Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » Чаша Терзаний (фанфик по книгам "Гарри Поттер", гет, роман, СС/НЖП, макси)
Чаша Терзаний
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:09 | Сообщение # 1

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Автор: Gita Ogg
Жанр: любовный роман
Рейтинг: PG-13
Тип: гет
Пейринг: Северус Снейп/НЖП
Дисклеймер: права на оригинальных героев принадлежат тёте Джоан, новая героиня - моя, хотя и житель мира Поттерианы.
Саммари: Профессор Дамблдор решает ввести в школе новый предмет - Магическую живопись и приглашает на должность преподавателя художницу, уже тринадцать лет живущую среди маглов. Кто она такая? Зачем ему это? Ясно только одно, директор никогда ничего не делает просто так. Больше всех недоволен нововведением профессор Снейп, но его мнения, как всегда, спросить забыли. Дети тоже не понимают для чего им живопись, пусть даже и магическая.
Размер: макси
Статус: закончен
Предупреждение: фик специально написан в некоем минималистском стиле, без подробных описаний и разглагольствований на тему того, что и так можно прочесть в оригинальных книгах


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Воскресенье, 26.08.2012, 12:08
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:10 | Сообщение # 2

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 1

В этот день последний урок выдался непростым, дети зевали, и перерисовывать обязательный по программе цветовой круг у них не было никакого желания. Я, со своей стороны, им бесконечно сочувствовала. Я и сама ненавижу этот «поганый» круг. Если ты истинный художник - ты пишешь картины сердцем. Ты просто знаешь, какой цвет и где необходим и для этого отнюдь не нужны правила. Хотя, конечно, с моей стороны будет притворством говорить о правилах в таком пренебрежительном тоне - я всегда старалась их придерживаться.

Мне тридцать четыре, я самая обычная: невысокий рост, тёмные волосы и карие глаза. Выгляжу несколько моложе своих лет, но мой подлинный возраст выдаёт взгляд, встретив который, даже бабушки и дедушки моих учеников перестают обращаться со мной как с девочкой-подростком. Последние тринадцать лет я живу в тихом, маленьком городке на юге Франции и работаю учителем рисования в школе-студии для одарённых детей. За пределами тесной квартирки у меня такая же тихая и маленькая жизнь, как и сам город, который очень хотел, но так и не стал мне домом. Жизнь, или вернее то, что от неё осталось, начинается за дверью квартиры № 7 на втором этаже. Там я пишу свои картины. За все эти годы их стало так много, что если бы кто-то пришёл ко мне в гости, он бы ни за что не догадался какого цвета в моём доме стены. Но ко мне никто и никогда не приходит. Друзей у меня нет. Директор школы, где я работаю, держится со мной подчёркнуто вежливо и общается только на служебные темы. Все остальные учителя сторонятся, и, поверьте, у них есть на то причины. Хотя, если честно, мне так намного удобнее - не нужно никому ничего объяснять и притворяться.

Но вернёмся к дождю. Он начался абсолютно неожиданно, когда оставалось ещё целых полпути до дома. Тягучий урок давно закончился, однако пришлось потратить ещё около часа на то, чтобы привести класс в порядок. Затем я заканчивала отчёт, учебный год подошёл к концу, и возможность откладывать была исчерпана. Так что, когда я покинула помещение школы, на улице уже совсем стемнело. Полностью погрузившись в свои мысли, я медленно брела по привычному пути между двумя рядами двух и трёхэтажных домиков увитых виноградом и плющом. Тут в небе что-то резко ухнуло, и в то же мгновение полил дождь такой силы, будто кто-то включил душ на полную мощность. Огромные холодные капли падали туда, куда им хотелось, совершенно не спрашивая моего согласия, и уже через пару минут я вымокла насквозь.

Стараясь не заработать простуду, я быстро свернула в ближайшую кофейню и уютно устроилась на мягком диванчике в ожидании официанта. К моему удивлению тот не торопился, это было тем более странно, что в кафе не было ни единой души. Я уже подумывала о том, чтобы сменить укрытие, но дождь лупил по стёклам с неистовством дикого зверя, и я решила, что нет другого выхода, кроме как сидеть здесь и ждать. Вокруг царил полумрак и совсем тихо, как будто откуда-то издалека, лилась приятная музыка. Я откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Мне даже показалось, что я задремала и уже во сне услышала этот голос. Голос, который мне не приходилось слышать так много лет.

- Могу я предложить тебе глинтвейну?

- Спасибо, не стоит беспокоиться, - ответила я, и сон стал развеиваться.

Голос помолчал, потом мне на плечо легла тёплая ладонь и он повторил:

- Могу я предложить тебе глинтвейну?

Я открыла глаза и выпрямилась. Я не ошиблась, голос действительно был мне хорошо знаком, как впрочем, и его обладатель - немолодой высокий мужчина с живыми лучащимися глазами и длинной белой бородой. На нём был безупречный серый костюм в тонкую полоску, но его хозяин, очевидно, чувствовал себя в нём не очень-то комфортно. Я быстро привела в порядок, роящиеся как взбудораженный улей, мысли и жестом пригласила его сесть. Он устроился напротив, некоторое время внимательно изучал меня, потом тихо произнёс:

- Ты очень изменилась, Эни.

Я продолжала молчать.

- Ну, здравствуй, - он вопросительно посмотрел на меня.

- Здравствуйте, профессор Дамблдор, – ответила я, всё ещё пристально глядя ему в глаза. - Для меня большая честь видеть вас здесь.

- Ну-ну, оставь эти церемонии, Эни, тебе же всегда претила излишняя чопорность.

Я ничего не ответила. Он кашлянул, мне даже на долю секунды привиделось в его движениях некоторое замешательство, но тут как из-под земли возник официант и Дамблдор повернулся к нему.

- Два глинтвейна, - озвучил заказ он.

Официант исчез так же бесшумно, как и появился.

- Ты разве ничего не хочешь сказать?

- Какую цель вы преследуете на этот раз, профессор? – жёстко спросила я.

Он вздохнул.

- Ты и правда совсем изменилась. Но я не виню тебя, я знаю, какое бремя ты несёшь.

- Вы знаете?! – почти закричала я на него, но тут же взяла себя в руки.

Перед тем как продолжить, я отвела глаза, конвульсивно вдохнула и снова вернулась к беседе.

- Простите, я не должна была…

- Тебе не нужно извиняться, - прервал он. - Скорее это мне нужно просить у тебя прощения. Но всё было так непросто эти годы…

Он остановился не договорив. Снова возник официант и поставил на столик два бокала с бордовой жидкостью.

- Выпей, ты ведь замёрзла, – он отхлебнул из своего бокала, и поднял взгляд к потолку, смакуя напиток, затем очень медленно перевёл его на меня.

- Как ты живёшь?

Я взяла бокал, глотнула обжигающей жидкости и стала пристально изучать безупречно вычищенное стекло.

- Нормально. Как все.

- Как все маглы? – переспросил он.

Я поёжилась.

- Как все, да, - повторила я бесцветным голосом. - Разве это имеет какое-нибудь значение? Или у вас есть повод меня в чём-то подозревать?

- Нет, Эни, конечно нет, и я здесь совсем не для того, чтобы выдвигать тебе обвинения.

- Тогда зачем же вы здесь… через столько лет?

- Ты когда-нибудь думала о том, чтобы вернуться?

Слова полоснули, словно кнут. Я дёрнулась. Он еле заметно улыбнулся, и, наклонившись ко мне, понизил голос до шёпота.

- Я предлагаю тебе вернуться.

- Зачем вам это? - спросила я тихо и, не дождавшись ответа, продолжила. - Но это и неважно, я всё равно не могу.

Он взял у меня бокал, заставив оторваться от изучения содержимого, со стуком поставил на стол и резким тоном сказал:

- Ты не просто можешь, ты должна!

- С какой стати? – теперь я смотрела на него с вызовом. – Я раздала все долги и хочу только одного, чтобы все, включая вас, оставили меня в покое!

В его взгляде я прочитала, что ответный выпад будет весьма болезненным для меня, но неожиданно он улыбнулся.

- Всё-таки некоторые черты твоего характера остались незыблемы. Ты так и не научилась достаточно хорошо скрывать свою боль.

Я хотела выкрикнуть: "Да что вы знаете о боли!", но слова застряли у меня в горле, напомнив о том, что вести себя как плаксивый ребёнок в моём возрасте и положении, по меньшей мере, глупо. Вместо этого я сказала:

- Во мне ещё кое-что не изменилось. У меня всё такое же тёплое сердце и такая же живая душа, поэтому я просто не могу.

- Ты боишься своих воспоминаний?

- Я боюсь, что у меня не получится и дальше выносить их компанию. Здесь, в этом новом мире, я начала всё с нуля. Здесь я просто человек с другой судьбой. Всё, что было «до» осталось где-то очень глубоко, подобно выцветшим фотографиям. Если Вы заставите меня вернуться, они снова придут, будут говорить со мной. Призраки из прошлого, как и прежде, станут частыми ночными гостями. Это приведёт только к одному: я окажусь там, где была в самом начале своей новой жизни, а я меньше всего хочу этого, профессор.

- Если уж ты сама затронула эту тему, то позволь заметить, что я не знаю, где ты была. То, что ты живёшь и работаешь здесь, я узнал совсем недавно. Мы все считали тебя погибшей.

Я посмотрела на него с недоверием, пытаясь понять, говорит ли он сейчас правду или лжёт, но так и не найдя ответа, пожала плечами.

- Я не думаю, что даже если расскажу, вам это хоть что-то даст. Это всё дела людей.

- Ты хотела сказать маглов, - он, сделал ударение на последнем слове.

- Я предпочитаю их так не называть, и не только потому, что долго прожила среди них.

- Но в этом слове нет ничего плохого…

- Просто оставьте за мной это право.

- Собственно, ты права, меня не эта тема волнует. Мне гораздо более важно, что ты скажешь, если я предложу избавление от самых страшных кошмаров в обмен на согласие работать в Хогвартсе.

- Каким образом?

- Ты что-нибудь слышала о Чаше Терзаний?

Я уставилась на него с удивлением.

- Конечно. Но для неё нужен Хранитель, а вы сами знаете, что никто не пойдёт на это, потому как если…

- Ты хочешь мне рассказать принцип её работы?

- Нет, но…

- Я согласен быть Хранителем твоей Чаши.

- Мне кажется, вы не до конца понимаете. Вы можете не ожидать…

- Я уже сказал тебе, что прекрасно отдаю себе отчёт в собственных действиях и разделю её с тобой, как только придёт время! - отрезал он.

- А какова цена?

- Будешь работать преподавателем в Хогвартсе столько, сколько потребуется.

Поджав губы, я покачала головой.

- Я ещё не всё забыла. Это ведь не может служить оплатой. Возвращение и работа преподавателя не претит мне. Я погашу долг, только сделав что-то, что по собственной воле не сделала бы никогда.

- Об этом поговорим, когда придёт время.

- В какую игру вы играете, профессор Дамблдор?

Он резко отодвинул свой бокал, так что несколько бордовых капель упало на белоснежную скатерть.

- Ты настолько не доверяешь мне? Что же, я не буду тебя уговаривать и уж тем более заставлять. Но подумай, Эни, что ты выберешь. Жизнь, состоящую из одинаковых дней в чужом мире с чужими людьми, и будешь тайно, по ночам, отрабатывать заклинания, чтобы не забыть, кто ты? Или возвращение в мир, где ты родилась и выросла, где ты можешь делать то, что хочешь, а не то, что вынуждена.

Тон его голоса оставался прежним, приглушённо-спокойным, но глаза метали молнии.

- Даю тебе ночь на размышление, завтра утром я приду за ответом. Только прошу не забывать, что дав этот ответ, ты уже не сможешь передумать ни через час, ни через год!

Он порылся в карманах, достал несколько скомканных банкнот и положил их на блюдце, затем поднялся и вышел, не сказав больше ни слова.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 04:50
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:11 | Сообщение # 3

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 2

Дождь так же внезапно прекратился, как и начался. Я не помню, как добралась домой, потому что чувствовала себя напрочь измученной. В голове вертелось только одно: «Вернуться домой!». Где-то глубоко в душе я мечтала об этом последние тринадцать лет, но до сегодняшнего дня была абсолютно уверена, что не смогу этого сделать никогда.

Ночь прошла в тяжких размышлениях. Я понимала, раз зовут, значит нужна. Кроме того, профессору Дамблдору можно было доверять. Ну, по крайней мере, пока дело не касалось его «высших целей». Нет, я боялась совсем не профессора и даже не того, что он может потребовать. Я боялась себя и опасалась, что всё чему я научилась за эти годы, всё, что я с рвением умалишённой отрабатывала каждую ночь в своей закупоренной квартирке, не сработает там, в мире реальном. Но всё же этот мир был моим домом, домом по которому я неистово скучала. Я скучала по его сумасшедшим жителям, по его воздуху, по его волшебным законам и возможностям. Но больше всего я скучала по самой себе – настоящей.

