Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Ледяные (История Дома Ануа) (опять эльфы... книга)
Ледяные (История Дома Ануа)
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 12:50 | Сообщение # 1

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Название произведения: Ледяные (История Дома Ануа)
Автор: Шатриена
Бета: Ворд
Разрешение на копирование: с моего разрешения
Рейтинг: G
Дисклеймер: я
Жанр: фэнтези
Описание: Человеческая девушка оказалась втянута в интриги эльфийских Домов.
От автора: Вообще-то эта книжка идет перед Ёльфиками, так что если вам понравилось "предыдущее" произведение, то и Ануа, я надеюсь, вам понравятся.
Статус: В процессе


Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 12:51 | Сообщение # 2

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Предыстория.

Позади раздавались крики и лай собак. Я изо всех сил бежала через лес. Ветви больно хлестали по телу и лицу, в глазах темнело, а корни деревьев, выныривавшие из земли, как будто нарочно подставлялись под ноги. За моей спиной кто-то зло выкрикнул:
— Давайте ловите эту мелкую тварь! Я хочу увидеть ее голову в моей коллекции!
Услышав голос местного аристократа, которому принадлежали все земли вокруг, я побежала быстрее, хотя казалось, что сил уже не осталось. Этот человек коллекционировал головы людей. Странно, необычно…
Если бы его очередной жертвой не стала я. Почему он заметил такую неприметную девочку, как я, мне было не ясно. И теперь он устроил на меня охоту. Все, кого я знала, отвернулись от меня, боясь попасть под горячую руку скорого на расправу графа. Даже родители смотрели на меня как на прокаженную. Лишь огромный лес, раскинувшийся рядом с моей родной деревней, стал моим прибежищем. В нем я ничего не боялась, потому что знала, что кроны деревьев спрячут меня надежней, чем кто-либо, а щедрый на лакомства, в основном на ягоды и дикие яблоки, лес накормит лучше родной матери. Я научилась выживать, но разучилась доверять. Любой шорох в лесу пугал меня, хотя я знала, что так глубоко в чащу никто не заходит. А сегодня я была так беспечна, что забыла, прежде чем отправляться на поиски какой-нибудь еды, разведать: нет ли в окрестностях кого-нибудь из людей графа Аллера. Думала, что прошло много времени, и он забыл про досадное недоразумение в виде меня. Но нет, видимо, моя головка слишком необычна, чтобы так просто оставить меня в покое. А теперь я убегала от его людей и мысленно проклинала себя, чертова аристократа и его родителей, которые дали такому чудовищу жизнь.
Я бежала уже довольно давно. Дыхание сбилось, а сердце рвалось в груди, как птица в слишком тесной клетке. До моего убежища оставалось совсем немного, буквально рукой подать. Еще чуть-чуть и эта гонка закончится, и мне удастся урвать еще кусочек бесценного времени, которого жизнь и так даровала слишком мало. Но видимо удача решила сыграть со мной злую шутку.
Правую ногу дернуло и что-то сжалось вокруг щиколотки, пропарывая кожу и впиваясь в плоть., упала на Цепляясь за траву и сдерживая крик, я смогла сесть, хотя скорее это походило на неуклюжее падение. Капкан охватывал ногу и причинял дикую боль. Я, чувствуя, как по подбородку течет струйка крови, поняла, что прокусила губу.
Едва понимая, что происходит, я попыталась разжать капкан. Дрожащие пальцы вымазались в крови, и все время соскальзывали, но я не прекращала своих попыток. Наконец я освободила ногу. Понимая, что уже не спастись я глубоко вдохнула и приготовилась к смерти.
— Пригнись!
Услышав крик, я невольно подчинилась. Тут же над моей головой просвистела пара стрел, направленных в сторону моих преследователей. «Помогает кто-то», — рассеянно подумала я, — «Или не помогает?». Не успела я закончить свою мысль, как вдруг все затихло. Даже ветер, буйствовавший с утра, куда-то исчез. Исчезли звуки, будто я потеряла возможность слышать. В воздухе мельчайшей дымкой повисла пыль. Мне стало страшно. А потом я услышала тихие слова, читаемые нараспев тонким мальчишеским голосом.
