Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Космико (Это тот самы УжаСь. Пожестче мну, пожалуйста)
Космико
АзазеллоДата: Вторник, 04.12.2012, 19:39 | Сообщение # 31

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Вот! Серое с охрой я уже хотя бы представляю, оба-два моих же полушария smile ! А то понавыдумывают слов, блин! Про влияние, блин, генетической памяти улыбнуло smile . Нет, даже сильнее biggrin Как-то так.

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Четверг, 06.12.2012, 10:09 | Сообщение # 32

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 7

С момента появления на Зарте сотрудника Службы минуло три дня. Олвудо не появлялся, и жизнь Каредада текла настолько размеренно, насколько это вообще возможно.
Однако что-то затевалось – Дик ощущал это каким-то внутренним чутьем. Он готовился к худшему. Не могло же все вдруг наладиться само собой?! Впрочем, случись действительно так, он не удивился бы. Ведь произошло же с ним однажды чудо? Так почему оно не могло коснуться всех этих достойных людей?
Ричард заставлял себя забыть о допросах и обвинениях, но в моменты неопределенности воспоминания приходили сами. Тогда он снова и снова возрождал пред глазами картину своего спасения – именно спасения! – иначе и назвать нельзя. Но со временем та почему-то померкла. Дик более не видел лиц – только расплывчатые маски. Зато страх становился сильнее: его обязательно предадут вновь, несправедливо обвинят люди, которых он почти уже научился считать семьей.
Проще было бы усвоить урок и никогда ни к кому не привязываться впредь. Но Дик попросту не мог этого. То ли по малолетству, то ли из-за собственного характера, который, как говорил доктор Бирок, формируется у людей еще до момента рождения.
Ассистент леди Валентины несколько раз пытался с ним поговорить, но Ричард отказывался. Каждый раз и неожиданно для себя самого. Ему казалось, будто доктор чего-то от него хочет или даже навязчиво требует, только не сознается почему-то. Это ощущение роднило пожилого тучного человека с прямым, будто палка Ружем, и Ричард сбегал от этих разговоров, как от бури.
В камере он часто думал о своей вине. Ведь действительно, нарушил инструкцию – да что там эти пункты! – забыл незыблемый закон колонистов. Не согласись он с легкомысленным решением Ларионова разделиться, не прельстись спокойствием нетронутой зартианской природы, уйди с озера чуть раньше… перестань злиться на постоянную грубость старшего техника, наконец... Либо Жан-Жак пребывал бы сейчас в полном здравии, либо Дик валялся рядом с ним и пускал слюни или заснул на очень долгий срок.
Ричард закончил возиться с предохранителями и встал. По Каредаду он по-прежнему предпочитал перемещаться в одиночку. Руссо шутил, будто Дик ищет монстра и хочет стать героем. Типа на всякого Голиафа когда-нибудь отыщется свой Давид.
Кто такие эти господа юноша помнил смутно. О никогда не увлекался древней литературой, да и история прошла мимо него. Он умел прилично рисовать – этого, по словам родителей, было достаточно. И для заработка, и вообще. То-то они так рассвирепели, когда сын заикнулся о собственных видах на свою судьбу. Воспоминания о доме всколыхнули чувства ярости и досады. Настолько яркие, что Дику стало жарко.
Как?! Ну как нужно ненавидеть собственное дитя, чтобы отказывать ему в выборе собственного пути? А ведь его очень любили в детстве. Ричард до сих пор помнил тепло прикосновений и тихую семейную радость.
- Почему все так сложно? – прошептал он одними губами и почувствовав между лопаток чей-то пронзительный взгляд.
Сердце оборвалось. Из глубины души, словно цунами, накатила паника. Захлестнула с головой и схлынула, обнажив спокойствие и отрешенность. Те, будто скалы, высились над всеми остальными эмоциями, и Ричард, наконец, сумел вдохнуть.
Он сильнее сжал паяльник. Умный прибор, повинуясь нажиму, увеличил температуру. Конечно, духи бесплотны, но жар способен повредить не только материальному объекту, но и... туману он точно повредит! Интересно, если закрыть глаза, Олвудо атакует или нет?
Дик тряхнул головой, поражаясь лезущим в мысли глупостям. Даже если за спиной – бесплотное чудовище, высасывающее души жертв, нужно встретить его достойно. И сопротивляться, насколько только возможно. И не бояться! Только не бояться, если не желаешь слюни пускать и безумными глазами таращиться. Лучше уж смерть!
Удобнее перехватив раскрасневшийся паяльник, Ричард дважды глубоко вздохнул, развернулся на каблуках и, на всякий случай, зажмурился.
- Ух, ты! Е... Эй! – услышал он. Вздрогнул. Раскрыл глаза и снова закрыл.
Кэро увернулся. Как показалось Дику, в последний момент. Это пилот смотрел, а никакой не Олвудо!..
- Считайте, общий вид грозно-перепуганного рыцаря меня покорил, - усмехнулся Кэривинд. – А паяльник вместо шпаги свежо и не затаскано. Почти идеальный выпад, - он рассмеялся. – Юноша, вы... превосходны! Хотите, я порекомендую вас в театр?
Ричард мысленно обругал себя за трусость. Открыл глаза. Судорожно хватил ртом воздух и закашлялся.
- Спокойнее, - то ли приказал, то ли просто сказал пилот. Вот только все его слова сейчас казались неважны. В голове засела единственная мысль: «Еще немного и я бы убил. Безоружного! Человека, не сделавшего лично мне ничего плохого».
- Простите... - выдавил Дик. Когда он опускал паяльник, то едва не выронил, слишком уж дрожали пальцы. - Я думал…что... что... – вторая свободная рука слепо шарила по груди. Ричард никак не мог добраться до застежки ворота. Воздуха не хватало.
- Тсс, - Кэро приблизился. Перехватил готовый выпасть из пальцев прибор. Отстранил его руку и собственноручно ослабил ворот. - Я сам виноват. И я у тебя просить прощения должен, а не наоборот. Ясно?
