-хм сложно. На сегодняшний момент имется целая колония, мальчишка 14 лет и аж целый сотрудник службы безопасности tongue
Описание: Колония Каредад мирная и чего особого плохого никому, вроде, не делала. Тихо и мирно занималась добычей п. и. И завелось на ней Нечто, людей губящее. Для локализации этого Нечта и вникания в сложившуюся ситуацию туда отправляют сотрудника внутренней службы безопасности - красавца-мужчину и все такое прочее. cool biggrin А дальше я вам ничего не скажу. Дальше будет хохма, уржач и сплошная психодрама. biggrin
От автора: я, наверное, впервые не знаю во что это выльется. Обычно при разработке идеи я могу сказать хотя бы роман или повесть получится в результате. Тут вряд ли. Герои пришли и зажили собственной жизнью. До меня им, похоже, и дела особого нет. dry
Статус: пишется


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Суббота, 24.11.2012, 11:56 | Сообщение # 2

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Часть 1
Зарта

Глава 1


Створки автоматических дверей лязгнули, словно челюсти гигантского ископаемого ящера, откуда-нибудь с Бета-7. И Ричард в очередной раз вздрогнул.
Бронированное стекло, если приглядеться к нему под нужным углом, вполне выполняло функции зеркала. Дик рассматривал себя и злился. Для роли торжественного встречающего он подходил как... как молоко к селедке. То есть либо никак, либо с неудовлетворительными последствиями. Довольно высокий для своих четырнадцати лет и при этом худющий. Совершенно нескладный. Диспропорциональный какой-то. Как щенок, у которого вытянулись лапы, а туловище и голова остались прежними. Когда-то коротко остриженные русые волосы отросли и торчали во все стороны. Причесывайся или нет – эффект одинаков. В каре-зеленых глазах застыла настороженность, словно Дик беспрестанно ждал нападения. Лицо бледное, в какую-то нездоровую серость.
А по другую сторону стекла, на дальнем конце посадочной площадки застыла серебристая птичка – межпланетный катер типа Аквар – и стояла уже минут сорок, испытывая терпение встречающего. Ричарду казалось, он слышит мысли пилота и чувствует его желание, как можно быстрее покинуть вымирающую колонию. Наверняка, он думал о том, что грузовик, подбросивший его сюда, уже далеко. Но при желании его можно догнать. Часов через шесть-восемь.
Конечно, название «межпланетный» слишком громкое для подобного кораблика. Дик не без удивления поглядел бы на безумца, решившего отправиться на таком суденышке, скажем, от Старой Земли до Юпитера. Однако скорости ему было не занимать, и для спуска на планету Аквар подходил как нельзя лучше.
- О нет! – мальчишка вскочил с корточек, где сидел все это время, вперившись в экран монитора. Ему показалось, что кораблик вздрогнул, будто перед стартом. Ричард прилип к бронированному стеклу и, конечно, не кричал. Его все равно вряд ли услышали бы. Но мысленно умолял пилота прекратить эту пытку неизвестностью и выйти из своего корабля. – Не улетайте!.. Вы ведь последняя наша надежда...
- Боевой, - произнесли позади, и Дик едва не подпрыгнул от неожиданности.
«Стыд-то какой»... – подумал мальчик, оглядывая высокую понурую фигуру рабочего гэмму.
Бионик смерил Ричарда взглядом и повторил:
- Боевой. Межпланетный корабль класса Аквар-414. Я могу вам чем-нибудь помочь?
Ричард качнул головой в знак отрицания. Чем ему мог помочь гэмму? Пойти и вытащить пилота из его «птички», чтобы тот больше не расшатывал нервы Дикона, и без того находящиеся в полном раздрае? Так не сможет он этого. В голову каждого бионика заложена программа недопущения людям ущерба. Когда на заре освоения Околоземного пространства пираты и требующие суверенитета колонии пытались использовать биоников в качестве убийц, те просто выходили из строя.
- Мне проинформировать насчет вас?
- Что?.. – Дик удивленно захлопал глазами, а потом побледнел. Казалось, от лица отхлынула вся кровь до последней капли. Это продолжалось секунду – не больше. А потом эта самая кровь устремилась обратно. Щеки и кончики ушей охватил жар и от осознания собственной глупости, казалось, даже волосы на голове встали торчком и задымились.
- Идиот! Какой же я ИДИОТ!!! – выкрикнул Ричард и побежал к двери. Подросток только достиг того возраста, когда голос начинает ломаться. Поэтому почти не придал значения совершенно жуткому писку, вырвавшемуся из его горла. Дик и так сморозил глупость. Стыдиться еще больше было не куда.
Планеты, не представляющие ценности в плане безопасности, лежащие внутри границы Федерации и вдалеке от основных звездных трасс, выставлялись от имени государства на торги. В свое время Зарту купил один из нефтедобывающих концернов. И основал на ней свою колонию. Каредад создавалась по типу ресурсно-разведывательной, а не военной или индустриальной и относилась к числу открытых для переселенцев.
Разумеется, обычные люди почти сразу отошли от порядков, заведенных в армии. Немало способствовало тому и руководство Каредада. Господин Уизлич вообще называл себя анархистом. И уж конечно, церемониал отменили почти полностью. То есть, если у военных, пилотов, совершивших посадку на подконтрольной планете, встречал целый почетный караул, то здесь по большому счету вообще никто. Пошлют кого-нибудь – вроде Дикона – проводить куда надо и ладно.
Но звездолетчик, сидевший сиднем в катере, был именно военным! И не обычным «ржавым железом» – как звал таких Уизлич – шишкой из Службы. А значит, дисциплинированно ждал встречающих. Дика ждал. В то время как Ричард рассматривал Аквар, нервничал и впустую расходовал время. Его прошло изрядно – он глянул на таймер и внутренне похолодел – почти час!
Пока Дик бежал до Аквара, прошло еще минут двадцать. Он запыхался и в боку начало колоть. Сила тяжести на Зарте оказалась больше, чем на его родной планете, и подросток страдал страшно. Местный доктор вообще хотел отослать его с планеты до прекращения роста.
В изнеможении он привалился к торчащей прямо из посадочной площадки стропиле и прикрыл глаза. Следовало хоть немного постоять спокойно. Минута и дыхание выровняется, а перед глазами перестанут плясать мушки.
- Эй, доходяга, ты откуда? И как мне к тебе обращаться? – конечно же, никто и не собирался давать ему этой минуты.
- Фаэрро, сер. Младший технический сотрудник и ученик пилота Ричард Вьено, - представился Дик. – Обращаться ко мне вы можете как угодно. Мое имя предусматривает множество сокращений.
