Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 2 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Космико (Это тот самы УжаСь. Пожестче мну, пожалуйста)
Космико
СветланаДата: Четверг, 29.11.2012, 21:34 | Сообщение # 16

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Лёд,
а вы не беситесь. smile
Героя все зовут одним именем, только по-своему.
biggrin
Для него самого - он Ричард и Дик.
Для колонистов - Дикон.
Ну, а Кэро - в своем репертуаре.
Никакой мешанины - все логично. Остальное - от лукавого. wink


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Пятница, 30.11.2012, 17:22 | Сообщение # 17

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
и почему я читаю "В кабинете Бирока царил идеальный беспорядок" хд ?
"Созвездие большой Лиры" - тогда и "большой", простите за тавтологию, с большой smile - эт во мне горит любитель-астроном; а за звезды я лябому пасть порву! >:( А хде, в т.сл., Малая Лира?
"цвета шамуа" - а енто какого? я не дальтоник, но названия нюансов не понимаю... оттенки, блин; мне что индиго, что васильковый - синий, и баста!
"лейтенант Утсон" - он же - Ватсон, он же - я: идеальный исполнитель (определенных заданий, чаще - проследить или... ладно), но явно никакой командир; хороший боевик (и в группе, и в одиночку) - но никакой тактик... а стратег из него - ваще никакой... образ сборный, но... хотя, если второстепенный перс - нихто ниче не скажет (ох, едрить, я ужо соби критиком возомнил! smile )

А вбщ - я, вроде, именно такого определения не встречал. Увидел нечто новенькое wink жду проды smile


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Пятница, 30.11.2012, 18:41 | Сообщение # 18

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Ага. Лиру исправила.

Утсона оставлю на откуп моему подсознанию, он все равно там особой роли не играет. Я его даже картинно не убью, хотя и следовало, наверное. smile

А шамуа - это нечто чуть светлее темно-желто-коричнего biggrin
Можно, конечно "детской неожиданностью" обозвать, но читатель, боюсь, не оценит юмора.
artist

Quote (Азазелло)
А вбщ - я, вроде, именно такого определения не встречал. Увидел нечто новенькое жду проды


Вот это очень сильно радует. А то пришлось бы видоизменять идею или выдуманную теорию.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Пятница, 30.11.2012, 19:11 | Сообщение # 19

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
"Шамуа" читатель точно не оценит. Я б не оценил. Пусть ищут wink

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Пятница, 30.11.2012, 19:45 | Сообщение # 20

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
М...
А шафран нравился бы больше?
Лимонно-кремовый - вроде вообще понятный.

Просто мне от нависших на зубах (и в письме) кожзгсф хочется отойти.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Пятница, 30.11.2012, 20:07 | Сообщение # 21

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
нет, само название оттенка - интригующее wink разочарованье - в цвете smile

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Пятница, 30.11.2012, 20:14 | Сообщение # 22

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
biggrin
В таком случае, пускай проникаются названием.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
дзихикоДата: Воскресенье, 02.12.2012, 12:25 | Сообщение # 23

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
вот что я заметила по второй главе
Quote (Светлана)
Он попытался подняться, еще окончательно не придя в себя. Приподнялся на локтях и застонал сквозь стиснутые зубы.

Quote (Светлана)
Оружие он носил больше в целях собственной безопасности, нежели ради демонстрации силы или убийства. Одно дело парализовать или вырубить, совсем другое – уничтожить. Даже подобную огромную тварь. Внешне она напоминала воздушный шар или подушку. Серая, покрытая пухом и торчащей в разные стороны шерстью. Глаз и рта разглядеть не удавалось. Зато тонкие игло-щупальца неустанно перебирали по земле, словно искали что-то... или кого-то. Существо висело в двадцати метрах от них, слегка покачивалось на воздушных потоках и заслоняло грузной тушей Олоро – местное солнце.
- Вы... Олег Кэр... - хрипло выдавил мальчишка.

Quote (Светлана)
солнышек» они быстро обгорали и темнели. Кэро за более чем десятилетие странствий повидал золотокожих, чернокожих, пурпурных и даже фиолетовокожих людей. И даже вывел на основании увиденного теорию о невозможности расовой дискриминации в среде пилотов.


у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!

Сообщение отредактировал дзихико - Воскресенье, 02.12.2012, 12:27
 
СветланаДата: Воскресенье, 02.12.2012, 12:51 | Сообщение # 24

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
дзихико,
ты солнцышко!
Вот об этом я говорила, когда упоминала, что собственные тексты вычитывать не умею.