Ричард машинально кивнул и лишь потом спохватился:
- Я чуть... вас...
- Не дождешься! – рассмеялся пилот. Затем посерьезнел. – Может, когда-нибудь, но точно не сейчас. Я не пьян, не под наркотиком и не ранен. А значит, и реакция у меня соответствующая. К тому же, я ждал твоего нападения.
- Откуда? – первичный шок прошел. Дика все еще потряхивало. К тому же начало знобить. Но с дыханием худо-бедно удалось справиться, и с голосом тоже.
- Ты заметно напряг руку и плечи. Запомни, если хочешь поразить противника, долгая подготовка только во вред. Бей первее, нежели думай, как именно бить. Это одно из основных правил хороших бойцов. Понял?
Дик снова кивнул. Потом слабо улыбнулся и разлепил губы:
- Да.
- Вот и прекрасно. Идем, покажешь мне жилой сектор. Конечно, если ты все починил.
- Я? Да. Все. Но зачем?..
Кэро повертел в руке паяльник, и приобнял Дика за плечи:
- Юноша, вы не поверите, но мне нужно где-то жить.
Дик открыл рот, и из него немедленно вылетела порожденная любопытством глупость:
- А где вы жили все эти дни?..
Пилот некоторое время рассматривал его, словно какую-то диковину.
- Рики! – воскликнул он. – Я, конечно, слышал, что нынешняя молодежь неподражаема. Но настолько!..
- Я... не это имел в виду! – пискнул Ричард. Щеки, слегка остывшие после случившегося, снова обдало жаром. – Не то, что вы подумали... я вообще не...
- Вижу, - рассмеялся Кэривинд. – Веди давай. И скажи спасибо за то, что не выясняю.
- Спасибо, - вполне искренне поблагодарил Ричард, вызвав у сотрудника Службы новый приступ хохота.
Они дождались гравиплатформы, и разговор смолк сам собой. Удержаться на этом своенравном транспорте получалось, лишь прилагая усилия. Дик привык перемещаться между палубами, как и любой колонист Зарты. Пилоту же подобное было в новинку. Однако Кэривинд не жаловался и уже этим вызывал уважение.
Происшествие не забылось, но поблекло. Ричард краснел при одном воспоминании о том, как хотел прижечь Олвудо. Но хотя бы не впадал в полуобморочное состояние и более не представлял тело Кэривинда, распластанное на полу нижней палубы.
Жилой сектор встретил их тишиной и мертвенным безмолвием. Конец коридора терялся в темноте. От этого он казался бесконечным, как и расположенные друг против друга двери. Одностворчатые и на первый взгляд одинаковые, но на самом деле, хранящие след прежних хозяев.
Они миновали первую пару, вторую, третью. Белоснежный пластик левой двери помечал небольшой алый крестик. Это Карлос Чавес пометил. Он размещался в конце коридора почти рядом с Диком и постоянно боялся сбиться со счета. В этой комнате жила его Карменсита. Женщина была очень ревнива, и, если бы Карлос даже просто постучался бы к кому-то другому, непременно закатила бы скандал.
Дверь напротив украшал чертик, наскоро намалеванный бронзовой краской. Он гнусно усмехался, подмигивал и держал в одной руке бутылку, а в другой – трезубец с наколотой на нем акулой. В этой каюте обитал Марк Василий Руссо.
Далее слева жили сестры-близнецы Кита и Зула. Они потребовали поселить их в одной каюте, так как никогда не расставались, и Руж позволил. Их апартаменты украшала голограмма двуглавого дракончика и принцессы в съехавшей на бок короне... Нашли их тоже вместе – на нижней палубе у бройлерной.
Деликатное покашливание оторвало его от неуместных сейчас воспоминаний.
- Женщины селились слева, мужчины справа, - пояснил Дик.
- Никакой оригинальности, - фыркнул пилот.
- Сейчас большинство кают свободны и... – он не успел договорить, Кэривинд резко остановился, а дабы Ричард это заметил и не ушел дальше, сжал его предплечье. Настолько сильно, что юноша едва не вскрикнул.
- Рикардо, - сказал он. – Я терпеть не могу мародеров. Я их в свое время расстреливал, а когда заканчивались заряды, то вешал. И уж тем паче я не собираюсь уподобляться и становиться одним из них.
Дик опешил от таких слов. Но еще сильнее его потрясло лицо Кэривинда. Оно словно окаменело, стало жестким и властным, чужим. Впрочем, продолжалось это мгновение, не больше. Потом Олег улыбнулся и похлопал его по плечу – почти по-дружески – и тотчас вспомнилось, что этот человек просил звать себя Кэро. И он не стал выдвигать обвинений, а ведь Ричард на него напал. И... с ним оказалось очень интересно.
- Наверняка здесь найдутся свободные апартаменты, никем ранее не занимаемые, - то ли спросил, то ли утвердительно произнес пилот.
Ричард кивнул:
- Вы могли бы поселиться по соседству со мной, только... эта часть сектора считается...
- Не престижной, - правильно понял Кэривинд.
Дик снова кивнул.
- Зато у меня под боком будет хоть одна живая душа. Причем душа приятная.
Ричард отвел взгляд и сделал вид, будто заинтересовался очередной надписью. Вот только дверь оказалась абсолютно чистой и даже словно вымытая. Лейтенант Утсон не терпел беспорядка.
Прежде чем войти в свое новое жилище Кэривинд попросил у Дика маркер. Ричард протянул светло-салатовый (ну уж какой был). А потом с изумлением воззрился на закованного в скафандр звездопроходца с бластером и самодовольной ухмылочкой. Олег нарисовал его очень быстро, чуть ли не одним росчерком.
- Нужно соблюдать традиции, юноша, - наставительно заметил пилот. – Особенно, когда они хорошие.
Дик не нашелся с ответом. Потоптался под дверью, пока Кэривинд рассматривал стандартную обстановку. Небольшая пещерка в сине-зеленых тонах вмещала кровать, небольшой столик, тумбочку и шкаф. В стену был вмонтирован видеофон и монитор – на случай немедленного вызова или получения инструкций от начальства.
- Негусто, - вздохнул пилот и, ловко ухватив Ричарда за локоть, втянул того внутрь.
Дверь закрылась, а юноша ощутил себя мелким зверьком, угодившим в мышеловку.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Пятница, 07.12.2012, 15:01 | Сообщение # 33