Он, наконец, поднял взгляд на прибывшего. Пилот оказался стройным человеком ростом чуть выше среднего. Облегающая черная с серебром форма службы внутренней безопасности Федерации сидела на нем идеально. В походке, позе, каждом движении, даже том, как пилот чуть склонял к плечу голову и кривил бровь – сквозило нечто хищное. Узкое бледное лицо с правильными чертами. Легкий росчерк бровей. Тонкая переносица и прямой совсем немного длинноватый нос. Каскад рассыпающихся по плечам крупными волнами каштановых волос. Гордая осанка и изящество, привычка смотреть свысока.
Дик, когда-то очень давно, пока не сбежал из дому, учился рисовать, только потому и подмечал подобные мелочи. Наверняка, кто-нибудь другой при виде этого человека попросту отметил бы его красоту и надменность. Но Ричарду оказалось мало общего впечатления. Ему хотелось понять, почему под взглядом слегка сощуренных светлых глаз цвета аквамарина становится настолько не по себе.
Пилот будто насквозь его видел и читал, как раскрытую книгу. Тонкие губы незнакомца кривились в легкой усмешке. И вид он имел такой... словно на месте Дикона узрел невиданную доселе зверушку. Слишком забавную, чтобы пройти мимо и не попытаться приручить.
- Ну... если Вьено, то звать тебя будет уместнее Рикардо, - заметил пилот. – А уменьшительно... Рики или Ричи. Решу по ходу общения.
Дик кивнул и с облегчением перевел дух. Ему нравились подобные производные от полного имени. Он был бы не против и Дика или даже Дикона. Лишь бы не Дач какой-нибудь и не сынок, пацан или парень – Ричард терпеть не мог такого панибратства.
- А меня, юноша... – Ричард скрипнул зубами и скривился. Буквально все стремились ткнуть его носом в подростковый возраст. Не успокоились даже после постигшей колонию беды.
Должно быть, он скорчил какую-то очень забавную гримасу. Пилот рассмеялся, и Дик на полном серьезе решил обидеться.
- Да, пожалуйста, - буркнул он. – Меня здесь только и держат для поднятия настроения.
- Вот как, - пилот улыбнулся. - А я как раз думаю, ты слишком серьезен для своих лет. Но, поверь, этот недостаток проходит очень быстро, - мягко произнес он. Подождал немного и, мигом посерьезнев, перешел на официальный тон. - Можете звать меня Олегом Кэривиндом.
- Вы росо? – удивленно приподнял брови Ричард.
- Со стопроцентной точностью сказать не могу. У всех выходцев со Старой Земли намешано столько... – пилот закатил глаза и вздохнул.
- А имя? – не удержался от вопроса Ричард. Ему только исполнилось четырнадцать, и он еще не умел смирять детское любопытство.
- Просто нравится.
- А настоящее?..
- Юноша! – Олег чуть повысил голос, но Ричард тотчас замолчал и даже задержал дыхание. – Вы действительно желаете пойти во Внутреннюю Службу Федерации? Предупреждаю вас, в качестве наставника я сущий деспот.
- Нет, - ошеломленно проронил Дик.
- В таком случае, не выспрашивайте того, чего вы не должны знать.
«Странный он какой-то, - подумал Дик. – Мог бы послать подальше, раз такой скрытный. Пугать-то зачем?»
О ВСФ или Внутренней Службе Федерации знали все. А вот чем она занимается – не имел понятия никто кроме высших государственных чинов. Служба вмешивалась, куда ей было угодно и тогда, когда ей было угодно. У нее имелся полный карт-бланш. Сотруднику службы обязаны были не чинить препятствий и оказывать содействие все поголовно. И если этот сотрудник нарушал закон, то судили его именно в Службе и никаком ином суде.
На Зарте, все вздохнули с облегчением, узнав о направленной военными помощи. И тотчас опешили – их проинформировали о прибытии всего одного человека. Колониты, само собой, сразу поняли, кем этот человек окажется.
Когда с Зарты к Сантане, ближайшей из освоенных планет Федерации, один за другим потянулись модули с телами – слава Богу, пока относительно живыми – руководство концерна озаботилось мало. Уизлич сидел в главном офисе компании на Земле, попивал коньяк и о Каредаде не вспоминал. В конце концов, чего только не бывает на разрабатываемых планетах. А вот когда начали прибывать все новые и новые беженцы – забеспокоилось.
По внутреннему мироустройству колонист от звездопроходца отличался лишь тем, что не желал болтаться в космическом пространстве. Как в пилоты шел контингент отчаянных сорвиголов, так же и в новые колонии – искатели приключений. Конечно, среди них попадались банкроты или несчастные, которым очень не повезло на их родных планетоидах, но они оказывались в сильном меньшинстве. И уж если подобные люди, позабыв о тройном окладе и пособиях, начали спасаться бегством, то на Зарте действительно обитало нечто очень и очень скверное.
Дик повернулся и направился к видневшемуся вдалеке зданию космопорта. С Кэривиндом он решил вести себя столь холодно, насколько это возможно. И говорить с этим пилотом из Службы Ричард тоже не желал. Зазнавала, видел он таких!
Они преодолели небольшую насыпь, отделяющую одну посадочную площадку от другой. Конечно, нельзя разгуливать по космодрому как и где вздумается. Так и космолет может на плечи сесть. Но на Зарту никто не приземлялся вот уже тридцать стандартных суток, а добраться напрямик удалось бы гораздо быстрее.
«Да идет он или нет? – с раздражением думал Дик. – Хоть бы для разнообразия оступился и выругался!»
Ричард специально не дозволял себе оглядываться. И заговаривать первым не собирался тоже. Из гордости. А еще господин Уизлич постоянно повторял: «Нельзя выказывать людям свою заинтересованность. Это сделает общение лишь хуже».
Пилот Службы сохранял молчание и прерывать его считал излишним. Двигался он абсолютно бесшумно. Пока за спиной Ричарда не встало Олоро, и впереди по площадке не вытянулись тени, мальчик беспокоился. А потом он просто стал смотреть под ноги.
Тени тоже двигались бесшумно. Вытянутые и диспропорциональные. С маленькими сплюснутыми головами и очень тонкими талиями. Так дети иногда рисуют «человечков». Вторая казалась намного выше и выглядела привлекательнее. Дик на Зарте едва не подыхал от большой силы тяжести, а пилот Службы, кажется, не замечал ее вовсе. Он словно плыл по воздуху, настолько изящно двигался.
Когда внезапно потемнело, Ричард решил, будто Олоро опять спряталось в облаках. А потом его сбили с ног резким и быстрым движением. Мальчик вскрикнул от неожиданности и увлекаемый чужим сильным и горячим даже сквозь плотную ткань телом покатился по земле. В какой-то момент он сильно приложился головой и в глазах померкло.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Суббота, 24.11.2012, 19:58 | Сообщение # 3