Исправила.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Воскресенье, 02.12.2012, 12:56
 
дзихикоДата: Воскресенье, 02.12.2012, 13:11 | Сообщение # 25

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Светлана, ну ладно, ладно я краснею, значит и я в бетовстве не так безнадежна.Извини, что так долго, но у меня времени всего два часа покаспит малая, и в это время надо многое вклинить)))

у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
СветланаДата: Воскресенье, 02.12.2012, 13:40 | Сообщение # 26

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Так я никуда не спешу. smile

Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Воскресенье, 02.12.2012, 19:33 | Сообщение # 27

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 5
- Я мог бы рассказать тебе пренеприятнейшую историю, мой мальчик, - Бирок деланно вздохнул. – Но не буду.
- О спившемся профессоре, которого погнали из земного университета? – предположил Кэро и понял, что бессовестно пьян.
Пилот взглянул на графин, на стакан, прислушался к себе. Сомнений в том не существовало никаких. Голова оставалась ясной. Во всяком случае, пока. Но во всем остальном теле поселилось ленивое тепло.
- Хочешь узнать, как я это сделал? – Бирок хитро прищурился, не скрывая довольства.
Кэро кивнул.
- А вот нет. Если бы ты ко мне прислушался и остался на Земле, тогда да. Открыл бы секрет. И даже не только этот. А так... извини...с, - расхохотался профессор, цокнул языком и тотчас посерьезнел снова. – Меня, скажем так, сильно попросили присмотреть кое за кем.
- Вьено! – Кэро почти не сомневался в этом.
- Не мешай личное с общественным, - нахмурился Бирок и махнул рукой в сторону бывшего студиозуса. – Ваши пилотские отношения, конечно, весьма трогательны. Но остальную Федерацию более занимают вещи попроще. Все гораздо банальнее, мой мальчик.
- Например, деньги?
- Или любовь...
- Mujer mirando, - усмехнулся Кэро.
- Шер ше ля фам, - подтвердил профессор. Акцент у него оказался премерзкий. Знание древних языков явно не входило в перечень многочисленных талантов Артура Ланселотовича. – Господин Уизлич отправлял любовницу на далекую планету. А вместе с ней летел Александр Руж, на которого у владельца концерна имелся зуб.
- Вот и не отправлял бы, - резонно заметил пилот.
- А здесь уже сыграли деньги. И первая, и второй прекрасно знали свое дело. Более того, они не стали бы воровать сверх меры, - профессор вновь потянулся к графину. Разлил. Отсалютовал собутыльнику стаканом. Кэро ничего не оставалось, как ответить на любезность. - Ты же знаешь, порой от освоения планет больше кормятся непосредственные начальники колоний, нежели руководители концернов. Само собой, куска пирога хватает всем, но земным боссам обидно.
Кэро вздохнул.
- Мне заплатили очень неплохо, - продолжил психиатр. - Обещали обширнейшую практику, и не обманули. А условие при этом поставили единственное: Симонин может заводить интрижки с кем угодно, но не с Ружем. Я выполнил его с легкостью.
Кэро не посмел усомниться. Его лишь царапнула неосторожная мысль: возможно, излишне откровенное поведение леди вызвано именно вмешательством профессора?..
- На пользу, - ответил на его мысли Бирок. - Гиперсексуальность сдерживает ее хотя бы немного. До моего вмешательства леди Валентина представляла собой расчетливую амбициозную стерву, готовую продвигаться к поставленной цели по головам, сердцам и селезенкам с печенью. Собственно, и любовницей Уизлича она стала поэтому.
- А похотливая стерва чем от подобного отличается?
- Она неспособна убивать, да и управлять ею легче, - четко и внятно объяснил профессор. Слишком четко, чтобы Керо не принял пояснения за совет. – К примеру, мальчика, о котором ты столь печешься, она предпочла бы уничтожить, а не обаять.