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава8

- Тебя засунули в самый конец коридора, руководствуясь принципом старшинства или по какой-то иной причине? - показалось, будто глаза сотрудника Службы лукаво блеснули. Яркий аквамарин затягивал и не отпускал, не позволяя отвести взгляда. Чтобы у Дика не возникло и мысли отвернуться, Кэривинд ухватил его за подбородок. – Ну же. Или они просто не рассчитывали на беглеца?
Жар опалил щеки. Ричард дернулся, вырываясь, и его тотчас отпустили. Вероятно, Кэривинд уже все понял, а может, прочел в его взгляде то, чего ожидал.
«А ведь я мог его убить, - подумал юноша с какой-то непонятной ему самому тоской. Потом он вспомнил, как сам упоминал Фаэрро и едва ли не до крови прикусил губу. – Идиот! Какой же непроходимый дурак...»
- Не терзайся, - пилот отошел к столу. Сбросил на него куртку. Те, кто обустраивал каюты Каредада, стульев не предусмотрели, и Кэривинд сел в изголовье кровати, указав Дику на изножье. – Ты сейчас размышляешь о том, где сплоховал. Так вот зря. На Зарте есть люди, знающие твой секрет.
Ричард опустился на кровать и сцепил в замок пальцы. Руки снова дрожали. А в виски словно колотили молотом с вмонтированными в него металлическими шарами. В космических кораблях постоянно приходилось что-нибудь заколачивать. Каких только баек не ходило по этому поводу.
- Хочешь обезболивающего?
Дик вскинул голову и уставился на Кэривинда с неподдельным ужасом. Того что научили читать мысли?! От Службы следовало ожидать многого, но не такого же...
- Ты хмуришься, - спокойно пояснил тот. - И пальцы у тебя подрагивают не просто так. Они будто массируют что-то. Насколько понимаю, разболевшиеся виски.
Ну да, конечно. Все очень просто. В горле стоял ком, и его никак не удавалось проглотить:
- Вы теперь...
- Хорошо. Давай начистоту, - пилот откинулся на подушку, скрестил руки на груди и накинул ногу на ногу. – Я прибыл на Зарту с конкретной целью. В нее не входит ловить беглецов и, тем более, карать за укрывательство.
С души словно скатился огромный валунище. Голова перестала болеть мгновенно, словно кто-то щелкнул тумблером. И Ричард понял, что абсолютно по-дурацки улыбается.
- Рикардо, - позвал пилот и, видимо, не удовлетворившись результатом, добавил, - Чардо... Ричи, Рик...
- Что? – Дик откликнулся, только когда его ухватили за плечи и встряхнули.
- Очнулся? Так вот, слушай дальше. В то же время, я не благотворительная организация, а офицер при исполнении. Если закон нарушен, я обязан вмешаться.
Ричард закрыл глаза:
- Вы же сами хотели начистоту, так зачем меня мучаете?!
Он ожидал от себя мольбы или отчаянья и сильно удивился, обнаружив, что произнес все это с плохо сокрытой яростью.
- Браво! – восхитился сотрудник Службы. – Лучшая защита это нападение.
- Извините, - Ричард открыл глаза.
- Да, сколько угодно, - хмыкнул Кэривинд. – Давай так. Я не докладываю о происшествии, а ты рассказываешь, почему удрал. Фаэрро истый рай, я знаю.
- А как же ваше «преисполнение»? – не удержался Дик.
- А это сделка, юноша. Ради интересующей меня информации я улажу вашу маленькую проблему. Итак, тебя потянуло на подвиги?
Ричард придвинулся к стене вплотную и принялся рассматривать складки на синтетическом покрывале. Как и вся каюта, то было выдержано в темной цветовой гамме. В зависимости от угла падения света становилось серым или ярко-синим. Как море на его родной планете.
Кэривинд не торопил, наверное, потому Ричард и решился рассказать правду.
- Отец рассвирепел, когда узнал, что я готовлюсь к поступлению в академию. Я не рассчитывал стать пилотом, хотя... Надеялся, что пройду тесты. А если нет, то мне бы и техника хватило за глаза. Лишь бы летать! Космос он...
- Волшебен, - мягко подсказал Кэривинд.
Дик не смотрел на него, но не сомневался в том, что пилот улыбается:
- Он больше чем это!
- И в этом ты прав тоже, - заметил тот. – Ты пилот от рождения, потому иначе и быть не может.
- Но они этого не поняли! – Дик уже не контролировал ни голос, ни эмоции. – Они готовили мне иную судьбу. Хотели, чтобы я рисовал на пристани. А я... я не могу, как надо. Я не художник!..
- Держи, - Кэривинд потянулся за курткой, порылся во внутреннем кармане и вытащил коробочку. Повертел, нажал на углы, и та стала деформироваться, вскоре превратившись в последнюю версию электронного планшета. Ричард никогда не видел ничего подобного. – Попробуй изобразить... скажем, меня.
Дик был рад чем-либо занять руки. Пока рисовал, ему, наконец, удалось немного успокоиться. Вот только результат он все равно не назвал бы удовлетворительным. Вздохнув, он вернул планшет Кэривинду.
- Ты прав, - мельком глянув на рисунок, согласился пилот. – Если бы мне требовалось мое изображение, то я заказал бы голопроекцию. Художники оттого и не исчезли за столько тысячелетий, что в отличие от сканера улавливают не только внешность. Они умеют смотреть в душу.
- Да! – вскрикнул Ричард. Он обрадовался уже тому, что кто-то понял его горе. Остальные смеялись в основном. Даже леди Валентина сочувствовала как-то неискренне. А Бирок назвал его юным максималистом. – А родители считали это неважным. Туристы ведь платят. Ну, а раз так, то так и надо. Но я же не могу!..
- И ты убежал.
- Не из-за скандала. И не из-за порки уж точно. Просто мать позвонила наставнику и пригрозила судом, если я еще раз появлюсь на занятиях.
- А ждать четыре года для тебя казалось равносильно смерти?
- В академию берут с пятнадцати. Хорош бы я там сидел в восемнадцать!
Кэривинд вздохнул и покачал головой. Встал, прошелся по каюте и, нависнув над Ричардом, щелкнул того в нос:
- Не страдай.
- Хорошо вам говорить! Вы летаете.
- Мягко сказано, - пилот опустился перед ним на корточки, заглядывая в глаза снизу вверх. – «Зона» у каждого своя. И видим мы ее по-разному. Кто-то действительно, летает, а кто-то блуждает по лабиринту или лесной чаще. Я знаю чудака, который воспринимает движение в пустоте, как песню. Он в дискрете слепнет.