Начало светать, а я всё ещё не приняла решения, какой дам ответ. В окно, через неплотно прикрытые жалюзи пробился первый луч солнца, и немного пройдясь по комнате, остановился на маленькой деревянной шкатулке. Крышку шкатулки украшал большой косматый волк, его пасть служила замком. Я бы не позавидовала тому, кто захотел бы её открыть без спросу. Самое меньшее, чем мог похвастаться бедняга после такой попытки, это отсутствие одного пальца на руке. Я схватила шкатулку, ласково почесала деревянного волка за ухом и прошептала:

- Прости, что так долго не открывала.

Шкатулка открылась. Её содержимое составляли несколько старых писем и пухлый миниатюрный блокнот, из-под которого выглядывал угол маленькой колдографии. Я погладила уголок пальцем и осторожно вытащила её из-под блокнота. На меня смотрели и махали руками две девочки лет двенадцати. Девочки стояли в обнимку и улыбались. У одной из них были волосы огненно рыжего цвета и зелёные глаза, другая же была темноволосая и темноглазая. Далеко на заднем плане худой мальчик с бледной кожей и большими грустными глазами старательно делал вид, что увлечён чтением какой-то книги, но иногда искоса поглядывал на подруг. Я долго рассматривала колдографию, мысленно умоляя, чтобы её герои подсказали мне верный ответ. За этим занятием меня застал звонок домофона.

Я наспех собрала всё в шкатулку, захлопнула её и оставила на кровати. Набросив халат, я подбежала к двери и нажала кнопку. Домофон пискнул, и на экране появился мой вчерашний собеседник. Не раздумывая, я впустила его.

- Поднимайтесь на второй этаж.

- Спасибо, - улыбнулся он.

Через несколько секунд Дамблдор уже стоял на пороге моей квартиры и с любопытством осматривался.

- У тебя нет камина.

- Спасибо, я знаю, - тихо ответила я, закрывая за ним дверь. - Почему вы пришли так странно, через дверь?

Он заулыбался ещё больше.

- Я очень рад, что ты использовала в этом вопросе слово «странно». Сейчас раннее утро, я не знал, спишь ты или нет - не хотел пугать тебя внезапным появлением.

- Вы же не надеялись, что я усну после вчерашнего разговора? – улыбнулась я в ответ.

Он усмехнулся.

- Проходите, профессор. Хотите, я сварю вам кофе?

- Спасибо, у меня не так много времени, поэтому от кофе, я, пожалуй, откажусь, – он прошёл в комнату и остановился, разглядывая картины. – Очень неплохо. Кто мастер?

- Они мои.

Одна из его бровей чуть приподнялась.

- Раньше ты, как будто, не увлекалась подобным.

- Раньше у меня было не так много свободного времени.

- Жаль, что они не двигаются, и на них совсем нет ни людей, ни животных…

- Они немного, хм… другие.

Я подошла к ближайшей от него картине, на ней было изображено блюдо с парой больших жёлтых яблок. Я взяла одно яблоко и протянула Дамблдору. К такому он, определённо, был не готов.

- О… - только и сказал он, но яблоко взял и даже откусил от него кусок.

- Ну, теперь я вижу, что ты времени зря не теряла, - сказал он прожевав. - Не хуже тех, которые растут у нас в саду. А как со всем остальным?

- Я ничего не забыла, профессор, - ответила я, глядя, как он с наслаждением дожёвывает когда-то написанное мной яблоко.

Он осмотрел картины, и, найдя то, что искал, указал на одну из них.

– Тренировалась?

Изображение представляло собой комнату размером с небольшой погреб с глухими тёмными стенами и грубым деревянным манекеном в середине. Я кивнула.

- Покажешь как-нибудь, что он умеет? - спросил профессор.

- Когда пожелаете.

- А что до моего предложения?

- Я согласна, – в тон ему, ответила я.

- Тогда я жду тебя в середине августа. Тебе хватит два месяца, чтобы собраться и уладить здесь всё?

- Да.

- Хорошо. Как добраться ты знаешь. Из багажа возьми только самое необходимое, за остальным я пришлю домовых эльфов.

Он подошёл ко мне и положил руку на плечо.

- Ну что же, до встречи, я рад, что не ошибся в тебе, Эни.

- Вы не сказали, что я буду преподавать.

- А вот это, – он указал на мои картины. - Такого у нас ещё не было, правда?

Подмигнув мне, он трансгрессировал.

- До скорой встречи, профессор Дамблдор, - прошептала я в пустоту.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 05:01
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:11 | Сообщение # 4

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 3

Когда я появилась на платформе девять и три четверти Лондонского вокзала Кингс-Кросс, Хогвартс-экспресс уже возвышался над ней, сверкая в лучах послеполуденного солнца, и отправился, как только я заняла своё место. Вагон был пуст, но его стены трепетали ожиданием, что уже через неделю здесь будут звенеть и переливаться детские голоса и смех. Я расслабленно наблюдала за пролетающим мимо пейзажем. Память постоянно пыталась начать со мной беседу, но я не спешила идти ей навстречу. Монотонный стук колёс убаюкивал, и перед глазами уже всё поплыло, когда я отчётливо услышала звук открывшейся двери моего купе. Я обернулась, на меня смотрел лопоухий, нескладный паренёк лет девятнадцати.

- Газету? - спросил он, широко улыбаясь, и протянул мне свежий номер «Прорицателя».

Я уставилась на пахнущий типографской краской клочок бумаги, будто он предлагал мне билет в рай.

- Мисс? – он помахал «Прорицателем» у меня перед носом.

Я тряхнула головой.

- Да, конечно, спасибо - быстро сказала я, выхватила газету и отдала ему деньги.

- Здесь слишком много, - констатировал он, рассматривая монеты на своей ладони.

- Не обращай внимания, - отмахнулась я, не отрывая глаз от газеты, и стала дрожащими руками разворачивать её.

Парень пожал плечами и захлопнул дверь. Я, словно завороженная, смотрела на «Прорицатель», вдыхала запах её страниц, рассматривала колдографии с незнакомыми мне магами: кто-то из них улыбался, кто-то хмурился, а кто-то приветственно махал рукой. Всю первую страницу занимала статья о предстоящем Чемпионате мира по квиддичу. Я погрузилась в чтение. Когда-то меня захватывал этот вид спорта. За чтением время пролетело незаметно, и вот уже поезд стал замедлять ход и вскоре совсем остановился.

Выходя из вагона, я увидела внушительную фигуру привратника школы Хогвартс. Он огромными шагами мерил платформу перед поездом. Я посмотрела по сторонам, на перроне никого не было, а это означало, что он встречает именно меня, поэтому я тотчас ему помахала. Он заулыбался и в два шага оказался рядом.

- Добрый вечер, Хагрид!

Его кустистые брови поползли вверх.

- Разве вы, того, знаете меня?

Я смутилась. Не успела приехать, а уже сглупила.

- Мне профессор Дамблдор говорил, что вы встретите меня и дал ваше подробное описание, - поспешно соврала я, – так что я просто не могла вас ни с кем перепутать.

Он расплылся в широкой улыбке.

- Пойдёмте, мисс. Профессор Дамблдор просил доставить вас как можно скорее.

Он легко подхватил объёмный чемодан, в который кроме необходимых вещей я всё же упаковала самые любимые картины, и пошёл впереди. Я побежала следом - уж если Хагрид решил поторопиться, обычным шагом его было не догнать.

За воротами я ожидала увидеть самодвижущиеся повозки, но, к моему изумлению, на этот раз в них были запряжены большие чёрные существа, отдалённо напоминающие лошадей. Кожа плотно обтягивала их кости, а спины покрывали сложенные вместе перепончатые крылья. Пока Хагрид ставил мой чемодан в повозку, я подошла к одному из животных и погладила его чёрную лысую морду. Зверь прикрыл глаза. Теперь я отчётливо поняла, насколько он прекрасен в своём чудовищном несоответствии окружающему миру.

- Что это вы делаете, мисс? – окликнул меня привратник, в его глазах читалась тревога, смешанная со страхом.

- Мне просто захотелось его погладить.

Недоумевая, я отошла от существа, которое напоследок ткнуло меня мордой в спину. Видно было, что Хагрид в большой растерянности. Он громко откашлялся, помог мне забраться в повозку, устроился напротив, и мы отправились в путь. В воздухе повисло весьма неловкое молчание, и чтобы как-то исправить ситуацию я сказала:

- Они очень красивые, да, Хагрид? – я ещё раз взглянула на величественно ступающее впереди животное.

Проследив за моим взглядом, привратник снова пришёл в ужас:

- Кто это красивые? Фестралы?!

И тут я ясно поняла, почему Хагрид так нервничает. Как же я могла забыть? Я же когда-то читала о них. Фестралов могут видеть только те, кто видел смерть, не говоря уже о том, чтобы так запросто дотрагиваться до них.

- Ну да, вы разве так не думаете? - выдавила я без особого энтузиазма, решив следовать ранее сказанному.

- Не хотел бы я узнать это, – буркнул Хагрид.

«Мда, вот и первое впечатление обо мне, - сконфуженно подумала я. - Надо бы попридержать свои эмоции и следовать тщательно продуманной роли».

Остаток пути прошёл в молчании.

Замок школы Хогвартс только появился на горизонте, а память уже заскребла где-то в самом отдалённом уголке моего разума. Когда же мы подошли к главным воротам, и древнее строение нависло надо мной, покоряя и подминая под себя своим безоговорочным величием, старушка память уже неистово колотилась в старательно укрепленную дверь.

Ворота замка отворились и на пороге, лучась улыбкой, показался Дамблдор. Наконец-то он выглядел как должно: тёмно синяя мантия сверкала серебристыми звёздами, а высокая колдовская шляпа сидела так, как будто была естественным продолжением его головы. Я стояла, глядя на него, а в висках колотилось: «Неужели этот момент настал? Я вернулась!». Видимо ощутив моё замешательство, Дамблдор подошёл и крепко пожал мне руку.

- Счастлив приветствовать вас в Хогвартсе, профессор Аттист, – торжественно произнёс он. - Надеюсь, поездка была для вас не слишком утомительна.

Странное имя резануло слух.

- Что вы, - ответила я, спохватившись. - Всё было чудесно.

Дамблдор перевёл взгляд мне за спину.

- Спасибо, Хагрид, - сказал он, дав понять привратнику, что тот выполнил свою миссию.

Я попыталась одарить моего проводника самой благодарной из улыбок.

- Большое спасибо, Хагрид, - с жаром сказала я. – Не знаю, что бы я делала без вас.

Привратник озадаченно почесал косматый затылок, но потом, видимо, махнув на всё рукой, широко улыбнулся.

- Так это я, завсегда, пожалуйста, - добродушно ответил он и затопал прочь из замка.

Я всё ещё смотрела вслед удаляющемуся великану и обдумывала, сможет ли он забыть маленький инцидент, произошедший по пути сюда, а Дамблдор уже подхватил меня под локоть и увлёк за собой.

- Не волнуйся, я уже распорядился, чтобы багаж доставили прямо к тебе, - говорил он, проводя меня по каменным коридорам и лестницам. – Твоя комната совмещена с кабинетом, кроме того, в ней есть маленький балкон, думаю, тебе понравится.

Я молча подчинялась ему, машинально переступая через исчезающие ступеньки и поворачивая в нужном направлении, однако слушала в пол уха – воспоминания заменили собой все мои мысли. Внутренний вид замка был точь-в-точь таким же, каким я его помнила. Казалось, даже пауки были всё те же и бдительно оберегали свои неизменные паучьи домики на тех же самых местах.

Наконец, мы прошли мимо грифона, и я оказалась в большом светлом кабинете директора школы Хогвартс.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 05:14
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:13 | Сообщение # 5

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 4

- Устала? – спросил Дамблдор, усаживая меня в кресло и садясь напротив.

- Почти нет.

- Готова?

- Не совсем, - я бросила на него короткий взгляд и опустила глаза.

- Понимаю.

Он взял со стола маленький серебряный ключик и повертел его в пальцах.

- Вот что, сейчас подойдёт один из наших преподавателей и проводит тебя в комнату. По правде сказать, сегодня в Хогвартсе почти никого не осталось. Большинство уехали смотреть Чемпионат мира, так что познакомишься ты со всеми только через неделю. Но это не так уж плохо, успеешь привыкнуть к школе и к себе самой.

Я вопросительно глянула на него. Он не обратил внимания и продолжил:

- Отдохнёшь, переоденешься, ужин тебе принесут. Около одиннадцати вечера я буду ждать тебя здесь.

Я кивнула. Он покачал головой.

- Запомнила, как я назвал тебя у входа?

- Хм. Да.

- Вот и хорошо. Отныне ты – профессор Хогвартса, Элизабет Аттист. В нашей школе впервые. Родилась во Франции, училась в небезызвестной школе Бэльстек. Кстати, в этом году мы проводим Турнир Трёх Волшебников. Директор и самые достойные воспитанники «твоей» школы будут гостить у нас почти весь год. Старайся общаться с ними почаще.