- Зачем?!
- О... – Бирок воздел руки к светлому потолку, сильно напоминающему свод пещеры. Только сталагмитов и не хватало. – Еще та проблема. Ходящая, бегающая и дышащая.
- Какие, кстати, у вас инструкции насчет него, Артур Ланселотович?
Профессор снова махнул рукой.
- Пилоты... существа, мало поддающиеся любому виду воздействия. Вы давление чувствуете интуитивно и избегаете вне зависимости направлено оно во благо или во зло, - он вновь всмотрелся в собеседника и покачал головой. – Вспомни себя. Вот, мальчишка такой же. Но изначально о нем даже вопрос не стоял, не то, что условия. Вьено присоединился к нам уже на подходе к Зарте.
Кэро выгнул бровь и удивленно воззрился на профессора:
- Неучтенный пассажир... И как подобное возможно?
- Перед «Зоной» мы заходили на Фаэрро. Беглец проник там. А перед прыжком отсиживался в зверинце. Некоторые колонисты возят с собой домашних животных, ты же знаешь.
Кэро знал. Его подобное всегда раздражало и вызывало непонимание. Однако руководство колоний почитало наличие любимцев обязательной составляющей психологического комфорта жителей новых миров.
- Вот никто и не обратил внимания на лишний комок тепла на сканере. Подумали, какая-нибудь кобыла ожеребилась.
Кэро фыркнул, представив, сколько проблем зверинец доставлял экипажу.
- «Зону А» Дикон почти и не заметил, несмотря на то, что впервые попал в космос вообще и дискрет в частности. Никаких обмороков, депрессий и прочих проблем. Уизлич в нем пилота заподозрил именно по этим косвенным признакам. И потом, когда возвращался с Зарты, позволил вести яхту.
- И чуть не угробил!
- Кто знает, может, наоборот, подтолкнул? Я же говорю, Дикон уникален.
Вот уж действительно. Кэро позволил себе прикрыть глаза. Теперь, по крайней мере, ясно невыносимое наплевательство родителей, несущих, между прочим, ответственность за психологическое и физическое здоровье юноши.
Беглец... Его, само собой, искали. На Фаэрро. То, что ребенок проникнет на звездолет и переживет «А», иначе нежели привязанным к креслу, никому и в голову не пришло.
- Все люди, принадлежащие высшему классу, поступают в ведение Службы, - ляпнул он лишь бы сказать хоть что-то.
- У Дикона на тот момент класса не существовало, - резонно заметил Бирок.
Кэро красочно выругался. Сдержаться не хватило сил. Профессор вздохнул, но не осудил. Поглядел с оценивающим уважением даже.
«Выбросить личное, - приказал себе Кэро. – Дело первично, остальное потом».
И спросил, вопреки самому себе:
- И что Вьено?
- Симонин считает его опасным. Она боится уголовного преследования, вашей Службы, исков родителей, не говоря уже о пиратах, которых в Федерации вроде как и нет. И правильно беспокоится, между прочим, - Бирок посмотрел на Кэро и убрал графин подальше. Профессор желал немного откровенности и добился ее наиболее простым и действенным способом. Ловить, сползающего под стол гостя, а потом тащить до кушетки не входило в его планы. - Мальчик находится в Каредаде незаконно. От депортации его спасло личное заступничество Уизлича. А теперь... Не рассчитывай Симонин на Ансибль, Дикон уже летел бы на Сантану. Причем, в саркофаге. И его состояние вряд ли спровоцировал бы Олвудо. Вот, смотри.
Бирок шаркнул ногой, покряхтел и двинул кулаком по столешнице. То ли благодаря этим манипуляциям, то ли повинуясь некой закодированной фразе, прямо из потолка выдвинулся экран. Плоский и прямоугольный. Раздалось шипение. Некоторое время по нему шли серые полосы. Затем их сменила зеркальная гладь – очень похожая на водную. Она колыхалась и рябила.