- Но я именно летаю! – Дик задохнулся от стиснувших грудь ощущений. – Я будто... становлюсь кораблем, что ли. Чувствую центр Галактики, каждую звезду и планету. У каждой из них свой голос. Некоторые, которые безопасны, поют. Белые карлики кряхтят и бормочут. А сверхновые... кричат, как младенцы. И у каждой планеты свой голос. Сантана, например... – он резко прервался, так и не окончив фразы. Кэривинд улыбался, выслушивая его, но, должно быть, ему неинтересно. Какой прок знать, какая вселенная у собеседника, если у тебя есть своя.
- Я постоянно забываю, что ты уже водил звездолет.
- Основное слово здесь – водил, - откликнулся Ричард и даже не попытался скрыть досады.
- Нет. Главное здесь – будешь, - заверил мужчина. – Пилотами высшего класса не разбрасываются. Это прописано в существующем законодательстве. Даже, если бы твои родители отказались, по достижению семнадцати лет ты обязательно прошел бы тесты. Никто не посмел бы тебя остановить.
Дик поморщился. Неужели сотрудник Службы не в курсе, как решаются такие дела? Да на Фаэрро за достаточно небольшую взятку можно сфабриковать результаты какого угодно теста.
- Зря сомневаешься. Я не настолько наивен, - Кэривинд провел рукой по волосам. – Пилоты двух высших классов принадлежат Федерации. Это напрямую прописано в Конституции. Не думаю, что у твоего отца нашлось бы несколько миллионов. Но даже если бы и так, вряд ли какой-либо чиновник согласился рискнуть не просто должностью, но и головой. Претендент смертной казни за подлог имелся, причем сравнительно недавно.
Дик удивленно вскинул брови:
- Вы хотите сказать... я раб Федерации?!
- Вы обязаны пройти службу в течение десяти лет, - хмыкнул пилот. – Считайте, это платой за обучение, кормление и жилье. В данном аспекте контракт с правительством ничем не отличается от корпоративного или другого подобного договора. Вас обучают профессии и принимают на себя все расходы, вы же потом отрабатываете вложенное. Исключением является лишь то, что прохождение теста не требует никаких иных навыков и знаний. Пилотами равно становятся лучшие выпускники школ и те, кто, расписываясь, ставит крестик.
- А такие бывают? – не поверил Дик.
- Знал лично, - ответил Кэривинд и продолжил. - По прошествии десятилетки ты свободен. Можешь, например, работать на какую-нибудь корпорацию. Да хоть пиратом сделаться... только тсс... считается, будто их у нас не существует, - пилот рассмеялся и сел рядом. – Большинство, правда, остаются. Ведь не обязательно работать на Службу. Можно стать исследователем, например.
Надежда заворочалась под сердцем пушистым меховым клубком. Слегка щекотным.
- Вы правду говорите?
- Я же обещал, - мужчина рассмеялся, а потом посерьезнел. – О прочих трудностях поговорим позже. Ты знаешь основное и я тебя, кажется, успокоил.
Ричард кивнул. Ему очень хотелось узнать об этих трудностях. Более того – необходимо. Но сейчас он себя чувствовал... как апельсин, по которому прошлись теркой. С души словно содрали кожу. Дик старался всегда сохранять спокойствие, а сейчас не мог. Более того, ему было все равно, как он выглядит со стороны... Как истеричка, наверное. Но ведь Кэро его извинит... и не выдаст. При нем можно?..
- Конечно, - ответил тот на его мысли, и Дик даже не стал задавать очередной вопрос. Пилот ведь снова найдет очень простое объяснение.
- Господин Кэривинд... – начал он.
- Кэро, - поправил тот.
- Хорошо... Кэро, - он слегка повертел незнакомое имя на языке. Если верить поданным в Каредад данным, сотруднику Службы недавно исполнилось тридцать. Ричард сильно сомневался, что с человеком на шестнадцать лет старше можно держаться на ты и звать сокращенно. Но, в конце концов, пилот хотел именно этого.
- Наконец-то! – мужчина встал и потянулся. Зевнул, прикрыв рот кистью руки, и кивнул на дверь. – А теперь я хочу спать. И тебе советую тоже. Убирайтесь, юноша.
Ричард кивнул, поднялся и направился к двери.
- Назовешь при следующей встрече господином Кэривиндом или еще как-нибудь в этом роде, - настиг его на пороге ленивый насмешливый баритон, - обижусь.
Дик не ответил. Он просто попытался втянуть голову в плечи и сбежал. Уже в коридоре он перевел дух и вновь попытался успокоиться. Тщетно. Сердце то замирало, то принималось рваться из груди. Воображение и вовсе взбесилось, его будоражили будущие перспективы. Ричард представлял себя на капитанском мостике, вглядывающимся в обзорные мониторы. Отчего-то в этих видениях он одевался, как Кэро, и волосы завязывал в хвост, достающий едва ли не до лопаток. А еще в лицо бил теплый ветер, которому на космическом корабле взяться неоткуда.
Юноша остановился, закрыл глаза, прислушался к себе. Ветра не могло существовать и в Каредаде. Но он был – слегка заметный, теплый, словно бриз в теплую фаэровскую ночь.
Ричард бросил взгляд на дверь собственной каюты. Рисовать на ней опознавательные знаки беглец отказался наотрез, и за него это сделал Руссо. Само собой, не спросив разрешения. В правом верхнем углу сидело нечто непонятное. Дик не решался определить не только половую принадлежность существа, но и человек ли оно вообще. Оно сидело, обхватив ручками-крючками острые коленки, и таращилось на проходящих огромными глазищами. За спиной покачивались то ли крылья, то ли ласты. Растительность на голове топорщилась в разные стороны, и над ней висел небольшой овальчик.
Помнится, когда Дик впервые это увидел, произнес одно из излюбленных выражений Марка Василия. Причем, машинально и совершенно не задумываясь о его нецензурности. А сейчас ему подумалось, что такое изображение очень даже забавно и неплохо смотрится. Его нужно лишь слегка подкорректировать.
Ричард вынул возвращенный Кэро маркер и пририсовал существу язык. Потом еще раз вздохнул. Блуждать по Каредаду не хотелось. Он с удовольствием лег бы спать. Но ветер по-прежнему дул и даже сильнее, чем раньше, а это требовало выяснения.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.12.2012, 10:06 | Сообщение # 34

