Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » Чаша Терзаний (фанфик по книгам "Гарри Поттер", гет, роман, СС/НЖП, макси)
Чаша Терзаний
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:21 | Сообщение # 16

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 15

Наши встречи были нечастыми и только тогда, когда он хотел того. Он просто приходил ко мне, и мы бросались в объятия друг друга. В такие моменты он продолжал хранить молчание, а я покорно принимала всё, больше не пытаясь ничего выяснять. Порой, меня навещали мысли, что это не может продолжаться вечно. Что рано или поздно ему надоест, и он забудет обо мне. Но я упорно гнала их от себя. Не смотря ни на что, в его объятиях я чувствовала себя необходимой, и желание ощущать это маленькую, хромую радость не позволяло мне снова сказать ему «нет».

***
Министерство магии изо всех сил пыталось замять произошедшее в финале Турнира. Газеты пестрели статьями, «изобличающими» Гарри и Дамблдора во вранье. Сам министр несколько раз делал заявления, призывая народ не паниковать и считать всё случившееся обычным несчастным случаем. Вся школа жила как на пороховой бочке, ожидая, что же выкинет Министерство в следующий момент. И когда до начала нового учебного года оставалось несколько дней, они всё-таки прислали к нам своего «шпиона».

Дама была такая, что без слёз и не взглянешь. Мало того, что у неё напрочь отсутствовал вкус, и держалась она подчёркнуто высокомерно, так, ко всему, она имела привычку говорить несусветные гадости елейным голоском. Только-только оказавшись в школе, она сразу же стала во всё совать свой нос и вести себя так, будто все ей что-то должны. Я старалась держаться от неё подальше, так как она меня порядком раздражала.

Каждый день она устраивала набеги на классы разных преподавателей с целью, которую называла: «проверки соответствия установленным нормам обучения магическим наукам». Но мы-то понимали, что страдавший последние время высшей степенью паранойи министр Фадж, прислал её вынюхивать наш «тайный замысел». Никакого замысла, конечно же, не было, и школа работала в привычном режиме, но грозная мадам, как бельмо на глазу, мешала мыслить и действовать адекватно.

Однажды, сразу после обеда в сопровождении директора и деканов колледжей она добралась и до меня. К счастью, урока у меня в этот момент не было, и я просто рассматривала работы детей.

- Так-так, мисс Аттист, - начала она с порога в своей обычной манере изъясняться. – Хоть в Министерстве и довольны введением Вашего предмета, я никак не пойму, чему вы учите детей?

Я взглянула на неё, тошнота подступила к горлу от невообразимо розового цвета её одеяния. Вопреки всем стараниям, сдержаться не получилось, и чувство отвращения во всей красе отразилось на моём лице.

- Что это с вами? – спросила она, и в её слащавом тоне появились нотки угрозы.

- Мне так плохо, так плохо, - ответила я, поминутно сглатывая.

- Отчего же? - она изобразила участие.

- Слишком много сладкого сегодня, - пожаловалась я. – Так что даже в глазах темнеет.

Она не поняла моей иронии.

- Да, профессор Дамблдор, - повернулась она к директору. – Мисс Аттист права, я неоднократно замечала, что вы, выше всякой меры, балуете детей сладостями.

- Идите сюда, дорогая, - сказала она мне, но я осталась на месте и скорчила страдающую гримасу.

- Вы не представляете себе, профессор Амбридж, - застонала я. – Какое это чувство. Будто тебя опустили в чан с розовым вареньем, и ты барахтаешься там, пытаясь не захлебнуться в окружении ужасного количества дохлых мух.

Она гадливо поморщилась.

- Ну что вы, не нужно так убиваться, - протянула она. – Выпейте что-нибудь и всё пройдёт. Скажите лучше, как вы относитесь к кошкам? Я бы хотела попросить вас…

- Я люблю кошек, - перебила я её и всхлипнула. – Они такого приятного цвета и совсем не сладкие.

Она оторопела. Директор и деканы смотрели кто в потолок, кто на стену и кусали губы.

- Вы в своём уме? – протянула Амбридж.

- Простите великодушно, многоуважаемая профессор Амбридж, - захныкала я. – Больше не могу ни о чём думать.

- Я считаю нам лучше зайти попозже, - бросила Амбридж и повернулась к сопровождающим. – Помогите кто-нибудь этой леди. Как вы вообще допускаете, чтоб такое происходило с учителями.

- Да-да, вы как всегда правы, - поддакнула я. – Мне срочно нужна помощь.

- Я попробую что-нибудь сделать, - сухо сказал Снейп.

- Хорошо, - отчеканила Амбридж и бросила на меня притворно участливый взгляд. – Поправляйтесь милочка.

Профессор Дамблдор пропустил Амбридж вперёд, и она гордо зашагала по коридору. Напоследок директор взглянул на меня поверх очков, еле заметно улыбнулся и погрозил пальцем.

Я некоторое время ещё крепилась, потом не выдержала и прыснула от смеха. Снейп стоял, оперившись на дверной косяк, и смотрел на меня, качая головой.

- Ты сума сошла, - сказал он. – Ты думаешь, это так просто сойдёт тебе с рук? Да она завтра же уволит тебя.

Я прекратила смеяться и махнула рукой.

- Не уволит, у неё нет таких полномочий, к тому же, она вряд ли поняла о чём речь. Она слишком самодовольна, чтобы допустить возможность насмешки, вдобавок, ты сам слышал, Министерство одобряет мой предмет.

- И всё же, я думаю, тебе не стоит повторять такое, - сказал он с нажимом.

- Хорошо, - согласилась я и добавила довольным тоном. – Но тебе же понравилось?

Он усмехнулся и направился вслед за процессией.

***
Хотя я оказалась права, и Амбридж не приняла ничего на свой счёт, но её разрушающая энергия, как червь, подтачивала удовольствие от работы. Мало того, Минерва убито поделилась тем, что Долорес Амбридж применяет к детям телесные наказания. Я полностью разделяла её негодование и сожаление по поводу нашего бессилия. Но беда, как говорится, не приходит одна, и вскоре случилось то, чего вообще никто не ожидал – Дамблдора временно отстранили от исполнения обязанностей директора.

К счастью, я закончила картину, которой грезила, а это подпитывало энергией посильнее солнечного света.

Однажды, когда день выдался особенно тяжёлым, я лежала в своей кровати, бессмысленно уставившись в потолок. Сил выносить это ужасное нечто практически не осталось. Я с большим трудом сдерживалась, чтобы не наговорить ей ещё больше гадостей, нежели в первый день нашего знакомства, поскольку теперь она могла беспрепятственно уволить меня. Мне было противно любое воспоминание о том, как приходилось унижаться. Даже Снейп в её присутствии только сцеплял зубы и молчал.

Быть может, я бы и уступила собственному гневу, но Дамблдор за несколько дней до того, как его отстранили от обязанностей, собрал нас всех у себя в кабинете и просил набраться терпения, уверяя, что вскоре всё вернётся на круги своя. Каждый день звенел надеждой на избавление Хогвартса, но каждый вечер нас постигало одно и то же разочарование.

Из оцепенения меня вывел глухой удар в стену. Снейп ворвался в мою комнату, как и всегда, без приглашения и стука. Я даже не потрудилась сменить позы. Он присел на край кровати.

- Устала? – спросил он вдруг.

- Тошнит, - ответила я. - Мне ещё никогда не приходилось так долго питаться чем-то настолько же приторным и безобразно-розовым.

Он ухмыльнулся.

- Эта… - он не стал произносить вслух ругательство. – Всё равно выследит нас, а я не могу ничего придумать лучше, чем просто отравить её. Но поскольку пока это невозможно, то она всё-таки добьётся, чтобы мы все здесь плясали под её дудку.

Я спокойно поднялась. Сейчас был самый подходящий момент, чтобы поставить точку в наших отношениях. Но меня приводила в ужас сама идея того, что его руки никогда больше не прикоснутся ко мне, что я больше никогда не испытаю чувства покоя в его объятиях. В конце концов, я призналась в собственной слабости и малодушии, наличие которых позволяло украсть у жизни ещё несколько мгновений для себя.

- Нет, - резко сказала я. – Я не позволю этому безвкусному чуду делать с нами всё, что ей хочется. Это мы будем делать всё, что захотим, а она пусть идёт к Мерлину!

Я подошла к стене, где была заботливо накрыта плотной тканью моя последняя работа и сдёрнула покрывало. Я услышала, как Снейп совсем тихо ахнул.

На первом плане картины была тропинка, которая убегала вдаль и упиралась в маленький двухэтажный домик, за домиком, словно зеркало, отражало звёзды небольшое озеро.

Мы вошли и, шурша примятой травой, пошли к дому. Взойдя на низкое крыльцо, я потянула за ручку, дверь с тихим скрипом отворилась, и перед нами предстала прохладная тёмная комната. Я глянула в сторону камина, и огонь, мгновенно разгоревшись, стал, потрескивая, пританцовывать между поленьев. Дом наполнился приятным теплом. Я обернулась, Снейп всё ещё в нерешительности стоял в дверях.

- Проходи, - сказала я спокойно. – Это теперь и твой дом тоже.

Он подошёл и обнял меня.

- Помнишь, я сказал тебе, что ты не нужна мне? – тихо спросил он. – Я солгал.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:22 | Сообщение # 17

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 16

Дни наполнились смыслом, и даже ненормальная Амбридж уже почти не выводила меня из себя. Кроме того, она занялась усиленными поисками несуществующей «армии Дамблдора» и временно перестала шпионить за преподавателями.

Каждый вечер мы проводили вдвоём в «нарисованном» доме, и это помогало поутру с новыми силами бросаться в «бой».

Так пролетел почти весь учебный год, а Амбридж всё ещё не оставила своих безуспешных попыток «обличить преступников». Уже и экзамены завершились, во время которых, к слову, весёлые братцы Уизли попортили крови отвратительной мадам. Мне было жаль узнать об их отчислении, на мои уроки они всегда приходили с радостью, а их работы - это было нечто невообразимое. Но, похоже, они сами нисколько не огорчались, покидая школу.

«Жаль, что Дамблдор бессилен сейчас что-либо сделать для них», - думала я, с грустью глядя в окно любимого дома и нервно перемешивая ложкой сахар в чае.

Ночь уже перевалила за середину, а Северус так и не пришёл.

Я поднялась и вышла на крыльцо, чтобы покинуть картину, но на тропинке я увидела его. Он довольно улыбался.

- Что случилось? – спросила я, подбежав к нему.

- Пойдём в дом, я смертельно устал.

В доме я налила ему чаю и поставила на стол плетёную корзинку с фигурными коржиками.

- Тоже отсюда? – спросил он, недоверчиво глядя на корзинку.

- Нет, - я улыбнулась. – Они самые обычные. Так что же тебя так обрадовало?

Он поджал губы.

- Она таки заставила меня отдать ей сыворотку правды, и странно было бы, если бы мисс Чанг не рассказала ей всего. Эти глупые, самонадеянные дети тренировались. И знаешь где? Я сам не ожидал. В Выручай-комнате, под самым носом у Амбридж. Она была в такой ярости, что едва не поубивала их всех.

Он нахмурился и продолжил:

- Представляешь, они пришли, чтобы забрать профессора Дамблдора в Азкабан, жалкие министерские шавки!

- С профессором всё в порядке? – затаив дыхание, спросила я.

- О, ещё бы! Они просто мелкий сброд недоучек, давно позабывший элементарные вещи в своих удобных министерских креслах.

Он остановился, переводя дыхание.

- Гарри Поттер, - он выплюнул это имя, как будто оно имело весьма неприятный привкус. – Наглый, безответственный мальчишка. Решил, что ему всё позволено, что он уже сам может учить! Если бы не Грейнджер, которая хоть и невозможная выскочка, но единственная, обладающая интеллектом в этой толпе неучей, всё могло бы закончиться весьма плачевно.

- Но ты ведь помог ему, верно?

Он посмотрел на меня с удивлением.

- С чего бы это я стал помогать этому заносчивому лентяю?

Я покачала головой.

- Не лги мне, Снейп, я же видела на твоих губах улыбку, когда ты шёл сюда.

- Это из-за того, что Поттер на этот раз уже точно не выйдет сухим из воды.

Я посмотрела на него с недоверием.

- И всё-таки, ты помог ему, - тихо сказала я.

- Да с чего ты взяла! – он закричал. – Будь моя воля, я удавил бы его прямо там!

Потом цокнул языком и спокойно добавил:

- Вместо этого я решил, что с подобной работой неплохо справятся кентавры, я же не виноват, что Амбридж такая «душка» и сумела им понравиться больше. Вон, её теперь всё Министерство ищет.

Я несколько секунд, не веря своим ушам, смотрела на него, потом рассмеялась.

- Как ты справляешься со всем этим, Северус?

Он уставился в чашку и проговорил.

- С трудом.

Я подошла к нему сзади и обвила его руками.

- Если я могу что-то сделать для тебя, только скажи.

- Можешь, - отозвался он тихо. – Просто постой так.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:23 | Сообщение # 18

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 17

Мы не успели перевести дух после отстранения от дел Амбридж, а новая беда уже обрушилась с силой дубинки разъярённого тролля. Наш мир, наконец, признал, что Воландеморт вернулся, а Гарри, как всегда, оказался в центре событий. Я искренне соболезновала ему, поскольку не понаслышке знала, что может чувствовать подросток, которого жизнь постоянно хлещет по щекам. Я и сама находилась не в лучшем эмоциональном состоянии, даже осознание того, что рано или поздно все поверят в неизбежное, не спасало от постоянного чувства страха. И только в объятиях Северуса гнетущие мысли временно отходили на второй план.

Дамблдор уже давал мне понять, что я должна забыть дорогу в его кабинет, и я забыла, но вдруг в конце осени от него пришла сова, требующая срочно явиться. Поднимаясь к нему, я недоумевала, почему именно сова. Безрадостные мысли, толкаясь, наполняли сознание. Однако того что произошло дальше, даже я, со своей мнительностью, никак не могла предположить.

Дамблдор пригласил меня сесть, а сам отвернулся к большому окну.

- Мне нужно сказать тебе кое-что очень важное, Эни, - произнёс он ровно. – Но я хочу, чтобы ты отнеслась к этому с пониманием.

Он сделала паузу.

- Я знаю о ваших встречах со Снейпом, хотя нужно отдать тебе должное, ты выбрала идеальное место, для того, чтобы успешно водить меня за нос.

Директор не смотрел на меня, но я опустила глаза и стала пристально изучать свои колени.

- Если вы позволите, профессор, я бы не хотела обсуждать свою личную жизнь с вами.

- Не позволю! – сказал он жёстко. – Ты понимаешь, что злоупотребила моим доверием? И в конце концов это просто неприлично, в твоём возрасте настолько не уважать себя.

Краска начала заливать моё лицо.

- У вас нет права судить меня.