Экран ровно посредине разделила серая вертикальная полоса. Изображение, наконец, выровнялось, явив зрителям худого бледного паренька – анфас и профиль. Довольно симпатичного, даже красивого, если бы не мешковатая одежда, явно с чужого плеча, и не ужасающе-короткая прическа. На бледном осунувшемся лице жили одни глаза. Огромные, карие у зрачка, к ободку становящиеся зелено-серыми. Раньше Кэро не представлял, как страх может сочетаться с удивлением и злой решимостью. Теперь – понял.
Прямо по изображению побежала строка. Пилот прищурился – читать оказалось не особенно удобно. А потом с его губ сорвалось ругательство, которому позавидовал бы любой космический пират из тех, что якобы не появляются в пределах Федерации.
Текст исчез, словно испугавшись, Ричи – тоже. Лабораторию заполнили звуки и крики явно животного происхождения. В окошко камеры уткнулся синий лист, одновременно напоминающий кленовый и папоротниковый. Для патрулирования пространства рядом с колонией использовали небольшие передвижные платформы на воздушных подушках или на гусеничной тяге – в зависимости от ландшафта. Все они снабжались камерами и блоком памяти, рассчитанным на трое стандартных суток.
Некоторое время зрители созерцали лазурно-синюю растительность. Наконец, кустарник остался позади. Крики, неприятно поразившие амплитудой от почти ультразвука до слышимых нано частот, усилились. В чаще кто-то кого-то ел. Или звал самку. Или осуществлял брачный ритуал.
- Дач, ты, где там застрял?! – вторя расшумевшейся зартианской фауне, проорал грубый мужской голос. – Бездельник костлявый. Не был бы ты таким тощим, я б тебя давно съел.
Робот вырвался на открытую местность и теперь «наблюдал» умиротворяющую картину заката Олоро. А также – один из входов в обитаемую часть пещер.
- Да, конечно.
Мальчишка сидел на поваленном дереве, возле ступней плескалась серебристо-серая вода. Убегая по кругу, она образовывала небольшое лесное озерцо. Странное это явление, когда у берега течение бежит по часовой стрелке, а в середине геометрически правильного круга – против. Не сразу и представишь, не то, что поймешь, каким образом такое может сосуществовать.
Местное солнце окрашивало воду в бирюзовые и изумрудные тона. Закаты на Зарте были вердепомовыми и светло-зелеными. Растительность – синей. А местную живность Кэро не горел желанием видеть вообще. Как и Олвудо, Хоррма и иже с ними.
А вот Ричи, похоже, искал приключений. Или же, его попросту все достало. В такие минуты Кэро сам предпочитал бревно, озеро и закат. Но только где-нибудь, если не на Земле, то планете с искусственной биосферой.
Олоро медленно и величественно садилось. Кэро мысленно делал ставки, успеет ли солнце раньше подбирающихся к ней туч. Зеленое небо начинало сереть. Пройдет совсем немного времени, когда на зеркальную гладь падет первая крупная капля, и озеро превратится в подобие древне-японского сада камней. Только живого.
- Вот зараза и проблема ходячая, - прорычал грубиян. – Дач! Сейчас на улице ночевать оставлю.
«Не оставит», - решил Кэро совместно с Ричи.
Пилот не знал, зачем Вьено торчит на бревне и осмысленно идет на конфликт, но одобрял именно такое поведение. Иной раз, людям, решившим, будто ты всем им обязан и полностью зависим, следует показывать, что это далеко не так. Конечно, во всяком противодействии необходима мера, но и здесь мальчишка приятно удивил.
Ричи не стал ждать, когда вконец разъяренный грубиян явится за ним. Тяжко вздохнул, встал и приготовился возвращаться, как… Кэро не знал, что это: какой-то шорох, звук, ударивший, скорее, по нервам, нежели ушам, и вдруг показалось, будто в глубине озера засверкали все камни разом.
Он готовился к чему-то подобному – иначе Бирок не стал бы ему показывать эту запись. Поэтому мужчина никак не отреагировал. Он не вздрогнул, не поморщился и даже не вскинул бровь. Лицо осталось спокойно-отрешенным.