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Утсон реабилитируется в моих глазах smile . А сверхновые скорее издают не крик младенца, а отчаянный вопль: все же, это в первую очередь - звезды, завершающие основной жизненный цикл... Даже если из них рождаются б/к, "нейтронки" и даже черные дыры.

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.12.2012, 10:33 | Сообщение # 35

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Азазелло)
Утсон реабилитируется в моих глазах

тем, что дверь вымыл? biggrin

Со звездами вот честно не знаю. Цикличность Феникса - возрождение из пламени. И вот тут уже большую роль играет кто смотрит на данный процесс. А глядит на него подросток, который мало того по мироощущению романтичен, так еще и не задумывается о смерти в силу возраста.
Я, ессно, могу ошибаться, но мне кажется, Дик будет видеть и воспринимать сверхновые именно как рождение, пусть и черных дыр.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.12.2012, 15:51 | Сообщение # 36

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Истинно так! Именно благодаря чистой двери smile . Ладно, замечание о сверхновой забираю обратно smile .

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
АзазеллоДата: Вторник, 11.12.2012, 12:18 | Сообщение # 37

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Хотя нет, не забираю - и поясню, почему.
Есть большая вероятность (за новостями дальнего космоса не слежу - может, предположение уже давно подтвердили), что у к/гигантов, которые обычно взрываются новыми, могут быть планеты ("оставшиеся в живых" после превращения звезды в к/г, либо захваченных их гравиполем). Так вот, при взрыве подобные планеты испаряются под давлением звездного ветра. Даже если они и были б/жизненны - это смерть. Поскольку Рики, как пилот, слышит музыку космоса - скорее, и гибель малых по сравнению со звездой тел наверняка слышит - хотя бы слабым диссонансом.