— Иира тонэ рель виар онное ламе идэар. Лаке ишадэ ското унади райве оноре. Алэ!
Фраза повторялась, то звеня и взлетая к небу, то утихая и еле слышно несясь по замершему лесу. Казалось, мальчишка поет песню, уговаривая лес ему помочь. Бархатные переливы его голоса заставили меня замереть. Мне показалось еще чуть-чуть, и я пойму смысл этих слов. В них было то, на что тихонько отзывалась вся моя сущность. Казалось, что душа, как натянутая струна, напряженно вздрагивает и негромко звенит, подыгрывая словам мальчика.
И вдруг лес ожил. Не знаю, как это произошло, но я вдруг почувствовала, как что-то невидимое подхватывает меня и несет вверх, хотя я оставалась на земле. Я ощутила себя частью леса, почувствовала, как где-то в глубине леса из-под земли рвется родник, а совсем рядом распускается драконий огонь, хотя ему совсем не сейчас это надо делать. Тело наполняла неведомая легкость, хотелось плакать и смеяться одновременно. Я чувствовала вековую мудрость и насмешливую снисходительность леса. Мне и раньше казалось, что он считает меня глупым несмышленым ребенком, которого он должен защищать, а теперь я убедилась в этом. Тревожно и пронзительно загудел в кронах ветер, спрашивая, что сделать с людьми которые навредили маленькому другу леса. Всего одна просьба и от моих преследователей ничего не останется. Во мне проснулась злость. Боль, копившаяся внутри, требовала выхода наружу и единственный способ, с помощью которого я могла от нее избавиться, это смерть моих обидчиков. Их надо было уничтожить, растереть в пыль. Где-то на краю сознания появилась тихая мысль: «Что же я делаю!», и все мысли об убийстве разом исчезли.
— Уведите их из леса и постарайтесь не причинить им вреда, — мой голос прозвучал очень тихо но, услышав, как разочарованно загудел ветер, я поняла, что мою просьбу-приказ услышали и скоро она воплотится в жизнь.
— Эй! Ты кто такая!? — я вздрогнула, услышав резкий мальчишеский голос.
Позади меня стояли двое парней, высокие, худые, с бледной кожей и с чрезвычайно длинными волосами - они доставали им до поясницы. У одного — что казался повыше, да и постарше на вид волосы были золотисто-желтые, как мед, а у другого иссиня-черные, забранные на затылке в хвост. Хоть оба парня выглядели по-разному, все же не заметить между ними некое сходство – тонкие черты лица, нежный цвет кожи – было невозможно. У обоих из-за спины выглядывали луки и колчаны со стрелами, подтверждая, что эти двое и есть мои помощники. Черноволосый схватил меня за плечо:
— Спрашиваю еще раз: ты кто такая? — ярко-синие глаза мальчишки потемнели от злости.
— Пусти! — я жалобно пискнула. Он не рассчитал силы и сжал мое плечо слишком сильно.
Парень смутился, осознав свою ошибку, и ослабил хватку, неловко отдернув руку.
— Успокойся, Ат, — к нему подошел золотоволосый парень, и успокаивающе положил руку на плечо. Затем он улыбнулся мне. — Не обращай на него внимания, он всегда такой. Я Кернхель, а он мой младший брат. Его зовут Атахэль, — он замолчал.
Я судорожно кивнула. Боль в раненой ноге усилилась, и я не вполне понимала, что со мной творится. В глазах периодически темнело, все вокруг казалось размытым. В ушах шумело, я едва ли могла различать звуки – пение птиц, шорох, и голоса, если они были, слились в монотонный гул. Голова кружилась, я поняла, что еще чуть-чуть и потеряю сознание. Но тут мне показалось, что боль начала отступать и нога почти в полном порядке. Обнаружив, что я сижу, крепко зажмурившись, я немедленно распахнула глаза и с любопытством уставилась на раненую ногу. Золотоволосый мальчишка сидел возле меня на коленях, а его тонкие белые пальцы танцевали над раненой ногой и с них время от времени срывались белоснежные искорки и, касаясь ужасной раны, исчезали, и вместе с ними пропадала боль и заживлялась порезы.