- Нет, Эни, у меня есть такое право. Я отлично помню, чем всё это закончилось для тебя в прошлый раз.

- Тогда всё было не так…

- Хватит, - оборвал он. – Ты должна прекратить это немедленно!

- Но я не могу, профессор, - я почти умоляла. – Я нужна ему.

- Ты кого пытаешься обмануть, меня или себя? – он повернулся и стал нервно ходить взад-вперёд. - Ты обязана порвать с ним сегодня же!

- Нет! – выкрикнула я. – Хотите уволить – увольняйте, но приказывать мне такое вы, как директор, не имеете права.

- Да, как директор, не имею, - холодно бросил он. – Но как Хранитель Чаши я приказываю тебе. Это – моя цена.

Моё тело обдала ледяная волна безысходности.

- Как пожелаете, профессор Дамблдор, - убито сказала я, провела рукой по лицу и мрачно добавила. – Что угодно и когда угодно. Я должна пойти немедленно?

- Эни, я хочу, чтобы ты поняла…

- Не стоит. Вы назвали цену – я заплачу её, а после покину Хогвартс.

- Ты не сможешь этого сделать, ты – учитель и не подведёшь своих учеников.

- Вы – жестокий человек, профессор.

- Я давно живу, и поверь мне, так будет лучше для всех. Иди, - он указал на дверь и добавил. – Но запомни, пока я жив, возврата быть не может.

Кое-как добравшись до своей комнаты, я упала на кровать и накрыла подушкой голову. Глаза были сухими и горячими, а дыхание отрывистым. Дамблдор отобрал у меня единственное, чем я жила эти два года и даже выбора не оставил. Чувство глубочайшей безнадёжности охватило меня и принесло с собой тоску и пустоту. Безудержно хотелось выть. Через каких-нибудь полчаса придёт Северус, и всё будет кончено. За него я не переживала, он быстро вернёт свою жизнь в привычное русло. А мне останется только собрать осколки и замаскировать их под нечто, отдалённо напоминающее душу Эни Блэкстоун.

Уткнувшись невидящим взглядом в плотно завешенную картину, под тканью которой будет теперь навечно похоронен наш когда-то общий дом, я не заметила как он вошёл.

- Зачем ты закрыла картину?

Я вздрогнула и тотчас натянула маску полного безразличия.

- Что вам нужно, профессор?

Он заметно помрачнел, но всё же спросил:

- Что с тобой, Элизабет?

- Вы мешаете мне сосредоточиться! – чёрство ответила я.

- Хорошо, я уйду, - угрюмо сказал он. – Но сначала ты объяснишься.

- Я не обязана вам ничего объяснять, – сухо бросила я.

- Нет, ты обязана, - он подошёл и схватил меня за руку. – Ты дрожишь, значит, что-то произошло.

Я поняла, что пора ставить точку, иначе я просто не сумею исполнить приказ. Плохо соображая что творю, я сжала кулаки и брякнула первую жестокую фразу, возникшую в моём мозгу,

- Последнее время ты заполняешь собой всё пространство и этим сильно раздражаешь меня!

Он отдёрнул руку как от раскалённой плиты.

- Как же случилось, что я так долго не мог узнать тебя, Эни Блэкстоун, - послышался его враждебный голос.

Мною овладела паника.

«Что я наделала, - резанула мысль. – Я же с головой выдала себя».

- Я обязан отдать тебе должное, ты построила грандиозный план мести, - он отвесил мне лёгкий поклон. – Но твой план провалился, мне нет никакого дела до тебя.

Он принял угрожающую позу.

- А вот что до остального, то тебе не стоило даже допускать мысли, чтобы появляться здесь, Бестия, - скривился он и брезгливо поморщился. – Что ты вынюхивала? Отвечай, или я размажу тебя по стене!

Он выхватил палочку и направил её на меня.

«Убей меня сейчас!» – умоляла я про себя.

- Что это ты делаешь, Северус? – за его спиной стоял Альбус Дамблдор.

Палочка Снейпа продолжала указывать мне в грудь.

- Сама скажешь или мне сказать? – пригрозил он.

Дамблдор закрыл меня собой и отвёл его палочку в сторону.

- Пойдём, Северус, - произнёс он. – Нам нужно поговорить.

Снейп убрал палочку и отвернулся, пропуская профессора вперёд, потом бросил на меня полный ненависти взгляд и зло зашипел:

- Не смей больше попадаться мне на глаза или мне даже палочка не потребуется, чтобы уничтожить тебя!

Я отшатнулась. Он выскочил и со всего размаха хлопнул дверью.

***
- Вы знали, профессор? – негодовал Снейп. – И позволили мне так чудовищно обмануться?

- Я не думал, что всё зайдёт так далеко, Северус!

- Я никогда не обсуждаю ваших решений, но Бестия в Хогвартсе, это слишком даже для вас.

- Ещё раз повторяю тебе, она нужна нам.

- Она – Упивающаяся Смертью. Самая гадкая из них!

Дамблдор исподлобья посмотрел на Снейпа.

- А ты сам?

Снейп окаменел.

- Я полагал...

- Оставим это, - прервал его Дамблдор.

- Но она же сдаст нас!

- Нет.

- Да как вы можете быть так уверены?!

- Она кое-что должна мне.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:23 | Сообщение # 19

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 18

Более полугода я прожила как в кошмарном сне. Вымолив разрешение не спускаться в общий зал, я всё это время пряталась в своём кабинете, пока весть о смерти Дамблдора и имя его убийцы не подкосили меня окончательно. Я долго оплакивала директора, но всё же не верила в виновность Снейпа. В этом, определённо, было не всё так просто, как утверждали все вокруг. В начале нового учебного года многие студенты не вернулись в школу, в их числе был и Гарри с его друзьями. По поводу последних ходило великое множество противоречащих друг другу рассказов, так что отделить правду от вымысла уже не представлялось возможным. Снейп вернулся в Хогвартс уже в качестве директора, и всё кардинально изменилось. Теперь здесь правили бал Упивающиеся Смертью. Я очень часто видела опухшие от слёз лица детей, и, как могла, утешала их. Мои уроки были запрещены уже с начала года, но я всё ещё оставалась в школе.

Специально для детей, я несколько ночей писала новую картину. При взгляде на неё, можно было увидеть только какое-то неясное сооружение, сплошь увитое виноградником, но ученики знали, что пройдя сквозь замаскированный листвой вход, оказываешься в маленьком уютном садике с цветочными клумбами и небольшим фонтанчиком. Конечно, это не спасало детей от их безрадостной участи, но, по крайней мере, помогало им собраться с духом и на какое-то мгновение почувствовать себя в безопасности. Последние время дети зачастили. Понимая, что это обязательно вызовет подозрения, я, тем не менее, продолжала принимать всех, кто нуждался в помощи. Я была стопроцентно уверена, что со дня на день за мной придут, и смерть - самое лучшее из того, что они сделают. Но меня это не заботило. Дамблдор погиб, а срок Чаши на исходе, и если от Упивающихся ещё можно было побегать, то от гнева Чаши - не скрыться.

Снейп почти не выходил из своего кабинета. Я видела его только один раз, в начале учебного года в общем зале, когда он, одарив учеников ледяным взором, зачитал им новые правила. В тот день я впервые заметила слёзы в глазах профессора МакГонагалл, и она вполголоса произнесла слово «убийца». Мне было жаль эту гордую женщину. Я бесконечно уважала её и знала, что ей легче расстаться с жизнью, чем оставить школу и учеников. Но я не поддержала её тогда, да и в дальнейшем, всячески избегала обсуждения темы нового директора и положения дел в школе. Наверное, она посчитала, что я струсила и вскоре почти перестала общаться со мной.

Так, периодически пряча детей в картине, и стараясь не попадаться на глаза Упивающимся, я дотянула до марта. Иногда до меня снова доходили слухи о Гарри, которого видели то здесь, то там. Мне хотелось верить слухам, потому что благодаря им в глазах большинства преподавателей расцветала надежда.

Как-то поздним вечером в дверь постучали. Стук был условным, и я спешно открыла. На пороге стояли двое Упивающихся. Один телосложением походил на небольшого размера шкаф, и, судя по выражению лица, имел аналогичный уровень интеллекта. Второй был меньше ростом, но с такими злобными маленькими глазками, что им могла позавидовать крыса на последней стадии бешенства. Такой своеобразной охраной Лорд напичкал в эти дни Хогвартс. Состоявшие в её рядах были довольно молодыми, поэтому меня они не знали, а я не хотела знать их даже по именам. Незваные гости гадко ухмылялись. В их руках трепыхался маленький мальчик, из глаз которого двумя большими ручьями лились слёзы.

- Вот, профессор, - ядовито улыбнулся «больной бешенством». - Он всё нам рассказал. Вы позволили себе думать, что правила не для вас, так?

- Я не хотел! - затравленно выкрикнул мальчик и тут же пискнул от боли, потому что мучители впились в его плечи ногтями.

Это был маленький Роджер из Хаффлпафа, он чаще других приходил, чтобы тихонько посидеть в саду.

- Отпустите ребёнка, - сказала я спокойно. - Он здесь ни причём.

- Даже не сомневались, – растянул слова «больной».

Он дал знак «шкафу» и Роджера отпустили, но тот стоял, не двигаясь с места.

- Ступай, - я с улыбкой наклонилась к нему.

- Что теперь с вами будет? - прошептал Роджер, и слёзы снова полились из его глаз.

- Ничего такого с чем я не справлюсь, - прошептала я в ответ.

Мальчик развернулся и побежал прочь. Я подняла глаза на палачей, на их лицах читалось отвращение.

- Ну что же, будьте моими гостями, - сказала я, пропуская их внутрь.

Упивающиеся ворвались в кабинет и стали его обшаривать. Не найдя ничего кроме картин, они в замешательстве переглянулись. «Бешеный» покарябал пальцем краску на ближайшей, и его лицо перекосило от злости.

- Рассказывай, чем ты занималась здесь всё это время?

- Ничем таким, чего ты тут не видишь, - сказала я с насмешкой.

Я толком не успела приготовиться к атаке, а его палочка уже смотрела точно мне в голову.

- Я тебя раздавлю, - зашипел он.

За моей спиной послышался голос, который мог выморозить всё в радиусе нескольких ярдов.

- Мне казалось, я ясно дал понять, что сам буду решать, кого и когда здесь давить.

Мой враг попятился и убрал палочку. Я оглянулась, на меня свысока взирал Снейп. Его лицо оставалось абсолютно непроницаемым, но я заметила, как на виске пульсирует вена.

- Следуйте за мной, мисс Аттист, - сказал он. - Я думаю, нам есть о чём поговорить.

Упивающиеся за моей спиной хохотнули.

- А вы, - приказал Снейп «охране». - Соберите все картины и доставьте их в мой бывший кабинет. Я подробно изучу каждую.

«Шкаф» тотчас же направил палочку на ближайшую картину.

- И не смейте их портить, пока я не скажу, - крикнул Снейп, и тот скривился от разочарования.

Я послушно шла по коридорам школы, не произнося ни слова. Снейп пропустил меня в кабинет. Оглядевшись, я поняла, что здесь ничего не меняли со дня моего приезда.

- Как ты объяснил им это? – спросила я.

Он дёрнулся от неожиданности.

- Как ты объяснил им своё желание оставить всё, как было при Дамблдоре? - сказала я спокойно.

- По-моему, вы не совсем понимаете с кем разговариваете, - бросил он холодно.

- Почему же, я хорошо понимаю, что разговариваю с Северусом Снейпом, человеком, который настолько уважал профессора, что предпочёл оставить его кабинет нетронутым.

Он в два прыжка оказался возле меня.

- Я убил Дамблдора! - зашипел он мне в лицо и толкнул к стене.

От удара у меня перехватило дыхание.

- Он ведь приказал тебе, так? – сказала я, отдышавшись.

Он смотрел на меня и нервно хватал ртом воздух. Я кивнула.

- Я так и думала, Северус.

- С чего вы взяли, мисс? – он попытался засмеяться, но из горла вырвались только сиплые звуки.

- Дамблдор - величайший из живущих магов, - я запнулась, но продолжила. - Он никогда бы не позволил себя убить, если бы не хотел этого сам. Кроме того, я не верю, что ты убил бы единственного близкого тебе человека, если бы он сам не приказал.

Несколько секунд Снейп стоял, оторопело глядя на меня, но неожиданно подался вперёд, схватил за горло и прижал к стене.

- Кому ещё ты сказала, Бестия?! – ожесточённо выкрикнул он.

В моей душе что-то оборвалось. В висках противно зазвенело.

- Не смей никогда называть меня так, - задыхаясь, выговорила я, он ослабил хватку, но не отпустил.

- Ты понимаешь, что не выйдешь отсюда живой? – его голос дрогнул.

- Мне всё равно, Северус, - сказала я безразлично.

Он ещё некоторое время смотрел мне в глаза, потом отпустил и тяжело опустился в кресло. Я осталась стоять у стены, кашляя и потирая ноющее горло.

- Как я могу верить тебе? – вдруг спросил он. – Ты ведь врала мне всё это время.

- А ты? – сказала я печально. - Ты говорил мне правду?

Он болезненно поморщился.

- Так было нужно.

- Вот и у меня та же ситуация.

- Хорошо, - проговорил Снейп. - Я отпущу тебя, но прежде ты расскажешь, что происходило здесь, в этом кабинете, в первую неделю твоего приезда.

- Мне нет нужды, чтобы ты отпускал меня. Лучше будет, если ты осуществишь задуманное.

- Так верна своему хозяину? Готова даже умереть за него, Бестия? – зло закричал Снейп.

Ярость овладела моим естеством, я подскочила к нему. Плохо осознавая что делаю, со всего размаха ударила его по лицу и снова занесла руку для удара. Он мгновенно перехватил её, поднялся и его губы впились в мои. Всего лишь на миг я перестала соображать, но уже пропустила момент, когда он проник в мой разум. Я с силой оттолкнула его от себя. Его глаза светились нескрываемым ужасом. В бессилии я закрыла лицо руками и стала оседать на пол.

- Чаша Терзаний? – спросил он, все ещё не веря в то, что ему открылось.

Я не ответила.

- Ты наполняла её пять дней?

Я снова не ответила.

Он опустился на колени рядом со мной и отнял мои руки от лица.

- Он ведь не успел разделить её с тобой, так?

В этот момент я ощутила высшую степень утомления.

- Теперь это не имеет никакого значения, Северус. Скоро срок полностью истечёт, и всё будет кончено. Я больше не буду мешать тебе.

Он схватил меня за плечи и тряханул с такой силой, что перед моими глазами всё поплыло.

- Где она? – сказал он хрипло.

- Я не знаю.

Он снова попытался пролезть в мой разум.

- Можешь не стараться, я правда не знаю, - я высвободилась из его рук и поднялась. – Ты обещал отпустить меня, если скажу.