Я была в растерянности, но лишних вопросов задавать не стала.

- С Министерством я всё уладил. Они давно говорили мне, что в отличие от того же Бэльстека мы уделяем мало внимания эстетике воспитания наших учеников. Так что введение нового предмета и твоё назначение было воспринято с большим энтузиазмом.

За моей спиной скрипнула дверь и кто-то кашлянул. Я оглянулась. В полумраке у двери стоял высокий худой мужчина. На нём была плотно застёгнутая мантия чёрного цвета, но тень почти полностью скрывала его лицо.

- О, проходите, профессор, вы как раз вовремя, - воскликнул Дамблдор.

Маг вышел на свет, и я узнала его. Необходимо было срочно принять невозмутимый вид. Я встала и как можно непринужденнее улыбнулась. Дамблдор тоже встал, так чтобы оказаться рядом с нами обоими.

- Позвольте представить вам, Северус, наш новый профессор, Элизабет Аттист. А это, - он повернулся ко мне и еле заметно подмигнул, - декан колледжа Слизерин, преподаватель зельеделия, профессор Северус Снейп.

- Очень рад, - отозвался Снейп без единого намёка на радость в голосе, его тёмные глаза буравили меня, словно хотели проткнуть насквозь.

- Я тоже, очень – сказала я, стараясь придать своему тону ироническую окраску.

Снейп хмыкнул.

- Северус, будьте так любезны, покажите мисс Аттист, где её кабинет, она у нас впервые, - сказал Дамблдор.

- Конечно, профессор, - ответил Снейп ледяным тоном и смерил меня ничуть не более тёплым взглядом. - Следуйте за мной.

Мы молча шли по пустынным коридорам. Его мантия развивалась передо мной как большие чёрные крылья. Я прекрасно знала, где находится мой новый кабинет, но делала вид, что изо всех сил пытаюсь не отстать от него. При этом я обдумывала, как лучше вести себя в сложившейся ситуации и ругала за то, что не могу внутри оставаться такой же спокойной, как и снаружи.

Немного не доходя до дверей моего будущего кабинета, Снейп резко остановился. От неожиданности я чуть не налетела на него. Он глянул с презрением.

- Вам лучше бы смотреть по сторонам, мисс Аттист, и запоминать, куда вы идёте. Я больше не буду вашим провожатым и не думаю, что кто-то из профессоров был бы в восторге исполнять эту роль.

Я посмотрела ему прямо в глаза, даже не пытаясь сделать шаг назад. Внутри меня всё кипело, но внешне, надеюсь, я выглядела, так же, как и в кабинете у Дамблдора.

- Не беспокойтесь, профессор, - сказала я спокойно. - Я очень благодарна за то, что вы побороли отвращение и всё же проводили меня. За это я обещаю больше никого не просить о подобной услуге.

В его глазах мелькнуло недоумение, но оно быстро угасло, и он, недобро ухмыляясь, продолжил играть со мной в "гляделки". Он, видимо, ожидал, что я не выдержу и отведу взгляд, я же, напротив, смотрела на него с явным интересом, как смотрят на нечто весьма удивительное. Это, похоже, злило его ещё больше. Не знаю, сколько бы продлилось «сражение», но он прищурился и тоном, не предвещающим ничего хорошего, сказал:

- А знаете, мне кажется знакомым ваше лицо. Не скажете, где я мог вас видеть раньше?

Я поняла, что сделала ошибку, позволив себя втянуть в это, но виду не подала. Вместо этого я искренне улыбнулась.

- О, конечно подскажу! Наверняка вы видели мою колдографию в «Прорицателе».

На его лице замерло выражение глубочайшей иронии. Он явно предвкушал веселье от того, что я сейчас начну хвастать, как меня снимали для газеты. Я понизила голос до шёпота.

- Они совсем недавно сделали мой снимок для весьма важной колонки, она называлась, - восхищённо сказала я, и закончила уже более громко, - «Их разыскивают дементоры».

Он отпрянул, как будто я обожгла его раскалённым железом. Его лицо исказила ярость.

- Ваша дверь позади меня, надеюсь, не заблудитесь! – гневно выкрикнул он и спешно удалился.

Я зашла в кабинет и бессильно опустилась в кресло.

«Похоже, ты перегнула палку, Эни, - устало начала я диалог с самой собой. - Вряд ли кто-то в этой школе позволял себе говорить с ним в подобном тоне».

«И что это на тебя нашло? - с готовностью отозвался внутренний голос. - Битву ты, конечно, выиграла, но вот врага себе уж точно нажила. И ещё какого врага. Разве ты забыла кто он такой?»

«Я больше никому не позволю так обращаться со мной, даже если этот кто-то - Северус Снейп», - подумала я почти вслух.

«Но станет ли тебе от этого легче?», - не унимался внутренний голос.

Я замотала головой, пытаясь прогнать навязчивого собеседника: «Всё, хватит! Пора отдыхать и готовиться, ночка будет та ещё».

Я устроилась в кресле поудобнее, и провалилась в сон.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 05:22
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:13 | Сообщение # 6

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 5

Разбудил меня тихий скрежещущий звук. Кто-то, то ли стучал в дверь, то ли точил об неё когти. Я осторожно приоткрыла её. На пороге топтался маленький домовой эльф.

- Профессор Дамблдор велел передать, что будет ожидать вас в своём кабинете через полчаса, - торжественно сказал он и исчез.

«Чуть не проспала», - подумала я и стала спешно приводить себя в порядок.

Надевая колдовскую одежду, я вдруг осознала, что абсолютно разучилась её носить. В своих ежедневных тренировках я как-то не уделяла внимания одежде, и вот теперь всё это сидело как мешок с чем-то неудобоваримым и было ужасно неудобным. После нескольких минут безуспешной борьбы с одеждой, я сдалась, достала из чемодана свои любимые чёрные джинсы и футболку того же цвета, быстро натянула их, накинула поверх тёмно-синюю мантию, даже не удосужившись её застегнуть, и выскочила в коридор, на ходу твердя себе, что бояться нечего.

Добежав до кабинета, я взглянула на часы, в запасе оставалось ещё десять минут. Я подумала, что будет благоразумнее не входить до назначенного срока и, отойдя в сторону, облокотилась о стену, прикрыв глаза и мысленно настраиваясь на предстоящее. Не смотря на то, что от горящих в коридоре факелов, исходило сильное тепло, меня чудовищно морозило. Вдруг передо мной, как из-под земли, возник Снейп.

- Что, профессор, не спится? – язвительно проговорил он.

Я устало глянула в его сторону. Видимо ему не давал покоя прошлый разговор, и он вознамерился взять реванш.

- Жду своей очереди, - я указала на дверь кабинета директора. – Ваша аудиенция уже закончена?

Вместо ответа, он холодно осведомился:

- Может быть, вы заблудились и немного ошиблись «очередью»?

- Не думаю, – совершенно спокойно сказала я.

- Я вижу, что вы не думаете, - усмехнулся он. – А ещё вы, вероятно, не думали, как это у вас получится, едва окончив школу, прививать эстетику нашим ученикам разгуливая по Хогвартсу с надписями, из которых явственно следует, что вы ничем не отличаетесь от них самих.

Я вспомнила, что на моей футболке, прямо на груди действительно красуется надпись, гласящая: «Зря уставился, там нет ничего интересного». Подумав об этом, я закашлялась, еле сдерживая рвущийся на свободу смех, но стереть с лица улыбку всё-таки не вышло. Он воззрился на меня, как разгневанный учитель смотрит на нерадивую и, к тому же, весьма наглую ученицу, ожидая оправданий не менее глупых, чем она сама. Я не помнила, чтобы Дамблдор «менял мне возраст», поэтому, как могла, справилась с улыбкой и серьёзно сказала:

- Спасибо, профессор, что обратили моё внимание. Я давно забыла, что у меня там вообще есть надпись. Признаться, даже строгие пожилые дамы, с которыми я работала последнее время, почему-то не делали мне замечаний. Быть может, им и правда было неинтересно, как вы полагаете? - я наблюдала, как в свете мерцающего пламени его бледная кожа покрывается красными пятнами. – А за комплимент я вас искренне благодарю. Вряд ли ещё раз посчастливится встретить человека, который в мои тридцать четыре назовёт меня «едва закончившей школу».

- Вы заставляете директора ждать, – сквозь зубы процедил Снейп и развернулся, чтобы уйти.

В этот момент я кожей почувствовала, что не могу оставить всё вот так. Может быть, это была слабость с моей стороны, но я окликнула его:

- Профессор?

Он дёрнулся и обернулся, в его чёрных глазах пылал недобрый огонь, но он молчал.

- Простите меня, - сказала я тихо. – Вы правы, я веду себя недостойно. Наверное, сказывается усталость.

Он ошарашено всматривался в моё лицо, пытаясь понять, в чём подвох и приготовиться к следующей атаке, но я повторила:

- Простите меня.

- Это лишнее, - бросил он и быстро зашагал прочь.

Я грустно посмотрела ему вслед, затем набрала в грудь побольше воздуха и зашла в кабинет директора.

Дамблдор пребывал в своём кресле и гладил молодого феникса, сидевшего перед ним на столе. Не отрывая взгляда от птицы, он жестом предложил мне сесть. Моё тело испуганно вжалось в кресло, как видно вознамерившись сегодня его больше не покидать.

- Ты знаешь, что фениксы могут слезами излечивать любые телесные раны? – спросил он.

- Я читала.

- Я иногда думаю, как жаль, что им не дано излечивать раны душевные, - он подставил руку, феникс грациозно переступил на неё и Дамблдор бережно перенёс его на насест. - Ты опоздала.

- Прошу прощения, нужно было сказать пару слов профессору Снейпу.

Он удивился.

- Как странно. Я специально рассчитывал время, думал, вы не встретитесь. Домовой эльф сказал, что когда пришёл передать тебе сообщение, ты ещё спала.

- Я быстро собралась.

- О чём же ты говорила со Снейпом?

- Просила прощения.

Дамблдор был ещё более удивлён.

- За что же?

- Я очень боялась опоздать, поэтому не справилась с одеждой и решила надеть что-то более привычное. Признаться, я совсем не подумала, как могу выглядеть в глазах других. У вашего кабинета я столкнулась с профессором Снейпом, и он тактично намекнул, что в школе такая форма одежды не принята. Я же, то ли от волнения, то ли с непривычки, ответила ему достаточно грубо, но, к счастью, вовремя спохватилась и попросила профессора меня простить, а он, похоже, не поверил. Очень жаль.

Когда я закончила свой маленький рассказ, Дамблдор смотрел на меня с недоумением.

- Весьма странный рассказ. Ты ведёшь себя крайне неосмотрительно. Я понимаю, что слово всегда было твоим главным оружием, но сегодня только твой первый день в школе, а мы должны сделать всё, чтобы тебя здесь никто не узнал. Конечно, это не так сложно как я полагал, я уже говорил, что ты очень изменилась, но своими выходками, ты можешь вызвать подозрение.

- Да, профессор, обещаю впредь держать себя в руках.

- Вот и хорошо. Чаю?

- Вы не против, если мы приступим, - попросила я. - Очень хочу, чтобы всё это закончилось как можно быстрее.

- Как пожелаешь, - он подошёл вплотную. - Закрой глаза и вспомни всё с самого начала в деталях.

Я повиновалась. Спустя несколько секунд я вновь обнаружила себя в кабинете профессора, но уже стоящей в дверях. Мозг на некоторое время, словно светящийся шар, озарила мысль: «Нет, только не снова». За этой мыслью пришёл страх и всё повторилось…

Очнулась я только тогда, когда уже совсем рассвело, и первое, что я увидела, было встревоженное лицо Дамблдора. Я попыталась поменять положение в кресле, но вдруг обнаружила, что тело меня почти не слушается, а разум будто кто перемешал ложкой, и он больше напоминал кисель из смеси остатков мыслей, боли и страха. Горло болело и саднило, как от долгого непрекращающегося крика, глаза щипало, а лицо было совершенно мокрым.

- Хорошо, что ты очнулась, - проговорил Дамблдор и протянул мне чашку.

Я приняла её дрожащими руками и машинально отхлебнула. Кофе обжёг рот, помогая мыслить более ясно. Напиток был очень крепким и очень сладким, кроме того, определённо, содержал что-то ещё. Когда чашка в моей руке опустела, я уже могла внятно мыслить и кое-как двигаться.

- Очень жаль, что я не предусмотрел этого, - покачал головой Дамблдор.

- Ничего. Никогда нельзя предугадать, как всё пройдёт, - я махнула рукой. - Но теперь ведь уже всё, правда?

К моему ужасу Дамблдор снова покачал головой и показал мне пузатый сосуд, в котором плескалась тягучая жидкость идеально чёрного цвета. Жидкость сама собой поминутно вскипала и дымилась. Внутри меня всё оборвалось - сосуд не был заполнен и на треть.