Кернхель сидел совсем рядом, так что когда он резко вздернул голову, и взглянул на меня своими темно-серыми глазами, я еле удержалась от испуганного вскрика.
— У меня есть один вопрос, ответишь на него? — Он испытывающе взглянул на меня.
Я попыталась отодвинуться. «Шпион графа? Но тогда зачем вылечил меня?». Кернхель, правильно истолковав мой испуганный взгляд, качнул головой и, улыбаясь, успокоил меня.
— Мы не шпионы графа Аллера. Тебе не стоит об этом волноваться — ты увела графа и его людей из леса.
— Увела? — я растерялась, — Как?
— Да, ты как-то перехватила контроль над моим заклинанием, — в его глазах мелькнуло что-то вроде уважения.
— Заклинанием? — я несколько раз моргнула, пытаясь понять смысл только что произнесенной фразы.
Кернхель окинул меня странным взглядом и жалобно, как мне показалось, спросил:
— Можно я все-таки задам свой вопрос? Он не очень сложный, — в темно-серых глазах читалась надежда на какое-то чудо.
Я кивнула. Доверять незнакомцам было не в моих правилах, но не поверить таким глазам очень трудно.
Мальчишка радостно улыбнулся, одним движением поднялся на ноги и отряхнул грязь с одежды. Все это он проделал с такой невозмутимостью и грацией, что я лишь могла восхищенно подумать, что у такого парня отбоя нет от поклонниц, как он ошарашил меня своим вопросом.
— Тебя зовут Хальвейн?
— Да… — сказать еще что-то в такой ситуации затруднительно, поскольку в голове итак каша, а теперь еще и это…
— Так это ты использовала магию! Я никогда раньше не видел ничего подобного! — Его голос аж зазвенел от неприкрытой обиды и… зависти?
Я решила не думать об этом и нетерпеливо перебила его:
—Магию? — пожав плечами, я непонимающе взглянула на него. — О чем это ты? — мне показалось, что раньше я слышала это слово, но память отказывалась подсказывать, где именно.
— Ты не знаешь? — на лице мальчишки появилось разочарование.— А как ты тогда перехватила мое заклинание?
Я недоуменно посмотрела на него.
— У меня голова от вас кругом, — неизвестно кому пожаловалась я. Слишком многое навалилось на меня. Слишком много новых слов, событий и эти странные подростки. — Что такое заклинание?
Атахэль восхищенно присвистнул, не обращая внимания на осуждающий взгляд Кернхеля.
— Братец, она чудо!
Я настороженно покосилась в его сторону и опасливо спросила:
— Это комплимент?
Мой вопрос остался без ответа, лишь черноволосый задира тихо усмехнулся.
Странно, но в компании этих двоих я чувствовала себя спокойно. Так спокойно, как никогда раньше. Я впервые за долгое время никуда не убегала, а просто разговаривала. И мне неважно было то, что я сижу сейчас на холодной земле, сверху припекает не по-осеннему яркое солнце, а передо мной стоят двое незнакомых странных мальчишек.
А Атахэль тем временем начал читать лекцию.
— Пускай ты сейчас немного не поймешь того, что я скажу, но всеже постарайся. Хорошо?
Я кивнула.
— Так вот. Дело в том, что мы ищем ледяные артефакты. Они нам нужны для одного… — он замялся — ...эм, дела. Артефакты эти спрятаны по всему миру, и чтобы найти их придется потратить немало времени.
Я настороженно притихла и немного смущаясь, высказала результат своих размышлений.
— Это все прекрасно, но я-то это причем?
На этот раз слово взял Кернхель.
— У нас есть одна проблемка с поиском этих самых артефактов. И ты наверно единственная кто может нам помочь. Мы будем тебе помогать, если что, и научим тебя использовать магию. Ведь иначе ты сгоришь, — увидев в моих глазах полное непонимание того, о чем он говорит, парень торопливо сказал. — Если маг не использует свои силы и не может их контролировать, то они постепенно сжигают его изнутри, и он сгорает.
Я посмотрела наверх, туда, где в просветах между листьями голубело небо.
— В чем подвох? И ты до сих пор не объяснил мне, что такое магия.
Кернхель протяжно вздохнул и сбивчиво объяснил:
— Магия — это то, что я сделал с твоей ногой — отсутствие шрамов и прочее, а артефакты… — он ненадолго замолчал. — Давным-давно одна взбалмошная эльфийка по имени Мелин Таори создала множество артефактов, наделенных различными свойствами. Но так как она не испытывала к мужскому полу ничего, кроме презрения, она наложила на большинство этих артефактов заклинания, позволяющие найти использовать их силу, — он запнулся и несколько мгновений стоял молча, будто подбирая слова, — лишь девушкам, добровольно решившим помочь в поисках. Это как бы являлось залогом того, что мужчина готов оберегать и охранять девушку и помогать ей во всем.
Я взглянула на них и призадумалась. Что-то все еще не давало мне покоя. Вроде бы и говорят складно, но все-таки… вдруг меня как будто озарило.
— Я не ослышалась, ты сказал, что их создательница — эльфийка? Разве это не должно было наложить отпечаток на ограничения, касающиеся девушек? — такие вопросы могли звучать невинно, если бы их задала не я, а более взрослая особа. А так… когда такое спрашивает одиннадцатилетняя девочка, да еще и вполне серьезно, а не ляпнув первое, что придет в голову, невольно кажется, что ты немного отстал в развитии.
Глядя, как вытянулись от удивления их лица, я с усмешкой подумала, что согласиться отправиться вместе с ними можно только ради возможности ставить их в глупое положение. Кинув на меня последний изумленный взгляд, Кернхель приготовился продолжить рассказ, но его перебил Атахэль:
— Какая догадливая-то. Да, ты права, есть один нюанс, но его легко исправить, — произнеся эту фразу, он взмахнул рукой в сторону своего брата, передавая слово ему. Мне же они оставили роль молчаливого слушателя.
— Как тебе уже сказал Ат, есть небольшое «но», которое в общем не станет большой проблемой. Ты должна быть эльфом, — он умолк и вопросительно взглянул на меня, видимо желая понаблюдать за мой реакцией.
Несколько секунд мне потребовалось на осмысление произнесенных слов.
— И это не проблема? У вас с головой все в порядке? — ехидно поинтересовалась я.
— Не бойся, не сумасшедшие, — успокоил меня Кернхель. — Мы с братом — эльфы, и если ты смешаешь свою кровь с нашей, то в твоих жилах будет течь немного эльфийской крови. Этого достаточно для того, чтобы артефакты приняли тебя. И ты также станешь нашей сестрой по крови, — его голос звучал буднично, как будто он каждый день уговаривал девушек на подобные авантюры.
Сердце судорожно сжалось. Что-то в последнее время мне становится плохо после слова кровь. Может болезнь какая?
— Ты на что намекаешь?
В моей руке неожиданно оказался кинжал. Я вопросительно взглянула на них.
— Что это? — хоть я и старалась скрыть дрожь в голосе, но до конца мне этого сделать не удалось.
— Если ты согласна нам помочь, то сделай надрез на левой руке.
Я разжала пальцы, и опасно блеснувшее лезвие скрылось в траве.
— Нет, значит? — голос Атахэля прозвучал неожиданно грустно. — Я так и думал. Кер, пойдем отсюда, она нам не поможет, — он наклонился и, подняв кинжал, спрятал его в рукаве. Пройдя несколько метров, мальчишка обернулся и добавил. — А ведь может ты единственная, кто мог нам помочь.
Я разозлилась, — За мной же граф еще большую охоту устроит! И они единственные кто может меня защитить! Я ведь побегу за ними как собачонка! — но не смогла сдержать рвущийся с губ крик:
— Стойте! Я согласна!
Сразу после этих слов на лицах мальчишек зажглись торжествующие улыбки. Они немного поугасли, когда я объяснила, что резать себе руки из-за каких-то незнакомцев не буду, вот немного к ним привыкну и сразу приступлю к акту кровопускания. Они понимающе усмехнулись и на правах проводников заявили, что пройти пару километров мне не помешает, если учесть что никаких особо причин оставаться здесь они не видят, да и до вечера оставалось довольно много времени. Пришлось согласиться с их доводами, тем более что оставаться в этом лесу было опасно.


Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ShinelikaДата: Четверг, 24.11.2011, 13:25 | Сообщение # 3

Профессионал
Сообщений: 385
Награды: 6
Репутация: 4
Статус: Offline
Хорошо написано, мне нравится. И сюжет увлекает.
В общем, жду продолжения.


Быть или не быть —
Глупый вопрос, если ты
Хоть раз был счастлив. (Б. Акунин)
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 14:17 | Сообщение # 4

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Ня, ща выложу аж до 3 главы^^

Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ShinelikaДата: Четверг, 24.11.2011, 14:54 | Сообщение # 5

Профессионал
Сообщений: 385
Награды: 6
Репутация: 4
Статус: Offline
ура-ура-ура!!!

Быть или не быть —
Глупый вопрос, если ты
Хоть раз был счастлив. (Б. Акунин)
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 15:02 | Сообщение # 6

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Кстати, там и эльфики мои любимые будут)

Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 15:11 | Сообщение # 7

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Глава 1.
Немного о настоящем.

Дважды в год к нам в деревню приезжали люди из замка графа. Они выбирали двух-трех детей и забирали их. Никто не знал, что с ними происходит. Ходили страшные слухи, и один из них вскоре подтвердился.
В деревне появилась карета. На ней красовался черный герб с серебряной эмблемой: сокол, летящий вверх - у жителей не осталось никаких сомнений, что деревню решил посетить сам граф. Старейшина вышел встречать аристократа, но в карете был отнюдь не он. Аллер восседал на месте кучера. Он ловко соскочил на землю и, недобро улыбаясь, заявил.
— Я возвращаю вам то, что не понадобилось мне.
С этими словами он распахнул дверцу кареты. Оттуда выпала девушка. Капли крови, большей частью уже запекшейся, упали на пыльную дорогу, когда она обмякла в нелепой позе: наполовину вывалившись из кареты и раскинув руки в разные стороны. Схватив за ворот рубахи, Аллер выволок обезглавленное тело наружу.
Граф немного постоял, наслаждаясь ужасом, отразившимся в глазах крестьян, а затем разжал руку, и оно упало на дорогу. Старейшина побледнел. В его расширенных глазах заплескалась боль.
— Моя дочь! Что ты с ней сделал?! — эти слова он тихо прохрипел, невидящим взглядом смотря на обезглавленную девушку.
— Всего лишь избавил от ненужной части тела. Ее головка отлично вписалась в мою коллекцию. Ей-то она все равно не была нужна, — в сильном, уверенном голосе отчетливо слышалось презрение.
Старейшина поднял взгляд и долго смотрел на молодого аристократа, но вместо него видел безжалостное чудовище. Жизнерадостный голос графа он услышал не сразу.
— Не беспокойтесь больше мне не надо экземпляров для коллекции. Хотя… — его взгляд метнулся, оглядывая собравшихся, и остановился на мне. — Эта девочка поедет со мной.
Я похолодела. Вокруг меня образовалось пустое пространство. Все отворачивались, не глядя мне в глаза. Еще бы, если можно смертью этой девочки избавиться от внимания графа, то почему бы и не отдать ее. Все равно эта вечно бледная, с испуганным взглядом светло-голубых глаз, девчонка никому не нужна. На несколько секунд я замерла. В ушах звенело: «Эта девочка пойдет со мной». Я стояла и смотрела, как ко мне приближается Аллер. И тут перед моим лицом взметнулась копна льняных волос, и я услышала срывающийся голос.
— Беги!
— Сестренка… — губы тихо шептали что-то, а ноги несли прочь. Прочь от испуганных взглядов жителей деревни и насмешливо-кровожадного взгляда графа Аллера. Лишь один раз я оглянулась, чтобы увидеть, как сестру пронзает меч аристократа, и она падает на землю, широко распахнув светло-серые глаза.
Я со вскриком проснулась. В моем ночном кошмаре пронеслась вся моя недолгая жизнь в деревне и мои последние минуты пребывания там. Я некоторое время сидела в темноте, разглядывая потрескивающий костер и прислушиваясь к звукам ночного леса. Хорошо хоть братьев не разбудила. Кернхель ведь сразу начнет беспокоиться обо мне, а Атахэль опять будет приставать со своими шуточками. Я невольно улыбнулась, вспомнив, как виртуозно он свалил всю работу по устройству временной стоянки на нас, причем ни я, ни Кернхель не помнили, почему вообще эта ядовитая зараза валяется на травке, а не помогает нам. Я немного успокоилась и попыталась вспомнить подробности прошедшего дня.