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Ну-ну-ну! "А дальше?"(с) smile

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 26.11.2012, 15:00 | Сообщение # 4

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Пока не надавали по шапке превентивно, заявляю

ЗДЕСЬ ОТКРЫТОГО ФИНАЛА НЕ БУДЕТ!

А продолжение будет.
Обещаю. ;)


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Понедельник, день тяжелый(((, 26.11.2012, 15:01
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 26.11.2012, 19:22 | Сообщение # 5

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Вопросы к читателям. Не кажется ли вам подобная детальность и объяснялово избыточным?
С одной стороны, они сильно тормозт развитие сюжета - герои от одного еж... существа полторы главы прятались. А с другой - нужно же рассказать о мире, да и портреты обозначить.
Также, хотела бы узнать ваше мнение по поводу 2х репортеров в данном тексте. У меня в голове они, ессно, изъясняются по-разному. А как на самом деле?
Ну, а теперь глава 2, надеюсь, вы получите удовольствие от прочитывания.


Глава 2
Мальчишка дернулся. Пальцы судорожно дрогнули и сжались в кулак. Он пошевелился, еще окончательно не придя в себя. Приподнялся на локтях и застонал сквозь стиснутые зубы.
- Лежи!.. – приказал Кэро, и мальчишка повиновался, падая обратно на землю. – Молодец, - подбодрил пилот и потянулся за висящим на поясе импульсником.
Оружие он носил больше в целях собственной безопасности, нежели ради демонстрации силы или убийства. Одно дело парализовать, совсем другое – уничтожить. Даже подобную огромную тварь. Внешне она напоминала воздушный шар или подушку, утыканную иглами. Серая, покрытая пухом и торчащей в разные стороны шерстью. Глаз и рта разглядеть не удавалось. Зато тонкие игло-щупальца неустанно перебирали по земле, словно искали что-то... или кого-то. Существо висело в двадцати метрах от них, слегка покачивалось на воздушных потоках и заслоняло грузной тушей Олоро – местное солнце.
- Вы... Олег Кэр... - хрипло выдавил мальчишка.
- Кэровинд... – поправил мужчина. – Можно сокращать до Кэро.
Он давно забыл свое изначальное имя. Вернее, заставил себя забыть. И единственной привязкой – им настоящим – стали эти четыре литеры. Со времен прихода в Службу, и как бы он не назывался впоследствии, его имя обязательно сокращалось до Кэро. И никак иначе.
- Кэро, - прошептал Рикардо-Ричард, будто пробуя на языке незнакомое сочетание букв. Он побледнел еще больше, хотя это казалось невозможным.
У всех пилотов и экипажей кораблей отсутствует загар. Но к колонистам данное правило относилось мало. Под действием излучений непривычных «солнышек» они быстро обгорали и темнели. Кэро за более чем десятилетие странствий повидал золотокожих, чернокожих, пурпурных и даже фиолетовокожих людей. И вывел на основании увиденного теорию о невозможности расовой дискриминации в среде пилотов.
Воистину, когда перевозишь пассажиров с планеты на планету, а те меняют цвет кожи, будто хамелеоны, рано или поздно начинаешь разбираться в условностях. Например, понимать, что все люди братья, а все прочее – от лукавого, как говорят клирики.
Кожа Рики Вьено умудрилась оказаться бледнее, чем у него самого. И вообще, мальчишка обладал странной внешностью. Вполне обычной и невозможной одновременно.
Это сейчас человечество с полной уверенностью могло заявить: мы разобрались с собственной цепочкой ДНК. Несколько веков тому ученые только постигали азы клонирования. Отринули, наконец, тормозящую доктрину религии и подошли к тайне генов. Последовавший вслед за этим прорыв позволил им менять «входные данные». Женщины записывались на генную модуляцию за несколько лет до рождения ребенка.
Правительство быстро запретило программировать пол будущего малыша. Государству вовсе не хотелось столкнуться с проблемой «одних мальчиков» или «одних девочек». Зато во всем остальном отошло в сторону.
Землю наводнили красавицы и красавцы. Золотистый цвет волос более не считался уникальным, а доминантные гены не имели никакого значения. Синие, изумрудно-зеленые и фиалковые глаза стали повседневным явлением. И через всего лишь полвека естественность вновь вошла в моду.
Кэро своей внешностью тоже был обязан предкам. Модификант ввели его прапрадеду, но ген, долженствующий продержаться лишь одно поколение, стал доминантным. И теперь все в семье рождались с взором, варьирующим от яркой бирюзы и циана до темно-лазурного и маренго.
Мальчишка же выглядел так, словно ни к нему, ни к пятью поколениям до него генетики никогда не прикасались. И вместе с тем, он даже отдаленно не походил на обитателей Фаэрро. Ими были черноволосые смуглые люди с почти черными глазами и удлиненными носами с явно выраженной горбинкой. Уж Кэро повидал их в изрядном количестве.
Тварь медленно поплыла к ним. Пилот выругался сквозь зубы и вытащил импульсник. У всех хищных организмов, обитай те на Земле или любой другой планете, тактика одинакова – внезапность. Данное существо свой шанс явно упустило. И это поначалу вселяло некоторую надежду – на спокойное разрешение ситуации. Но раз пошло на контакт...
Оно остановилось ровно тогда, когда Кэро приготовился нажать на курок, заставив пилота снова красочно выразиться. Единственный, кто мог разъяснить, с чем он столкнулся, пребывал не в лучшем состоянии. Судорожно пытался осознать себя, если точнее.
Кэро занимал себя рассматриванием мальчишки, чтобы не слишком акцентироваться на твари. Некоторые животные являются скрытыми эмпатами и чувствуют направленное на них внимание.
- Фаэрро-Фаэрро, - губы сами сложились в усмешку. – Из тебя фаэррец, как из меня христианствующий проповедник.
В то же время, пилот не мог допустить, чтобы Рикардо врал. Насколько Кэро разбирался в людях – а в Службе этому учили в первую очередь – мальчишка этого попросту не умел. Пока. Он относился к тому типу, которые делают, не подумав. И при этом им обязательно нужен высший смысл – в оправдание, не иначе. Либо великая и могучая справедливость, либо друзья, либо любовь, либо... Бог. О, да. Ричи был бы идеальным адептом какой-нибудь секты. Паладин без страха и упрека, готовый без сожалений и терзаний взойти на костер или погибнуть в неравном бою во славу своих убеждений...
Кэро искренне желал молодому человеку измениться. И в тоже время, прекрасно понимал – тот вряд ли сможет это сделать. Если только не попадет под жернова судьбы. Но подобного исхода пилот не пожелал бы и злейшему врагу.
- Вы умалишенный... – сформулировал, наконец, юноша. Ресницы чуть дрогнули, и он распахнул глаза. Тоже необычные. Слишком большие даже для ребенка. И с достаточно необычным разрезом. Кэро так и хотелось назвать их ромбовидными.
- Не буду вас разубеждать. Лежите! – мужчина для вящего эффекта положил ладонь ему на грудь. Сердце юного ученика пилота вырывалось из гРуж. Повышенная сила тяжести Зарты чувствовалась сильнее с каждым мгновением, а для мальчишки с Фаэрро и вовсе должна была казаться невыносимой. – Это животное...
- Обыкновенный ежЫГ! – Ричи сбросил его руку и уставился таким взглядом, что Кэро действительно почувствовал себя неуверенно.
- Кто? – удивленно переспросил он.
- Обычный зартианский ежЫГ! - Рик со всей возможной осторожностью перекатился на бок. – Их привлекают выхлопы кораблей и озон. Когда космолет прорывает атмосферу, его выделяется много. Вот они и приползают... потом надуваются и висят, впитывая остаточное излучение и тепло.
- И? – удивленно приподнял бровь Кэро.
- Они совершенно неопасны для людей. Их, конечно, отгоняли от космопорта. Раньше. Но теперь, после постигшей нас катастрофы... Этим попросту некому заниматься.
Кэро убрал оружие, застегнул кобуру и рассмеялся:
- И как этот... ежЫГ дальше?
- Оторвется от земли и полетит себе... Можно мне сесть?
- Да, конечно, - Кэро протянул руку и помог господину Вьено приподняться. Тот слегка поморщился, опираясь на правую руку. И его ощутимо повело в сторону. – Я советую вам посетить врача. Более того, настаиваю.
Мальчишка вновь взглянул на него как на полоумного:
- Нам по пути. Леди Валентина осуществляет руководство колонией.
- Ах, да, - пилот согласно кивнул. Эйдетическая память хороша во многих случаях, но не тогда, когда заведомо опускаешь из внимания важные события и детали. Здесь она попросту не поможет.
Кэро выдернули на полпути следования к Эанту. И к Зарте он летел со всей возможной быстротой. Времени и на отдых-то не оставалось, не то, что на вникание в детали колониальной жизни. И да, все черные дыры с этим Каредадом, но изучить флору и фауну планеты он тоже не успел.
- Прелестно. Что с более высокими чинами?
Об исполняющей обязанности руководства колонии Валентине Симонин ему не доложили. Однако сотрудник Службы должен был догадаться: в подобной ситуации главенство примет именно колониальный медик.
- Улетели в поддерживающих жизнь саркофагах. В коме. Или эвакуировались... – упоминая последних мальчишка потупил взгляд. Словно стеснялся людской трусости.
Кэро присмотрелся к нему. А ведь действительно, стеснялся. Этому зартианскому ежИГу – пилот бросил взгляд на покачивавшийся над землей «волосатый шарик» – ясно, что руководство Каредада сбежало. Может, на одного-двух из них и напали, но остальные предпочли стартовать с планеты незамедлительно. Естественно, не поставив в известность подчиненных и общественность. То ли побоялись паники, то ли просто оказались некомпетентны. И теперь мальчишка испытывал за них стыд. И прятал глаза, хотя мысль обвинять в чем-либо этого маленького ученика пилота не могла даже прийти в голову.
- Сколько в колонии действующих звездопроходцев? – уточнил Кэри, дабы подтвердить свою догадку.
- Остался только я, сер.
- Ну, конечно... – Кэро смерил его взглядом. – И до каких пределов простираются твои способности, Дик Сенд?
- Простите?..
Кэро закатил глаза и тяжело вздохнул:
- Пятнадцатилетний капитан.
- Мне четырнадцать и я ученик пилота, – впрочем, вопрос мальчишка понял правильно. – Год назад я самостоятельно довел звездолет до Сантаны... яхту руководителя колонии. Естественно, под контролем капитана и основного пилота.
Кэро присвистнул и качнул головой:
- Силен.
Ричард улыбнулся уголками губ и слегка покраснел. Вид у него оказался настолько смущенным и при этом умилительным, что мужчина не стал себя останавливать. Протянул руку и взлохматил русые волосы. Прическе юного пилота это пошло только на пользу. Прядки и так торчали во все стороны.
- По крайней мере, мне теперь ясно почему, никого больше не нашлось для встречи, кроме технического персонала и ученика в количестве одной штуки, – усмехнулся он. – Пилота встречает коллега по цеху. Этой традиции уже не одна сотня лет, - и снова смерил мальчишку взглядом. – Твой класс еще не замеряли? Конечно, это делают обычно ближе к совершеннолетию, но вдруг...
- Высший, - не без гордости ответил Рикардо.
Кэро кивнул.
- Все интереснее и интереснее, - заметил он.
Теперь, по крайней мере, пилот мог понять родителей, все еще не эвакуировавших Ричи с планеты. Хотя, на их месте, Кэро не повез бы его сюда ни за какие деньги. Так рисковать здоровьем ребенка могли только последние детоненавистники.
- Послушайте, Кэ... господин Кэривинд, сер, может, мы уже пойдем? Мы и так сильно задержались. И леди Валентина вас ждет.
«И все, кто мог, уже потешились над тем, как мы тут с вами скрывались от хищного ежЫга», - продолжил за него Кэро, естественно, про себя.
Он легко поднялся и протянул руку, за которую Ричи тотчас ухватился. Левой, здоровой. Несмотря на видимую хрупкость телосложения, рукопожатие у него оказалось сильным.
- Ты извини, - сказал пилот, когда они уже вошли в здание космопорта и шли по коридору, направляясь в жилые отсеки и через них – медицинский сектор. - Я не жалуюсь, просто странно. Иной раз такая процессия вырисовывается, что самому страшно. Я вовсе не разочарован твоей персоной, Рикардо Вьено.
- Я и не думал, - пробурчал мальчишка себе под нос.
- В таком случае, извини, что подумал я.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Воскресенье, 02.12.2012, 12:56
 