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Вторник, 11.12.2012, 19:08 | Сообщение # 38

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
А интересная идея.
Если не против, то он до нее дотумкает, но через некоторое время - когда количество полетов станет больше одного. Сейчас, боюсь, у него восторг перекрывает все остальное. Не до диссонансов и хоть малейшего анализа, в общем.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Среда, 12.12.2012, 17:16 | Сообщение # 39

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 9
Мальчишка ушел спать. Его дверь располагалась по соседству, и Кэро решил его не провожать. Раз Олвудо до сих пор не появился, то вряд ли изберет жертву именно сегодня. С юным пилотом не случится ничего плохого. Он просто ляжет спать и увидит чужие галактики.
Пилот усмехнулся и прошелся по отведенным ему апартаментам. Не очень большим: пять шагов в ширину, семь в длину. И это если тщательно обходить мебель, которой вдруг оказалось значительно больше необходимого. Все-таки, в привычке размышлять на ходу есть несколько существенных минусов.
Спать не тянуло, к тому же, ему требовалось подумать. И не только о Ричи и чудовище. В основном о том, чего успел наобещать он сам. Кэро, естественно, не врал. Его власти с лихвой хватило бы на то, чтобы отобрать у родителей мальчишку, даже не будь тот перспективным пилотом. Но как же... как же не повезло Ричи вырасти раньше собственного тела.
Усилием воли он заставил себя остановиться и сесть на постель. С нажимом провел по лицу – от переносицы к вискам. Слегка помассировал за ушами – голова побаливала пусть и не сильно, но отвлекаться на нее не хотелось – и глянул на рисунок.
Великолепная техника. Талант, которого не скрыть. И абсолютное нежелание вкладывать себя. Когда мальчишка говорил о Космосе, он будто светился изнутри. Душа нараспашку. А когда рисовал, словно забирался в раковину или доспех. Еще и ощетинивался как... ежЫГ.
Пилот вздохнул. Сохранил изображение. Пальцы заплясали над сенсорной панелью. Не прошло и полминуты, как экран превратился в звездную карту, мигнул и выдал улыбающееся лицо.
Физиономия Табири Лангусты словно состояла из одних острых углов. Высокие скулы. Треугольный подбородок. Длинный прямой нос, выдающийся ровно на сорок пять градусов – они как-то замеряли на спор. А уж взгляд бледно-голубых узких глаз препарировал, даже когда собрат по цеху веселился.
- Как?! – восторженно воскликнул тот. - Облажался?! Уже?..
- Лысину тряпочкой протри, - посоветовал Кэро. – Отсвечивает.
На языке предпочитающего прическу «под колено» Табири это означало нечто вроде «заткнись».
- Нет, ну... правда. Раньше я тебе если и надобился, то не так быстро, - Лангуста сощурился, отчего взгляд показался Кэро еще более неприятным.
Сколько они знали друг друга – а продолжалось знакомство более десяти лет – столько же не доверяли. Однако судьба раз за разом сводила их вместе, подбрасывая то одно, то другое.
Табири ушел из Службы и стал вольнонаемным пилотом, в трюме его корабля порой отыскивался груз, не подлежащий декларированию. А некоторые рейды не назвать пиратскими удавалось только с очень большой натяжкой. Лангуста обладал информацией и без опасности для здоровья посещал злачные места во всех уголках Федерации. А вот бывших коллег он не жаловал совершенно.
С Кэро вольнонаемник столкнулся в логове одного преступного магната и не выдал, хотя мог рассчитывать на дополнительный бонус для себя. Лангуста объяснил свой поступок тем, что вспомнил нахального самоуверенного типа еще зеленым юнцом – будто бы тоска по старым временам вдруг разыгралась.
Действующий сотрудник Службы отнесся к этому скептически. Абсолютно верно, как выяснилось впоследствии. Табири пытался его шантажировать минимум четырежды. Однако, несмотря на это, добро Кэро запомнил и прикрыл бывшего сослуживца как мог.
Довольно скоро их связали общие дела и обязательства. Лангуста ставил в известность, когда требовалось обеспечить прикрытие. Пилот Службы проворачивал с его помощью дела, которые по тем или иным причинам не хотел афишировать. Сохранять тайны друг друга было гораздо выгоднее, нежели предавать. Однако приятелями они так и не стали.
- Так что? – Табири поскреб левую ладонь и на его губах заиграла слащавая улыбочка.
- Обстоятельства, - Кэро пожал плечами. – Мне необходима вся доступная информация на семью Вьено, планета Фаэрро, - он усмехнулся. - К слову, и недоступная тоже. Еще мне нужен бионик женщины. И документы Рикардо Вьено четырнадцати лет.
Лангуста присвистнул:
- Благодеяние или по работе?
- Не все же злодеяниями заниматься, - Керо поморщился и стряхнул с плеча невидимую соринку. – Хотел бы по службе, все провернул бы официально, - он поднял взгляд и пристально всмотрелся в собеседника. – Это мое личное дело. Им и останется.
- Как скажешь, - Табири моргнул и сделал вид, будто сильно заинтересовался чем-то вне зоны камеры планшета. Игр в гляделки он не любил, а взгляд Кэро не переносил вовсе. – Еще?
- Проверь последние зартанские корабли. На одном из них должен обнаружиться живчик в здравой памяти и уме, - распорядился пилот. Уголок губ дернулся, и складки у рта проявились жестче. Лангуста обладал прекрасной памятью на детали, и мимические особенности отдельных людей подмечал с легкостью. Кэро не собирался говорить ему о своем отношении к Ружу, вольнонаемник понял его сам. Физиогномике в Службе учили всех без исключения.
«Только бы не догадался про Вьено, - подумал пилот. И тут же одернул сам себя. – Не сможет».
- Беглец что ли?
- Бывший начальник колонии, - пояснил Кэро. – И это уже из числа злодеяний. Пусть запомнит, как людей бросать!
Табири глубоко вздохнул:
- Ты меня случаем за взвод солдат не держишь? А за гения преступного мира по совместительству? Создание бионика реально существующего человека карается как преступление против личности. Мне дорога моя голова!..
- Все, что ты сумеешь стрясти с Ружа, твое, - Кэро лениво потянулся. – А если ты свяжешься с руководителем нефтедобывающего концерна неким... Уизличем, то вдобавок получишь неплохие отступные. Что же касается твоей головы... Учитывая все, совершенное тобой за последние лет пять, моя просьба практически ничто, - он поймал взгляд собеседника и усмехнулся как можно нахальнее. - Ты и так живешь в долг.
- Как и ты! – огрызнулся Лангуста.
- Я этого не отрицаю, - пилот повел плечом.
Табири молча кивнул и отключился. Экран вновь заполнила звездная карта.
- Я не привык к полумерам, - сказал мужчина стене, за которой спал Ричи и видел, должно быть, уже третий сон. – И не жду воздаяния свыше, если могу сам наказать подлеца.
Он снова потянулся. Спать по-прежнему не хотелось, но отдохнуть требовалось. Иначе завтра он мало на что будет способен, а это столь некрасиво, сколько и неприлично. Имидж Службы следует поддержать, раз уж в коем-то веке пришлось нанести официальный визит.
Кэро разделся и, сдвинув к стенке одеяло, вытянулся на кровати. Мужчина прикрыл глаза и расслабился. А потом тишину разорвал шепот.
Голос звучал достаточно тихо, чтобы не оказаться услышанным. Даже случайно. Пилот просто проговаривал и доводил до сведения – стены. А заодно окончательно продумывал собственные действия. И ни в коем случае не оправдывался, знал и так – мальчишка не одобрит его плана.