Рикардо охнул и схватился за виски. По изображению прошла рябь. А потом все завертелось и поплыло. Ранее мирно растущие деревья так и норовили заступить дорогу, но робот продвигался вперед. К пошатывающемуся, судорожно хватающему ртом воздух мальчишке.
Умопомрачение продолжалось минуту – вряд ли больше – и венчал его такой душераздирающий вопль, что душа ушла блуждать по организму, разыскивая пятки. Даже у Кэро, хотя он, казалось бы, видел и слышал в своей жизни многое.
Ричи, наконец, с трудом поднялся и бросился к входу в пещеры. У наполовину открытых двустворчатых дверей его снова качнуло. Да так, что мальчишка налетел плечом на косяк и чем-то оцарапал щеку.
На палубе уже собралась толпа. Люди стояли кружком, но раздвинулись, пропустили вперед. Причем, как Ричарда, так и не отстающего от него робота.
Ох, лучше бы они этого не делали! Поскольку общее беспокойство общим беспокойством, но нервы детей следует оберегать. Лежащее на земле тело Ричи знал. Как и Кэро – благодаря вовремя проявившейся бегущей строке и пояснениям профессора. Старший техник Жан-Жак Ларионов, обладатель грубого голоса и отвратительных манер. Однако один из немногих, согласившихся отвечать за невольного колониста, и обучавший Рикардо всему, что знал сам.
- Чего столпились? По местам! – высокий тенор взвился к пещерным сводам и упал, словно выбравшаяся из клетки канарейка, не приметившая потолок. Глава колонии и младший исполнительный директор концерна Александр Руж не обладал командирским голосом. Однако люди его слушали, а в данной ситуации это оказалось важнее. – Обычный несчастный случай, такие часто случаются.
А вот последнюю фразу он сказал, не подумав. Подобравшиеся было колонисты, загалдели снова.
- Особенно в колониях на малоизученных планетах, - кто-то нервно хихикнул.
- Ага, - согласился другой, – парня явно что-то пожевало и выплюнуло.
Все вздрогнули, будто по команде.
- Перебрал? – взвился лейтенант в новенькой армейской форме. Наверняка, Утсон. – На нем ни царапины!
«Ох, не быть тебе даже капитаном», - усмехнулся Кэро. Военный хотел поддержать начальство, а вышло так, что мало не подчинился приказу, поставил слова Ружа под сомнение.
- В том-то и дело! – не унимался давешний колонист. – Како гадство он мог увидеть, чтобы так испугаться?!
В этот момент Ларионов, до того мирно лежащий на боку, зашевелился, пустил слюну и открыл безумные глаза. И это оказалось самым отвратительным – ни опасная тварь, ни сама ситуация, даже ни неизвестность и нависшая над колонией угроза – взгляд обезумевшего человека.
- Ты учти, трусом Жан-жак не был, - вмешался в ход повествования профессор. – Зарта у него двенадцатая планета. Он ветеран красных беретов. Участвовал в подавлении геобгского мятежа. С десятком выживших блуждал в каменных джунглях Пуэны.
- Я учту, - пообещал Кэро.
Старший техник обводил присутствующих невидящим и непонимающим взглядом. Слюни он так и не подобрал, и когда вычленил из толпы кого-то знакомого, те полились из открытого рта едва ли не струями. Ларионов вперился в невысокую фигуру и заулыбался, а потом подался вперед столь резко, что его никто не успел остановить.
Ричард отскочил в последнюю секунду. Объятий безумца он избежал, того, чтобы оступиться и рухнуть на пол – нет. Впрочем, повторного нападения не произошло, на Ларионова кинулись и быстро связали.
Руж оглядел притихших колонистов, тяжело дышавшего Вьено и сказал:
- Пожалуй, поведение жертвы может говорить об обвинении.
Общий тон фразы был понятен. Смысл – ускользал. К стандартному обвинению слова Ружа не относились вообще. Но среди колонистов вряд ли затесался грамотный юрист, а мальчишка, наверняка, думал, будто все законники выражаются туманно. Он лишь захлопал длиннющими ресницами и просипел:
- Я ничего не сделал!