СветланаДата: Вторник, 27.11.2012, 10:54 | Сообщение # 6

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 3
Вообще-то, Дик все еще обижался. Но вовсе не за то, о чем беспокоился Олег. Он уже достаточно реально смотрел на многие вещи и прекрасно понимал – без связей и удачи в Космосе не устроишься, будь хоть прирожденным пилотом экстра-класса. Кэривинд, несмотря на свои слова, наверняка, оскорбился опозданием встречающего. А Ричард, в свою очередь – на пренебрежительное отношение к своей персоне. Квиты, если отстраненно посмотреть.
А если не отстраненно... Дику этот пилот очень понравился. Он был настоящим. Летал на своем катере в космическом пространстве, осуществляя ближнюю и дальнюю разведку. Переживал далекие перелеты в трюмах грузовых барж. Месяцами не сходил на планеты. Жил на разбросанных в космосе станциях. И выполнял поручения от президентского совета.
Несмотря на предубеждения господина Уизлича и многих колонистов, Ричард верил – быть сотрудником Службы одно огромное приключение на всю жизнь. Наверняка, Олег воевал с пиратами или выполнял задания по спасению неудачных экспедиций или колоний. Таких, как Каредад. И когда пилот пошутил о вступлении в эту организацию, Дику очень захотелось согласиться.
Губы дрогнули в последний момент. Он вовремя вспомнил, что находился на Зарте незаконно. Страшно даже подумать, как наказали бы руководство Каредада за эксплуатацию детского труда. А может, и хуже – за похищение. Родители Дика, наверняка, обратились в полицию, когда он убежал из дому. Скорее всего, официально, он находится в розыске, и если это всплывет... Накажут не только господина Уизлича, самолично нашедшего на борту «незаявленного пассажира» и поддавшегося на уговоры. Могут обвинить и леди Валентину...
Этого невозможно было допустить. Никак! И Ричард, скрепя сердце, выдавил: «Нет». Он, правда, назвал Кэровинду именование родной планеты... но зачем тому проверять личность какого-то ученика пилота, пусть и весьма перспективного в будущем?
- Сюда, - они прошли по коридору первой палубы, спустились до третьей. Дик протянул руку к совершенно непримечательной нише, таких на палубах располагалось огромное количество и не во все встраивались сенсоры. Следовало знать в точности, к какой и зачем подходить. И набрал несколько команд на пульте, выехавшем из камня, ничем непримечательного на первый взгляд. – Я вызвал гравитационную платформу, она доставит нас в медицинский сектор.
- А я уж думал, мы спустимся туда по винтовой лестнице, сложенной из пористых щербатых плит зловещих тонов...
- Аварийной лестнице, - поправил Дик. – Только она не винтовая и не каменная. Каредад создавался на основе соляных пещер. Первые колонисты приспособили под свои нужды уже готовые пустоты. Поставили пластиковые распорки и колонны, соединили туннелями и провели шахты гравиплатформ...
- Пришли на все готовенькое, - поддел пилот.
Дик гневно взглянул на него. И только тогда разглядел на тонких губах улыбку. Сощуренные аквамариновые глаза смеялись, в них будто плясали отблески далеких светил.
- Я собирался сравнить ваше обиталище со средневековым замком, а лучше с башней. Очень высокой и мрачной. В таких в незапамятные времена заточали прекрасных принцесс... а иногда и принцев.
- Мы не поднимаемся...
- Неважно. Иногда подобные башни строили вниз. Тогда они назывались подземельями.
Пилот потешался. Дик помнил резкую отповедь, когда поинтересовался настоящим именем Кэривинда, но от вопроса удержаться не смог:
- А что такое... средневековая?..
Олег рассмеялся:
- Средневековье, юноша. Один из периодов земной истории. Неужели, не изучали?
Дик потупился и резко мотнул головой.
- Какое странное, однако, образование ты получил...
Ричард открыл было рот, но ответа так и не придумал. К счастью, как раз подлетела гравиплатформа, и им стало не до разговоров. Шум стоял страшный, а ветер в шахте был нешуточный. И сама платформа заметно вибрировала. Приходилось прилагать немало усилий, чтобы просто удержаться на ногах.
- Как на необъезженном мустанге! – выкрикнул Олег, перекрывая шум. – Или на старинном байке в гололедицу...
Дик только кивнул. Кто такие мустанги и эти байки он не знал тоже.
Леди Валентина встретила их на пороге своей лаборатории. Скинула белоснежный халат в утилизатор и кивнула сотруднику Службы.
- Валентина Симонин, - представилась она.
- Олег Кэривинд.
На этом ритуал представления друг другу окончился. Они дошли до кабинета доктора в полном молчании. Немилосердно скрипя, отъехали в стороны двустворчатые двери, повинуясь команде на пульте. Дик, полностью выполнивший возложенную на него миссию почел за лучшее уйти, но пилот предусмотрительно ухватил его за плечо и почти силком увлек внутрь.
- Прежде чем мы с вами обсудим текущие дела, - произнес он, - я прошу вас заняться этим молодым человеком. Его здоровье внушает мне крайние опасения.
- Поверьте, мне тоже, - леди Валентина указала Ричарду на пластиковую кушетку, застеленную белесым дезинфикантом.
Этот материал повсеместно считался самым дорогим и использовался только для медицинских нужд. Основной его особенностью были нано-боты, обитающие между волокон ткани и уничтожающие любое загрязнение. Это позволяло устанавливать подобные кушетки в местах, не предусматривающих частой дезинфекции. Как, например, личный кабинет леди Валентины. В условиях постигшей Каредад беды, это оказалось особенно актуальным.
Ричард скинул ботинки и устроился на кушетке. Недовольно косясь на Кэривинда: кто его просил вмешиваться?!
- Очень быстрый рост в условиях планет с повышенной силой тяжести практически всегда вызывает осложнения, - сказала доктор. Ее изящные руки с тонкими длинными пальцами пробежали по плечам пациента. Прижались к артерии, проверяя пульс. Коснулись какой-то точки за ухом. Конечно, эта красивая рыжеволосая женщина делала свою работу. Но каждое ее прикосновение казалось Ричарду мимолетной лаской. Мать нечасто к нему прикасалась, а три года назад он лишил себя общения с ней полностью. Ему необходима была хотя бы такая замена. – Дикон может посадить себе сердце. Да и на позвоночник нагрузка высока. Однако...
- Вам, вероятно, известно о небольшом недоразумении, постигшем нас по дороге в вашу обитель? – прервал ее Олег.
- Я занималась исследованиями, сер, - в мелодичном высоком голосе обозначились металлические нотки. Дику показалось, что Кэривинд леди Валентине не слишком понравился. – Вы оторвали меня от весьма важных изысканий.
- Конечно-конечно, прошу прощения, - подражая ее интонациям, заметил пилот. – В таком случае, я расскажу.
«Ой, не надо!» - взмолился Ричард и уставился на Кэривинда, но тому, похоже, совершенно не было дела до чувств какого-то мальчишки.
- Признаюсь, по прибытии я не изучил фауну планеты. Поэтому, ваш надувающийся еж...
- Кто? – леди Валентина смерила его взглядом. Глаза у нее были насыщенно-карими и очень выразительными. Кожа – очень смуглой, почти коричневой. Недаром ассистент, доктор Бирок, звал ее шоколадкой.
- Ах, извините, конечно же, ежЫГ. Простите мне эту оговорку.
Пилот говорил со всей возможной вежливостью. Дику и самому никогда не приходило в голову грубить леди Валентине. Но в исполнении Олега даже самые куртуазные выражения отчего-то казались оскорбительными. А интонации скрывали тщательно замаскированную издевку.