Он продолжал стоять на коленях, а его губы шептали:

- Убирайся.

Затем он выкрикнул:

- Пошла вон!

Вместо этого я сделала пару шагов ему навстречу и обняла за голову. Он не вырывался. Я наклонилась к нему, поцеловала в висок и прошептала:

- Протего меум аматор про меам витам.

Он со всей силы отпихнул меня, я упала на пол.

- Что ты сделала, Эни?! – орал он. – Что ты сделала?!

Я поспешно трансгрессировала, поскольку теперь это было возможно.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:24 | Сообщение # 20

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 19

Снейп сидел на полу, его била дрожь.

«Это было то самое заклятие, - стучало в висках. - То самое».

Он поднялся на ноги и нервно стал ходить взад-вперёд по комнате. Нет, он не мог допустить, не мог, чтобы вот так, снова…

«Снова? - он остановился поражённый собственным признанием. – Нет, быть не может, только не она. Она же… Бестия!»

Он ещё помнил, как много лет назад сам содрогался от её имени, которое так любил выкрикивать Тёмный Лорд. Все самые громкие убийства и предательства были связаны с ней. Снейп сел за стол и уронил голову на руки. Но почему сейчас она поставила защиту, такую же, как и Лили когда-то поставила на своего сына?

- Нет, я найду тебя и заставлю снять заклятие! - крикнул он в пустоту и в ярости стукнул по столу.

Что-то звякнуло. Он посмотрел в сторону звука и обнаружил на полу серебряный ключ с привязанным к нему куском пергамента. Снейп поднял ключ и развернул пергамент. Это был почерк Дамблдора. Записка гласила:

«Если лань желает спасти того, кто ей дорог она должна попросить феникса о помощи».

Снейп в недоумении перечитал записку несколько раз и вдруг понял. Он оторвал пергамент и крепко сжал ключ в ладони, потом подошёл к окну и тихо позвал. Через некоторое время высоко в небе появилась сверкающая точка. Точка быстро приближалась, и вот уже огромный красавец-феникс вырос в окне. Снейп показал ему ключ, тот посмотрел, наклонив голову на бок, приподнял крыло и среди его огненных перьев Северус увидел одно абсолютно чёрное. Феникс выдернул это перо и, бросив на подоконник, вылетел в окно. Профессор дотронулся до него палочкой, перо стало трансформироваться и превратилось в шкатулку. Он аккуратно перенёс шкатулку на стол, сел в кресло и повернул в замке ключ. Шкатулка щёлкнула и открылась. Внутри была Чаша. Жидкость в Чаше кипела и пузырилась.

- О, Мерлин, - выдохнул Снейп.

Он осторожно взял колбу, откупорил и, закрыв глаза, выпил всё до капли. Сознание затуманилось. Через какое-то время он обнаружил себя, стоящим в дверях всё того же кабинета, но к его изумлению за столом сидел профессор Дамблдор. Он хотел выкрикнуть имя профессора, но губы не послушались. Вместо этого из его рта донёсся знакомый женский голос. Голос звучал звонко и как-то по-детски:

- Я пришла, профессор.

Снейп понял, что видит глазами совсем юной Эни. Он знал, как работает Чаша Терзаний, но ощущал её действие на себе впервые. Значит, и чувствовать он будет всё, что чувствовала она, но его собственный разум и чувства так же оставались при нём. Вот почему так сложно было найти Хранителя: двойную боль вынести дано далеко не каждому.

- Проходи, Эни, - сказал Дамблдор.

Эни прошла и села в кресло.

- Чего же ты хочешь?

- Спасите его, профессор, - прошептала Эни, и Снейп почувствовал, как всё сжалось у неё в груди. – Вытащите его оттуда.

- Кого? – невозмутимо спросил Дамблдор.

- Северуса, - еле слышно проговорила Эни, и новая волна отчаяния захлестнула её, она заплакала.

Снейп подумал, что сходит сума.

- Кого? – переспросил Дамблдор, не обращая внимания на слёзы.

- Северуса Снейпа, - повторила Эни, более громко.

Дамблдор смерил Эни долгим пристальным взглядом.

- Зачем тебе это? - наконец спросил он. – Мистер Снейп сам избрал свой путь.

Эни мотнула головой и проговорила:

- Вы не понимаете, профессор, он не такой, он никогда бы…

- Эни! – Дамблдор встал. – Он сделал свой выбор!

- Не потому что хотел этого, а потому что не мог иначе!

- Довольно! – отрезал Дамблдор. – Уходи, я не желаю больше тебя слушать.

- Профессор, не прогоняйте меня, - зарыдала Эни. - Я сделаю всё, что хотите!

Душу Снейпа терзали метания Эни и его собственные воспоминания.

Между тем, взгляд профессора Дамблдора был спокоен.

«Ну вот,- подумал Снейп. - Сейчас он её выставит. Что может предложить ему юная девчушка?»

Но вместо этого Дамблдор спросил:

- Ты уверена, что готова пойти на всё?

Эни судорожно стёрла слёзы с лица.

- Да!

- Даже сама пойдёшь к Тому?

Снейп ощутил, как волна ужаса накрывает его вместе с ней.

- Но он же не просто Том, профессор, - Эни била сильная дрожь. – Он же…

- Воландеморт, да, - Снейп окостенел. – Но ты – единственное его слабое место, а потому идеальнее агента нам не найти.

- Но это же…

- Забудь, Эни, - ласково сказал Дамблдор. - Иди домой.

Эни поднялась и пошла к выходу. Дрожь усилилась. В дверях кабинета она остановилась.

«Что ты стала, уходи, глупая!», - беззвучно кричал Снейп.

- Я согласна, профессор, - сказала она, не оборачиваясь.

Перед глазами всё закружилось. Северус Снейп увидел перед собой давнюю резиденцию Тёмного Лорда. Он сам неоднократно бывал здесь в юности.

Эни отворила тяжёлую дубовую дверь, обитую железом, и вошла в огромный зал. В противоположном конце зала сидел на «троне» Воландеморт. По обеим сторонам от него толпились самые приближённые Упивающиеся Смертью. Внутри у Эни всё кричало и умоляло повернуть назад, но она упорно шла к своей цели. Вот она уже стоит напротив Тёмного Лорда. Воландеморт ничуть не походил на то чудовище, какое Снейпу доводилось ежедневно видеть сейчас. Как странно, из памяти почти стёрлось, каким был Лорд когда-то. Он был красив и величественен, и он улыбался.

- Рад видеть тебя здесь, - сказал Воландеморт и по толпе приближённых прошёл шепоток. – Я же говорил, что ты придёшь сама.

- Да, Том, - сказала Эни почти беззвучно, но, в отличие от других, Воландеморт хорошо расслышал, и его лицо исказила гримаса гнева.

В этот момент Эни перевела взгляд на толпу и стала быстро пробегать глазами по лицам. Внезапно её взгляд остановился и Снейп почувствовал, как у неё внутри всё замерло. Это же был он сам, только очень молодой. Их взгляды встретились и тот презрительно скривился. Эни снова перевела взгляд на Воладеморта, сердце заныло.

- Друзья, позвольте вам представить нашего нового друга, - Воландеморт встал и подал Эни руку. – Бестию!

Раздались жидкие аплодисменты.

- Вы плохо приветствуете её! - гневно вскричал Лорд.

Аплодисменты стали громче и продолжительнее.

- Уже лучше, - сказал Лорд весело, и потом вдруг крикнул. – Пошли все вон!

Зал быстро опустел. Воландеморт стоял возле Эни и радостно потирал руки. Снейп не мог понять, чему так радуется Лорд. Обычно встречи новичков проходили менее оживлённо, и почти никогда он не желал оставаться с ними наедине. Ко всему прочему, ему не давали покоя слова Дамблдора, о том, что она – слабое место Лорда. Но Снейп не мог читать мысли Эни, он только чувствовал её страх и омерзение.

- Значит пришла, - сказал Лорд, радостно оглядывая её.

- Да, - тихо ответила Эни.

- Значит ты теперь моя?

- Да.

- Помнишь, Бестия, я сказал, что не буду тебя заставлять, и что буду счастлив, когда придёшь ко мне сама?

Эни промолчала.

- Так вот, я счастлив!

Снейп недоумевал, он никогда не видел Лорда таким.

- Да, Том.

- У меня будет одна маленькая просьба, Бестия, никогда больше не называй меня этим магловским именем, - гневно проговорил Воландеморт.

- Но ты сам…

Он развернулся и ударил её по лицу, Эни с трудом устояла на ногах и схватилась за пылающую щёку. Слёзы брызнули из её глаз.

- Я требую от тебя почтительного отношения, - уже более спокойным голосом продолжил Лорд. - Я уже говорил, как тебе посчастливилось, что тебя желает величайший маг на земле.

Снейп опешил, вот значит какое слабое место имел в виду Дамблдор. Он не знал, как относиться к этому известию: с одной стороны это могло уберечь Эни от страшной участи, но с другой… Он не успел додумать, Лорд подошёл очень близко к Эни, масляно улыбнулся и спросил:

- Что ты хочешь взамен на то, что останешься со мной навсегда? Ты ведь что-то хочешь, правда? Говори, я исполню всё!

Эни помолчала. Потом еле слышно сказала:

- Я хочу, чтобы ты не трогал моих друзей…

Это была роковая ошибка. Воландеморт схватил её за волосы и с силой дёрнул.

- Друзей? Тварь! – орал он. – Я знал, что нет в тебе никаких чувств ко мне, я знал, что ты обязательно попросишь что-то взамен!

- Так вот запомни, Бестия, - он притянул её лицо к своему и прошипел. – Моему терпению пришёл конец. С сегодняшнего дня у тебя не может быть ни друзей, ни любимых! Ты имеешь право любить только меня! Я уничтожу всех, кто тебе дорог! Я свяжу твоё имя со всем, что будут проклинать живущие!

Он сильно толкнул её, она упала и больно ударилась. Воландеморт навалился всем телом и стал рвать на ней одежду. Эни не кричала, она только тихо всхлипывала, пытаясь вырваться от него, а потом налетел вихрь из боли, страха и отчаяния.

Снейп задыхался, он не мог переносить это, его держало только то, что он не имеет права остановиться, иначе Эни погибнет.

Когда всё закончилось, и она осталась лежать на полу в луже крови и разорванной одежде. Воландеморт тяжело дыша, сказал:

- Ты всё-таки припасла для меня подарочек, - он указал на кровь. – Молодец, за это можешь ходить, где хочешь днём. Но по ночам ты обязана быть в своей комнате здесь, со мной. Будешь послушной, дам ещё пожить твоим друзьям - он растянул последнее слово. - Нет – уничтожу!

Лорд покинул зал.

Эни старалась натянуть на себя остатки одежды, её сотрясали рыдания.

У Снейпа перед глазами всё поплыло. И вот он уже около какого-то дома. Нет, не может быть. На пороге прямо перед ним стояла Лили.

- Чем обязана, - сухо сказала она. – Пришла убить нас?

- Не пустишь в дом? – грустно спросила Эни, сердце защемило.

- Нет, - холодно ответила Лили.

- Мы ведь были подругами когда-то…

- Ты выбрала иной путь!

- Прошу тебя, Лили, я должна сказать тебе кое-что очень важное.

- Почему ты думаешь, что я стану верить тебе? – глаза Лили смотрели жёстко и холодно.

- Пожалуйста, - по щекам Эни потекли слёзы.

- Хорошо, пойдём, - Лили сдалась, она не ожидала слёз.

Они прошли в сад и сели на скамейку.

- Говори, зачем пришла? – буркнула Лили.

- Вам нужно бежать. Тебе и Джеймсу, – Эни схватила Лили за руку, но та отдёрнула её.

И всё же Лили поверила, её глаза наполнились страхом.

- Но я не могу, - выкрикнула она.

- Ты должна, должна! – с жаром закричала Эни и снова схватила Лили за руку.

- Откуда ты знаешь, что именно мы следующие?

- Не спрашивай! – Эни отвернулась, чтобы Лили не видела страшной гримасы, исказившей её лицо. - Просто поверь.

- Не важно, Эни, я не могу.

- Ну почему?!

- Я жду ребёнка. Нам некуда идти. Я не подвергну его такой опасности.

Эни помолчала какое-то время.

- Понимаю, - тихо проговорила она.

- Что ты можешь понимать? – слегка рассержено сказала Лили.

- У меня есть сын.

И Лили и Снейп не поверили своим ушам.

- Именно потому, что я понимаю, что значит быть матерью, я умоляю тебя, беги! Здесь ты его не спасёшь.

Лили заплакала. Эни погладила её по руке.

- Помнишь? - вдруг сказала Лили. - Ты когда-то поделилась со мной своим секретом. Сказала, что знаешь как защитить любимого человека от смерти.

Эни запаниковала:

- Не надо, не проси меня.

Лили положила голову Эни на плечо.

- Пожалуйста.

- Нет, ты же знаешь, нужно отдать свою жизнь взамен.

- Я прошу тебя, если ты действительно хочешь помочь. И тогда я обещаю, что сделаю всё, что ты хочешь.

- Нет, Лили! – Эни встала.

- Тогда ты будешь виновата, если мы погибнем все! – закричала Лили.

- Лили, ты не имеешь права… - прошептала Эни, трясущимися губами.

- Я пойду на всё ради своего ребёнка! – глаза Лили пылали.– Ты же знаешь, что я не шучу, ты сама - мать!

- Хорошо, - Эни наклонилась к уху подруги и прошептала ей слова заклятия, потом выпрямилась и сказала. - В эти слова ты должна вложить всю любовь которая живёт в тебе и не испытывать при этом ни страха, ни сомнений, поняла?

- Да, спасибо.

- Прости, я больше ничего не смогу сделать для тебя, вы должны бежать.

Эни хотела уходить, но потом остановилась и снова посмотрела на Лили.

- И знаешь ещё что? Если к тебе когда-нибудь придёт Северус, не прогоняй его, прими как самого дорогого друга.

- Эни, но…

- Обещай мне! Это всё что я прошу.

- Обещаю, - прошептала Лили.

Картинка расплылась. Не успел Снейп хоть немного прийти в себя от услышанного, как обнаружил, что видит перед собой сморщенное личико младенца. Младенец мирно посапывал, а Эни тихо пела колыбельную. Снейп всей душой ощутил безграничную любовь матери к сыну. Внезапно дверь с громким стуком распахнулась, и перед Эни возник Тёмный Лорд. Он выхватил у неё младенца, бросил его в люльку и со всей силы ударил Эни кулаком в лицо. Младенец закричал. Эни потянулась к нему, но Воландеморт оттащил её за волосы и молча стал избивать. Она упала, немного вздрагивая при каждом ударе. Снейп понял, что она почти не чувствует боли, душой она там, в колыбельке, и с нетерпением ждёт момента, когда он закончит, чтобы кинуться к ребёнку. Наконец, когда у Эни по лицу потекла кровь, Воландеморт прекратил бить её. Она снова бросилась к ребёнку, но Лорд носком башмака отшвырнул её в сторону и зашипел:

- Ты, гадкая тварь, ты предала меня! Как ты посмела! Ты предупредила её, гадина!