- Ты ведь знаешь, что это значит, Эни?

Я не осмелилась произнести вслух и просто спросила:

- Сколько раз?

- Пока Чаша не будет полной.

- Значит, так и будет, - я обречённо откинулась в кресле.

Посидев немного, я поднялась и на дрожащих, негнущихся ногах поплелась к выходу. Добравшись до своей кровати, я упала на неё и провалилась в глубокий сон без сновидений.

***

Дамблдор мерил шагами кабинет, когда в дверь постучали.

- Входите, - сказал он.

В кабинет вошёл Снейп. Он сжимал тонкими пальцами пузырёк с ярко-зелёной жидкостью.

- Вот, профессор, - он протянул пузырёк Дамблдору. – Надеюсь, этого хватит.

Дамблдор посмотрел флакон на свет.

- Я тоже надеюсь, Северус.

- Не скажете, зачем вам понадобилось более сильнодействующее зелье?

- Прости, но тут смесь тяжёлого случая и чужой тайны.

- Понятно.

- Спасибо, - сказал Дамблдор и отвернулся, но Снейп не уходил.

- У тебя что-то ещё?

- Да, я хотел спросить. Вчера ночью у вашей двери я встретил эту девушку, мисс Аттист. Она сказала, что ждёт встречи с вами…

- Да, это правда, она была у меня.

- Хорошо.

- Северус, не будь слишком строг к ней, она нужна нам.

Губы Снейпа расползлись в кривой усмешке.

- Жаловалась?

- Напротив, сожалела, что нагрубила тебе.

- Странно, - Снейп не смог скрыть своего удивления.

- Что-то не так?

- Нет, всё в порядке, профессор. Если я вам больше не нужен, я пойду.

- Да-да, конечно.

Спускаясь к себе, Снейп обдумывал то, что сказал ему Дамблдор. Почему эта девушка представила всё так, как будто это она его оскорбила. Нет, конечно, она ведёт себя весьма вызывающе и не вполне соответственно возрасту, но, вместе с тем, отнюдь не глупа. К тому же, он никак не мог отделаться от мысли, что она ему определённо знакома. Из всех своих раздумий и сомнений, Снейп вынес только одно: эта мисс весьма непроста, что бы там не говорил Дамблдор, и надо установить за ней самое пристальное наблюдение.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 05:42
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:14 | Сообщение # 7

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 6

Казалось, неделя не закончится никогда. Днём я составляла план на новый учебный год и список необходимых материалов для будущих учеников, а ночью поднималась в кабинет директора, чтобы продолжить разрушительную процедуру наполнения Чаши. Я каждую ночь вновь и вновь переживала тот ужас, который мне довелось пережить однажды. Разница заключалась в том, что если прошлое иногда дарило мне передышку, то здесь всё шло сплошным потоком.

Каждая последующая ночь выдавалась тяжелее предыдущей, и к пятнице я уже с трудом узнавала себя в зеркале. Моя и без того весьма заурядная физиономия представляла собой нечто более чем неприглядное. Под глазами поселились тёмные синяки, кожа потускнела и натянулась на скулах, взгляд казался пустым. Профессор Дамблдор успокоил меня, пообещав, что внешность придёт в норму, как только мы закончим. Он тогда ещё прибавил с улыбкой, что ему это необходимо так же как и мне, поскольку студентов нужно эстетически развивать, а не пугать жутким видом преподавателя. Снейпа я больше не встречала, он, видимо, не выходил из своего подземелья.

В пятницу вечером я была настроена жизнеутверждающе. Во-первых, уже завтра приедут все учителя - было бы весьма любопытно познакомиться с ними. Во-вторых, в воскресенье школа наполнится учениками и, как сказал мне Дамблдор: «Как только это случится, ты увидишь насколько прекрасен Хогвартс, когда оживает». Ну а самым обнадёживающим известием было то, что сегодня предстояла последняя ночь господства Чаши и, предполагалось, что груз души навсегда покинет меня.

С наступлением положенного времени, я отправилась в кабинет к Дамблдору, почти не ощущая страха перед предстоящим, так велика была надежда на скорое завершение кошмара. Всё началось как обычно, но в этот раз повторилось ещё более ярко, чем когда-либо. Вспышки боли и ужаса резали мой мозг со всё нарастающей силой. Я уже не кричала – я хрипела, задыхаясь от собственного бессилия и слёз. Не знаю, сколько бы продолжалась эта пытка, если бы я наконец-то не начала терять сознание. Оно, то вспыхивало, то угасало и в одну из таких вспышек, я отчётливо различила в комнате две фигуры, склонившиеся надо мной.

- Что с ней такое? – как сквозь пелену услышала я голос.

- Теперь уже всё в порядке. Ты, главное, сделай то, о чём я тебя прошу.

- Конечно, профессор. Вы уверены, что обязаны быть там? Это может быть опасно.

- Мы уже говорили об этом.

Вспышка угасла, я снова провалилась в темноту.

Как только способность мыслить возвратилась, я открыла глаза и, увидев прямо перед собой расплывчатую фигуру, с надеждой в голосе спросила:

- Профессор, ну как, всё получилось? Это была последняя?

Стоящий передо мной человек наклонился. Резкость моего зрения практически восстановилась, и я обнаружила, что разговариваю не совсем с Дамблдором, точнее, совсем не с ним.

- К моему великому сожалению, профессор вынужден был срочно покинуть Хогвартс, - проговорил Снейп. - И поэтому я не могу ответить, всё ли у вас получилось. Но по вашему ужасающему виду могу с большой точностью сказать, что вам определённо достаточно.

- Что вы здесь делаете? – тупо спросила я, мой мозг всё ещё отказывался мне подчиняться и придумывать более оригинальные вопросы.

- Как ни прискорбно мне лично сообщать вам об этом, - ответил он. - Но на этот раз я вынужден играть роль вашей няньки, пока вы не перестанете пускать слюни, или пока не закончится ночь, и меня не потребуют к себе более важные дела.

Я промолчала, обдумывая ответ. Нет, он меня совершенно не задел. Я была бы озадачена, если бы услышала от Сейпа что-то другое. Меня больше заботили два вопроса: куда исчез Дамблдор и смогу ли я сейчас самостоятельно ходить. Выяснять это у Снейпа не хотелось, тем более что, поёрзав в кресле, я получила чёткий отрицательный ответ на один из них.

- Ну, раз вы играете роль моей няньки, - медленно сказала я, стараясь не коверкать звуки. - Начинайте меня нянчить.

К моему удивлению, Снейп не разозлился и даже не послал мне уничтожающего взгляда. Он взял со стола большую чашку чего-то дымящегося и протянул мне. Я попыталась её взять, но руки отказались подчиниться, и я беспомощно вдохнула аромат желанного кофе. Неожиданно Снейп присел возле кресла и поднёс чашку близко к моим губам. Я с наслаждением сделала большой глоток и мурлыкнула что-то нечленораздельное, затем продолжила жадно пить, а мужчина, сидевший возле меня, послушно наклонял чашку, не говоря ни слова. Наконец, чашка опустела, и я закрыла глаза, ощущая, как сон овладевает мной.

Прошло, наверное, несколько минут, а может быть несколько их десятков, прежде чем я снова очнулась. В комнате было очень тихо, и я подумала, что Снейп, справившись со своей задачей, покинул меня. Но, приоткрыв глаза, увидела - он всё ещё был здесь. Он сидел на полу, подогнув под себя ноги, и смотрел на мерцающее звёздами небо. Лунный свет заливал кабинет, но я могла видеть только профиль сидевшего на полу мужчины. Его лицо было расслаблено и необыкновенно красиво в этот момент. Каждая чёрточка, каждый штрих этой невероятной картины звучал во мне с нарастающей силой. Сейчас никто не посмел бы сказать, что "портрет" далеко неидеален. Он больше не был похож на надменного, жёсткого профессора или на бесстрастного, жестокого Упивающегося Смертью. Он выглядел почти так же, как когда-то давным-давно – бледным и уставшим, но невероятно красивым молодым человеком с грустными глазами, в которых можно было утонуть. Я сидела завороженная и боялась дышать, чтобы не разрушить это чарующее, но такое хрупкое мгновение.

Он обернулся так внезапно, что я не успела даже придумать, какое выражение придать своему лицу. Его черты менялись: между бровями образовалась глубокая складка, а губы побелели и сложились в тонкую линию. Я непроизвольно сжалась в кресле. Он, видимо, забыл, что сидит на полу, а когда осознал это и понял, что я тоже это осознаю, с шумом вскочил.

- Потрудитесь объяснить, - закричал он. - Чем вы так восхищаетесь, что даже не сочли нужным уведомить меня о своём возвращении в мир?

Я смотрела на него широко раскрытыми глазами и почти ненавидела. За несколько минут он сделал со мной то, от чего я бегала уже немыслимое количество лет и при этом ещё смеет кричать. Краска гнева залила моё лицо. Я резко вскочила, сбросив с себя плед, которым, оказывается, была укрыта.

- Не смейте кричать на меня, Снейп! – прошептала я не в силах издавать более громкие звуки.

Развернувшись к двери, я сделала два шага, но ноги не послушались, и я начала падать. Сильные руки подхватили меня и развернули обратно. Он смотрел мне прямо в лицо. Его скулы гневно двигались под кожей, а глаза метали почти осязаемые молнии.

- Я пообещал проследить за вами, пока вы окончательно не обретёте человеческий вид, а я всегда выполняю свои обещания! – выдохнул он мне в лицо. – Кто дал вам право мешать мне в этом?!

- А кто вам дал право… - я задохнулась и попыталась вырваться, но его руки держали крепко.

- Кто дал вам право, - повторила я, и снова планируемый крик обратился в шёпот. - Обещать делать со мной то, на что я не давала своего разрешения!

Он был явно озадачен. Его хватка ослабла. Воспользовавшись моментом, я вывернулась и выскочила за дверь, но пробежав по коридору около десятка шагов, поняла, что чересчур самоуверенна. Я почувствовала, как силы покидают меня. Усилием воли я сделала ещё пару шагов, чтобы, наконец, завернуть за угол. Холодный, липкий пот выступил на лбу. Прислонившись спиной к стене, я начала медленно сползать вниз. Кто-то подхватил меня на руки и понёс в неизвестном направлении. С большим трудом я чуть приоткрыла глаза, чтобы опознать человека, позволившего себе такое. Это снова был он.

- Как же я устала от вас, Северус, - прошептала я.

- Надо же, устала она от меня, - буркнул он. – А как я устал от вас за эту неделю…

И я снова потеряла сознание.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 06:03
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:14 | Сообщение # 8

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 7

Проснулась я от того, что кто-то светил мне в лицо. Я поморщилась и открыла глаза. Это оказался всего лишь солнечный луч, пробившийся сквозь неплотно закрытые ставни. Всё моё существо наполняла непривычная лёгкость. Я потянулась, прогоняя от себя остатки сна, и попыталась вспомнить, что произошло ночью. Память злорадно выдала несколько картинок, и её сменило чувство стыда. Вдобавок картинок явно не доставало, чтобы завершить паззл. Я осмотрелась. Всё указывало на то, что это моя собственная комната. Как же я здесь оказалась? Но память не дала ни единого шанса, так что оставалось только смириться. Коря себя за слабость и несдержанность, я поплелась умываться. Во время этой процедуры, раздался тихий стук в дверь. Я накинула мантию и открыла. На пороге стоял неприятный старик.

«Филч!» - крикнул разум.

Филч оглядел меня с ног до головы и заискивающе поклонился:

- Меня зовут Аргус Филч, я здесь, э-э-э, по хозяйственной части.

- Очень рада знакомству, мистер Филч, - соврала я, никто и никогда не был рад Филчу, и это уже сделалось его визитной карточкой.

Рот Филча растянулся в подобие улыбки, при этом кривые жёлтые зубы так торчали в разные стороны, что, казалось, они замерли в каком-то апокалипсическом танце.

- Профессор Дамблдор ждёт вас у себя, миледи, - Филч ещё раз отвесил горбатый поклон и удалился.

В этот раз я решила плотно застегнуть мантию. Поскольку времени на разглядывание себя в зеркале не оставалось, я махнула на это рукой, наспех прочла простенькое заклинание, и мои волосы заплелись в любимую тугую косу. Оглядев эту косу, насколько могла, я решила, что сойдёт и отправилась к директору.

В кабинете, кроме директора находилось ещё несколько преподавателей. Двое из них мне были знакомы, остальных я видела впервые.

- Вот, позвольте вам представить, - сказал Дамблдор, и все повернули головы в мою сторону, – наш преподаватель магической живописи, Элизабет Аттист.

Я была так обескуражена пристальным взглядом профессоров, что неожиданно для себя сделала реверанс. Все заулыбались и склонили головы в знак приветствия, кроме профессора Снейпа. Он продолжал сидеть с каменным выражением лица. Я топталась в дверях, чувствуя себя глупо, и старалась избегать встречаться взглядом с преподавателями, пока Дамблдор представлял их. Первым отозвался старенький профессор Флитвик, рост которого был в два раза ниже, чем у всех присутствующих,

- О, Мерлин, директор, - сказал он, улыбаясь. - Таких юных преподавателей у нас ещё не было.