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
АзазеллоДата: Понедельник, день тяжелый(((, 03.12.2012, 17:45 | Сообщение # 28

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
ох, дымят мои извилины! эрде... эрле... эрду... тьфу! что-то около зеленого, да? ох, как бы я хотел найти придумавших названия невыговариваемых оттенков и языки им в прямой брамшкот завязать! wacko Утсон оказался чуть хуже, чем я ждал (мои личные тараканы...) - но, "чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона!" smile
Ага.


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 03.12.2012, 20:46 | Сообщение # 29

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Азазелло)
Утсон оказался чуть хуже, чем я ждал (мои личные тараканы...) - но, "чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона!" Ага.


Он хороший! Просто немножка не в теме. Молодой еще. Лейтенант же. biggrin

Ну ладно-ладно. Не буду больше издеваться оттенками.
wink


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Вторник, 04.12.2012, 15:05 | Сообщение # 30

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Азазелло, тут нет непонятных оттенков!

Глава 6
Кэро злился. Происходящее напоминало дурной сон, а по абсурдности не тянуло даже на сюрреализм, вновь вошедший в моду на некоторых планетах.
Если во всей Федерации несовершеннолетие подозреваемого являлось поводом к послаблениям и более мягкому обращению, то в отношении Рикардо оно работало с точностью до наоборот. Его допрашивали как днем, так и ночью. По колонии водили не иначе как в наручниках. И благо, хотя бы не били.
Транслируемая запись заняла слишком много времени. Кэро махнул рукой, и профессор перемотал несколько эпизодов. На экране возникло серое полностью обезличенное помещение. Белый письменный стол, два стула с кривыми металлическими ножками, привинченными к полу огромными болтами. Какой-то умник догадался выкрасить их охрой. Словно потакая жанру шпионских сериалов, в средину стола была вмонтирована настольная лампа. С одной стороны освещенного круга восседал глава колонии, с другой – осунувшийся бледный и смертельно усталый Рики.
- Работали вместе? – в который раз за этот допрос спросил Руж, и Кэро окончательно его возненавидел.
- Да. Позвольте воды? – голос у Рикардо дрожал, но это как раз не удивляло. То, что он все еще держался, потрясало сильнее. Казалось, чем больше на него давили, тем сильнее мальчишка не желал признаваться.
- Что делали лично вы? – продолжал Руж
- Чинил резервный аккумулятор второй палубы.
- Вы это уже умеете? – тенорок подрагивал от плохо скрываемого смеха. Не веселого, а того, который напоказ.
- Благодаря Жан-Жаку. Да. Я вам уже говорил об этом.
- А я повторю свой ответ, Вьено, - Руж щурился, мрачнел и смотрел на юношу, словно на налипшую на ботинок мерзость. - Ты не чинил. Ты вообще ничего не умеешь, кроме как нарушать правила. Ты бродил по зартианским джунглям и рассматривал достопримечательности.
Если мальчишка и был уязвлен, то виду не подал:
- Только когда закончил работу. И не бродил я. Сидел у озера просто.
- Вот! Ты сам сознался.
- Нет!
- Что делал Ларионов? – немедленно сменил тему Руж.
- Следил за прохождением сигнала. Он занимался вышедшим из строя видеофоном. Жан-жак оставался на Каредад. И я его не бросал! Это я находился на планете, не он! Как только я закончил…
- И почему я не удивлен?! – вопросил глава Каредада. – Только не говори, будто не знаком с техникой безопасности! Не поверю! – и снова сменил тему. - Какого черта вы разделились? Сказано же: по неисследованным планетам передвигаться парами, никогда поодиночке.
Тишина.
- Ох, плохо ты начал, парень, на нехорошие мысли наталкиваешь...
Засудить Ричи удалось бы играючи: на нем уже висело злостное нарушение инструкции. Немного дожать, и получилось бы неумышленное соучастие в убийстве по неосторожности – в колониях практиковался подобный вид обвинений. Вряд ли мальчик сумел бы за себя постоять. Но зачем взрослому человеку вести себя как последнему скоту?! Этого Кэро не понимал.
- Как, по-вашему, я смог бы свести человека с ума?.. – как-то отрешенно и бесконечно устало поинтересовался Рики.
- Жан-Жак ведь относился к тебе нехорошо? – Руж задавал свой вопрос, игнорируя подозреваемого, его и ответы волновали поскольку постольку.
- Он хорошо учил, - мальчишка нахмурился и на несколько очень долгих мгновений прикрыл глаза. – Я прошу вас, дайте воды...
- Тебе светил бы старший техник, если бы не Ларионов, его внезапное умопомрачение как нельзя лучше сыграло тебе на руку, - проигнорировал просьбу Руж.
- Зачем мне это?! – Рикардо несколько раз хлопнул длиннющими ресницами и улыбнулся.
Руж не зарычал лишь чудом и сжал кулаки столь сильно, что костяшки, казалось, прорвут кожу. Мечись Рики, будто загнанный зверь, добился бы и воды, и все возможных послаблений. Начни он плакать и умалять, возможно, его даже оставили бы в покое до депортации на Сантану. Но мальчишка вел себя достойнее многих, и именно это бесило начальника колонии, гнало его ломать и издеваться.