- Так вот, когда я заметил этот зависший в непосредственной близости меховой шар... в общем рефлексы взяли верх. Я решил, будто нам с молодым человеком угрожает опасность.
- Сразу видно, откуда вы, - поморщилась женщина. - Надеюсь, вам не пришло в голову стрелять?
- Нет. Но я толкнул юношу, и боюсь, не рассчитал силы. Я беспокоюсь, как бы ни случилось сотрясения.
- Закрой глаза, - приказала леди Валентина, и Ричард повиновался. Она взяла какой-то прибор и принялась водить им над головой пациента. – Головокружение? Тошнота?
- Он потерял сознание. Ненадолго. И морщится, когда напрягает правую руку.
Дик застонал сквозь зубы.
- Со мной все хорошо. Правда! – он не любил медосмотров. А уж отрывать от важных дел такую женщину как леди Валентина считал верхом наглости.
- Расслабься, - она снова провела пальцами за ухом, и Дик «поплыл» совершеннейшим и возмутительнейшим образом.
Тело словно перестало ему принадлежать. Шевельнуть рукой казалось невозможно. Мысли потекли вяло и плавно, и чувство времени куда-то потерялось. Мгновения растянулись и вначале превратились в кисель, а теперь медленно затвердели. Ричард решил бы, что заснул, но все происходящее вокруг он воспринимал. Слышал каждое слово. Мог даже приоткрыть глаза ненадолго.
- Вот и хорошо, - похвалила леди Валентина, пропустив между пальцев русую прядку. – Отдохни, – она взяла его руку, закатала рукав и принялась ощупывать. – Ничего страшного, легкий ушиб. Я даже не буду накладывать мазь. Ее все равно осталось мало.
Потом она встала и повернулась к Олегу. Улыбнулась и легко коснулась его скулы. Пилот никак не отреагировал на это движение. Лишь улыбнулся уголком губ. Женщина восприняла это как согласие. Пальцы проследовали дальше, очертили линию подбородка. Приподнялись подергать мочку уха и направились к виску. Где их и перехватили быстрым и безапелляционным движением.
- Я не мальчик, моя прекрасная леди, - заметил Олег, выпуская ее запястье. – И прекрасно проинформирован о блаженстве и слабости пилотов. Не стоит.
- Я всего лишь хотела доставить вам удовольствие, - произнесла леди Валентина.
- Я не занимаюсь любовью при детях.
- Он спит!
- Тем хуже для него.
- Побойтесь Бога! Я бы никогда...
- Не побоюсь, - хмыкнул Кэривинд. – Вам может быть выгодно, чтобы этот юноша меня возненавидел. В этом случае он откажет мне в доверии и не выдаст ваших секретов.
- Да вы... просто больны! – доктор всплеснула руками.
- Паранойей. Верно. Это единственная болезнь, способствующая продлению жизни. Я никогда не поверю в то, что вы не замечали взглядов этого... хм, ребенка.
- Сер! Ему четырнадцать!..
- И у него явные проблемы с сексуальностью. Вас он, по крайней мере, воспринимает как замену матери. А мне не с руки возиться еще и с Эдиповым комплексом. Давайте уж сразу к делу.
- Давайте, - она пожала плечами и села за широкий круглый стол. Будто отгородилась им от пилота. – На сегодняшний момент я выполняю обязанности руководителя колонии. В моем распоряжении полсотни биоников и пять человек. Еще десять сейчас находятся в коме, после встречи с Хоррмом.
- Духом забвения?
- Дикон зовет его Олвудо. Дух небытия из пантеона Фаэрры. Мы так и не поняли явление это или существо. Когда оно активизируется, электричество сбоит, а палубные камеры наблюдения выходят из строя. И очевидцев, как вы понимаете, допросить нельзя.
- Мертвецов, насколько понимаю, нет.
- Пока нет, - уточнила доктор. – Хотя, не уверена, что смерть хуже сумасшествия.
Кэривинд кивнул:
- А теперь к главному. Чего вы желали добиться от меня столь оригинальным способом?
Если бы на месте Симонин сидела женщина со светлой кожей, она наверняка бы покраснела. Однако красавице-мулатке подобное искусство смущения оказалось недоступно. Она лишь шире распахнула глаза. Олег вовремя поднял руку, дав понять, что не поддастся на игру.
- Вы должно быть, очень испорчены вниманием, - выплюнула она, стиснув зубы.
- Не более красивой и изысканной женщины,- он улыбнулся как можно галантнее. Перегнулся через стол, завладевая ее кистью. И медленно коснулся губами ладони. Бугорка Венеры, если точнее. - Единственной на всю колонию...
Она фыркнула и тряхнула головой. Заколка не выдержала. Волна волос, цвета расплавленного золота, укрыла спину:
- Вы можете объявить освоение Зарты бесперспективным. А саму колонию – опасной для жизни. В этом случае, к добровольно покинувшим ее людям не будут применены санкции и штрафы, а руководство не привлекут к суду. Не заставляйте нас рисковать еще больше. В доке на верхней палубе припаркован Ансибль. Места в нем хватит на всех. А Дикон уже водил катера подобного типа. Его хватит до Сантаны...
- А потом мальчик свалится с нервным истощением и из потенциального пилота экстра-класса превратится в весьма посредственного перевозчика. А может, и вовсе станет шарахаться от космоса, как нозофоб от зачумленного барака. Вы удерживали мальчишку все это время, чтобы им воспользоваться!
- Я пекусь о Каредаде! Это вы, пилоты, беспокоитесь только о себе подобных!
- Потому что мы, пилоты, редкость. Не будет таких как мы, и Федерация загнется без транссообщений. Забыли историю? Как от земли до Марса добирались чуть ли не год?..
- Я не оспариваю ваше право на этого мальчика, - она будто бы сникла. Но леди Валентина не привыкла сдаваться так просто. Дик это знал. Все в Каредаде это знали.
Ричард воспринимал их диалог отстраненно. Смысл ускользал и доходил до него с пятого раза на десятый. Но он все равно запомнит каждое слово. И проанализирует после – наедине с самим собой.
Отношение леди Валентины его сейчас почти не тронуло. Женщина ведь была старше и опытнее. И, уж конечно, ее внимание привлекали мужчины вроде Кэривинда, полные сил и уверенности. Дика лишь задело то, что его хотели использовать в темную.
Господин Уизлич ведь тоже не говорил Ричарду о возможных последствиях. Глава колонии просто позволил ему один раз повести свою яхту. Конечно, под присмотром опытного капитана и готовности основного пилота перехватить управление. Но... По прибытии Дик даже на планету не спустился. Как свалился в своей каюте, так и пролежал пять дней в бреду и забвении. Вот и теперь. Если бы к нему пришли и разъяснили опасность, он все равно повел бы Ансибль к Сантане. В конце концов, его жизнь в сравнении с существованием стольких замечательных людей, обладала гораздо меньшей ценностью. Но он хотя бы знал, чем ему может это грозить...
- Когда я выясню все необходимое, я сам доведу ваш катер. Ричи я и на три метра к штурвалу не подпущу!
- Если вы станете искать Хоррма, то погибнете! И мы снова будем вынуждены остаться на Зарте.
- Забудьте об этом мальчике! Не смейте о нем даже думать, - Кэривид повысил голос лишь на полтона, но на леди Валентину, это произвело такое же впечатление, как и на Дика недавно. Она мгновенно замолчала. – Если вы его погубите, я найду и убью вас. Где бы вы ни скрылись. Поверьте, способностей у меня на это хватит.
- Я поняла вас, сер, - произнесла доктор Симонин бесцветным голосом. – Мы все здесь в вашей власти...
В этот момент раскрылись створки, и в кабинет влетел обеспокоенный Бирок:
- Дик, вот ты где...с! Марк рвет и мечет...с. Ищет тебя и обещает сотворить что-нибудь непотребное, если не найдет...с!