Он поднял палочку и направил её на Эни.

- Пользуешься, тварь, тем, что я не могу убить тебя! Но зато я могу убить его! – он наставил палочку на колыбельку.

Эни закричала и изо всех сил рванулась к ребёнку, Воландеморт преградил ей путь, держа палочку нацеленной на малыша. Ребёнок завопил ещё громче. Эни упала на колени, схватила подол мантии Лорда и стала целовать его.

- Нет, ты не можешь, он же твой сын, пожалуйста, ты не можешь, - шептала она.

- Я всё могу, - захохотал Лорд. - Ты думаешь, я счастлив, что в моём доме завелось это визжащее нечто? Да я испытываю отвращение к нему с момента его рождения! Я - величайший маг мира, вынужден заниматься тем, чтобы искать способы как спрятать его от всех. И всё это только из-за тебя, а ты тем временем предаёшь меня! И почему я раньше не убил его?!

- Пожалуйста, пожалуйста, - теперь Эни целовала его башмаки, - я сделаю всё, всё!

- Вот такой ты мне нравишься, - холодно сказал Лорд. – А сейчас ты просто обязана сказать, что любишь меня.

Слова застряли у Эни в горле.

- Ну! – сказал Лорд с напором. - А то ведь выродок может больше не увидеть свою мамочку.

- Я люблю тебя, люблю, люблю, люблю, - кричала Эни, и слёзы душили её.

Лорд засмеялся.

- Хорошо, пусть поживёт ещё.- сказал он и вышел.

Эни поднялась, она дрожащими руками взяла кричащего младенца и стала убаюкивать его, приговаривая:

- Не бойся, сыночек, мамочка тебя защитит. Не бойся, мамочка тебя очень любит и сейчас прочтёт одно маленькое заклинание, и ты всегда будешь в безопасности, - она поцеловала ребёнка и склонилась к нему, но тут дверь чуть было не слетела с петель.

Лицо Воландеморта было искажено ужасным гневом. Эни закрыла ребёнка собой, но тот выхватил младенца и крикнул:

- Авада кедавра!

Зелёная вспышка слетела с кончика палочки и коснулась лобика малыша, тот мгновенно затих.

- На! – сказал Воландеморт и сунул бездыханное тельце Эни. – Я предупреждал, что ты не смеешь никого любить! Я разрешаю тебе похоронить его там, где ты захочешь!

Когда дверь хлопнула, закрывшись за Лордом, Эни стала гладить и целовать ребёнка.

- Проснись, мальчик мой, проснись, - шептала она, качая его. – Ты же не умер, правда? Ты же просто спишь, правда? Открой глазки, я здесь, я рядом, посмотри на меня. Я заберу тебя далеко отсюда, туда, где ты никогда не будешь плакать, туда, где больше никто не посмеет тебя обидеть.

Эни прижала его к себе и стала раскачиваться из стороны в сторону.

- Сыночек, - позвала, она. - Сыночек!

Но малыш не двигался, и его сердце не билось. Эни ещё сильнее прижала его к себе и завыла, как воет раненая волчица, громко и страшно.

Снейп больше не знал где чувства Эни, а где его собственные. Боль рвала его на куски, разум охватило такое отчаяние, что, казалось, сама жизнь по капле вытекает из него.

Но Чаша дала передышку. Теперь в душе Эни больше не было отчаяния, только жгучая всепоглощающая ненависть, к тому, кто стоял перед ней. Снейп, как мог, унял свои собственные эмоции и увидел Тёмного Лорда, а рядом Белатрису Лестрейдж. Руки Эни были крепко связаны за спиной.

- Итак, Бестия, – сказал Лорд, гадко ухмыляясь. – Мало того, что ты не принесла нам никакой пользы, так и все операции, в которых ты участвовала, по какой-то нелепой случайности срывались. Как это понимать?

Белатриса захихикала. Эни прямо и холодно смотрела Воландеморту в глаза. Снейп удивился – она абсолютно не чувствовала страха.

- Совпадение, – сказала Эни, и твёрдостью её голоса можно было колоть дрова.

- Пусть так, - Лорд, яростно глянул на Белатрису и та резко осеклась. – Но сегодня утром мне донесли, что наша слежка за предателем провалилась. Ни Дамблдор, ни тот с кем он должен был встретиться не появились в Хампстед-Хит. Не знаешь, кто бы это мог их предупредить?

Снейп понял, что речь идёт о том дне, кода он сам должен был встретиться с Дамблдором в парке, о котором говорит Лорд. Но Дамблдор тогда не пришёл. Снейп и сам поспешил скрыться, увидев, что неподалеку какой-то безумец бегает и размахивает руками.

- Не имею представления, - тем временем ответила Эни.

- А вот мои люди говорят иначе, - сказал Воландеморт и в сладости его голоса начала появляться угроза. – Они говорят, что ты велела им ждать и ушла вперёд. И они думают, что как раз благодаря тебе мы до сих пор не знаем имени предателя.

- Они лгут. Они просто завидуют моей славе, - сказала Эни и саркастически улыбнулась Лорду.

- Белатриса! - рявкнул Лорд, покрываясь пятнами ярости, и та благоговейно посмотрела на него. - Покопайся-ка у нашей драгоценной Бестии в голове.

Снейп почувствовал, как Белатриса проникает Эни в разум, но та без малейших усилий выкинула её. Белатриса вскрикнула и упала.

- Ну, что ты видела, Белатриса? - закричал Воландеморт.

Белатриса затравлено посмотрела на Лорда.

- Она не позволила мне…

- Ну что ты за бестолочь!

- Но я знаю, - быстро добавила Белатриса. - Что она видела лицо предателя и даже узнала его!

- Ты лжёшь! – спокойно сказала Эни, посмотрев на Белатрису, но Снейп почувствовал, как внутри у неё всё задрожало.

- Я не лгу, мой Лорд – протянула плаксиво Белатриса. – Она, правда, видела и поэтому не дала мне узнать кто он.

- Хорошо, - заявил Воландеморт. - Я верю тебе, Белатриса.

Та расплылась в довольной улыбке.

- Раз наша дорогая подруга не желает нам рассказывать, мы заставим её, - он хищно улыбнулся. – Белатриса, фас!

Белатриса вскочила и выхватила палочку, она направила палочку на Эни и взвизгнула:

- Круцио!

Ужасная боль пронзила всё тело Эни, и Снейп, забыв, что это «показывает» ему Чаша, закричал: «Скажи им, скажи!»

- Круцио! – снова завопила радостная Белатриса.

Физическая боль, которую ощущала Эни, невозможно было вынести. Все знали, что в этом заклинании Белатрисе нет равных. Эни упала. Она стала издавать звуки похожие на сдавленный крик.

- Убери свою шавку, Том! – из последних сил выкрикнула Эни. – Она ничего не умеет, лучше сам попробуй узнать то, что тебе интересно.

«Нет, нет,- шептал Снейп,- зачем ты злишь его, не делай этого».

- Я умею, - завизжала Белатриса. – Я всё умею!

Она подпрыгнула, и что было мочи, заорала:

- Круцио!

Боль была такой Силы, что Снейп почувствовал как сам начинает терять сознание, но Эни, только дёрнулась и захрипела:

- Ты теряешь время, Том, - кашляя выговорила она и в её голосе прозвучала вся та ненависть, которую она испытывала в данный момент. - А ты ведь так не любишь его терять.

- Давайте я убью её, мой Лорд! – противно заблеяла Белатриса.

- Пошла вон, Белатриса! – заорал Воландеморт. – Если ты не хочешь, чтобы я сам убил тебя. И только посмей сказать кому-нибудь!

Белатриса была поражена, но испугалась она ещё больше и потому спешно трансгрессировала.

Тёмный Лорд подошёл к Эни и зашипел:

- Ты испытываешь моё терпение, Бестия. Я ведь могу отдать тебя Белатрисе на всю ночь в качестве игрушки, и даже твоя ненависть не сможет побороть боль, которая тебя ожидает.

Эни подняла на него глаза:

- Ты никогда не сможешь мне причинить большей боли, чем уже причинил. И раз я это пережила, то переживу и всё остальное.

- Переживёшь? Но я ведь могу и приказать ей убить тебя.

- Сделай это! И ты сделаешь мне величайший подарок!

Воландеморт отшатнулся.

- Убирайся из моего дома, - сказал он. – И если ты ещё раз попадёшься мне на глаза, клянусь, мне не потребуется палочка, чтобы избавиться от тебя!

Снейп уже не справлялся с нахлынувшими эмоциями, точно такие же слова он сам сказал Эни несколько месяцев назад.

- Кстати, - вдруг сказал Лорд с улыбкой, глядя, как Эни безуспешно пытается подняться на ноги. - Ты же ещё не знаешь, я нашёл твою подружку!

Комната завертелась.

В следующий момент Снейп услышал, как Эни кричит. Она кричала громко и мучительно долго, но ничего не было видно из-за густого едкого дыма застилающего всё вокруг. Ему даже показалось, что он как будто начинает привыкать к нестерпимой боли её души. Тут он почувствовал, как ей на плечо легла чья-то рука. Её подняли и повели прочь из дыма, пытаясь успокоить. Эни перестала кричать и перешла на шёпот:

- Это я виновата, - повторяла она безостановочно. – Это я виновата.

Чьи-то руки заставили её взглянуть вверх. На неё смотрел Дамблдор.

- Ты не виновата, Эни, - сказал он тихо. – Ты же не знала где их искать. Никто не знал.

Эни обняла профессора и зарыдала. Он осторожно погладил её по спине.

- Ты, наоборот, должна гордиться собой. Ты всё правильно сделала. Сын Лили выжил, а Воландеморта больше нет. Я знал, что ты меня не подведёшь.

Эни ещё какое-то время продолжала судорожно всхлипывать. Внезапно всхлипы оборвались, и она отскочила от Дамблдора. Теперь она смотрела на него, ощущая ужас и презрение:

- Что вы за человек? – медленно проговорила она. - Что вы за человек такой, Дамблдор?

- Иногда необходимо жертвовать фигуры, чтобы выиграть бой, - спокойно сказал тот.

- Так вот, что вы думаете о нас? Мы все для вас фигуры в вашей большой партии? – волна отвращения накрыла Эни с головой.

- Ну-ну, не нужно утрировать. Ты не понимаешь. Иначе победа невозможна, - Дамблдор сделал шаг к Эни.

- Стойте, где стоите, профессор! – крикнула она. – Вы же не хотите, чтобы я наделала глупостей!

Дамблдор замер.

- Будет слишком поздно, - сказала Эни, растягивая слова. – Когда вы поймёте, что пожертвовали многими, чтобы выиграть простую передышку в бою, а жертвовать уже будет некем.

Снейп увидел вспышку, затем снова вспышку и ещё одну. Никто не произносил никаких заклинаний, но физическая боль была нестерпимой. Внезапно, как сквозь пелену, он увидел лицо незнакомого ему человека. Человек был в странной белой одежде. Он посветил чем-то в глаза Эни и сказал, обращаясь в сторону:

- Сколько сеансов проведено пациентке?

- Три, - ответил кто-то, кто стоял сбоку и кого Снейп не мог видеть.

- Есть улучшения?

- Уже перестала нести чушь про какого-то волмадорта, но когда мы вели её на сегодняшний сеанс угрожала наслать на нас всех страшное заклятие, если мы не оставим её в покое.

- Хм, - сказал человек. – Заканчивайте сеанс, а через три дня повторите курс.

Он вставил Эни в рот что-то похожее на кляп. Снова вспышка. Физическая боль разодрала тело.

Снейп закричал и услышал свой собственный крик. Он снова сидел в кресле, в кабинете Дамблдора, и перед ним на столе валялась пустая треснувшая Чаша. Он тяжело дышал, всё ужасно болело, горло саднило, а к телу липла мокрая от пота одежда.

Он закрыл глаза, пытаясь привести в порядок мысли.

«Это просто не может быть правдой, - говорил он себе. – Ни один человек не вынес бы этого. А если бы и вынес, то стал бы похож на живого мертвеца. И всё же это правда».

- Ты, Снейп, просто смешон, - сказал он в пустоту.

Он порылся в кармане мантии, достал веточку сирени и погладил соцветия.

- Когда же ты написала эту картину, Эни?

Внезапно сознание резанула острая, как бритва мысль: «Она же думала, что обречена… Нужно во что бы то ни стало найти её!».

Он вскочил, кинулся к двери, но остановился.

«Куда же она могла пойти? – подумал он. - Ей некуда идти».

Внезапная догадка заставила его бежать. Он бежал, забыв обо всём, вниз по лестницам, по тёмным коридорам и, наконец, ворвался в свой старый кабинет. Они были здесь, её картины, он сразу увидел их, они были кучей свалены в углу. Снейп выругался и запер кабинет изнутри. Бережно поднимая картины, он расставлял их у стен. К его радости, она тоже была здесь, картина с их общим домом. Он затаил дыхание и дотронулся до её поверхности, она впустила. Одно мгновение, и он уже стоял на тропинке. Снейп быстро зашагал по ней, подошёл к дому и распахнул дверь. На первом этаже никого не было, он взбежал на второй - дом был пуст. Внутри всё оборвалось. Он медленно поплёлся к выходу, но потом увидел, что чайник на плите испускает пар. В его сердце зажглась надежда. Он обошёл дом и спустился к озеру. Ещё издалека он увидел её силуэт, она сидела на мостике над водой и смотрела на неизменные здесь большие звёзды. Он осторожно подошёл и опустился на колени позади неё. Она не оборачивалась.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:25 | Сообщение # 21

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 20

Мне некуда было идти после того, как Северус прогнал меня. Я решила, что будет правильно, если я проведу оставшееся время в месте, которому удалось подарить мне столько счастья. Я потихоньку пробралась в свой кабинет, благо находилась недалеко от него и осторожно заглянула. Кабинет опустел, часть картин уже отсутствовала, но нужная мне всё ещё была здесь. Я погладила раму, сняла покрывавшую ее ткань, а потом дотронулась до изображения. Картина впустила.

В доме было довольно холодно, но я не стала разводить камин, а вместо этого разожгла плиту и поставила чайник. Затем я поднялась наверх и упала на кровать. К моему удивлению, простыни всё ещё хранили его запах и я, скомкав их, прижала к себе.

- Как жаль, что я не успела сказать вам спасибо, директор, - произнесла я вслух. - За то счастье, которое вы подарили мне.