Всю дорогу из леса и до ближайшего города я расспрашивала своих спутников о том, кто они такие, и что здесь делают. То, что они — эльфы, объясняло многое: длинные волосы, большие, чуть раскосые глаза, плавность движений, мелодичную речь. Но мне все же не давала покоя мысль о том, что они чего-то недоговаривают. Я думала, что мне придется потратить кучу времени, прежде чем кто-то из них расскажет правду. Но я ошиблась.
У эльфов имелось свое государство — Рьеваль, большая часть которого находилась в самом древнем лесу из существующих, что стало понятно сразу, ведь эльфы — дети лесов. Долгое время столицей этого государства был город Нала, но после одной из войн он оказался разрушен. Столицей стала Тария. Правили у эльфов одновременно двенадцать семей-Домов. Чтобы все они не передрались между собой, путем честного поединка среди глав выбирался тот Дом, чей глава оказывался сильнее остальных и получал право называться Правящим Домом. Но власть могла смениться, если кто-то из глав остальных Домов считал себя более достойным, чем нынешний правитель.
Тогда он вызывал главу правящей семьи на поединок и сражался с ним до смерти одного из них. Дом победившего становился Правящим. До недавнего времени Правящим Домом был Дом Талтаэль, находившийся в дружественных отношениях с Домом Ануа. Случилась почти обыденная вещь — один из Домов пожелал власти. К несчастью им оказался Дом Саихиша, в последнее время быстро набиравший силу и желавший править и править единолично, а, не решая все на совете, как прежде. Глава этого Дома — Кальен знал, что в честном поединке ему главу Дома Талтаэль не одолеть и под покровом ночи вырезал всю его семью и его заодно. Сделав это, Кальен думал, что власть перейдет к нему и остальные Дома под страхом смерти присягнут ему, но он ошибся.
Ему было неведомо, что, за несколько часов до смерти Дома Талтаэль, Правящей семьей стали Ануа. Существовал закон, который позволял передать власть другому Дому, если глава Правящей семьи признавал себя слабее и отказывался от власти в пользу другого Дома. Этот закон был не в почести у аристократов, но, тем не менее, глава Дома Талтаэль воспользовался им, догадавшись, что смерть близка и передал власть своему сыну — главе Дома Ануа. Узнав об этом, Кальен разъярился и немедленно напал на них. В любом случае он потерял достаточно времени, чтобы двое из этого Дома спаслись. Кальен захватил власть, но в живых оставались два вполне реальных наследника Правящей семьи.
Другие Дома, не желая испытывать на себе гнев Кальена, не проявляли явного протеста, но и присягать на верность не спешили. Многим стало интересно узнать, чем закончится эта попытка переворота.
Выслушав их, я кивнула, а затем невинно поинтересовалась.
— А что, корона сама к нему прийти должна?
Они рассмеялись. Кернхель улыбнулся.
— Забыл, что ты можешь этого не знать. Дело в том, что в столице эльфов, Тарии, стоят двенадцать замков. Они принадлежат двенадцати домам, и когда какая-то семья из двенадцати становится правящей, то в главном зале этой семьи на некоторое время появляется корона. После этого она переходит к главе Правящего Дома. Сейчас эта корона… потеряна.
Я ахнула:
— Как?
— Как, как, — зло ответил Атахэль. — Просто братец, — многообещающий взгляд в сторону Кернхеля, — позабыл сказать, что корона переходит не к главе Дома, а к его ближайшей родственнице: жене, сестре, дочери. Чтобы ты поняла, создательницей короны была Мелин Таори. Ясно тебе? И вот, когда братишка попытался взять корону, он исчезла. Подумать только, она считала, что страной может управлять женщина, а мужчины могут только воевать. И только из-за ее заклинаний корона доверялась женщине!
— Значит, вы никакие не артефакты ищете, а корону, — обиженно протянула я. — И я вам нужна для того, чтобы эта корона всегда находилась при вас. Так?