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Четверг, 29.11.2012, 14:23
 
АзазеллоДата: Вторник, 27.11.2012, 12:28 | Сообщение # 7

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Вроде как "объяснялова" в самый раз - мозг опухнуть не успевает (на взгляд читателя))). Очепяточки)), но показывать с тф - повешусь, пока все три опять найду%. И ничего, с чего бы я лично нос воротил (может потому, что космооперы мне нра;?) smile .

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Вторник, 27.11.2012, 19:12 | Сообщение # 8

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Азазелло)
Вроде как "объяснялова" в самый раз - мозг опухнуть не успевает (на взгляд читателя)))


Читатель и ценен в данном случае.

Quote (Азазелло)
повешусь, пока все три опять найду


И это радует. Обычно, собственные тексты я вычитываю из рук вон плохо. sad

Quote (Азазелло)
И ничего, с чего бы я лично нос воротил


значит, буду продолжать. smile

Спасибо.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Вторник, 27.11.2012, 19:56 | Сообщение # 9

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Да завсегда пжлст wink ! Ждем-с smile !

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
дзихикоДата: Среда, 28.11.2012, 11:47 | Сообщение # 10

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Свет, я люблю тебя читать! Повествование идет как надо и мой глаз не напрягается! извини, сама знаешь я вычитывать не могу, у самой проблема с косяками. но вот мнение свое все же оставлю. ДАвай дописывай, и у меня будет полноценная книга, которую я с удовольствием почитаю в бумжном виде! и спасибо за космико, давно я не читала приключения на просторах вселенной))))

у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
Gita_OggДата: Среда, 28.11.2012, 12:27 | Сообщение # 11

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Quote (Светлана)
откуда-нибудь с Бета-7

На слово "бета" уже стойка и хвост по направлению ветра biggrin Клиника biggrin

Жаль, нет времени читать всё и сразу, но я обязательно вернусь, довольно интригующее начало. Читала первую главу и всё думала, что же мне это напоминает? А потом дочитала и вспомнила - "Планета сокровищ" - есть такой классный киперпанковский мульт. Про всякие там штучки словесные говорить не буду, потому как у тебя свой стиль и я не стану его трогать перекраивая на собственный лад, но в качестве читателя обязательно вернусь. И да, Испания *мечтательно закатывает глаза* уже твоя визитная карточка. Это здорово biggrin


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
СветланаДата: Среда, 28.11.2012, 22:16 | Сообщение # 12

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
дзихико,
Спасибо!
А я очень-очень люблю твои отзывы.
Мне после них писать хочется с удвоенной силой.

Gita_Ogg,
Quote (Gita_Ogg)
На слово "бета" уже стойка и хвост по направлению ветра Клиника

biggrin А у меня, как обычно, подсознательное прет в текст.
Прочла тебя и долго ржала. Ну вот с чего у меня эта Бета написалась?!
haha Да еще и 7. dry

Quote (Gita_Ogg)
"Планета сокровищ" - есть такой классный киперпанковский мульт.

Обязательно посмотрю.
Но сначала допишу - чтобы не пересечься случайно.

Буду ждать возвращения!


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
дзихикоДата: Четверг, 29.11.2012, 08:31 | Сообщение # 13

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Светлана, а ты как меня разберешь, тоже! Бета -7 это действительно подсознательно! а мульт крутой! один из самых любимых! )))

у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
СветланаДата: Четверг, 29.11.2012, 14:19 | Сообщение # 14

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
У меня снова вопрос.
В этой главе я осторожно (преподаватель квантовой физики меня бы убил, конечно) касаюсь сущности пилотской профессии. И, соответственно, без довольно своеобразного перессказа темы "гиперпространства" мне не обойтись.
За этим я ввожу "Зону А" - некое пространство, отличающееся дискретностью.
Ввела-то я ее ввела. Полностью на "голубом глазу". Но совершенно не уверенна, не сплагиатила ли у кого-нить, кто писал до меня.
Так что прошу изобличить, если что-то у кого-то уже было.
Пока не поздно.