***
Корабль нехотя пер к ближайшей обитаемой планете. Пилот даже самого низшего класса достиг бы Сантаны за сутки. Но спящим в саркофагах пассажирам спешить было некуда. Лишний год или два для них не играли никакой роли.
Человечество могло постигнуть тайны мироздания, расшифровать собственный геном, создать себе безотказных помощников в виде биоников и подчинить Галактику, но проникнуть в тайны мозга так и не смогло. Обычную болезнь, пусть и самую неприятную научились излечивать. Продолжительность человеческой жизни продлевали с помощью частичной замены органов. Но выводить из комы так и не научились.
Десять процентов. Человеческий мозг изучили на пресловутые десять процентов. Продвинуться дальше не смогли на протяжении нескольких веков, несмотря на самое замысловатое оборудование и прилагаемые усилия.
Если древний индус полагал наличие души в животе, а именно «солнечном сплетении», а житель средневековья – в сердце, то обитатель космической эры считал вместилищем оной голову и никак иначе. На религиозных планетах наукой о душе начали всерьез именовать психологию. Благо она сильно преобразилась со времен Фрейда и Юнга. Но в случаях, где не справлялись психиатры, человек выкорабкивался сам или погибал.
В приглушенном свете одной из пяти общих залов на расстоянии полуметра друг от друга стояли поддерживающие жизненные функции саркофаги. Температура держалась на уровне восемнадцати градусов по Цельсию. Кубрик на нижней палубе содержал запас питательного вещества. Электроника была готова отдать управление по первому запросу, а заодно послать срочный сигнал на Сантану. Очнись хоть кто-то, пилота прислали бы незамедлительно. Но люди спали, и им не было дела до космического аппарата, планеты и остального человечества. Их сон мог закончиться в любую секунду или через десятки лет.
Тишина, холодный свет звезд, темнота космоса, содержащая в себе сотни и миллионы оттенков. В углу у дальнего саркофага тьма казалась более насыщенной, чем в любом ином месте. Вот она пошевелилась, и освещение отреагировало – помещение осветилось.
Мужчина, застывший в углу в позе эмбриона вздрогнул и коротко выругался. Трясущиеся руки оперлись на ближайший саркофаг. Бывший глава Каредада поднялся и затравленно огляделся.
Сколько он просидел здесь, снедаемый страхом и безысходностью?
Беглец помнил лишь одно – он не мог больше ждать. Ужас, материализовавшийся на проклятой планете, неустанно преследовал его. Рано или поздно он встретился бы с ним... и лег бы в одном из саркофагов или присоединился к армии безумцев.
«Так зачем ждать?» - решил Руж и шагнул в ансибль с телами.
Александр не помнил, сколько просидел в углу. Он боялся, что его страх каким-то непостижимым образом проник на корабль, и не мог заставить себя даже спуститься в кубрик и поесть. Он даже шевельнуться сумел впервые за сутки...
Едва слышный скрежет заставил его вздрогнуть. Руж снова выругался на свет и, собрав последние крохи воли, убедил себя в том, что посторонние шорохи ему лишь чудятся.
Потом он заставил себя доковылять до рубки. Конечно, он не пилот и даже не техник. Он не собирался вмешиваться в работу приборов. Но присутствие на мостике давало ощущение контроля над происходящим.
Только опустившись в капитанское кресло, Александр почувствовал себя увереннее. И надо же было так случиться, что именно в этот момент двери распахнулись.
Руж оглянулся и закусил кисть руки. Крик царапался где-то в горле, но пока его удавалось запереть внутри и не выпускать. Вошедший был лыс, высок и абсолютно никого не напоминал. Бывший освоитель Зарты никогда не встречался с этим человеком и даже удивился – с чего это его страху принимать неизвестные черты?
Мужчина подошел к нему, неприятно прищурился и велел:
- Рассказывай.
Неясно, что на него нашло, но под бледным безэмоциональным словно пронизывающим насквозь взглядом, Руж начал нести какую-то чушь. Ему самому казалось, будто он сошел с ума. Однако остановиться казалось совершенно невозможным.
- Это я... я сказал отправлять всех на Сантану. А этот... этот асоциален. Это он... я знаю. Мальчишка пробудил. Это... Кому-то помогает Бог. А некоторым... некоторым Дьявол. Огонь. Мы бы все в огне. Но мучение души много хуже. Я хотел... пытался остановить! – взвыл он. – Но где я, а где Бог. А этому... этому помогает Дьявол...
Пришедший хмыкнул:
- Сказать Кэро, так не поверит же. Как его еще не называли... но что б так...
- Кэ... Кэ...Кэ... – Руж пытался выговорить незнакомое слово, но то карябалось и никак не давалось. Александр даже удивился. У него никогда не возникало проблем с дикцией.
Лысый опустил руку ему на плечо. Сжал пальцы. И четко, хорошо поставленным голосом произнес:
- Да-да, Кэро. Именно Кэро и никак иначе. Этакий тридцатилетний щенок, гоняющий меня от системы к системе и искренне полагающий, будто так и надо.
- Я... не знаю кто такой... – начал Руж.
- Кэро, - перебил-поправил его этот странный пришелец. - Раньше он никогда не допускал неосторожности. Но и я не столь плох, как он думал. Поэтому я спрошу тебя и очень рекомендую ответить, - на этих словах Ружа затрясло. Он внезапно осознал, что этот человек еще страшнее Хоррма и способен действительно на все. - Кто такой Вьено?
Губы сами растянулись в улыбке. Наконец-то он понял! Неизвестный хотел правды. Незнакомец был никем иным как инквизитором с Сантаны. И, наверняка, он явился для осуществления дознавательных мер.
- Ну, слава Богу! - проговорил Руж.
Месть еще никогда не казалась столь сладкой, а возможность насолить обидчику никогда раньше не возникала столь скоро.
Александр поглубже вдохнул и выкрикнул:
- Я уверен! Именно мальчишка виноват во всем!!!
***
- Олег!..
Кэро отреагировал раза с третьего, хотя обычно спал чутко. Просто ему снилось будоражащее и невнятное, после чего выдуманное наспех имя никак не желало восприниматься своим.
Вообще-то он рассчитывал на то, что экстренной связью никто не воспользуется. И, само собой, порадовался – потревожившей его сон оказалась Симонин, а не, к примеру, профессор Бирок. Перед бывшим преподавателем представать нагишом было бы несколько нескромно.
- Слушаю вас, моя леди.
Кэро поднялся с постели. Покосился на одеяло, мысленно махнув рукой – чего Валентина, спрашивается, там не видела? – и усмехнулся в монитор.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
дзихикоДата: Четверг, 13.12.2012, 12:34 | Сообщение # 40