Я и сама не знала к кому обращаюсь, то ли к Дамблдору, то ли к Снейпу. Дамблдор забрал меня из моей серой длинной жизни и дал взамен хоть и короткую, но наполненную счастьем. Северус же подарил мне это счастье, и совсем не беда, что он считает меня лгуньей и шпионкой Тёмного Лорда, зато он не будет сожалеть, когда я покину этот мир. Я зарылась лицом в простыни и ещё раз вдохнула запах единственного мужчины, которого когда-либо любила. Снизу раздался свист, и я нехотя поднялась, чтобы выключить закипевший чайник.

Я налила себе большую чашку кофе и стала пить его мелкими глотками, глядя в окно. Кофе напомнил о том вечере, когда я пришла в себя в кабинете директора, и Северуса, поившего меня. Я поставила чашку на стол, вышла из дома и спустилась к озеру. Присев на маленький деревянный мостик, я подняла взгляд к звёздам и долго смотрела на них. Через какое-то время мне показалось, что позади кто-то есть, я даже могла слышать его дыхание. Но это было невозможно, Северус не мог быть здесь. Я поняла, что так отчаянно хотела ощутить его рядом, так ярко нарисовала это в своём воображении, что мой разум начал играть со мной.

«Ну и пусть, - подумала я. – Даже если на этот раз я сошла сума по-настоящему, в этом нет ничего плохого».

И чтобы окончательно окунуться в сумасшествие, я решила поговорить с воображаемым Снейпом, но оборачиваться не стала, опасаясь разрушить хрупкое видение.

- Я очень рада, что ты пришёл, Северус, - сказала я тихо.

- Как ты узнала, что это я? – спросил он, и в его голосе прозвучала такая нежность, что у меня защемило сердце.

Я окончательно убедилась - это видение. Северус никогда бы не стал так говорить со мной.

- Я узнала твой запах, - сказала я. - И шорох твоей мантии тоже.

Он не ответил. Я почувствовала, как его рука стала ласкать моё плечо. Я напряглась. Он убрал руку. Было странно, что я так явственно ощущаю его. Но тут я догадалась, что вероятно уснула, когда лежала на кровати в обнимку с простынями, и сейчас это просто сон. От понимания этого я расслабилась и оглянулась. Это действительно был Северус. Я подала ему руку, а он бережно помог мне подняться. Я заглянула в его глаза, в них светилась такая неподдельная теплота, что я зажмурилась, но тут же снова взглянула на него, испугавшись, что он может исчезнуть. Он продолжал смотреть на меня, держа мои руки в своих.

- Почему ты не в доме? – спросил он.

- Я вспомнила кое-что и потому пришла сюда. Ту ночь, когда ты поил меня кофе, помнишь?

- Да. Ты тогда ещё была так сильно восхищена чем-то, я так и не понял…

- Ты так и не понял? – я тихо засмеялась.

- Нет, - он покачал головой. - Но это было безумно прекрасно - твоё восхищённое лицо в свете луны. Так что же сделало тебя такой тогда?

- Ты.

Он посмотрел с недоверием.

- Ты - маленькая лгунья, - сказал он с улыбкой и обнял меня.

- Нет, правда, - я прижалась к нему. – Ты смотрел на звёзды и не видел ничего вокруг себя. Я боялась шелохнуться. Ты был так красив тогда.

- Я? – он улыбнулся. – Я никогда не был красив, а даже наоборот, и ты прекрасно это знаешь.

- Нет, - я подняла на него глаза и провела рукой по щеке, затем по волосам, на его лице отразилось блаженство. – Ты - самый красивый мужчина на свете.

- Тогда зачем же ты кричала на меня потом? – спросил он хитро.

- Потому, что ты ужасно разозлил меня.

- Вот как? Чем же?

Я отстранилась и отвернулась к озеру. Даже во сне мне неловко было говорить ему это в глаза. Он обхватил меня руками и прижался к моей спине. Его волосы приятно щекотали мне мочку уха.

- Понимаешь, - сказала я очень тихо, он наклонил голову и прикоснулся своей щекой к моей. - Я люблю тебя. Очень давно, ещё с того самого дня, когда увидела, как ты смотришь на падающие листья в школьном дворе.

- Когда же я делал такое? – тихо усмехнулся он.

- Тебе было двенадцать. Я подошла спросить, почему ты смотришь на них так, а ты ответил, что их цвет похож на цвет волос одной девочки и что если на них подуть, они так же красиво разлетаются.

- Так ты всё знала?

- Что ты любишь её? Всегда.

Он вздохнул.

- Но ты не ответила, чем же я так разозлил тебя?

- Я много лет давила в себе любовь к тебе, - сказала я. - А ты вот так, за одно мгновение, разжёг еле теплящийся уголёк до лесного пожара.

Он помолчал, прижимая меня сильнее, я почувствовала, как часто бьётся его сердце.

- А знаешь что? - вдруг сказал он. - Мне кажется, я сделал это специально.

- Я так и знала, - засмеялась я.

Он развернул меня к себе и поцеловал долгим нежным поцелуем. Я растворилась в нём без остатка.

«Какой хороший сон, - успела подумать я. – Вот бы он не кончался».

Он легко подхватил меня на руки и понёс в дом. В доме опустил на шкуру перед камином и с большой неохотой оторвался от моих губ.

- Как ты зажигаешь камин? – спросил он.

- Очень просто, тебе стоит только захотеть.

- Можно я попробую?

- Конечно.

Он посмотрел на камин и через секунду в нём уже, потрескивая, горел яркий огонь. Мы оба сидели на шкуре и смотрели на пламя.

- Я могу задать тебе ещё один вопрос? - снова заговорил он.

- Конечно, всё что угодно, - ответила я.

- Та картина, с кустом сирени…

- Ты помнишь?

Он запустил руку в карман своей мантии, затем медленно протянул мне ветку сирени.

- Неужели это она? – удивилась я. - Откуда? Я думала, ты выбросил её в тот же день.

- Нет, она всегда была со мной.

- Зачем?

- Я думал, затем, чтобы разгадать твою тайну, но теперь понимаю, что совсем не за этим.

- А зачем же?

- Она дарила мне надежду.

Я глубоко вздохнула.

- Так когда же ты написала эту картину?

- Я писала её два раза. Сначала когда ещё была в клинике, я написала куст сирени, но он был полностью такой…

- Выжженный?

- Да.

- А второй раз?

- Уже в своей французской квартире. Я тогда последний раз взяла в руки «Прорицатель». Там была заметка о том, что с тебя сняты все обвинения, и ты принят на должность преподавателя в Хогвартс. В тот вечер одна из веток расцвела.

Он пересел спиной к огню и, оказавшись прямо передо мной, взял моё лицо в свои ладони.

- Ты даже не представляешь, какая ты, - прошептал он.

- Какая? – я улыбнулась.

- Чудесная.

Он поцеловал мои губы, затем стал целовать шею. Я не заметила, как оказалась лежащей на шкуре, а он настойчиво исследовал моё тело губами.

- Пусть ты будешь настоящий, - прошептала я.

- Что? – хрипло отозвался он и его глаза оказались прямо напротив моих, я снова как когда-то утонула в их глубине.

- Ничего, - тихо сказала я и прильнула к его губам.

Я почувствовала, как по его телу пробежала дрожь и он стал осторожно снимать с меня одежду. В следующую минуту я уже ласкала его обнаженные плечи, не понимая, как ему удалось так быстро самому освободиться от одежды. Мои движения становились всё раскованнее, а его дыхание более частым. Его ласки не были больше грубыми. Он задыхался, но неистово продолжал любить меня. Он любил меня так, как будто пытался слиться со мной не только телом, но и душой. Это было так сладко, так обжигающе и так прекрасно, что я застонала, а потом закричала. В какой-то момент он прижал меня к себе очень сильно, казалось, я так навсегда и останусь в его объятиях, потом приподнялся на локте и посмотрел на меня. Я улыбалась. Он улыбнулся в ответ. Я загадала, чтобы этот сон повторялся каждую ночь, тогда я совсем перестану бояться.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:25 | Сообщение # 22

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 21

Я открыла глаза. Свет звёзд голубыми нитями проникал в окно. Я подумала, что снаружи уже должно быть утро. Сладко потянувшись, я попыталась в подробностях вспомнить вчерашний сон. Раньше мне никогда не снились столь похожие на реальность сны. Почувствовав голод, я встала с постели и спустилась вниз. У окна кто-то стоял. Я замерла у лестницы. Человек обернулся и я ахнула. Это был Северус. Его глаза светились, он улыбнулся мне и протянул чашку:

- Хочешь? – спросил он.

Я поморгала и снова уставилась на него. Он продолжал стоять с протянутой чашкой.

- Что-то не так?

- Конечно, - сдавленно вскрикнула я. – Всё не так. Почему ты здесь? Как?

Он посмотрел на меня с недоумением.

- Вчера тебя это не удивляло.

Только сейчас я осознала: то, что я приняла за сон случилось на самом деле. Я опустилась на нижнюю ступеньку.

- Как ты мог, Снейп? – упавшим голосом спросила я.

- Да объяснишь ты, наконец? - воскликнул он. - Я ничего не понимаю!

- Как ты мог воспользоваться тем, что я считаю тебя сном и заставить говорить всё это?

Он озадаченно смотрел на меня.

- Так ты считала меня сном и поэтому рассказала мне всё?

- Да.

- Прости, я не знал, - грустно проговорил он, затем приблизился ко мне и опустился рядом. - Но ведь это всё было правдой? Всё что ты говорила мне вчера?

- Мои слова были настолько же правдивыми, насколько и твоя нежность ко мне, - язвительным тоном ответила я и вскочила.

Он тоже встал, неожиданно обнял меня и погладил по волосам.

- Я рад, если так, - сказал он.

- Этого просто не может быть, - воскликнула я, глядя на него широко раскрытыми глазами. – Я не верю.

- Почему? – он смотрел растерянно.

- Потому что я отлично знаю тебя, Снейп! – крикнула я, вырываясь из его объятий. – Ни вчера, ни сегодня – это не ты, не ты! Ты просто не можешь быть таким!

- О, Мерлин! Да почему?! – он повысил голос и воздел глаза к потолку.

Я подскочила к нему и заставила посмотреть себе в лицо:

- Потому что это я, Снейп, я, ты видишь?!

- Я вижу, - тихо сказал он. - И что?

- Да то, что я – не она, - крикнула я. – Я – не Лили!

- Я хорошо это знаю.

- Северус, - немного понизив голос, сказала я. - Если я задам тебе сейчас вопрос, ты обещаешь ответить на него честно?

- Обещаю.

- Посмотри мне в глаза и скажи, что ты не преследовал никакой иной цели, когда шёл сюда?

Он молчал.

- Северус?

Он отвёл взгляд.

- Я знала, - убитым голосом проговорила я. – Я слушаю, говори, что тебе нужно и уходи!

- Эни, я… - он протянул ко мне руку.

- Не прикасайся ко мне, - зло выкрикнула я. – Говори!

Он вздохнул и опустил глаза.

- Ты теперь свободна от Чаши, так что можешь снять с меня заклятие.

Я ринулась к нему и начала бешено колотить его ладонями в грудь.

- Как ты посмел, Северус! Как ты посмел! - кричала я, а он, молча смотрел, не пытаясь меня остановить. – Почему ты решил, что на всё имеешь право?!

- Ты нужна мне, - срывающимся голосом сказал он.

- Не смей лгать мне, Снейп! – выкрикнула я. – Ты выпил Чашу! Ты всё видел и всё знаешь! Ты пожалел меня!

- Нет… - он запнулся, увидев в каком я бешенстве.

- Никогда, Снейп! Слышишь? - выдохнула я, меня бил озноб. - Никогда я не приму от тебя жалости! Убирайся!

Он сделал шаг назад, потом остановился. Черты его лица стали жёсткими.

- Я не собираюсь умолять тебя верить мне, - закричал он. – Но ты обязана снять заклятие!

- Нет! – твёрдо сказала я. – Убирайся.

Он схватил меня за плечи и несколько раз встряхнул, его руки дрожали от гнева.

- Сними заклятие, Эни! Ты была не вправе делать это!

- Но я сделала! И я никогда не сниму его! – потом я добавила ледяным тоном. – Если тебе действительно так необходимо избавиться от него, есть только один выход…

Я замолчала.

- Какой? – сказал он с жаром. - Ну? Какой?!

- Тебе придётся убить меня!

Я ощутила, что он запаниковал и не знает что сказать. Внезапно он схватился за запястье.

- Не думай, что наш разговор окончен, - прошипел он и вылетел из дома.

Я постояла несколько минут, собираясь с мыслями. Я понимала только одно: мне нужно срочно убираться из Хогвартса. В следующий раз Снейп может не быть столь любезен.

Я выскочила из дома и побежала по тропинке. Когда я покинула картину, в кабинете Снейпа царил полумрак, но дверь была открыта и я тихонько, беспрестанно оглядываясь, выскочила в коридор. Добравшись до своей комнаты, я спешно собрала самое нужное, побросала в маленькую дорожную сумку и рванулась к выходу. Тут я вспомнила о картинах. Возвращаться, чтобы забрать пару самых дорогих мне - опасно, но необходимо. Я осторожно, стараясь не создавать лишнего шума, пробиралась по коридорам школы. Было раннее утро, и большей своей частью Хогвардс спал. Внезапно я услышала за своей спиной короткий смешок.

- Кто это у нас тут пытается сбежать?

Я замерла.

- Так, - сказал женский голос. – Теперь медленно повернись, и я не сделаю тебе ничего плохого.

Я повиновалась. Краска отлила от моего лица. Прямо передо мной, направив палочку мне в грудь и гадко улыбаясь, стояла Белатриса.

Она вгляделась в меня, и улыбка медленно сползла с её лица. Она затряслась всем телом, а палочка заходила ходуном в её руках.

- Бестия! – взвизгнула она.

- Чего ты так кричишь, Белатриса? – раздался за моей спиной холодный голос Снейпа.

Белатриса стала подскакивать на месте как мяч. Я решила, что она стала ещё более сумасшедшей.

- Снейп, - кричала она. – Ты посмотри, Снейп, это же Бестия!

- Мне кажется, ты обозналась, Белатриса, - спокойно сказал Снейп. - Это мисс Аттист, профессор Хогвартса.

- Ничего я не обозналась, - заныла Белатриса. – Ну посмотри внимательно, разве ты не видишь? Она и правда что-то сделала с собой, но это она!

Белатриса разразилась диким смехом.

- О, Снейп, Тёмный Лорд будет очень доволен мной! И в этот раз наверняка позволит убить её!

Снейп вышел вперёд и стал медленно подступать к Белатрисе. Та, ещё ничего не подозревая, продолжала довольно подпрыгивать. Я поняла, необходимо срочно действовать, иначе Снейп может сделать непростительную ошибку. Стараясь производить как можно больше шума, я побежала прочь.

- Она убегает! - завизжала Белатриса.