- Вы ошибаетесь, - ответил Дамблдор, жестом предлагая мне присоединиться к остальным. – Мисс Аттист шестнадцать лет назад закончила Бэльстек, имеет богатый опыт преподавания и является мастером своего дела.

Он посмотрел на меня и хитро прищурился.

- И в чём же заключается мастерство мисс Аттист? – ледяным тоном осведомился Снейп.

- Я покажу, - весело сказал Дамблдор. - Вы же не против, Элизабет?

- О, конечно нет, - я чувствовала, что готова провалиться сквозь землю.

У Дамблдора в руках появилась одна из моих картин. Я даже вспомнила точное число, когда она была написана. В тот день я в последний раз открыла «Прорицатель» в своей тесной французской квартирке. На картине был изображён куст сирени. Большая часть его веток была сломана и обуглена, но одна большая ветка всё ещё цвела махровыми гроздьями, на которых переливались капельки росы.

«Странно, - подумала я. – Почему именно она?».

В кабинете воцарилась тишина. Все смотрели на картину.

- Я уже и ранее замечал, что у профессора Аттист весьма необычное представление об эстетике, - сказал вдруг Снейп. - Но до сих пор полагал, что магическая живопись - это нечто отличное, от того, что вы нам предлагаете.

В разговор вмешалась профессор МакГонагалл.

- А я полагаю, профессор Снейп, что картина весьма глубока, и создать её мог только по-настоящему талантливый человек.

Снейп хмыкнул.

- Спасибо, профессор МакГонагалл, - улыбнулась я и сразу почувствовала себя не в своей тарелке под её чересчур внимательным взглядом, – но позвольте мне доказать профессору Снейпу, что он прав лишь частично и делает немого поспешные выводы.

Я взяла картину из рук директора, который с выражением предвкушения протянул её мне, повернулась к Снейпу и впервые за это утро взглянула ему в глаза. Он принял невозмутимый вид. Не отводя взгляда, я расположила картину так, чтобы все могли видеть происходящее, протянула к ней руку и, сорвав с куста сирени одну цветочную гроздь, передала её Снейпу. Он, словно околдованный, взял её, и его ладонь осыпали мелкие капли росы. С минуту в кабинете было слышно только шум лёгкого ветерка, гуляющего под потолком, затем воздух взорвался аплодисментами. Аплодировали все, а Снейп крутил в руках ветку сирени, осматривая со всех сторон. Вскоре Дамблдор жестом попросил тишины.

- Я думаю, - сказал он, - это означает, что вы, мисс Аттист, приняты в наш коллектив.

Все начали жать мне руку и поздравлять.

- Увидимся за завтраком, - сказал Дамблдор учителям, и они, один за другим, покинули кабинет. – Останьтесь ещё на пару слов, Элизабет.

Я смотрела вслед уходящим преподавателям и радовалась, что первая встреча прошла много лучше, чем я смела ожидать. Последним к двери подошёл Снейп. В его руках уже не было моей сирени, наверняка она была ему неприятна, и он поспешил от неё избавиться. Неожиданно Снейп обратился ко мне.

- Что же, - сказал он. - Я сделал всё что мог. Вероятно, некоторые из наших студентов будут очень рады, что вместо очередного предмета, они получат весьма эффектное развлечение.

Окинув меня саркастичным взглядом, он удалился. Я растерянно посмотрела на Дамблдора. Тот смеялся.

- Прими мои искренние поздравления, Эни. Тебе удалось впечатлить самого непробиваемого из наших преподавателей.

- Что-то не похоже…

- Уж можешь мне поверить, - Дамблдор с довольным выражением лица устроился в кресле. – Отлично выглядишь!

- Вы льстите мне.

- Ничуть. Как настроение?

Я прикрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям, потом немного порылась в памяти и снова прислушалась. Я сохранила все воспоминания, но они больше не причиняли мне боли, скорее я испытывала глубокую печаль. Это и испугало, и обрадовало одновременно.

- Спасибо, - сказала я, и почувствовала, как слёзы наворачиваются на глаза.

- Ну-ну, - Дамблдор подошёл ко мне и чуть приобнял за плечи. - Снейп сказал, вчера ты держалась молодцом.

- Вы же не сказали ему, профессор?

- Ты и сама знаешь ответ.

- Тогда откуда ему было известно, как я должна «держаться»?

- Хм. Ну, ты же пила кофе и наверняка заметила, что в него добавлен не только сахар. Концентрированное зелье восстановления оказывает неприятное побочное действие, но надо же было как-то ставить тебя на ноги.

Он помолчал.

- Скажи, чего бы ты хотела сейчас больше всего?

Я немного подумала.

- Чего-нибудь съесть, - улыбнулась я. - И подшивку «Прорицателя» за десять лет.

Дамблдор искренне рассмеялся.

- Завтрак скоро будет готов, а по поводу газет я распоряжусь.

- Спасибо, - ещё раз поблагодарила я и покинула кабинет.

Уже подходя к двери своей комнаты, я вспомнила, что так и не узнала, куда Дамблдор столь внезапно исчез вчера ночью.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 06:19
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:18 | Сообщение # 9

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 8

Я поставила большой холст на подставку посреди своего кабинета и принялась за работу. Впервые мне довелось писать картину такого размера. Но для осуществления задуманного это было обязательным условием. Сделав несколько первых мазков, я задумалась, что же мне предложить студентам в первый день занятий, чтобы заинтересовать.

Вскоре подошло время завтрака, и я спустилась в общий зал. Все преподаватели уже были на месте, не хватало только Дамблдора и Снейпа. Подойдя к столу, я услышала, как профессор МакГонагалл зовёт меня.

- Мисс Аттист, я думаю, здесь вам будет удобно, - она показала на стул возле себя, я села. - Ваша сирень была весьма впечатляюща.

- Благодарю вас.

В этот момент к столу подошёл Снейп. Если бы его взгляд был материален, меня бы уже отскребали от стула. Свободным оставалось только одно место слева, но профессор явно занял его с неохотой. Я уставилась в свою тарелку. Это же насколько я была ему отвратительна, что он даже не желал сидеть со мной рядом.

Профессор МакГонагалл кашлянула.

- О, простите, - я повернулась к ней.

- Расскажите мне о вашей картине, - попросила она.

- Что же вам рассказать?

- Например, почему не весь куст цветёт?

- Потому что кто-то уничтожил его.

- А как случилось, что одна ветвь всё же расцвела?

- Ей удалось спастись.

- В вашей жизни тоже было так, мисс Аттист? – тихо спросила она.

Я заметила, что Снейп оставил завтрак и прислушался.

- Каждый художник в своих картинах отражает какую-то часть своей жизни, - уклончиво ответила я.

Она помолчала, позволяя мне приступить к трапезе, потом вновь спросила:

- Вам нравится наша школа, Элизабет? Директор сказал, вы приехали неделю назад.

- Да, мне очень нравится здесь.

- И вам не мешают наши безумные лестницы?

- Нет, профессор, они даже забавны.

- А в Бэльстеке тоже было так?

Я похолодела. Я же никогда не была в Бэльстеке.

- Нет, - ответила я.

- Вы, наверное, скучаете по своей школе?

- Я довольно давно закончила её, но иногда – да.

- Расскажите мне о ней…

Я замешкалась, но меня спас Дамблдор, который в этот момент поднялся из-за стола. Я была настолько встревожена вопросами профессора МакГонагалл, что, размышляя над тем, как бы не наломать дров, пропустила его появление. Все разговоры за столом прекратились.

- Как все вы, наверное, уже знаете, - сказал Дамблдор, – вчера ночью на Чемпионате мира по квиддичу произошёл некий инцидент. После матча, в самый разгар веселья, устроенного болельщиками победившей команды, в палаточный городок проникли маги, одетые в униформу Упивающихся Смертью и устроили там погром.

Я закашлялась. Снейп бросил на меня быстрый подозрительный взгляд. Я сделала вид, что не заметила.

- Но настораживает даже не это, - сказал Дамблдор. – Настораживает то, что кто-то был настолько дерзок, что послал в небо знак, который вам всем также хорошо известен.

Преподаватели зашептались. Я убрала руки под стол, так как не смогла справиться с дрожью.

- Мы помним, что никто не позволял себе такого уже давно, поэтому вчерашнее происшествие нельзя считать обычной хулиганской выходкой. Я прошу вас проявить особую бдительность в этом году, тем более что нам предстоит провести у себя Турнир Трёх Волшебников.

В зале наступила полная тишина, потом раздались возгласы удивления, одобрения и радости и, казалось, все забыли, о чём директор говорил до того. Но мне было не до веселья. Турнир Трёх Волшебников, конечно, очень важное мероприятие, однако то, что произошло на Чемпионате мира куда важнее. Я предчувствовала, что знак - это только начало. Не в силах справиться с накатившим унынием, я извинилась и покинула общий зал.

Войдя к себе в кабинет, я сняла повязку, уже ставшую обязательным атрибутом, и посмотрела на своё запястье.

«Может быть зря всё это», - подумалось мне.

В дверь постучали. Я поспешно вернула повязку на место и открыла. На пороге стояла профессор МакГонагалл.

- Вы не против, если я войду, мисс Аттист?

- Конечно, проходите, - я пропустила её внутрь.

Она посмотрела на холст, установленный недавно.

- Будет что-то грандиозное, да, Эни?

- Не так чтобы, - засмеялась я и осеклась.

- Да, я узнала тебя, - сказала профессор. – Ты ведь была одной из моих учениц.

Я поняла, что врать и отпираться бесполезно.

- Простите, - сказала я упавшим голосом. – Садитесь.

Она села. Я налила ей чаю, подвинула кресло и села напротив.

- Профессор Дамблдор тогда сообщил нам, что ты погибла, - начала она.

- Значит, у него были на то свои причины, - тихо отозвалась я.

- Где же ты была?

- В разных местах…

- Почему вернулась?

- Дамблдор позвал.

- Это его идея?

- Да, он хотел, чтобы никто не узнал.

- Значит никто и не узнает, - сказала она и поднялась, собираясь уходить.

- Профессор МакГонагалл, - позвала я.

- Да?

- Я очень рада вас видеть.

- И я очень рада, веточка, которая выжила.

- Всё не так…

Я хотела ещё кое-что объяснить, но она улыбнулась и вышла.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 06:27
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:18 | Сообщение # 10

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 9

Следующий вечер был суматошным. Все с нетерпением ждали прибытия учеников. В коридорах Хогвартса, то там, то здесь я встречала взволнованных, куда-то спешащих, преподавателей. В конце концов, все приготовления были завершены и мы собрались в общем зале.

Когда Дамблдор объявил, что на новое место преподавателя по «Защите от сил зла» приглашён Аластор Грюм, я испугалась не на шутку. Я хорошо знала этого человека и в моём списке тех, кем бы я хотела быть узнанной, он не то что стоял на последнем месте, он вообще был вынесен за скобки.

До сих пор я не проявляла чудес изворотливости: и при Хагриде неоднократно опростоволосилась, и Снейп уже что-то явно подозревал, а МакГонагалл, так вообще узнала. Но если Хагрид и МакГонагалл меня не страшат, а Снейпу я без того отвратительна, то Грюм церемониться не станет. Он сначала открутит мне голову, а потом уже побежит с ней к Дамблдору спрашивать, не обознался ли часом. К некоторому облегчению, Грюм во время пира вообще не обращал на меня внимания.

«Как директору могла прийти мысль позвать его сюда? - возмущалась я про себя. – Этот человек абсолютно сумасшедший».

Весть о Турнире Трёх Волшебников дети восприняли с большим восхищением, а вот о введении моего предмета с явным скепсисом, так что в класс я вошла сама не своя от волнения.

На меня с огромным любопытством глядели несколько пар детских глаз. Я осмотрела класс. Дети были очень разные и ожидали от этого урока, по-видимому, тоже каждый своё. За партой у окна примостилась чудная троица: два мальчишки и девчонка, которые живо что-то обсуждали, склонившись друг к другу.

- Приветствую вас, юные маги и волшебницы, - торжественно произнесла я, продолжая наблюдать за ними.

Кто-то толкнул рыжего мальчишку в бок, и все трое уставились на меня. Я обомлела. Лицо одного из них было удивительно знакомым. Я подсчитала в уме, всё совпало. Я уже выстраивала тактику общения с ним, когда в чувство меня привёл голос девочки.

- Мы просим прощения, профессор, - видно она решила, что я замолчала из-за их болтовни.

- Принимается, - сказала я и отвела глаза. – Итак, не буду нагонять на вас скуку, представляясь и обсуждая название нашего предмета. Я уверена, вы все давно прочитали эту информацию в расписании.