Глава 4
Мальчишка взвился, будто его ужалили. Вскочил. Сунул ноги в ботинки и, даже их толком не застегнув, выметнулся за дверь.
- Прошу прощения, - донеслось уже из коридора.
Дверные створки отрезали остальные звуки. Кэро присвистнул и покачал головой:
- Сумасшедший...
- Дикон у нас уникум, - рассмеялся седовласый ассистент Симонин и поспешил представиться. – Артур Бирок. А вы, насколько я понимаю...
- Олег. Также, можно просто Кэро, - поспешил представиться пилот, все еще не сводя взгляда с двери.
Мальчишка действительно уникален. И насколько! Не всякий пилот столь быстро вышел бы из транса. Далеко не всякий. А это вселяло уверенность в том, что и разговор с Симонин он слышал. И, возможно, даже сделает выводы, поймет...
Нет. На это Кэро уже не рассчитывал. Романтично настроенные юнцы часто испытывают разочарования. Но их обычно не хватает на серьезные разговоры с объектами грез и сердечной привязанности. Впрочем, зерно сомнений, умело зароненное в сердце ученика пилота, рано или поздно проклюнется. И тогда Ричи придет к нему и только к нему, Олегу Кэривинду.
Сотрудник великой и ужасной Службы скривился так, словно засунул в рот лайму, разжевал, проглотил... И обнаружил, что «зеленый лимон» какой-то ботаник-любитель скрестил со жгучим перцем. Кэро понятия не имел, как поступать с мальчишкой в этом случае.
Да, из того мог выйти замечательный пилот. Экстра-класс, необходимый Федерации, как воздух. Да, мальчишка уже сейчас демонстрировал и проявлял такие способности, до каких и самому Кэро в юности было далеко. И да, Чардо Вьено напоминал его самого в молодости, и, должно быть, потому вызывал сильную симпатию.
Негласно существующий кодекс пилотов обязывал вцепиться в перспективного юношу руками и ногами, а всех иных претендентов на душу, разум и тело Ричи рвать зубами и расстреливать. Но...
Еще никому не удавалось встретить пилота четырнадцати лет. Считалось, будто для развития навыков необходима психологическая зрелость. А она и к двадцати годам не у всех наступает. Скорее уж, к тридцати. К тому же на психику сильный отпечаток накладывала физиология. Ричи рос, причем, судя по некоторой ассимметрии пропорций тела, весьма активно. Его даже близко нельзя было подпускать к мостику. Чтобы не снизить класс, не напугать, не превратить в калеку и не погубить, в конце концов.
И как теперь быть? Пилот не мог оставить мальчишку при себе на четыре года, и ничего с ним не делать. Слишком много дел и мало времени. Будь Кэро худшим, чем есть или хотя бы кажись таковым – да. Но его в Службе звали не иначе как Капитан Невозможность.
Привести Рики в головной офис и оставить под присмотром? Не пойдет. Слишком уж юнец перспективен. Очень уж много желающих найдется прихватить его для себя. Нет уж! Кэро для этого имел слишком много амбиций. Он и никто другой нашел на Зарте это сокровище. Оно его и только его. И никому другому принадлежать не будет!..
Потом он вздохнул, прогоняя из головы мысли, не относящиеся к основному делу. Перевел взгляд на Бирока и улыбнулся. Он знал этого человека – весельчака, пьяницу, принципиальнейшего из экзаменаторов и гениального психиатра. Давно: в прошлой мирной жизни. Оба они изменились почти до неузнаваемости, но Артур Ланселотович не забыл его тоже.
- Здравствуйте, доктор, - елейным голосом произнес Кэро. – Я желал бы поговорить и с вами.
- Ну, дык..с, – Бирок развел руками. – Я всецело в вашем распоряжении...с. Я, собственно, только за Дики и зашел...с. В мой кабинет пройдемте...с.
Леди Валентина взглянула на ассистента. Тот широко улыбнулся и вышел.
- У нас у всех теперь есть личные кабинеты, - вздохнула женщина. – Но я не советовала бы вам задерживаться у господина Бирока.
- Отчего же, моя прекрасная леди?
- Мой ассистент не скажет ничего нового. К тому же он крайне рассеян и лишь запутает вас еще больше...
- А вы столь уверены в том, что я уже запутался?
Кэро сощурился. Будь на месте Бирока хорошенькая девица – хотя вряд ли Симонин потерпела бы такую рядом – он счел бы слова леди Валентины банальной ревностью. Однако Артура Ланселотовича и в кромешной тьме никто и никогда не принял бы за даму. Он был слишком широк, тучен и волосат для этого. Красавица-доктор беспокоилась о чем-то другом.
- И вы стали держать при себе такого ассистента?
- Я смирилась, - вздохнула Симонин. – Доктора Бирока очень уважал прежний руководитель колонии Александр Руж и господин Уизлич тоже. В основном благодаря химическим опытам Артура, - она презрительно хмыкнула, сморщив курносый носик. - Он, знаете ли, научился получать спирт из воды.
Кэро присвистнул:
- Как?..
- В этом он не признавался никому. Даже господину Уизличу. Однако исходя из постоянного посещения лаборатории нашими сотрудниками...
Последнее могло говорить не столько о спаивании колонистов, сколько о продолжении профессором практики. Кэро еще сильнее захотелось пообщаться с бывшим преподавателем.
- Я просто обязан проверить! – он глубоко вздохнул, вызывая у себя желание зевнуть. Прикрыл рот кистью. И пожаловался. - Я более двух недель вел корабль, с трудом выкраивая пару часов на сон. Нервное напряжение велико. Мне просто необходимо расслабиться, а у вашего ассистента, оказывается, имеется все необходимое для этого!..
- Я предлагала вам, - леди Валентина медленно поднялась со своего места, - более действенный метод, - обогнула стол и снова приблизилась к пилоту. Вплотную. Шоколадная кожа. Золотистые глаза. Сладковатый аромат духов. Немного тяжеловатый, по мнению Кэро, но возбуждающий. Изящные пальцы скользнули в волосы. Спускаться к шее или нырять за ушную раковину они не рискнули. Просто гладили каштановые локоны. – Метод, от которого на утро не будет болеть голова.
Она прижималась откровенно до неприличия, вызывая вполне понятный интерес в той части тела, что обычно не принимала в расчет разум. Кэро шумно выдохнул. Попробовал отстраниться, но оказался буквально вжат в стол. Неужели в Каредаде с мужским вниманием настолько туго?!
Кэро не привык к подобным демонстрациям. К тому же предпочитал сам проявлять инициативу. Конечно, когда с женщиной его связывали дружеские отношения, он мог и поэкспериментировать или принять условия партнерши. Разумеется, до определенного предела. И никогда не позволил бы себе проявить невнимание или обидеть. Он предпочитал сердечные привязанности чисто телесному удовольствию в принципе.
Влезать в душу к леди Валентине не хотелось абсолютно. С Симонин возможен был лишь секс. Поэтому пилот решил не церемониться и сделал первое, пришедшее на ум, – сел на столешницу, накинул ногу на ногу и скрестил на груди руки.
Симонин прищурилась и поджала губы. За ее спиной раздалось шипение – заработал один из экранов, вмонтированных в стену. Однако прежде чем обернуться и узнать, в чем дело, она мазнула губами по щеке Кэро.
- Как хотите, - кивнула она на дверь.
Дважды повторять не пришлось. Мужчина слез со стола, стряхнул с плеча невидимую пылинку и направился восвояси. Своим поведением он, конечно, оскорбил леди. Было бы крайне неприятно заиметь подобного врага. Однако Кэро прекрасно знал, как этого не допустить.
В лаборатории Бирока царил идеальный порядок. Светлое чистое помещение. Круглый пластиковый стол. Пустой. Сползшиеся к нему со всех углов табуретки. Они напоминали мелких геракалских черепах. Те точно также выплывали ночами на берег и жались к валунам, нагретым за тридцатичасовой день. Созвездие Большой Лиры. Система Гера. Неповоротливая планета Геракал – суровая как к исследователям, так и к собственным обитателям.
Ближе к стенам лаборатория являла признаки жизни и даже бурной деятельности. В светлых пластиковых стойках располагались пробирки и колбы. Пустые соседствовали с наполовину заполненными. В одних плескалась жидкость цвета шамуа, в других – карминовая или спелых оливок. В сосуде, больше напоминающем прямоугольный аквариум, висел антрацитовый туман и – Кэро не поверил собственным глазам – время от времени проскальзывали молнии.
Многочисленные ниши занимали тумбочки из того же светлого пластика. На каждой из них что-то шипело и булькало. В прозрачном шкафу, будто в древнем музее, лежали стопками старинные книги. Помнится, в кабинете профессора на Земле они тоже присутствовали. Зачем нужен подобный анархизм светилу науки галактического масштаба, недоумевали почти все студиозусы курса.