Она выкрикнула заклинание, в спину мне ударило что-то горячее, и я упала навзничь. Моя собственная палочка выпала из рук и покатилась в неизвестном направлении. Снейп оказался проворнее Белатрисы и уже был возле меня, когда я, стараясь как можно правдоподобнее изобразить животный страх, стала отползать в угол.

- Не трогайте меня, директор, - кричала я, и мой перепуганный голос гулко отдавался в коридоре. – Белатриса, скажи ему, чтобы он не трогал меня! Лучше отведи меня к Лорду! – я затравленно обернулась к Белатрисе и указала дрожащей рукой на Снейпа. – Только пусть он не трогает меня.

- О, ты хорошо поработал с ней, Снейп, - засмеялась Белатиса. – Всемогущий Лорд будет очень доволен.

Она прыгнула ко мне, схватила за предплечье и вместе со мной трансгрессировала.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:26 | Сообщение # 23

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 22

Мы оказались в просторной комнате. Я узнала особняк Малфоев.

«Так вот, где ты живёшь теперь, Том», - подумала я.

Воландеморт стоял прямо передо мной. Я сначала даже не поняла, что это он. От него былого не осталось и следа. Раньше он был чудовищем только внутри, теперь стал таковым и снаружи. Справа от меня раздался хлопок и в комнате появился Снейп. Его лицо оставалось непроницаемым, но я видела, как на его сжатых кулаках побелели костяшки.

«Хоть бы ты не подвёл нас, - подумала я и перевела взгляд на уродливого Лорда. - Хоть бы я сама не подвела нас».

- Ай-яй-яй, Снейп, - проговорил Воландеморт приторно сладким голосом. - Не знал, что ты прячешь у себя такое сокровище.

Я поморщилась, голос у Лорда тоже стал сиплым и неприятным. Снейп взглянул на меня, я задрожала всем телом и отступила от него на несколько шагов.

- Если бы я только догадывался, мой Лорд – проговорил он ледяным тоном.

- Ну это ничего, - сказал Воладеморт. - Ты же не можешь знать и видеть всё, иначе ты был бы мной!

Воландеморт гнусно засмеялся. Все, находящиеся в зале, засмеялись тоже. Я осторожно обвела взглядом присутствующих. Больше половины из них были мне знакомы, но все теперь приобрели одинаковую бледность осунувшихся, переполненных страхом и отвращением лиц. Хуже всех выглядел хозяин дома.

- Белатриса мне сказала, что эта, - Воландеморт указал на меня палочкой. - Просто сходит сума от страха перед тобой. Что ты сделал с ней, Снейп?

- Я просто выполняю свои обязанности, мой Лорд, - сказал тот, чуть поклонившись.

- И хорошо выполняешь, - довольно протянул Воландеморт, он перевёл на меня полный ненависти взгляд. – Правда, он хорошо выполняет?

Я быстро взглянула на Снейпа и затряслась ещё сильнее.

«Главное не переиграй, - твердила я себе. - Они должны тебе верить».

Воландеморт удовлетворённо кивнул.

- Я смотрю, у тебя спеси-то поубавилось, Бестия, - радостно проговорил он. – А теперь поведай нам, где же ты была всё это время?

- В лечебнице у маглов, - сказала я дрожащим голосом.

- В лечебнице у маглов, - повторил Воландеморт и засмеялся, словно эхо откликнулись смехом его подданные.

- Что же это была за лечебница?

- Психиатрическая.

- Психиатрическая! – Лорд засмеялся ещё громче.

- И что же делали с тобой маглы?

- Били током и кололи успокоительные.

Лорд гадливо поморщился.

- И ты даже не убила никого из них за это? – спросил Воландеморт.

- Нет.

- Фу, Бестия, ты разочаровала меня, - Лорд посмотрел на меня как на насекомое.

- Как оказалась в Хогвартсе?

- Дамблдор нашёл.

- Всегда он лез не в свои дела! – злобно прошипел Воландеморт. – Ну, теперь кончено, и тебя некому защитить, да?

Я промолчала, подумав: «Вот оно, началось! Используй всё, чему ты научилась!»

- Так что, Бестия? – с хищной ухмылкой спросил Лорд. – Теперь у тебя совсем никого не осталось?

- Нет, - я попыталась изобразить горе.

- А ведь ты лжёшь, - сказал Воландеморт тихо и вдруг заорал на всю комнату. - Ты бессовестно мне лжёшь, гадина! Если бы это действительно было так, ты бы сейчас валялась дохлая в какой-нибудь канаве!

Я перестала изображать убитую горем жертву и залилась смехом. Все присутствующие затаили дыхание.

- Ты, как всегда, ошибся, Лорд! – спокойно сказала я. – Я просто разучилась чувствовать боль.

Воландеморт смотрел на меня с любопытством.

- А вот это мы сейчас проверим, - сказал он, потирая руки.

«Приготовься, - мысленно сказала я себе. - Ты не имеешь права дать слабину».

Воландеморт медленно обошёл вокруг меня и посмотрел на присутствующих.

- Всем вам, - сказал он торжественно. - Хорошо известна Бестия. Мы помним, что она кое-что могла. Так давайте же посмотрим, во что её превратили маглы.

Воландеморт развёл руками как конферансье, представляющий следующий номер программы.

- Белатриса, - позвал он, Белатриса поминутно пригибаясь, вышла вперёд. – Ты всегда это любила. За то, что ты нашла её, я дарую тебе эту честь. Попотчуй нашу гостью блюдом из страданий.

«У тебя нет права быть слабой, - ещё раз напомнила я себе. - Ты переживала и не такое».

Белатриса выпрямилась. Я смотрела прямо на неё.

- Круцио! – прокаркала Белатриса.

Резкая боль пронзила тело, но это было всего лишь тело. Я улыбнулась Белатрисе. Она подпрыгнула и повторила громче:

- Круцио!

Ещё одна волна нестерпимой боли. «Держись, ты можешь!». Я не пошевелилась.

- Круцио! Круцио! Круцио! - стала в истерике выкрикивать Белатриса и вспышки боли как раскалённые пруты впивались в меня, раздирая плоть изнутри. Крик рвался наружу, но я научилась его сдерживать.

«Ты практиковалась пятнадцать лет, - сказала я себе и со всей силы вонзила ногти в ладони. - Ты не посмеешь так просто сдаться».

Я отступила на шаг, чтобы не упасть, и, сделав усилие над собой, растянула губы в подобие улыбки.

- Белатриса, - сказала я. - Ты что, хочешь защекотать меня до смерти?

В зале наступила мёртвая тишина. Белатриса в замешательстве опустила палочку. Несколько пар глаз неотрывно смотрели на меня: некоторые со страхом, некоторые с восхищением. Я боялась взглянуть на Снейпа, чтобы не привлечь лишнего внимания, но ощутила, что он тоже смотрит. Это придало мне сил. Я подняла руку и стёрла пот, выступивший на лбу.

- Ну что? – сказала я. - Может ещё кто-нибудь хочет попробовать?

По залу пронёсся ропот. Воландеморт подскочил ко мне и схватил за левую руку.

- Ты неплохо справляешься, Бестия, - яростно зашипел он. - Но это-то у тебя осталось, и ты будешь подчиняться мне!

Он задрал мне рукав, сорвал с руки повязку, и, не веря своим глазам, уставился на то место, где должна была быть его метка. Но он не нашёл того, что искал. Запястье было сплошь покрыто огромным безобразным рубцом, метки не было.

Толпа ахнула.

- Как ты это сделала? – заверещал Воландеморт.

- Ты знаешь, - сказала я с издёвкой. – Жизнь среди маглов иногда даёт много позитивных вещей.

- Как ты это сделала? – заорал Лорд ещё громче.

Я пожала плечами.

- Утюгом, - просто сказала я.

- Ты лжёшь, ты лжёшь, ты лжёшь, - визжал Воландеморт, глядя, как я смеюсь ему в лицо. – Снейп, мне нужна сыворотка!

Снейп хотел что-то ответить, но один из Упивающихся вышел вперёд.

- У меня осталась одна доза после последнего рейда, мой Лорд, - сказал он, достал пузырёк и поклонился Воландеморту.

Я увидела, как кровь отлила от лица Снейпа, и он стал ещё бледнее обычного.

- Мой Лорд, - тихо проговорил он. - Я думаю, тут одной дозы будет мало…

- Достаточно, - оборвал его Воландеморт.

- Пей! – сказал он, протянув мне пузырёк, я помотала головой.

- Влейте ей его в глотку! – махнул он. - Только сразу влейте, руками, а то она снова нам устроит здесь цирк.

Два огромных лакея поторопились выполнять его приказание. По моему телу разлился неприятный холод и разум начал затуманиваться.

- Чего ты боишься больше всего, Бестия? – услышала я голос Воландеморта.

Я укусила себя за язык, но моя рука дрогнула и я, не справившись с ней, показала в сторону Снейпа. Дело принимало весьма плохой оборот. Я поняла, что сейчас буду рассказывать всё. Пока я хоть что-то соображала, я начала судорожно шарить по комнате глазами. В углу недалеко от себя я увидела стойку с рапирами. Несмотря ни на что, Малфой обожал холодное оружие.

«Ах, какой ты молодец, Малфой!» - подумала я.

Одним прыжком оказалась у стены и что было силы, всадила рапиру себе в ногу. Кровь хлынула из раны, на меня обрушилась разом вся боль, которой я до сих пор не давала поглотить моё тело. Я услышала, что Воландеморт страшно выругался, и потеряла сознание.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:27 | Сообщение # 24

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 23

Очнулась я в незнакомой мне комнате на узкой кровати. В комнате царил полумрак, но было видно, что все стены от пола до потолка заняты книгами. Я огляделась, в комнате кто-то был. Стараясь не производить шума, я пошевелилась. Нога, так удачно проткнутая накануне, затекла, тело чудовищно ныло и болело. Я повернулась, кровать скрипнула, и тень метнулась ко мне. Я зажмурилась.

- Не старайся, - сказал знакомый голос. – Я знаю, что ты пришла в себя.

Я открыла глаза как раз в тот момент, когда комната наполнилась светом. Я поморгала, привыкая к нему. Это был Северус. Его лицо посерело от усталости и нервного истощения, и в нём угадывались чувство тревоги, гнева и в то же время некоторого облегчения.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил он.

- Весьма сносно, - отозвалась я. – Где мы?

Он не ответил.

- Пошевели пальцами.

- Так? – я подняла руки, сжала и разжала кулаки.

- Хорошо, - сказал он. - Теперь пальцами ног.

Я сделала вид, что смущена, но он продолжал выжидающе смотреть на меня. Я выставила из-под одеяла ступни и пошевелила пальцами, на недавно травмированной ноге этого сделать не удалось.

- Понятно, - продолжил он. – Где болит?

У меня болело везде, но сообщать об этом Снейпу я не собиралась.

- Нигде, - сказала я.

Он удивился.

- Я тебе не верю.

- Хочешь, я тебе станцую прямо сейчас? - возмутилась я, отбросила одеяло, и вскочила на кровати.

Моё тело пришло в негодование от такой наглости и откликнулось острой болью, лицо исказила судорога, ноги подкосились, и я рухнула обратно на кровать. Снейп поджал губы, но промолчал. Он обернул меня одеялом и вышел из комнаты. Какое-то время я слушала только стук часов, тупо уставившись в потолок. Нужно было столько всего понять и обдумать, но голова гудела, и мысли отказывались задерживаться в ней надолго. Вернулся Снейп. Он подошёл и поставил на столик рядом с кроватью огромную чашку с чем-то дымящимся, ложку и маленький прозрачный флакон с голубоватой жидкостью, потом сказал:

- Давай попробуем сесть.

Он подхватил одной рукой меня под спину и, придерживая второй, усадил, подперев подушкой.

- Выпей это, - сказал он и протянул мне флакон.

Я послушно отпила, на вкус жидкость была крайне отвратительной. Я поморщилась.

- Ты должна выпить всё.

Я выпила всё до капли и отдала ему флакон. Очень быстро боль начала уходить, оставляя за собой безнадёжную слабость.

- Ну как? - спросил он через какое-то время.

- Уже гораздо лучше, - отозвалась я.

- Дай мне руку, - приказал он.

Я попыталась, но руки были будто прибиты гвоздями к телу.

- Не могу, - пискнула я.

- Очень хорошо, - он взял со столика чашку.

- Что это?

- Обычный бульон, но ты должна съесть его до конца. Давай, Эни, я помогу.

Он присел на край кровати и начал кормить меня с ложки бульоном. Я послушно открывала рот. С каждой новой порцией моё тело наполнялось приятным теплом. Конечности перестали быть тяжёлыми и очень захотелось спать.

Когда чашка опустела, Северус поставил её и наклонился ко мне.

- Какие ощущения?

Вместо ответа я протянула руку и провела по его волосам.

- Я очень утомила тебя, да?

Он рванулся ко мне всем телом и прижал к себе.

- Ты ужасно напугала меня, - его голос дрожал.

- А ты держался очень хорошо, ты - молодец.

Он отстранился, и глянул как на диковинку.

- Кто ты такая? – прошептал он.

- Что?

- Кто ты? – повторил он.

Я пожала плечами и сказала первое, что пришло в голову,

- Я человек.

Он покачал головой.

- Ни один человек не может выдержать пытку заклинанием «круцио» более трёх раз и не закричать. Сегодня оно было произнесено не менее десятка раз, а ты даже не упала. Ты действительно не чувствовала боли?

Я устало откинулась на подушку.

- Я не хочу лгать тебе, Северус, я чувствовала всё, что чувствовал бы любой на моём месте.

- Тогда, как? – в его глазах читалось изумление, смешанное с восхищением.

- Мне нужно было, чтобы ты поверил, и чтобы они поверили. Я боялась, если не справлюсь – выдам себя и тебя тоже.

- Ты… - он протянул ко мне руку, но я отвела ёё.

- Не нужно делать из меня того, кем я не являюсь, Северус. Если бы я не тренировалась все эти годы, вряд ли мы бы сейчас с тобой разговаривали.

- Тренировалась?

- Ты видел картину, на которой только глухая комната и манекен?

- Да. Я хотел понять, как она работает с самого начала, но так и не сумел.

- Неудивительно, эта картина специально написана так, чтобы кроме меня никто не смог воспользоваться ею.

- Зачем?

- Манекен знает всего два заклинания: «Империо» и «Круцио», но зато очень хорошо. Вдобавок, у моего «манекеши» есть одна положительная особенность: он не чувствует ни жалости, ни угрызений совести.

- Как часто ты тренировалась? – слабым голосом проговорил Снейп.

- Каждую ночь.

Я почувствовала, как он схватил меня за руку, его пальцы были холодны, как лёд.

- И в школе? – спросил он.

Я устало улыбнулась.

- Когда была с тобой – нет.

- Но я никогда не замечал…

- О, нет, тренировка обычно не продолжалась больше получаса, да, к тому же, перед тем как я приехала в школу, я уже кое-чему научилась.