Подмигнув им, я продолжила:

- Скорее всего, вы удивлены, почему я не указала в списке необходимых материалов ни одного учебника. На это есть две причины: во-первых, достойных учебников я пока не встречала, истинные художники не большие любители писанины, а во-вторых, я и сама не могу дать вам точное описание того, чем мы будем заниматься.

Девочка, сидевшая в середине недавних болтунов, подняла руку.

- Да мисс…

- Грейнджер.

- Да мисс, Грейнджер?

Она поднялась и тоном строгого учителя сообщила:

- Я смотрела на каникулах книги по вашему предмету. Там есть чёткое определение относительно магической живописи.

- И что же оно гласит? – осведомилась я.

Девочка отбарабанила заученный текст:

- Магическая живопись представляет собой изображение предметов, мест, людей и животных в движении в определённый момент времени.

Я улыбнулась.

- Вам нравится это определение?

Она в замешательстве уставилась на меня.

- Мисс, Грейнджер, - сказала я спокойно. – Что вы чувствуете, когда произносите эти слова?

Она покраснела и нахмурилась. Я поблагодарила её и жестом попросила сесть.

- Как вы сами думаете, - обратилась я классу. – Чем нам предстоит заниматься?

- Рисовать бородатых стариков и толстых тётенек, которые умеют бегать с картины на картину, - сказал рыжий мальчик, класс отреагировал дружным смехом.

Я лишь чуть усмехнулась.

- Зачем? Этого добра и так полно в нашей школе, - отозвался с заднего ряда мальчишка залихватского вида, класс снова засмеялся.

- Видите, вы уже веселитесь, - сказала я. – Значит, картины заставили вас что-то чувствовать.

- Так мы будем рисовать стариков, - жалобно протянул пухлый мальчик.

- Нет, - я покачала головой. – Мы будем учиться самой главной вещи в жизни - претворять свои мечты в реальность.

Некоторые зашушукались, некоторые глянули с недоверием.

- Я покажу вам, - я достала картину, которая после встречи с профессором Дамблдором могла похвастаться только одним яблоком.

- Вы, - я указала на трогательного «пухлика» и замолчала, предлагая ему представиться.

- Невил Лонгботтом, - дрожащим голосом сообщил он.

Улыбка сползла с моего лица. В памяти живо воскресла страшная картинка случившегося с его родителями. Я не стала звать его к доске, а сама подошла, выставила перед собой картину и сказала:

- Угощайтесь!

Он в панике уставился на картину.

- Ну, смелее, протяните руку и возьмите!

Нехотя, он всё же потянулся к картине и через мгновение уже восхищённо рассматривал яблоко в своей руке.

- Вы можете съесть его, когда пожелаете, - ласково сказала я Невилу и вернулась на своё место.

- Ух ты, - закричал кто-то. – А можно я нарисую себе тысячу галлеонов?

- Можно, - я заулыбалась. – Но, боюсь, единственное, на что они сгодятся это служить вам эдаким развлечением. Например, вы можете высыпать их себе или товарищу на голову. Будет больновато, но, ручаюсь, этот душ и вы, и он запомните на всю жизнь.

Девчонки, сидящие за первой партой, захихикали.

- Тогда какой смысл? – протянул тот же мальчик.

- А какой смысл мистер…

- Спаркс.

- Какой смысл, мистер Спаркс, мечтать о них?

- Ну-у-у, мне нравится.

- Правильно, Вы испытываете радость, когда живо представляете себе эту огромную кучу денег. Моя цель, заставить вас вызвать у самих себя настолько яркие ощущения, чтобы научиться черпать из своих картин силы для новых свершений.

- Как это связано? – холодно осведомилась мисс Грейнджер.

- Я поясню, - я дружелюбно посмотрела на неё и затем обратилась к сидящему рядом.

Мне тут же услужливо сообщили, что его зовут Рон Уизли.

- Вот вы, мистер Уизли, о чём мечтаете?

Тот покраснел.

- Выиграть кубок по квиддичу.

Сидящие на задней парте хохотнули. Я не обратила на них внимания, достала пустой холст и стала быстрыми мазками наносить на него краску. Через несколько минут кубок был готов.

- Вам нравится, Рон?

- Я сотни раз видел изображение кубка, - разочаровано проговорил тот.

Я дописала на кубке «Рональду Уизли за наивысшие заслуги», схватила его и протянула Рону. Тот дрожащими руками взял кубок и стал рассматривать, поглаживая надпись.

- А теперь вам нравится?

- Ещё бы, - произнёс он, не отводя восхищённого взгляда от кубка.

- Но вы же понимаете, - осторожно начала я, – что он ненастоящий.

- Да это сразу видно, - выкрикнул кто-то.

- Спасибо, - сказала я крикуну. – Это действительно видно, если присмотреться. Так что же, мистер Уизли?

- Понимаю, - сдавленно ответил Рон.

- И понимаете, что даже если мы создадим десяток таких кубков, вам всё равно не ощутить триумфа победы.

Рон убито кивнул.

- Отлично, тогда верните его мне, - я протянула руку.

Он неохотно отдал. Я прикоснулась к кубку палочкой, и тот исчез с громким хлопком. На лице Рона отразился весь спектр чувств, которые он испытывал: ему было жалко кубок, он злился на меня за его безжалостное уничтожение, и не понимал, зачем я вообще всё это устроила.

- Мистер Уизли, - начала я. – Прошу меня простить за хладнокровное «убийство» вашего кубка, а сейчас соберитесь и скажите нам, что вы ощущали, когда он был у вас в руках.

Рон молчал.

- Давайте я помогу. Вы испытывали удовольствие от исполнения мечты, хотя и осознавали, что кубок фальшивый.

Рон кивнул.

- Теперь скажите, чего вам сейчас хочется, кроме того, чтобы наслать на меня порчу, - я улыбнулась.

- Снова держать его в руках! – воскликнул он.

- И вы будете рады, если я верну его?

Класс затаил дыхание.

- Нет, - тихо ответил Рон. – Я хочу настоящий.

- Тогда дерзайте! Вы ведь теперь точно знаете, что это за чувство и понимаете насколько хотите испытать его в полной мере.

Я оглядела класс.

- Вот для чего нужны картины. Чтобы вы могли понять, чего хотите на самом деле, чтобы вы могли почувствовать это и получить силу для реализации ваших надежд и желаний. Только не забывайте, - я взглянула на мальчишек хищно потиравших руки, – вы не должны изображать ничего такого, что приносит вред. Прежде всего, это сработает на вас самих. Я, конечно, могу успокоить, ничего страшного не произойдёт, но массу неприятных ощущений гарантирую.

Мы ещё некоторое время обсуждали секрет написания подобных картин, потом я задала задание – попытаться нарисовать самые любимые фрукты, чтобы мы вместе смогли попробовать их на следующем уроке, и отпустила детей. Они покидали класс, живо обсуждая услышанное.

Только, один студент остался за партой. Я подошла к нему и присела рядом.

- Гарри, верно?

- Да, - сказал он без особого удивления, потом, запинаясь, добавил. – Профессор Аттист, а можно научиться так писать картины, чтобы встретиться с изображёнными на них людьми?

- К сожалению, - грустно сказала я. – Я не смогу научить вас этому, потому что сама никогда подобного не могла. Люди и животные не поддаются моей кисти.

- Но вы пробовали?

- Да, я как-то раз написала птицу, - я глубоко вздохнула. – Однако когда я достала её из картины, она была мертва. С тех пор я не повторяла попыток. Наверное, нам не дано постичь природу жизни, Гарри.

- Простите, - сказал он и вылетел из класса.

Я печально посмотрела ему вслед и подумала: «Ты себе просто не представляешь, насколько я хотела бы того же».


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 06:45
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:19 | Сообщение # 11

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 10

Через пару дней я заметила, что на уроки ко мне записалось в два раза больше учеников. Это, безусловно, льстило моему самолюбию, но также нагоняло страху, поскольку ученики заведомо ждали от меня новых эмоций, а я не имела ни малейшего понятия, как их обеспечить. Всё же я была учителем, а не циркачом.

Вдобавок ко всему, на обеде, профессора МакГонагалл угораздило во всеуслышание сообщить мне, что студенты только и делают, что обсуждают мои уроки.

- Ничего удивительного, - едко заметил Снейп. – Я проходил мимо кабинета мисс Аттист, оттуда всё время доносится смех. Такое впечатление, что там изучают не искусство, а новые способы щекотки. Наши бездельники постоянно обсуждают то, что не имеет никакого отношения к учёбе, почему бы им не включить в этот список ещё и уроки живописи.

Профессор МакГонагалл наклонилась ко мне.

- Не обращайте внимания, профессор Аттист, - сказала она. – Профессор Снейп всегда выступает резко против, когда студенты отдают предпочтение кому-то из преподавателей.

- Конечно, - подтвердил Снейп. – Потому что я стою на страже результатов, а когда ученики изображают из себя на уроке коней, я более чем сомневаюсь, что в их головах останется хоть что-то полезное.

Профессор МакГонагалл метнула в него негодующий взгляд. Я успокаивающе дотронулась до её руки и сказала:

- Возможно, профессор прав, мне стоит уделить больше внимания основам.

Та покачала головой, но продолжать разговор не стала.

В этот же день я, проходя по коридору, снова наткнулась на Снейпа, распинавшего двух первокурсников. Я коротко поздоровалась и собиралась идти дальше, но мальчишки, видимо, до жути боявшиеся Снейпа, решили поискать защиты у меня.

- Профессор Аттист, - выкрикнул один из них. – Скажите профессору Снейпу, что он ругает нас несправедливо!

Не успела я открыть рта, как второй затараторил:

- Профессор Аттист, мы просто принесли на урок зельеделия ваше задание, ведь ваш урок следующий, а бумажные голуби вылетели из картины.

- Да, - подтвердил первый. - Мы же не виноваты, что они вылетели.

Снейп побагровел.

- Так, мистер Реймондс и мистер Паркер, - начала я с улыбкой.

Я точно знала, что ничего из картины «само» вылететь не могло, но мне было жаль детей.

- Мне кажется, что в следующий раз вам лучше помнить, что мои задания необходимо носить обёрнутыми в ткань или, по крайней мере, ставить лицом к стене. Мало того, я надеюсь, вы понимаете, как ужасно поступили, перебив преподавателя.

Мальчишки покраснели и уставились в пол.

- Простите их, профессор Снейп, - сказала я. – Видимо, я недостаточно ясно объяснила способы хранения картин, а потому здесь всецело моя вина.

- Что же, - сказал он холодно. - Я не знал, что вы, подобно этим школьникам, вознамерились срывать мне уроки.

Моя улыбка осталась на месте.

- Я заверяю вас, профессор, что это не так и обязуюсь проверить лично у каждого ученика, в чём они носят свои задания.

- Уж будьте так любезны, - процедил Снейп.

Мальчишки посмотрели на меня с благодарностью и собрались сбежать, но я остановила их.

- Разве профессор Снейп позволил вам уйти? – они замерли. – Профессор, у вас есть, что ещё сказать этим молодым людям?

- Нет, – буркнул Снейп. - Они могут убираться.

Мальчишки, что было сил, припустили прочь по коридору.

- Так-так, - сказал Снейп, когда мы остались одни. – Значит, я не ошибался. Вы решили устроить тут веселье вместо учёбы, мисс.

Он специально сделал ударение на последнем слове.

- Веселье это не так уж плохо, - пожала я плечами. - Где же им ещё веселиться, не в вашем же подземелье.

Он зло прищурился.

- Но сегодня они, представьте себе, решили, что это как раз подходящее место.

- Я надеюсь, профессор, - сказала я, добавив серьёзности в голос. - Что вы им доходчиво объяснили их ошибку и мне не придётся делать этого второй раз.

Казалось, Снейп сейчас взорвётся.

- Не думайте, что они избегут наказания, – прошипел он.

- О, - проговорила я, - это же я виновата, я и понесу это наказание. Что там необходимо сделать? Собрать дохлых слизней и принести вам? Давайте я нарисую вам этих слизней и принесу. Ручаюсь, они будут дохлые. И мне будет ужасно противно их рисовать, поэтому результат, на страже которого вы стоите, будет достигнут.

Он бросил на меня испепеляющий взгляд, развернулся и зашагал прочь. Я пожала плечами и сказала:

- Ну что же, не хотите, как хотите.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 06:55
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:19 | Сообщение # 12

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 11

События в школе проносились как стадо взбесившихся гиппогрифов, а мне оставалось только с изумлением наблюдать, как они мелькают мимо. В школу приехало много гостей для участия в Турнире Трёх Волшебников. Я, как преподаватель второстепенного предмета, живого участия в подготовке не принимала, вдобавок Снейп хорошо постарался, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что мои способности в магии весьма скромные. Я не расстроилась, поскольку это означало, что оставалось много времени для воплощения своего собственного замысла. Мало того, это избавило от прямого общения с Игорем Каркаровым, директором школы Дурмштранг, принимавшей участие в Турнире, которого я опасалась не намного меньше, чем Грюма.