Четкие, слегка неправильные фразы, объясняемые наличием на Фаэрро иного наречия. Неизменно спокойный отрешенный голос. Прямой взгляд, не скрывающий растерянности. Рикардо не плевался и не матерился, не желал убеждать и доказывать. Казалось, он смирился с уготованной ему судьбой, вот только с прежней стойкостью отвергал все обвинения.
- Признайся! – выкрикнул Руж. - На Сантане тебе придется хуже. Я гражданский и не умею и половины из того, что могут их дознаватели. Сантана относится к неохристианской общине. Я врагу не пожелаю попасть в руки их инквизиторов!.. Признайся и...
- Мне не в чем, - в очередной раз ответил Дик.
- Нашла коса на камень, - Кэро потер глаза. – Насколько понимаю, обвинение развалилось с появлением других жертв?
- Досмотри. Осталось недолго, - посоветовал профессор.
Кэро многозначительно глянул на таймер, но Бирок понимать прямой намек отказался. Артур Ланселотович указал на небольшое окошечко в правом верхнем углу экрана. Если верить таймеру, с момента ареста Вьено прошло более двух недель...
- В момент конкретно этого допроса, - пояснил профессор, - к Сантане отправился корабль с девятью саркофагами. Двое пребывали в коме, остальные спятили.
Последнее слово, произнесенное Бироком, входило по его же градации в число наигрубейших. И лучше чего-либо демонстрировало личностное отношение профессора к изображенному на экране.
- Мерзавец...
- Он всего лишь счел подобное обвинение целесообразным. К тому же произошло то, о чем ты упоминал ранее, мой мальчик. Руж столкнулся с абсолютным нежеланием мальчишки сотрудничать и рассвирепел.
- Я его из-под земли достану!
- Попробуй, хотя имеет ли смысл? – вздохнул профессор. - Мой мальчик, ты готов броситься на любого, защищая будущего собрата по цеху. Руж, по сути, сделал то же самое. Корпоративный дух – не выдумка. Это определенный штамп поведения. Человек, не желающий сотрудничества и, как следствие, процветания концерна, объявляется врагом, с которым хороши все средства.
- Ошибаетесь! – Кэро с трудом удержался от того, чтобы рубануть кулаком по столу. – Я ненавижу, когда мучат детей!
- Не только ты, мой мальчик, - улыбнулся уголками губ Бирок и кивнул на экран. – Не только ты.
В дверь допросной забарабанили с такой силой, что свет лампы вздрогнул – это Руж от неожиданности задел стол.
- Это что еще!.. – начал он, набрав команду и разблокировав дверь.
Подобного он явно не ожидал. Камера словно со злостным удовлетворением показала и даже увеличила запунцовевшее лицо начальника Каредада, его расширившиеся глаза и недоуменно раскрытый рот.
Руж некоторое время пытался закончить фразу, но так и не решился. Первым заговорил высокий колонист в оранжевой робе. За ним – долговязый техник. А потом уже загалдели остальные – невпопад, но общий гул голосов впечатлял. Похоже, в допросную вломилось более половины колонистов. Недовольства сводились к требованиям признать-таки происходящее чрезвычайным положением, позволить людям улететь с Зарты и отпустить Рикардо за недоказуемостью вины.
- Колонисты все-таки привязались к «юнге»? – поинтересовался пилот.
- Можно сказать и так, мой мальчик.
Кэро сощурился и внимательно взглянул на профессора.
- Я не забыл этику своего цеха, - спокойно выдержав его взгляд, сказал Бирок. – Но мне тоже не нравится, когда заигравшиеся в богов взрослые мучат детей.
Кэро кивнул. Он не хотел подробностей. В конце концов, у Артура Ланселотовича свои методы, а его доводы сотрудник Службы принял и более того – счел безупречными. Но профессор не потерпел недомолвок.
- Эта логическая ловушка была известна за несколько тысячелетий до начала космической эры. Глупые церковники на ней зиждились. Умные – ниспровергали первых, возвышаясь в глазах паствы. И называется она воздаянием за грехи.
- Редкостная гадость.
- Именно, мой мальчик. Хотя бы потому, что, если Создатель карает безвинных за чужие грехи или выдает грешникам несопоставимые с виной наказания... а именно к таким я отношу безумие, он несправедлив и мерзок, - профессор поморщился и продолжил. - Заговори я об этом со вполне благополучными людьми, меня подняли бы на смех. А то и указали бы на вытекающий из ловушки парадокс...
- Если бог может карать за чужой грех безвинного, то и человеку не возбраняется? – Кэро подавил смешок.
- Вроде того. Но в экстренных ситуациях люди образованные и не фанатичные в вере иной раз впадают в суеверие. И становятся весьма похожими на дикарей. Я лишь продолжил логическую прямую. Планетарный разум есть Божество, оно карает за несправедливость, значит, нужно ликвидировать несправедливость. А чем же иным может быть измывательство над ребенком?
На экране какой-то верзила отодвинул с пути визжащего от негодования Ружа. Подхватил мальчишку на руки и вышел за дверь.
Изображение погасло. Некоторое время в лаборатории царила тишина.
- По крайней мере, мне теперь ясно, почему Вьено столь предан Каредаду.