- Но зачем? – выкрикнул он. – Зачем?

- Я чувствовала, что Тёмный Лорд не погиб, а всего лишь затаился и рано или поздно придёт за мной.

- И что бы это дало?

- Считай меня сумасшедшей, но я больше не могла позволить, чтобы он когда-либо ещё услышал, как я молю о пощаде.

Снейп долго молча смотрел на меня, потом сказал:

- Я не считаю тебя сумасшедшей, Эни, я восхищаюсь тобой.

- Перестань, - я махнула рукой. – Ты же был там. Я была бы омерзительна сама себе, если бы не сделала этого.

Мы помолчали.

- А метка? - вдруг сказал он. – Как ты избавилась от неё?

Я криво усмехнулась.

- Я сказала Лорду правду, помог утюг. Именно из-за него маглы заперли меня в психушку. Вот уж точно, там одни «маглы» работают, – я поморщилась.

- Как это произошло?

- Так случилось, что я решила навсегда порвать с миром магии. Идти было некуда, поэтому я просто бесцельно бродила по улицам с головой, полной самых ужасных мыслей. Если быть совсем честной, то маглы были недалеки от истины, когда ставили мне диагноз. Так вот, не понимая, что делать дальше и с острым желанием покончить со всем разом, я заметила в витрине магазина утюг. Представляешь себе лицо человека, который помогал мне тестировать этот утюг и увидел, что я, вместо предложенной ткани, приложила его к собственному запястью, - я невольно улыбнулась, но Снейп, видимо, не разделял моего веселья.

Я продолжила:

- Он, конечно, вызвал полицию, а те, в свою очередь, скорую. Вот так я и узнала что такое психиатрическая лечебница.

- Разве это всё стоило того? – прошептал Снейп.

- Конечно! Ты же видел выражение его лица. Да если бы я тогда могла предполагать такое выражение, я бы ещё раз так сделала.

- Беру свои слова назад, ты - сумасшедшая, - выдохнул Снейп.

- Я не скрываю, - улыбнулась я.

Он прилёг рядом.

- И всё же, ты не представляешь, чего мне стоило держать себя в руках.

- Ах, да, Северус, я совсем забыла, где я нахожусь? И как тебе удалось вытащить меня оттуда?

- Ты в моём доме. На данный момент это единственное место, где тебя не станут искать. А вытащить тебя мне было несложно, ты же показала на меня, когда Лорд спросил, чего ты боишься больше всего на свете. Поэтому охранять тебя поручили именно мне. Кстати, почему ты указала на меня? Зелье не сразу сработало?

- Зелье сработало сразу, Севрус, - усмехнулась я. - Ты не делаешь плохих зелий. Если бы я не укусила себя за язык, то обязательно бы рассказала, что больше всего на свете я боюсь потерять тебя, а вот с рукой я справиться не смогла.

Он прижался ко мне.

- Знаешь, ты так эффектно проткнула себя шпагой, что, похоже, у тебя появились поклонники среди Упивающихся.

- Ты серьёзно? – я засмеялась.

- А вот мне было не до смеха, - сказал он. - Хотя это сыграло нам на руку, когда сегодня я «обнаружил, что ты сбежала», никто особо и не удивился.

- Он что уже знает? – испугалась я.

- Конечно, а как ты думала? Я сам сообщил ему об этом.

Я с тревогой спросила:

- Он ничего не сделал тебе?

Он поднял брови и улыбнулся.

- Ты бы лучше о себе побеспокоилась.

- И всё же?

- Нет, только прогнал, хотя не скрою, он разбил пару вещиц в доме Малфоя.

- Пару вещиц?

- Ну да, пару десятков вещиц.

Я засмеялась.

- Зря ты так несерьёзно относишься ко всему этому, - сказал он строго. - Тебя теперь нужно спрятать как можно скорее. В следующий раз нам уже так не повезёт.

- Так, - он поднялся и задумался. - Сейчас ты отдохнёшь, потом я отправлю тебя в один надёжный дом на какое-то время, а вскоре придумаю, как быть с тобой дальше.

Он нагнулся и поцеловал меня в висок.

- Поспи, Эни, тебе это необходимо. Свечи не зажигай, можешь вызвать подозрения.

Уже от двери он бросил:

- Сегодня ты ещё очень слаба, но завтра перед отъездом ты снимешь заклятие!

- Но, Северус…

- Это не обсуждается! – рявкнул он. – Я больше не намерен рисковать тобой.

Он вышел и хлопнул дверью.

Сон как рукой сняло, мой мозг лихорадочно соображал. Это я больше не могла позволить себе подвергать его риску. Кроме того, я понимала, что у него достаточно дел гораздо важнее меня. Раньше, когда я была неприметным профессором Хогвартса, ещё можно было что-то придумать, но теперь, когда Том знает, что я жива и охотится на меня, оставаться на шее у Снейпа просто непозволительно. Вдобавок, Снейп был агентом и служил более высокой цели - избавлению мира от этого чудовища, а я была всего лишь маленьким винтиком в его огромном механизме. Причём весьма опасным винтиком, угрожающим развалить всё к прамагам.

Я вскочила с постели, слабость ещё была, но не такая как прежде, поэтому я быстро оделась, походила по квартире и очень обрадовалась, увидев свою сумку, моя палочка тоже была здесь. Всё складывалось как нельзя кстати, и указывало на то, что я приняла правильное решение. Я уже собралась трансгрессировать, но тут мне в голову пришла мысль, что Снейп не успокоится, пока не найдёт меня, нужно было что-то, что остановило бы его.

Я схватила с письменного стола перо, пергамент и трясущейся, непослушной рукой, написала записку:

«Снейп!

Все мои слова были ложью от начала и до конца. Моей единственной целью была месть Воландеморту. Цели я достигла. Ты сам знаешь, что для достижения целей, любые средства хороши, потому прощения просить не буду. Как ты теперь понимаешь, никакого заклятия не существует, поэтому я так пугалась каждый раз, когда ты требовал снять его.

Прощай! Никогда больше не ищи со мной встречи».

В полумраке было плохо видно, да и смелости перечитать написанное у меня не хватило. Я положила записку на кровать и увидела на полу номер «Прорицателя», где на главной странице была статья, посвящённая назначению нового директора Хогвартса и его большая колдография. На ней тот пытался сделать вид, что доволен назначением, но у него это плохо получалось, он хмурился и снова пробовал. Я схватила со стола нож для бумаги и, аккуратно вырезав колдографию, бросила её в сумку, а газету сложила и запихнула под огромную кипу бумаг на столе. Кивнув самой себе, я трансгрессировала.

Уже сидя в маленьком кафе, на одной из старых улочек Лондона, я осознала, что натворила. Теперь все пути были отрезаны.

- Что желает мисс? – спросил услужливо официант.

- Мисс желает виски! – рявкнула я так, что тот отпрянул и быстро растворился в полумраке.

Я достала колдографию, маг на ней нахмурился.

- Ты никогда не простишь меня, правда? - я уронила голову на руки и разрыдалась.

***
Снейп чувствовал, что невероятно устал. Всё это, похлеще вурдалаков, высасывало жизненные силы, но дело требовало завершения, и он снова и снова устремлялся туда, куда не хотел и делал то, что было ему отвратительно. Лишь одна мысль грела его - сегодня он уснёт в её объятиях. Только за одно это можно было отдать половину жизни.

«Она, конечно, опять будет спорить, - он улыбнулся. - А потом будет с жаром отвечать на его поцелуи, и хотя бы на время он забудет обо всём».

«Невероятно, - думал он. - Как в такой маленькой женщине таится столько всего: и огромная сила воли, и острый ум, и безграничная нежность». И всё это принадлежит ему. Как такое вообще могло случиться.

Окна квартиры были темны, и когда он вошёл, стояла гнетущая тишина. Он решил, что Эни, должно бать, ещё спит, но пройдя в комнату, не услышал звука дыхания. Он резко зажёг свечи, постель была пуста, её одежды не было на месте, а на подушке лежала записка. Он схватил записку и стал читать, потом ещё раз и ещё раз, как будто хотел увидеть что-то, кроме тех ужасающих признаний, которые были в ней. Но он видел только то, что видел. Ярость поглотила его, он упал в кресло и одним движением смахнул со стола, лежащие на нём бумаги. Ярость сменило опустошение. Он чувствовал, что силы покидают его, но тут заметил перед собой аккуратно сложенную газету, он взял её и машинально развернул. На первой странице в самом центре зияла огромная дыра, а под ней стояла подпись: «Директор школы волшебства и магии Хогвартс, профессор Северус Снейп». Снейп со всего размаха стукнул кулаком по столу и крикнул в тишину:

- Кого ты хочешь обмануть, Эни Блэкстоун! Кто дал тебе право решать всё за меня?!

Его била яростная дрожь. Как она посмела усомниться в его силе? Как она посмела считать себя умнее? И теперь она думает, что перехитрила его? Что глупый Снейп, ослеплённый гневом, не станет искать и поверит в её сказки?

- Нет уж мисс, теперь я ещё быстрее найду вас, чтобы сказать, как вы горько ошибаетесь, и вы снимите заклятие, чего бы мне это не стоило.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:27 | Сообщение # 25

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 24

Выйдя из кафе, где провела не менее часа, так и не притронувшись к виски, я побрела по улицам Лондона, соображая, почему Дамблдор забрал меня в Хогвартс. Мой предмет был слишком незначительным для юных волшебников, и они прекрасно смогли бы обойтись без него. Но Дамблдор говорил, что я обязана приехать, что я нужна им. За всё время пребывания в школе, директор ни разу не попросил меня ни о чём, кроме как порвать со Снейпом. Я и делала-то всего лишь, что учила детей да писала картины.

«А ещё, - я тяжело вздохнула. – Ещё я любила».

Нужно было возвращаться в Хогвартс. Нужно было понять, чего хотел от меня профессор Дамблдор. Но как вернуться? Снейп уже однажды сказал, что способен расправиться со мной голыми руками, а после письма, он вряд ли не задумается об этом всерьёз. Да и Упивающиеся наверняка будут искать меня там. Тем не менее, возвратиться было необходимо иначе всё, что сделал для меня Дамблдор станет напрасным.

Исполнить задуманное оказалось весьма непросто. Трансгрессировать на территорию школы у меня почему-то не выходило, а о том, чтобы добираться на поезде не было и речи – Хогвартс-экспресс уже не ходил. Оставалось только одно – идти пешком. Я собрала всё необходимое для такого похода и двинулась в путь. Чтобы не сбиться с курса, я шла по железнодорожным путям, изредка сворачивая с них, сделать привал, поесть и восстановить силы. Так продолжалось несколько дней, пока я, наконец, не увидела на горизонте высокие башни Хогвартса.

Уже издалека я поняла, что со школой что-то не так, купол стал видимым и периодически, то здесь, то там, его озаряли вспышки. Выйдя на пригорок, я мгновенно припала к земле. Огромное пространство перед школой было заполнено десятками Упивающихся.

«Неужели они напали? – ужаснулась я. – А как же Снейп?»

Я знала, что Снейп жив, потому что на нём было моё заклятие и если бы что-то случилось, я бы уже почувствовала. Пробраться в замок не представлялось возможным. Однако я помнила, что существует как минимум три известных мне подземных хода к нему. Два из них не годились, а вот вход через Визжащую хижину был как раз то, что нужно. В детстве трое мальчишек с моего факультета часто бегали туда. Я никогда не знала, как им удавалось проникнуть через Гремучую иву. Однажды Блэк даже заманил туда Северуса, я тогда ещё чуть не поссорилась с Лили. Я так кричала, умоляя её заставить Джеймса вытащить Снейпа оттуда, что она серьёзно на меня обиделась. Я всегда уважала правила школы, и мне было невдомёк, почему Лили водится с четырьмя самыми главными хулиганами нашего потока. Она говорила - они просто весёлые, а я так любила её, что не спорила, хотя и знала: эта компания откровенно недолюбливает меня. Они считали меня странной да к тому же занудой и терпели только благодаря моей лучшей и единственной подруге.

Сегодня от былого стража, наводившего ужас на большинство моих одноклассников, осталось только жалкое подобие. Ещё в начале года Упивающиеся всласть поиздевались над невинным деревом, так что можно было попытаться использовать этот вход.

Я уже почти подобралась к хижине, когда резкая, пришедшая из неоткуда боль вынудила меня опуститься на траву. Я в панике стала оглядываться по сторонам, пытаясь найти её источник. Вокруг совершенно никого не было. Немного придя в себя, я оперлась рукой о землю, чтобы подняться, но тут новая боль обрушилась на меня. Казалось, какое-то огромное чудовище раздирает зубами мне плоть. Уже не помня себя от ужаса, я стала кричать и беспорядочно размахивать руками, но новые и новые вспышки боли вырывали из меня душу. Последний приступ сознания заставил моё тело изогнуться в страшной судороге. Когда всё кончилось, я даже не почувствовала, я увидела как жизнь покидает меня. Она уходила медленно, как будто кто-то тянул за невидимую нить.

- Северус, - прошептала я.

И пришла тьма.

***
Северус Снейп лежал, распростершись на полу, а его убийцы – Тёмный Лорд и преданная ему змея, уже давно находились в Запретном лесу, ожидая свою главную жертву. Темнота перед глазами начала понемногу рассеиваться и он увидел, что в комнате кто-то есть. Усилием воли он смог сесть, тряхнул головой и снова поднял взгляд на того, кто стоял перед ним.

- Лили, - выдохнул Снейп.

Видение было настолько ярким, что он мог различить в её глазах маленькие лучащиеся огоньки, и всё же это было только видение. Она была такой же прекрасной, какой он помнил её, и лишь лёгкая грусть чуть-чуть меняла её черты. Снейп подался ей навстречу и дотронулся до платья, рука прошла насквозь. Он поспешно отдёрнул руку, и тихо сказал:

- Лили, я предал тебя.

Она покачала головой и улыбнулась. В воздухе зашелестело, словно прозрачный мотылёк трепетал своими крыльями. Она заговорила.

- Ты всегда был мне другом, Северус, и всегда им останешься, но ты должен отпустить меня. Иди, ты ещё успеешь.

Она исчезла, будто и не приходила вовсе. Снейп провёл рукой по лицу и поднялся. Пошатываясь, он, вышел из хижины. Далеко впереди на земле он увидел кого-то. Сделав несколько шагов вперёд, он присмотрелся и побежал. Спотыкаясь и поскальзываясь на влажной траве, он добежал и бросился на колени перед недвижимым телом.

- Эни! – закричал он, и его голос эхом отозвался в утренней тишине.

Он сгрёб её в охапку и прислушался. Дыхания не было. Её глаза были закрыты, а лицо расслаблено. Она будто спала спокойным, безмятежным сном. Он прижал её к себе и стал качать как маленького ребёнка.