С мадам Максим мы впервые побеседовали за закрытыми дверьми кабинета директора, и она, по его просьбе, посвятила меня в некоторые подробности жизни школы Бельстек. Так что теперь я могла без запинки рассказывать всем, кого интересовало, о годах своей «учёбы» там.

И вот, наконец, наступил день, которого все ждали с большим нетерпением - Кубок Огня должен был назвать имена Чемпионов. Я безразлично наблюдала за всеобщим ликованием, совершенно не разделяя интереса к жестоким издевательствам над детьми, которые они называли «турниром». Правда, немного успокаивало, что в этом году ввели ограничение по возрасту.

Однако, когда Кубок выдал имя четвёртого победителя, моё беспокойство усилилось не на шутку. Мнения преподавателей разделились: одни были уверены, что Гарри сам положил своё имя, другие, что над ним зло подшутили, но я чуяла большую беду во всём этом, и «почерк преступления» казался мне смутно знакомым. В глазах обескураженного мальчика читался сильный страх, и я старалась при каждой встрече подбодрить его, чем часто вызывала негодование некоторых учителей, учеников и гостей.

Однажды Гарри поймал меня в коридоре и тихо спросил, что я знаю о драконах. Я честно призналась, что разбираюсь в них только на уровне школьного курса и предложила ему расспросить об этом Хагрида. Вздохнув, он поинтересовался нельзя ли нарисовать ему какой-нибудь мешок на голову, чтобы все перестали так на него пялиться. Я улыбнулась и ответила, что мешок конечно можно, но тогда все начнут пялиться ещё больше. Потом как можно громче сказала:

- Не волнуйся, лично я тебе верю.

Он натянуто улыбнулся в ответ и поспешил прочь, а я отправилась готовиться к следующему уроку и по дороге натолкнулась на Снейпа.

- Значит вы хорошая, а мы все плохие, - сказал он ехидно.

- Я вас не понимаю, - удивилась я.

- Не нужно отпираться, я слышал, как вы кричали на всю школу, что верите Поттеру.

- Я не имею на это право?

- Вы прекрасно понимаете, что я имею ввиду. Вы учитель, если вы, конечно, ещё помните смысл этого слова. Я полагал, никому из учителей нет нужды объяснять, что Кубок не мог сам по себе выдать его имя.

- Я не знала, профессор, - притворно удивилась я, – что вы считаете мистера Поттера не по годам способным магом, который умеет делать то, что неподвластно большинству взрослых.

- Вы сума сошли, я считаю Поттера вторым, после Лонгботтома, лодырем. Он не просто ничего не знает, он не хочет знать.

- Тогда я вообще ничего не понимаю, - я придала своему тону оттенок озадаченности. - Если он именно такой, то я совершенно права, и он не мог этого сделать.

Снейп сверкнул глазами и сквозь зубы проговорил:

- Раз вы так умны, то без труда сможете объяснить мне повязку, которая находится на запястье вашей левой руки с тех самых пор, как вы приехали сюда.

- Без труда, - с готовностью сказала я и мысленно обрадовалась придуманной недавно уловке. - Я много работаю над картинами, рука очень устаёт, особенно запястье, приходится накладывать на него повязку. Причём, ваша слежка за мной даёт неверные результаты, повязки у меня на обеих руках.

Я покрутила руками у него перед носом.

- С чего вы взяли, что я слежу за вами? - он явно не собирался сдаваться.

- Но это же очевидно, - я смешно сдвинула брови. - Куда бы я ни пошла и что бы ни собралась делать, везде - вы. Вы что, решили подробно изучить меня, чтобы потом использовать как ингредиент в одном из ваших зелий?

- А может, это вы следите за мной?! – негодовал Снейп. – И поверьте, если я докажу это, я сделаю то, что вы так любезно предлагаете.

- О, пусть тогда это будет зелье остроумия. Как художник, я могла бы добавить в него красок, вы не находите? – я широко улыбнулась.

- Вы ведёте себя как подросток, мисс Аттист! - прошипел Снейп. - Этим вы хотите привлечь к себе студентов?

- Нет, мистер Снейп, этим я хочу отвлечь от себя вас!

- Вы! – Снейп в бешенстве стал наступать на меня.

- Что происходит, Элизабет? – к нам приближалась профессор МакГонагалл.

Снейп остановился. Я мгновенно стёрла улыбку с лица.

- Профессор МакГонагалл, - сказал он брезгливо. – Вы когда-нибудь допускали мысль, что Хогвартс настолько будет нуждаться в эстетике, чтобы принимать в ряды своих преподавателей студентов-переростков?

- Профессор, Снейп, - возмутилась та. – Я хотела бы напомнить…

- Профессор МакГонагалл, - прервала я серьёзным тоном. – Профессор Снейп прав. Я не права и признаю это, поэтому надеюсь на его великодушие, и мы больше не будем возвращаться к этой теме.

Снейп смерил меня высокомерным взглядом и удалился.

МакГонагалл недоумевала.

- Зачем ты выгораживаешь его? – спросила она. - Если бы я вовремя не вмешалась, он бы просто задушил тебя!

- Нет, что вы, - я усмехнулась. - Вам показалось. Мы иногда спорим с профессором, но это абсолютные пустяки.

- Ты бы поостереглась вступать с ним в подобные споры, он не станет шутить.

- Не беспокойтесь, я же сказала, я была не права.

- Смотри, Эни, - шепнула она. – Как бы нам потом не пришлось искать для тебя противоядие.

- Что Вы, профессор Снейп никогда не пойдёт на это.

Она покачала головой и пошла прочь. Хоть я и делала вид, что сомневаюсь в её правоте, я прекрасно осознавала, что это уже не смешно, а очень опасно. Снейп, безусловно, что-то подозревал и следил за мной. Я приказала сама себе больше не вступать с ним в перепалки, даже в том случае, если он станет невыносим. Было необходимо, чтобы его ненависть, а заодно и интерес к моей персоне ослабли.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 07:05
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:20 | Сообщение # 13

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 12

Благодаря переживаниям «заботливо» подаренным мне Турниром с его неожиданностями и невообразимой беспощадностью конкурсов, а также стараниям профессора зельеделия, судя по всему, путающего себя с моей тенью, я работала в усиленном режиме. Грозный декан не упускал возможности для язвительных комментариев по поводу всего, что я делала и говорила, особенно когда вокруг было много народу. Я сносила придирки молча, поскольку зареклась с ним спорить. Стараясь отвлечься от гнетущих мыслей, я каждый вечер привносила что-то новое в свою картину.

Наконец, настал день, когда я положила на холст последний мазок, и по нему тотчас же прошла волна света. Как только всё стихло, я дотронулась до изображения и ласково провела по нему.

- Ну здравствуй, - приветливо сказала я. – Что скажешь? Пустишь меня?

В этот момент раздался стук распахнутой двери, и мне в спину ударил поток воздуха.

- Нет, это переходит уже все границы! – орал Снейп. – Либо вы сами запретите им носить на мои уроки ваши задания, либо я…

- Дайте мне руку, - сказала я совершенно околдованная предстоящим открытием и, не отрывая глаз от картины, протянула ему свою ладонь.

Он поперхнулся и замолчал.

- Дайте мне руку, Северус, - настойчиво повторила я. – Мне срочно нужно это кому-нибудь показать.

То ли от моей невозможной наглости, то ли от собственного замешательства, он повиновался. Свободной рукой я дотронулась до холста, и всё моё тело затрепетало, когда картина чуть выгнулась и впустила.

Мы оказались в том самом лесу, который был изображён на холсте. С одним только отличием, теперь лес был живым. Листья на ветках деревьев раскачивал лёгкий ветерок. Стволы, ещё мокрые от только что прошедшего дождя испускали пар. Лучи солнца, пробиваясь сквозь кроны деревьев, образовывали длинные световые столбы, в которых плясали и искрились крохотные пылинки. Воздух был наполнен озоном и одурманивающим запахом цветущей липы.

Отпустив Снейпа, я затаила дыхание и сделала несколько шагов вперёд. Под ногами хрустнула ветка, и я вдруг остро осознала, что мне удалось. Сияя от радости, я повернулась к человеку, который, так же как и я, видел всё это.

- Посмотрите, - зашептала я, боясь разрушить мгновение. – Ну разве это не чудо?

Он молчал и, не отрываясь, смотрел на меня.

- Понимаете, что произошло? - я вдохнула полной грудью. – Это же она сама позволила нам увидеть. Я так верила!

- Так не бывает, - выдохнул он.

Я подбежала к нему.

- Да посмотрите вокруг. Мне же никогда не удавалось, никогда, а сегодня… Что сегодня?

- Сегодня? – как эхо отозвался он.

- Какое сегодня число?

- Двадцатое, кажется.

- Двадцатое! Я должна запомнить этот день! Это же …

- Невероятно, - добавил он.

- Да! – я, наконец очнувшись, перевела на него взгляд.

Он еле заметно улыбался.

- Профессор, - сказала я с жаром. – Вы же первый, кто это увидел!

Он посмотрел вокруг.

- Мы в картине? Внутри? – тихо спросил он.

- Ну, конечно! – я обхватила затылок руками, зажмурилась и ещё раз глубоко вдохнула. – А знаете, профессор, если она позволила вам войти, значит, вы ей понравились. Значит, вы можете приходить сюда, когда только пожелаете. А хотите, я подарю её вам?

- Нет, - вполголоса сказал он. – Я лучше… приду.

И прибавил чуть громче.

- Меня ждут ученики.

- Да-да, просто повернитесь и выйдете.

Он исчез. Я опустилась на траву и погладила её рукой. Она была тёплая, мягкая словно шёлк и чуть влажная от капель недавнего дождя. Я подставила лицо солнечным лучам. Было невероятно здорово, и думать ни о чём не хотелось.

***

Вечером того же дня, уже полностью придя в себя от недавней бури эмоций, я сидела за письменным столом, перенося баллы студентов в выданный мне формуляр. Это занятие наводило тоску, и я поминутно зевала. Камин пылал так жарко, что мне пришлось открыть дверь, чтобы не превратиться в одно из дымящихся поленцев. Я услышала шорох и подняла глаза, в дверном проёме стоял профессор зельеделия.

- Не любите заполнять бумаги? – спросил он спокойно.

- Не то что бы, просто это так странно – ставить оценки за мечты.

Он подошёл ближе.

- Вы сумасшедшая маленькая женщина, Элизабет, - проговорил он. – Я не могу вас понять.

- Разве нужно обязательно понимать?

Вместо ответа он повернулся к картине, всё ещё стоявшей на подставке.

- Как это работает? – спросил он и дотронулся пальцами до краски, ничего не произошло.

- Нет, я покажу вам, сделайте так, - я подошла и провела по воздуху рукой несколько раз. - Только по холсту.

Он повторил, но снова ничего не произошло.

- Да нет же, профессор, - я накрыла его руку своей и несколько раз погладила холст.

Мы оба почти сразу оказались внутри.

- Поймите, - повернулась я к нему. – Вы должны это делать нежно, будто ласкаете ребёнка.

Неожиданно он резко притянул меня к себе и коснулся губами моих губ, открывая их для поцелуя. Я задрожала, обвила его шею руками и с жаром ответила на поцелуй. Почувствовав мою страсть, он впился в мои губы ещё сильнее, и я совершенно потеряла над собой контроль, отдаваясь новым сладостным ощущениям.

Поцелуй закончился так же неожиданно, как и начался. Он отстранился, посмотрел на меня как-то растерянно и в мгновение ока покинул картину. Я тупо уставилась ему вслед.

«Что это здесь сейчас такое было, - спросила я себя спустя какое-то время. – Я что схожу сума?».

Я вышла в кабинет и тяжело опустилась в кресло, глядя на теперь уже закрытую дверь.

- Бред какой-то, - подумала я вслух.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 07:10
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:21 | Сообщение # 14

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 13

После необъяснимого инцидента Снейп перестал не только придираться ко мне, я вообще, как будто, перестала для него существовать. Но это было уже лучше, так как теперь я могла, не опасаясь комментариев, общаться с профессором МакГонагалл, с которой мы очень сдружились.

Она рассказывала мне обо всех последних новостях и о предстоящем Святочном бале. Она же посоветовала Дамблдору задействовать меня в его подготовке. Специально для этого случая я работала над несколькими простенькими картинами в духе шоколадного фонтана, не столько потому, что этот фонтан не могли создать иным способом, сколько для пущего развлечения гостей.

К дате проведения бала у меня уже было давно всё готово. Вечером Минерва зашла обсудить последние штрихи. Она светилась от предвкушения праздника.

- Эни, почему ты до сих пор не готова? – изумилась она.

- Мне что-то нездоровится, может быть лучше не ходить? – спросила я с надеждой в голосе.

- Ну как это не ходить, что это ты придумала? – она прикоснулась ладонью к моему лбу и внимательно посмотрела на меня. – Или что, ты всё ещё не можешь забыть тот бал?

- Да нет, что вы, всё в порядке, - рассмеялась я.