- Не без этого, - вздохнул профессор. – Я зря не принял во внимание насколько перегнул с Ружем. Его авторитету был нанесен непоправимый ущерб, как и его самооценке. Он отошел практически от всех дел, а спустя некоторое время исчез, тайно покинув Каредад. Пока Дикон приходил в себя в медицинском секторе, Симонин навещала его каждодневно. Естественно, она не позволяла себе лишнего. Но для мальчика оказалось достаточно мягкого голоса и участия. Вскоре он искренне уверовал в свое спасение благодаря леди Валентине.
Бирок замолчал. Экран, словно только этого и ждал, снова втянувшись в потолочный свод.
В дверные створки что-то бухнуло, и те, скрипнув, отъехали в стороны без дозволения находящихся в лаборатории людей.
- Это что за бардак на рабочем месте?! – донеслось от двери.
Профессор и бывший студиозус лишились дара речи. Кэро был удивлен, а Бирок широко улыбался. В лабораторию протиснулась квадратная фигура Марка Василия Руссо. Тот не без удовольствия оглядел царящее безмолвие. Смерил взглядом незнакомого мужчину в униформе Службы и пробурчал:
- Все пьете и пьете, и пьете, и пьете… всю колонию, сволочи, пропили.
Потом он прошел к столу. Плюхнулся на табуретку. Отер руку о штаны и протянул пилоту. Рукопожатие оказалось крепким.
- Вася, - представился Марк.
- Олег, - кивнул Кэро. Кажется, новый знакомый оказался доволен собравшейся компанией.
- На троих... Это святое! – не замедлил подтвердить Марк Василий и, завладев стаканом Кэро, грохнул кулаком по столешнице. - Наливай жертве невралгии!
Минуло еще три стандартных часа, прежде чем Кэро кое-как встал и по стеночке добрел до двери. Собутыльники его не останавливали, полностью поглощенные дискуссией о влиянии генетической памяти на пристрастие человека к алкоголю. Однако уже в коридоре пилот выпрямился, расправил плечи и, постучал в знакомую дверь.
Пещеры этой палубы, ставшие основой для комнат медицинских и административных служб, содержали два, а то и три ответвления. Естественно, их стали использовать как личные апартаменты. Вечно занятым управляющим и медперсоналу не приходилось ютиться в жилом секторе, да и на своем рабочем месте они теперь находились постоянно.
Кэро несколько раз провел ладонью над чувствительным сенсором видеофона. Двери кабинета Симонин оказались заблокированы. В Каредаде стояла глухая ночь, но в том, что хозяйка апартаментов никуда не ушла, пилот не сомневался.
По видеофону так никто и не откликнулся, зато одна из дверных створок бесшумно отъехала в сторону, словно сама собой. Леди Валентина прислонилась к косяку и откровенно разглядывала ночного визитера.
Кэро чуть запрокинул голову и насколько смог отзеркалил ее взгляд:
- Моя прекрасная леди...
Она надела длинный халат из матовой серебристой ткани. Абсолютно непрозрачный и могущий сойти за платье, если бы не широкий пояс с пушистыми кистями. Огненно-рыжие локоны волнами спускались по ее плечам. Отсутствие косметики только красило, превращая опасную львицу в ласковую домашнюю кошечку.
- Выяснили? – в голосе красавицы сквозило недовольство.
- И даже больше, нежели хотел, - Кэро не трогался с места, но взгляд его стал откровенным до неприличия.
- А теперь убирайтесь! - Симонин вскинула руку в царском жесте, указывая куда-то вглубь коридора.
- Прошу извинить, но мне попросту некуда, - усмехнулся Кэро.- Юноша, проведший меня к вам, видимо упустил из внимания покои, в коих мне следует поселиться.
- В таком случае, - голос леди Валентины начал дребезжать. В нем затаилась нешуточная ярость. – Убирайтесь к Вьено и делите каюту с ним. Нижняя палуба. Третья дверь слева.
- Вы желаете вызвать во мне ревность?
- Я не сплю с детьми!
- А мне столь рьяно предлагаете сделать именно это! В одной каюте на двоих, - он глубоко вздохнул и всплеснул руками, слегка подражая в жесте Артуру Ланселотовичу. - Я смущен и потерян, моя леди.
- Вы?! – рассмеялась Симонин.
- Я, - Кэро шутливо поклонился. – Неужели вы отказываете мне даже в проявлении человеческих чувств?..
- По крайней мере, вы окажетесь с тем, ради кого затевали игру, - напомнила Валентина.
- А с чего вы решили, будто я играл?
Она фыркнула и отвернулась. Но Кэро видел – она уже почти не сердится. Мужчина шагнул вперед. Руки сомкнулись на ее талии, словно сами собой.
- Хорошо, я спрошу иначе. С чего вы решили, будто моей целью являлся этот мальчик?
- Но...
Он развернул ее спиной к себе. Теперь можно было прижаться к ней всем телом. Обнять одной рукой за грудь, а вторую возложить на пояс.
- Разве мог я рассчитывать на столь бурное проявление чувств, если бы вы не злились? Ваш бешенный темперамент подобен алмазу. Ему просто необходима достойная оправа.
Шаг. Еще шаг. И створка вновь встает на место, словно и не существовало ночного разговора.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Космико (Это тот самы УжаСь. Пожестче мну, пожалуйста)
  • Страница 2 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Вы хотите учавствовать в конкурсах?
Всего ответов: 73
 





 
Поиск