- Что же ты наделала, Эни? - шептал он. – Что ты наделала. Как же я теперь без тебя. Зачем мне всё, если тебя не будет рядом.

Его голос сорвался. Он стал целовать её глаза, волосы, губы.

- Я не мог опоздать – сказал он еле слышно и вдруг закричал. – Зачем ты снова бросаешь меня! Не поступай так со мной, Эни! Вернись, ты так нужна мне!


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:28 | Сообщение # 26

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 25

Как отрезанный кадр фотоплёнки идеальная темнота упала вниз и уступила место безграничному свету. Я поняла что стою. Даже не стою, а просто нахожусь в вертикальном положении. Кроме света, заполнявшего собой всё вокруг, не было ничего. Это всепоглощающее «ничего» окутало, словно саван, и стёрло чувство времени, заменив его чувством ожидания. Внезапно, в самом центре не имеющей границ белизны появилась крошечная женская фигура. Очень плавно она стала приближаться, приобретая знакомые очертания, и вскоре остановилась прямо передо мной.

— Ну, здравствуй, Эни, — сказала она и печально улыбнулась.

— Лили… Что же это?

Она не ответила, а просто взяла меня за руку. Я всё поняла по её глазам, но страха не было, как, впрочем, и надежды.

— Я так виновата перед тобой, Лили, — сказала я. — Я так виновата перед вами.

Она снова улыбнулась.

— Ты не виновата. Никто не виноват. Я очень благодарна тебе. Мой сын жив, а это единственное, чего может желать мать.

Мне хотелось плакать, но откуда-то пришло понимание, что здесь это невозможно.

— Ты возьмёшь меня с собой, Лили? — прошептала я.

Она отрицательно покачала головой.

— Не сейчас. Я в долгу перед тобой — пришло время отдать долг. Уходи. Он зовёт тебя, слышишь? Уходи!

Она толкнула меня с такой силой, что я закашлялась.

Засвеченный кадр разорвало пополам, и вернулась темнота. Но она уже не была такой безусловной. Я снова закашлялась не в силах набрать в грудь воздух.

— Я не могу дышать, — сказала я вслух и открыла глаза.

На меня смотрел Северус. Он улыбался, и слёзы текли по его щекам. Я протянула руку и стёрла их.

— Почему ты плачешь?

Он прижал меня к себе и тихо сказал:

— Я люблю тебя.

Я обняла его. Несколько минут мы слушали только дыхание друг друга, потом я немного отстранилась.

— Мы должны помочь им, — я указала в сторону Хогвартса.

— Я не могу туда вернуться, — грустно сказал он. — Не считай меня трусом, я уже сделал всё что мог. Теперь он должен завершить всё один.

— Ты думаешь, у него получится?

— Я уверен.

Он поднялся и протянул мне руку.

— Боюсь, я больше никогда не вернусь сюда, — проговорил он. — Ты со мной?

Я вложила в его ладонь свою и сказала:

— Навсегда.

* * *

Много позже, когда мы в объятиях друг друга лежали на кровати маленькой лондонской гостиницы, впервые за долгие годы я не пыталась скрыть свою любовь к нему, хотя всё ещё не до конца верила в то, что всё закончилось и можно отдаться своему чувству без оглядки на запреты и обстоятельства.

— Хочешь, я прямо сейчас расскажу тебе, так же как и ты рассказала мне? — сказал он вдруг.

— Что расскажешь?

— Когда ты заняла место в моём сердце.

— Хочу.

— В тот самый день, когда ты стояла у кабинета Дамблдора, бледная и усталая и на твоей груди красовалась эта ужасная надпись.

— Ты говоришь неправду, — засмеялась я.

— Нет, я говорю правду.

— Тогда зачем же ты обругал меня? — я посмотрела ему в глаза и хитро прищурилась.

— Потому что твоя майка действительно была ужасной, — он принял игру.

— Я так не думаю, — сказала я и чмокнула его в нос. — Ты же обратил внимание и даже прочитал.

Он улыбнулся и перевернул меня на спину.

— Скорее меня заинтересовало то, что под ней.

— О, Мерлин, — притворно застонала я. — А вы, оказывается, не так просты, профессор. Ругали девушку, а сами раздевали её глазами.

— Да, я - тот ещё негодяй, — сказал он и снова стал целовать меня.

Когда мы вдоволь насладились друг другом, я нежно погладила его по щеке и тихо спросила:

— А всё же, что на самом деле произошло с тобой тогда?

Он взял мою руку и прикоснулся к ней губами.

— Я сам не знаю. С того самого вечера я так часто стал думать о тебе, что сам себя боялся. Представляешь, я даже был уверен, что ты навела на меня чары или подлила мне что-то. Я ведь и противоядие пил, а однажды даже попросил Дамблдора помочь мне избавиться от этого, правда, не признался, кого подозреваю.

— Ты - параноик, Снейп, — я ласково провела рукой по его груди.

— Вот-вот, он тогда сказал мне то же самое.

— Но я всё равно люблю тебя.

— И за это я готов простить тебе всё что угодно.

— Что, например?

— Например, что ты позволяла себе так дерзко со мной разговаривать.

— Я не считаю себя виноватой. И поделом тебе. Тем более, что я никогда не позволяла себе этого на людях, ты же, напротив, пытался, чтобы нас окружало как можно больше ушей.

Он задумался.

— А ты знаешь, ты ведь права. Значит, это я виноват?

— Конечно ты, — я запустила руки ему в волосы и взлохматила их.

Он внимательно посмотрел на меня и сказал:

— Но я ведь люблю тебя.

— И за это я готова простить тебе, что угодно!

Впервые я увидела, как он смеётся.

— Скажи, как у тебя это получается? Всегда, когда мы о чём-то спорим, я неизменно остаюсь побеждённым.

Я улыбнулась и пожала плечами.

— Зато во всём остальном победитель — ты.

— И хочу им оставаться, — прошептал он, покрывая меня новыми поцелуями.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Воскресенье, 29.07.2012, 18:29 | Сообщение # 27

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 26

Прошло несколько месяцев с тех самых пор, как мы поселились в небольшом гостиничном номере. Северус каждый день уходил куда-то, а я оставалась и просто ждала его, не требуя никаких объяснений. Я всё еще боялась, что моё тихое счастье может оказаться ненастоящим.

Возвращаясь ко мне, он каждый раз приносил «Прорицатель», и мы вместе садились его читать. Северус не ошибся, Гарри действительно справился сам. И теперь наш мир собирал себя по кусочкам. Газета рассказывала нам о том, как началось восстановление школы, как проходили суды над Упивающимися. Многие из них снова избежали кары, но теперь это было уже неважно. Журналисты неистово возмущались, что Гарри наотрез отказался давать какие-либо интервью.

Однажды, вместо обычной газеты, Северус принёс свежий номер «Придиры». На самой первой странице была небольшая статья без колдографий и привычных журналистских приёмов, где Гарри заявлял о том, что он будет хранить вечную память о двух людях, без которых никогда бы не справился со всем, что случилось, это был Дамблдор и…

— Северус, это же твоё имя! — воскликнула я.

Он не ответил. Я перевела на него взгляд и увидела, что он смотрит в окно. Он выглядел ужасно измотанным и, как будто, немного постаревшим. Я подошла к нему и ласково обняла. Он улыбнулся.

— Ты уверен, — тихо начала я. — Что не хочешь вернуться?

— Не знаю, — сказал он. — Может быть, когда-нибудь…

Мы некоторое время наблюдали, как по стеклу бегут капли осеннего дождя, потом он повернулся ко мне и сказал:

— А ведь совсем не это я хотел тебе показать сегодня, — и добавил, — собирайся, мы уходим отсюда.

Собирать было нечего, поэтому я просто дала ему руку и кивнула. Мы трансгрессировали.

Когда мы появились в конечной точке своего путешествия, я посмотрела вокруг и подумала, что сплю.

— Северус, как это? — зачаровано сказала я.

Моему взору предстала узкая тропинка, которая упиралась в маленький двухэтажный домик, за домиком переливалась и искрилась водная гладь, и звёзды отражались от её поверхности.

— Это же та самая картина, — сказала я.

— Присмотрись, — подсказал он.

Я вгляделась получше. Нет, это была не моя картина, хотя всё было очень похоже. Но здесь кроме дома был небольшой лесок, а далеко за озером светила огнями деревушка. Я не могла отвести глаз от всего этого великолепия.

— Это и есть то, чем я занимался последнее время, — сказал Северус. — Я искал наш дом.

Я сжала его руку, потом быстро отпустила и побежала вперёд по тропинке. Распахнув настежь дверь, я влетела в комнату, моя голова пошла кругом и я остановилась, не смея ступить больше и шага. Здесь было всё абсолютно также: и столик, и маленький чайник на плите, и камин, и большая медвежья шкура.

— Проходи, теперь это и твой дом, — послышался от дверей голос Северуса. — Не бойся, он настоящий.

Я бросилась в его объятия.

— Ты даже не представляешь, Северус, что ты сделал для меня! — воскликнула я. — Это же была моя мечта!

Он улыбнулся и убрал волосы с моего лица.

— Я знал, что тебе понравится.

Я взбежала на второй этаж и огляделась, Северус последовал за мной. На кровати я заметила платье нежно-голубого цвета. Я застыла.

— Оно точно такое…

— Да, такое же, как было на тебе на том Святочном бале. Завтра вечером ты наденешь его, и я буду танцевать с тобой столько, сколько ты пожелаешь.

Я осторожно взяла платье и прижала его к себе, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться.

— Я ведь порвала его, — почти неслышно произнесла я и печально улыбнулась. — А Лили превратила несколько лоскутов в бабочек. Они жили в нашей комнате до весны, а потом мы вместе выпустили их.

Он подошёл и погладил меня по спине.

— Прости меня за то, что я сказал тебе тогда.

— Я уже давно простила, — я положила платье и повернулась к нему. — Я знала, что ты сказал это не мне. Тебе было больно, и ты вылил свою боль на первого, кто подвернулся.

— Как тебе удаётся? — он заглянул мне в глаза. — Видеть то, в чём я часто сам боюсь себе признаться?

— Это очень просто, Северус, за меня видит моя любовь к тебе.

Он обнял меня.

— Я обещаю, что тоже научусь этому, — сказал он.

— Ты уже научился, — улыбнулась я.

* * *

Ночь близилась к завершению. Мы пили чай, сидя на крыльце дома. Северус смотрел перед собой и о чём-то размышлял, а я потихоньку наблюдала за ним. Первый раз за всю мою жизнь, мне не нужно было лгать даже самой себе. Только сейчас я поняла, что значит прикоснуться к мечте. Раньше я думала, что моя единственная мечта — мой собственный дом, но это было ложью, ещё я думала, что справлюсь сама, и это тоже было ложью. За долгие годы одиночества и отчаяния, я научилась противостоять физической боли и убедила себя, что этого достаточно — снова ложь. Теперь я поняла, насколько прав был Том, когда сказал, что я не смогла бы выжить одна. Я ничего не смогла бы одна. Он всегда был рядом, мой Северус, даже когда был далеко, даже когда ненавидел меня, даже когда я была ему безразлична. Только благодаря ему я выжила и справилась со всем, и даже Чаша не дала мне того, что дал мне он.

Видимо, почувствовав мой взгляд, он повернулся.

— Тебя что-то тревожит? — спросила я.

— Я не хотел спрашивать, но это не даёт мне покоя. Как всё-таки случилось, что Воландеморт ничего не мог сделать тебе?

Я посмотрела в чашку и пожала плечами.

— Я не знаю. Его магия на меня не действовала и всё. Именно поэтому он хотел всегда держать меня при себе. Наверное, он просто меня боялся. Вот только я так и не разгадала, почему тогда, давно, он не позволил, чтобы меня убил кто-то другой. Быть может, ему доставляли удовольствие мои мучения.

Северус пересел ко мне, я положила голову ему на плечо и сказала:

— А мне не даёт покоя другое: зачем Дамблдор позвал меня, да ещё и помог с Чашей? Я ведь так ни на что и не сгодилась.

— Я знаю ответ, — усмехнулся Северус. — Наверное, он предполагал, что я могу не справиться со всем этим и тогда подарил мне тебя.

Я в недоумении глянула на него.

— Понимаешь, если бы я просто выполнял то, что от меня требовали, продолжая давить эмоции, я бы быстро выдохся, а так у меня был такой мощный источник, — он взъерошил мои волосы. - Ты любила меня — и я готов был помогать всем на свете, ты зажгла во мне страсть — и я делал всё, чтобы побыстрее оказаться в твоих объятиях, ты бросала меня — и я разрушал, ты спасала меня — и я понял, что сам должен защитить тебя от этого мира. Мне кажется, профессор знал всё это задолго до того, как я увидел тебя в его кабинете.

— Альбус Дамблдор — великий волшебник, — произнесла я. — И великий человек.

— Да, — подтвердил он. — Но почему ты согласилась на его предложение, ты же не доверяла ему?

— Это не так. Когда-то давно я сказала профессору, что когда-нибудь ему больше не останется кем пожертвовать, а он ответил: «Тогда, я пожертвую собой».

Мы долго смотрели вдаль, потом поднялись и в обнимку спустились к озеру. Рассвет уже игриво пускал солнечных зайчиков по воде.

— Теперь я хочу только одного, чтобы мы всегда были здесь и всегда были вдвоём, — сказал Северус.

— Не получится, — тихо проговорила я.

Он бросил на меня тревожный взгляд. Я выдохнула, взяла его лицо в свои ладони и, заглянув в глаза сказала:

— Северус, у нас будет ребёнок.

Он оторопело смотрел на меня пару секунд. Потом вдруг прижал к себе с такой силой, что у меня перехватило дыхание.

— Я никогда не позволял себе даже допускать, — прошептал он. — Что когда-нибудь буду так счастлив.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
NezabudkaДата: Воскресенье, 09.12.2012, 00:35 | Сообщение # 28

Любитель
Сообщений: 33
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Ну что я могу сказать? Весьма впечатлило. Сюжет продуманный, характеры оригинальных персонажей довольно достоверны, да и логика их поступков вполне понятна. Очень порадовала эмоциональность произведения (да, я таки пустила скупую слезу пару раз biggrin )

Happy end is new beginning

Сообщение отредактировал Nezabudka - Воскресенье, 09.12.2012, 00:35
 
Gita_OggДата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.12.2012, 12:29 | Сообщение # 29

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Nezabudka, спасибо большое, я очень рада, что понравилось. Это так, фантазия на тему smile У меня и продолжение есть, только я так и не успела его как следует почистить, так как окончательно оставила фикрайтерство. smile

История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » Чаша Терзаний (фанфик по книгам "Гарри Поттер", гет, роман, СС/НЖП, макси)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

 

 

 
200
 

Что главное на сайте начинающих писателей?
Всего ответов: 79
 





 
Поиск