- Ну тогда побыстрее собирайся, я буду ждать тебя внизу.

Она ушла, а я стояла не в силах преодолеть надрывный крик девушки, звучащий в моём сознании сквозь треск разрываемой ткани:

«Какая же я идиотка! Вырядилась как кукла. Я никогда не хотела быть похожей на куклу! Вот скажи мне, для чего?!»

И другой, тихий успокаивающий голос:

«Он что прогнал тебя, да?»

«Да, сказал, что я заполняю собой всё пространство и этим его сильно раздражаю», - одна из собеседниц бросила рвать платье и зашлась в рыданиях.

«Хочешь, я больше не буду с ним разговаривать?», - спросила та, которая говорила тихо.

«Нет! - рыдания резко оборвались. - Ты не можешь. Пообещай мне, что не будешь этого делать! Пообещай!».

«Как скажешь».

Голоса стихли и я, решив, что пора кончать с этим, одела то, что первым подвернулось – брючный костюм цвета мокко и, накинув сверху мантию, спустилась вниз.

Минерва действительно ждала и провела бы рядом со мной весь праздник, если бы я, понимая, что ей скучно, не покинула её.

Постояв немного в одиночестве и поймав на себе несколько насмешливых взглядов слизеринцев, видимо обсуждавших мой магловский наряд, я решила вернуться к себе, но путь мне преградил Грюм.

- Я наблюдал за вами, профессор. Вы ни разу за весь вечер не поговорили с мадам Максим, - сказал он, и его жуткий глаз стал бешено вращаться.

- Мы все эти дни говорили с ней, - я попыталась придать своему голосу непринужденности. – Сегодня, я думаю, у неё есть более интересные собеседники.

- Вы имеете в виду этого косматого Хагрида? - спросил он и почему-то облизнулся.

- Никого я не имею в виду! - я возмутилась.

- И всё же, что вы думаете?

- Профессор Грюм, - сказала я. - Прошу меня простить, но я не намерена обсуждать с вами ни директора школы, в которой училась, ни кого-то другого тоже.

Он ухмыльнулся. Его нормальный глаз пытался прожечь во мне дыру.

- Вы зря не хотите говорить со мной. Или вам есть что скрывать?

- Ещё раз прошу меня простить,- нахмурилась я. - Но у меня есть некоторое неотложное дело.

Он не двигался с моего пути и продолжал буравить меня взглядом. Его искусственный глаз прыгал как сумасшедший. Я повернулась и пошла обратно в зал.

Испугавшись и расстроившись ещё сильнее, я больше не сумела вернуть своему лицу весёлое выражение. Настроение было безнадёжно испорчено, и дабы не омрачать своей кислой миной праздник окружающим, я вышла в морозную ночь. В тени замковой арки приглушённо беседовали два человека. Заметив меня, они замолчали, и я тактично прошла дальше, давая им возможность продолжить беседу.

Прогуливаясь по парку, я немного замёрзла, но возвращаться в зал не хотелось, а сон не шёл, и поэтому я двинулась дальше мимо хихикающих и целующихся парочек подростков. Выйдя на пустынное место далеко от огней Святочного бала, я спряталась в тени большого дуба и стала рассматривать причудливый узор покрытых изморозью веток.

- Почему я должен повторять дважды, - вдруг раздался гневный голос Снейпа. - Убирайтесь обратно в зал или вы сейчас же отправитесь спать!

Я не двинулась, решив, что он снова распекает юных влюблённых, но он вдруг вырос рядом и оторопело посмотрел на меня.

- Это вы? – сказал он. – А вы почему здесь? Почему не веселитесь?

- Как-то не получается.

- Я не верю своим ушам. У вас, и не получается?

Я зло глянула на него.

- Если вы, профессор, задумали устроить словесный поединок, то я отвечу вам так: вы победили, противник посрамлён и в панике бежит, бросая свои скудные пожитки. Пожалуйста, оставьте меня одну.

- Вы здоровы?

- Какое вам дело? Простите, но я начинаю вас бояться. Вы вечно приходите, требуете от меня чего-то, кричите, а я всего лишь хочу остаться одна.

- Я и не собирался вам мешать, - пробурчал он. – Только если вы завтра подхватите воспаление лёгких, не ждите, что я брошу все дела и буду готовить для вас лекарство.

Мои нервы не выдержали. Он не сказал ровным счётом ничего, но на сегодня это было последней каплей, и я сорвалась.

- Ну что я вам такого сделала? – закричала я. – Ну почему вы просто не оставите меня в покое? Почему бы вам всем не оставить меня в покое!

- Но вы сами сделали это, - возмутился он. – Сами!

- Да что я сделала, что? – мой голос сорвался на высокой ноте и я тихо, с мольбой в голосе, добавила. – Уйдите, а?

Тоном, не терпящим возражений, он сказал:

- Следуйте за мной.

Я сдалась и обречённо поплелась за ним. Мы шли долго, спускаясь и спускаясь по лестницам. Мне показалось, что этому никогда не будет конца. В конечном счёте, мы вошли в небольшую жилую комнату. Он пропустил меня вперёд и закрыл дверь на ключ.

- Начинайте, - сказала я, обречённо посмотрев на него.

- Начинать? – вдруг усмехнулся он. – Как скажешь.

Он шагнул ко мне и накрыл мои губы своими. От неожиданности я отскочила, и сама не понимая, что несу чушь, выкрикнула:

- Что ты делаешь? Ты же привёл меня сюда читать нотации!

Он чуть склонил голову на бок и, прищурившись, взглянул на меня.

- Н-нет? – сказала я запинаясь.

- Нет, - ответил он, еле сдерживая улыбку.

Я больше не знала, что сказать. Это уже было ни на что не похоже. Он не двигался. Я снова разозлилась.

- Всё, Северус, тебе это удалось, - крикнула я. - Ты выставил меня полной дурой! Можешь выпускать!

- И не подумаю, - сказал он. – Тебя же предупреждали держаться от меня подальше, но ты никого не послушала, так?

Сузив глаза, он стал медленно надвигаться на меня. Я попятилась. Через пару шагов я наткнулась на препятствие и, не удержав равновесия, плюхнулась на что-то мягкое. Он рывком подскочил ко мне. Я зажмурилась и вдруг почувствовала, что он снова завладел моими губами. Поцелуи были жаркими и требовательными. Чувства смешались. Разума вообще как будто и не было никогда. А этот новый, совершенно незнакомый мне мужчина заставлял меня покоряться так, чтобы я хотела чувствовать себя покорённой. И я больше не смогла ему противиться.

«Что же это я делаю?», - мелькнула последняя мысль, и я отдалась ему без остатка.

Позже, лёжа рядом, я мельком взглянула на него. Он смотрел вверх в темноту, и его лицо ничего не выражало.

- Я думала, ты ненавидишь меня, - сказала я тихо.

- Нет, - ответил он равнодушно и добавил. – Я – мужчина, а ты – достаточно привлекательная женщина, чтобы я мог желать тебя. Я предложил – ты согласилась, всё честно.

К моему сердцу подкралось и медленно заползло липкое и холодное чувство разочарования и словно змея проглотило трепыхавшуюся в нём частичку надежды. Я болезненно поморщилась. Внутренний голос с насмешкой отозвался: «Глупая-глупая Эни, неужто ты ожидала чего-то другого?».

Я помолчала немного, потом произнесла:

- Скоро рассвет, мне пора возвращаться к себе.

- Иди.

Я поднялась, плохо слушающимися пальцами натянула на себя одежду и пошла к выходу. Он открыл мне дверь.

- Я хочу не прерывать наших встреч, - донесся до меня его голос.

- Нет, - коротко бросила я и вылетела в открытую дверь.

«Всё правильно, - твердила я себе, пролетая по коридорам школы. – В этом нет ничего такого. Тебе уже давно не восемнадцать».

Но сердце не слушалось, тоска подступала к горлу, а слёзы катились и катились по щекам.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 07:24
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:21 | Сообщение # 15

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 14

Теперь уже и я старательно делала вид, что всем довольна. Минерва, видимо, раскусила мою плохую игру и несколько раз пыталась поговорить со мной, но я тактично уходила от этого разговора, объясняя всё предвесенним, а потом уже и весенним стрессом. Она сдалась и больше попыток не предпринимала.

Отныне уже не сомневаясь в своих силах, я всецело посвятила себя работе. Весь год я учила детей воплощать на холсте свои мечты, пора было воспользоваться собственными советами. Учебный год близился к концу, так что работы стало вдвое больше. Постепенно я успокоилась, и ко мне вернулось душевное равновесие.

В день последнего конкурса Турнира Трёх Волшебников профессор МакГонагалл всё же затащила меня на стадион, хотя Мерлин свидетель, я сопротивлялась как могла. Стадион был переполнен, все кричали и скандировали имена фаворитов, а я почему-то не могла побороть охватившее меня беспокойство. Я беспрестанно ёрзала на скамье и мяла в руках подол своей мантии.

Когда объявили старт Чемпионов, и они ринулись в лабиринт, я зажмурилась. Минерва похлопала меня по руке и попросила так не волноваться. Потянулось напряжённое ожидание. Примерно минут через сорок в центре стадиона возникли два мальчика. Зрители, как по команде, подскочили со своих мест, зааплодировали и засвистели. Я тоже вскочила и то, что предстало перед моим взором, заставило меня повалиться обратно. Предчувствие не обмануло, один из мальчиков был мёртв. Все кричали, толкались и пытались пробиться на поле. Я встала и, как в тумане, побрела в обратном направлении. В голове отдавались отзвуки страшного крика Гарри: «Он вернулся!».

***

Через несколько дней, когда мы проводили гостей, а затем и учеников, я в нерешительности остановилась на пороге кабинета директора.

- Проходи, чего стоять в дверях, - сказал Дамблдор.

Я не двигалась с места.

- Что мне теперь делать, профессор? – спросила я.

Он подошёл и аккуратно подтолкнул меня внутрь.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Вы, так же как и я знаете, что это правда,- я запнулась и стала нервно кусать губы. – То, что Тёмный Лорд вернулся.

- Знаю, - печально сказал он. – Но ты учитель, и, так же как и все остальные на твоём месте, должна набраться мужества и продолжать учить детей.

- Разве вы ничего не потребуете у меня?

- Может быть и потребую, когда придёт время, - он сделал ударение на последней фразе. - А сейчас ступай, займись работой. Можешь съездить куда-нибудь во время каникул.

- Я не хочу.

- Тогда оставайся в школе, но, прошу тебя, возьми себя в руки и больше не отвлекай меня. Если потребуется, я сам тебя позову.

- Хорошо, профессор Дамблдор.

Я последовала совету директора и, уняв бушевавшие эмоции, съездила в Лондон закупить новых материалов, а когда вернулась, продолжила работу.

В один из дней каникул, решив прогуляться, я, проходя по двору школы, столкнулась со Снейпом. Он был чем-то очень расстроен.

- Вы не уехали? – спросил он. – Почему?

- Мне некуда ехать, - пожала я плечами. – А вы почему всё ещё здесь?

- Дела, - коротко бросил он.

- Вы чем-то расстроены? – не удержалась я от вопроса.

- Мне кажется, это не совсем ваше дело, - он повернулся, чтобы уходить.

Я остановила его и достала из кармана ключ.

- Вот, это запасной ключ от моего кабинета, - сказала я тихо. – Если вам будет плохо, можете воспользоваться той картиной, помните? Я сама всегда так делаю.

Он удивлённо уставился на ключ, но не взял его. Я тяжело вздохнула, положила ключ на ближайшую скамейку и спешно удалилась.

Вечером, когда я уже собиралась ложиться спать, Снейп вдруг возник на пороге.

- Чего ты хочешь от меня? - спросил он хриплым голосом. – Чего?

Я испуганно помотала головой.

- Прекрати свою игру, Элизабет! - он запнулся. – Ты хорошо знаешь, что нам нужно, обоим!

Он тяжело дышал и подходил ко мне всё ближе.

- Мне ничего не нужно! – в отчаянии взвизгнула я.

Но он уже грубо схватил меня и стал целовать с такой силой, что я застонала и всем телом подалась ему навстречу. Он, как и прежде, обрёл надо мной власть, не позволяя даже помыслить, что может быть иначе. Он яростно срывал с меня одежду, а его губы превращали меня в слабое, безвольное существо. Задыхаясь, я стала шептать его имя, и нас закружил ураган такой дикой страсти, что, казалось, моя маленькая комнатка выгорит дотла.

Когда ураган стих, он отстранился и вопросительно посмотрел на меня, а я, не говоря ни слова, обняла его и притянула к себе.

«Ты победил, Северус, - подумала я печально. – Ну что же, пусть будет так».


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.

Сообщение отредактировал Gita_Ogg - Вторник, 31.07.2012, 07:33
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » Чаша Терзаний (фанфик по книгам "Гарри Поттер", гет, роман, СС/НЖП, макси)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы пишите?
Всего ответов: 131
 





 
Поиск