- Здравствуйте, Кэро, - вновь произнес Бирок. – Вы прекрасно выглядите.
Профессор умел ценить чужие секреты. С кого-нибудь другого сталось бы обратиться к нему по-прежнему. Напомнить забытое и запретное. Но Бирок слишком уважал других людей. И терпеть не мог самоутверждаться за их счет.
Посетитель чуть приподнял бровь:
- По сравнению с желторотым юнцом, сдавшим курс общей биологии с десятой попытки?
- О... с незнанием моего предмета я смирился. Но у этого достойного молодого человека, имелись отвратительные прыщи. А у меня, знаете ли, слишком тонкое чувство прекрасного... – психиатр, ставший то ли химиком, то ли даже алхимиком, говорил вполне серьезно. Губы не улыбались, за них это делали глаза.
- Я просто не умел бриться, - фыркнул Кэро. – Впрочем, память я также слегка подкорректировал. Поверьте, теперь мне не пришлось бы страдать над учебниками в бесплодных попытках зубрежки.
Бирок широко улыбнулся и пригласил его к столу.
- Я сильно удивился бы, если б вы этого не сделали, - заметил бывший профессор. – Ваша форма говорит о вас лучше любых слов. И полагаю, вы нанесли мне визит не из-за одной лишь вежливости.
Пилот кивнул. Он не заметил, откуда Бирок достал большой пузатый графин из прозрачного пластика. Главное, профессор правильно понял состояние бывшего студента и его намерение говорить не только о прошлом.
- Итак, сейчас в колонии находятся пятеро, - Бирок по-стариковски пожевал губами. - Я, ваш старый учитель. Леди Валентина Симонин, любвеобильности которой позавидует любая мартовская кошка, а умению изживать из коллектива неугодных – скорпион. Прекраснодушный юноша Ричард Вьено, уже натерпевшийся от этой леди, но продолжающий считать ее ангелом воплоти, - профессор чуть поморщился. Видимо с юношей он в свое время пытался серьезно поговорить, но потерпел неудачу.
Подобное фиаско постигало Артура Ланселотовича нечасто. Обычно он вызывал в людях интуитивную симпатию. Первым, не поддавшимся очарованию светила психиатрии, оказался прыщавый студиозус-недоучка. Бирок очень хотел оставить его в университете при себе. Просил обождать хотя бы год – авось жизнь наладится. Тот, кто впоследствии стал Кэро, выслушал его с почтительным вниманием, покивал в нужных местах, попрощался и сделал по-своему. Не стал терять времени, все бросил и убежал к далеким звездам. Последним, нежелающим говорить и выслушивать советы, оказался романтичный подросток. Этот не пошел на контакт вообще.
- Марк Василий Руссо, - продолжил Бирок. – Несмотря на имя, вряд ли относится к «той самой нации». Уж слишком старается соответствовать легендарному поведению ее представителей. Он в данный момент выполняет обязанности по поддержанию жизнеобеспечения. А также командует всей той оравой биоников, которых Олвудо за людей не считает и потому не трогает.
- М... Небытие вы предпочли Забвению? Или мальчик вам просто нравится больше мартовской кошки? – Кэро позволил себе усмехнуться.
- Этот мальчик интуитивно понял больше всех нас, - Бирок остался серьезен и на шутку не отреагировал. – Я не мистик. Кэро, вам это известно более чем всем остальным. Но я видел этих несчастных. Тех, кто обошлись комой, и иных, утерявших рассудок. Это не забвение! Не психическое расстройство, вызванное шоком. А именно небытие! Тела, из которых выкрали душу...
Кэро передернул плечами. По спине пробежал неприятный холодок. Бирок никогда не отличался религиозностью. Слышать от него о душе и злых духах казалось диким и неправильным.
- Дальше, - попросил пилот, чтобы скрыть досаду. Все же, старик начал сдавать.
- Лейтенант Утсон. Единственный представитель военных на Каредаде. Что-то вроде наблюдателя. И, как и большинство наблюдателей, непримечателен и неинтересен. Идеальный исполнитель, преотвратный командир. На инициативу неспособен в принципе. Однако не будь его, я не сумел бы собрать и сотой доли необходимых мне данных.
Кэро кивнул. Недалекий исполнительный подчиненный – это замечательно. Главное, чтобы этот «идеальный солдат» не лез в генералы.
- Это все? – пилот был несколько разочарован. Конечно, оценки, даваемые Бироком, отличались яркостью и четкостью формулировок. Но Кэро хотелось большего. – Неужели, Артур Ланселотович, вы ограничились «зарисовками»?
Бирок сощурился. Наполнил два стакана из своего графина. Кэро подмахнул не глядя. И вначале удивился отсутствию тепла и вкуса, а затем понял – вода! – обыкновенная минеральная.
- Обижаете, молодой человек, - сказал Бирок. – Я мог бы ознакомить вас с психологическим досье каждого колониста. Но не думаю, будто это вам поможет.
- Ознакомьте, - просипел Кэро. В горле предательски пересохло, и он потянулся за графином.
- Извольте. Я их вам перешлю. Почитаете на сон грядущий.
Пилот благодарно кивнул. Так или иначе, но ему придется искать не связаны ли жертвы чем-нибудь большим, нежели несчастливым стечением обстоятельств. И почему, сверхновую в пасть этому Олвудо, кто-то впадает в кому, а другие лишаются рассудка?!
- Это элементарно! – грустно вздохнул Бирок, и Кэро понял, что последний вопрос проронил вслух. – Ментальная защита, свойственная пилотам.
- Что?..
- Они все проходили тесты. И у всех они оказались положительными, но слишком несущественными даже для низшего класса. Пилоты уровня «минус один», как вы их зовете.
«Зона А»... Ученые до сих пор ломали головы над ее природой. «А» называли границей меж измерениями или даже самим иным измерением. Основной ее особенностью являлась дискретность. Причем как времени, так и пространства. Проходящий «зону А» корабль, не двигался так, как это принято понимать. Он не преодолевал расстояние линейно, а «перепрыгивал» от точки к точке.
Так в ночном клубе Нового Вавилона движутся в танце пары при свете, мигающем с одинаковой частотой. Их движения кажутся механическими и резкими. Однако их прерывность видима лишь стороннему наблюдателю. Корабль же, проходящий между точками дискрета попросту не существует.
Для того чтобы перетащить звездолет от одной дискретной точки до другой необходим пилот – человек с сильнейшей ментальной волей и воображением. Там, где не может быть времени и пространства, корабль существует благодаря сознанию ведущего его человека. Звездопроходец наделяет пластик и металл собственной волей и душой. Из материального объекта, подчиняющегося физике окружающего пространства, превращает в живой организм, наделенный свободой проходить даже там, где нет ничего.
В зависимости от силы воли пилотов подразделяли на классы. Низший занимали те, кто мог входить в «зону А» и проходить изведанным до них маршрутом. Высший – люди, могущие прокладывать собственные пути.
Потому пилоты и ценились повсеместно и считались особой расой. Из сотни только десяток обладал соответствующими способностями. А из ста таких десятков отыскивался единственный пилот наивысшего класса. Среди обычных людей встречались так называемые «пилоты минус один». Они обладали сходными способностями, но самостоятельно вывести корабль в «зону А» не смогли бы.
- Ясно, - Кэро бросил это слово, будто играючи. И, естественно, сделал вид, будто столь простая догадка оказалась не высказана им нарочно. Из уважения к бывшему учителю и никак иначе. На самом же деле мужчина чувствовал себя уязвленным. Ведь объяснение, действительно, лежало на поверхности. У того, кто слишком сильно цеплялся за самого себя, отказывало тело. У остальных – разум.
- Вижу, вы не просто так просиживали штаны на моих лекциях.
Кэро повел плечом и улыбнулся.
- А теперь я желаю подробностей, - заявил он.
- Извольте, - всплеснул руками Бирок.
- И начнем мы с вас, Артур Ланселотович. Как вы попали на Зарту?


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Пятница, 30.11.2012, 18:33
 
ЛёдДата: Четверг, 29.11.2012, 19:41 | Сообщение # 15

Любитель Коньяка
Сообщений: 506
Награды: 9
Репутация: 4
Статус: Offline
Блин, ну вот не знаю почему - Дики, Рики и прочие... так выбешивают... Местами теряю нить повествования полностью. Ну это моё ИМХО.

Мне кофе с коньяком... Хотя в принципе,кофе не обязателен.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Космико (Это тот самы УжаСь. Пожестче мну, пожалуйста)
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Как вы относитесь к критике?
Всего ответов: 86
 





 
Поиск