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Quote (Светлана)
- Я не занимаюсь любовью при детях.
- Он спит!

Какая однако чертовка!!!


у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
дзихикоДата: Пятница, 14.12.2012, 12:19 | Сообщение # 41

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Quote (Светлана)
Его дверь располагалась по соседству, и Кэро решил его не провожать

Quote (Светлана)
С юным пилотом не случится ничего плохого. Он просто ляжет спать и увидит чужие галактики.
Пилот усмехнулся и прошелся по отведенным ему апартаментам

Quote (Светлана)
Корабль нехотя пер к ближайшей обитаемой планете. П

прости, что делал???
Quote (Светлана)
Кэро отреагировал раза с третьего
споткнулась, может лучше поменять?
Quote (Светлана)
Перед бывшим преподавателем представать нагишом было бы несколько
по мне так лучше, предстать


у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
СветланаДата: Пятница, 14.12.2012, 19:12 | Сообщение # 42

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
дзихико,
Спасибище!
бум править.

Quote (дзихико)
по мне так лучше, предстать

не уверена. Предстать - завершенное действие, говорящее о свершившемся намерении, все же. Хотя подумаю.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
дзихикоДата: Пятница, 14.12.2012, 21:22 | Сообщение # 43

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Quote (Светлана)
дзихико,
Спасибище!
бум править.

Да не за что в общем, по сравнению, как ты правишь мой текст, мои тычки сущая мелочь


у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
СветланаДата: Пятница, 14.12.2012, 21:55 | Сообщение # 44

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (дзихико)
Да не за что в общем, по сравнению, как ты правишь мой текст, мои тычки сущая мелочь


Зато заметные и показательные!
А меня нужно и даже очень - периодически (и даже чаще) тыкать носом. Иначе я расслабляюсь и начинаю просто гнать текст.
wink


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 17.12.2012, 08:48 | Сообщение # 45

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Объявление

Автор ни в коем случае не забросил произведение.
До автора добрался аврал и необходимость писать несколько вещей параллельно.
Новые главы скоро появятся.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Понедельник, день тяжелый(((, 17.12.2012, 08:49
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Космико (Это тот самы УжаСь. Пожестче мну, пожалуйста)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Как вы относитесь к критике?
Всего ответов: 86
 





 
Поиск