По их покрасневшим лицам я поняла, что это именно так. Кернхель виновато опустил голову.
—Да, мы ищем корону, но и артефакты нам тоже очень нужны. Они как бы дополняют корону и защищают их носительницу. У каждого дома артефакты свои, а корона, соответственно, меняется под свою владелицу.
Я отмахнулась от его объяснений и продолжила свою мысль.
— Но вы эльфы и, я думаю, мало, кто обрадуется, узнав, что в благородной семье появится не совсем эльф. Для этого и нужен ритуал крови, чтобы связать нас родственными узами и избежать принятия меня в Дом Ануа. С этим все ясно, а теперь объясните мне, почему сын главы Дома Талтаэль — глава Дома Ануа?
Кернхель вздохнул.
— Опять не знаешь. Просто в Домах не всегда рождаются дети с определенными способностями. Например, в доме Ануа может родиться ребенок с предрасположенностью к магии земли. Как ты думаешь, в какой Дом его отправят?
— Дом Земли? – братья уже рассказали мне, что дома делятся из-за принадлежности к магии, но систему я не уловила.
— Правильно, но лучше все-таки произносить названия Домов вместо силы, которую они используют. И такие случаи встречаются постоянно, из-за чего упомянутый тобой Дом Земли практически выродился.
— Я же их не знаю, — мгновенно сориентировавшись, я довольно улыбнулась.
— Дома — двенадцать древних эльфийских родов, равные по своему положению королевским семьям других стран. Каждый такой род подчиняет себе какую-то стихию или силу. Огонь — Саихиша. Вода — Алавирэн. Воздух — Локонэ. Земля — Альтьера. Металл — Альда. Лед — Ануа. Молния — Сьенн. Дух — Кальвиар. Кровь — Ортега. Свет — Ксаэль. Тьма — Коркоа и магия рун — Талтаэль, — явно цитируя из какой-то книги, улыбнулся Атахэль. И прибавил, — Учи Халь, пока есть время, а то встретишься с главой какого-нибудь дома, а ты даже не сможешь к нему обратиться, как подобает.
Я скривилась, но, услышав возглас Кернхеля, позабыла обо всем на свете.
Перед нами расстилалась равнина, густо усеянная цветами и заросшая высокой травой. Неподалеку виднелась дорога, уходящая к раскинувшемуся впереди городу. Аккуратные домики стояли за крепостной стеной, окружая вонзающиеся в небо башни, стоящие по периметру всего города. Внутри города здания были высокими и богаче украшенными, чем домики снаружи. Солнце уже собиралось спрятаться за горизонт и на землю ложились теплые сумерки, скрадывавшие очертания зданий. То тут, то там зажигались огоньки в окнах домов.
— Что это?
— Это столица твоей страны, Мальтина. В ней находится самая известная академия магии и замок императора. А башни защищают город получше крепостной стены, ведь защиту города обеспечивают лучшие маги.
Я едва слышно хмыкнула. Похоже, за этими двоими водилась любовь ко всяким лекциям по поводу и без. Заранее зная ответ, я спросила:
— Мы будем здесь жить?
— Нет, конечно. Мы останемся здесь на несколько дней, а затем продолжим путь. Но это будет завтра, а сейчас пора разбить лагерь.
Лицо Атахэля скривилось, а затем он просиял, вероятно, задумав какую-то пакость.
Я улыбнулась и тихо-тихо произнесла.
— Я согласна связать свою жизнь с вашими с помощью уз крови.
Кернхель резко развернулся и ошеломлено взглянул на меня.
— Смотри не пожалей.
В моей руке вновь оказался кинжал. Охрипшим от волнения голосом я поинтересовалась:
— Что нужно сделать?
Теперь я не боялась…
***
Я с грустью посмотрела на спящих братьев и машинально провела пальцами по шраму. «Не совсем братьев», — мысленно поправила я себя. Когда они спали, я не видела на их лицах отголосков той боли, что явно проглядывала в слишком серьезных глазах Кернхеля и иногда проскальзывала на насмешливом лице Атахэля. Я вздохнула. Еще столько надо было сделать! Братья обещали мне, что научат меня магии, хоть я и не понимала, что это такое. А эти артефакты, короны… ну и пусть! Лишь бы у них не появилась мысль о мести. Я покачала головой. Еще бы понять странную фразу Кернхеля! Что он имел в виду, когда говорил о небольшом сюрпризе, который ожидает меня через пять-шесть лет? Так ничего и не решив, я улеглась, опять пытаясь заснуть…


Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
dinaltДата: Четверг, 24.11.2011, 16:08 | Сообщение # 8

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Шатриена)
пропарывая кожу и впиваясь в плоть., упала на Цепляясь за траву и сдерживая крик, я смогла сесть, хотя скорее это походило на неуклюжее падение. Капкан охватывал ногу и причинял дикую боль.

тут что-то напутано..

а так, мне нравится. В твоем стиле))
пока прочитал только пролог, дальше буду читать завтра.



 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 16:14 | Сообщение # 9

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Вот незадача^^
Сейчас исправлю)


Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ShinelikaДата: Четверг, 24.11.2011, 16:24 | Сообщение # 10

Профессионал
Сообщений: 385
Награды: 6
Репутация: 4
Статус: Offline
(немого обиженно) а обещала до третьей главы...
Ну что же, ждем


Быть или не быть —
Глупый вопрос, если ты
Хоть раз был счастлив. (Б. Акунин)
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 16:26 | Сообщение # 11

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Ой, сейчас)

Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 16:27 | Сообщение # 12

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Глава 2.
Шесть лет спустя.


— Хальвейн! Хальвейн! — негромкий певучий голос брата рассеивал утреннюю дрему. Я приоткрыла один глаз и скосилась на Атахэля.
— Чего тебе, Ат?
Эльф стоял в проеме двери и как всегда нахально улыбался. Лучи восходящего солнца, пробивавшиеся сквозь мутноватое стекло, поблескивали на его волосах, которые, вопреки обыкновению, были распущены. Он тихонько вздохнул.
— Халь… Вставать пора.
Я с сожалением оторвала голову от подушки, и выставила брата из комнаты, метко кинув в его сторону сапог. Жаль, что эльф опять избежал удара по голове, закрыв дверь раньше, чем мое страстное желание его прибить исполнилось. Сапог упал на пол, а я, недовольно скривившись, рухнула в постель. Мне не стоило и думать о том, чтобы как-то отомстить Атахэлю за столь раннее пробуждение. Несколько минут понежившись в кровати, я выскользнула из-под одеяла и, скинув ночную сорочку, натянула штаны и рубаху. Одев сверху жилет на шнуровке, я обулась. Окинув комнату внимательным взглядом, я удостоверилась, что все, как всегда, в порядке и вышла, прикрыв за собой дверь.
Слетев по лестницы на первый этаж, я заставила большинство посетителей трактира посмотреть в мою сторону. Еще бы они не смотрели! Своей фигурой я была довольна: изящная талия, высокая грудь всегда привлекали внимательные мужские взгляды. Конечно, им бы только на нее и пялиться! И никто не замечает что у меня очень красивые глаза или нежная улыбка. Конечно же, мне приятно такое внимание, я наслаждалась, когда меня провожали восхищенными взглядами. Но мне куда приятней увидеть такое же восхищение в глазах эльфов. Но нет, этим привередам подавай белокожих миниатюрных худышек! Надо ли говорить, что я отличалась смуглой кожей и немного округлыми формами?
Ни глядя, ни на кого я прошла к столику, за которым сидели братья, и изящно присела на стул, старательно копируя грациозные движения Кернхеля. Он лишь кинул на меня внимательный взгляд, а Атахэль негромко хмыкнул. Я с грустью посмотрела на тарелку перед собой и сморщила носик. Мой завтрак состоял из смеси каких-то листиков и ягод. Чувствуя, как предательски бурчит желудок, я с вызовом произнесла:
— Я не буду есть эту зелень. То, что вы едите траву каждый день, как коровы не значит, что я тоже должна ее есть. Я хочу мяса! И хлеба!
Атахэль виновато пожал плечами. В его исполнении это движение показалось насквозь фальшивым, если учесть что наглая улыбка с лица никуда не исчезла. Будь на его месте Кер, я бы поверила в искренность своего собеседника, но в данный момент Кернхеля не интересовал наш с братом разговор. Задумавшись, я чуть было не пропустила ответ Ата.
— Извини, но от другой еды тебя почему-то тошнит.
Вспомнив, как я целую неделю мучилась, всего лишь попробовав немного мяса, я надменно вскинула голову. Если мои братья думали, что я хочу всю жизнь есть то же, что и большинство эльфов, то они жестоко ошибались.
— Наверняка это ты тогда подмешал какую-то гадость в еду, — я разозлилась. И было отчего.

***

— Мяско, мяско, — напевала я, глядя на оное. После недели пути по лесу и вынужденного поедания растений, из-за того, что братья отказались охотиться, а я этого сделать не смогла, потому что не умела, оно выглядело еще более аппетитно. Но приступить к трапезе мне не дал мой вездесущий братишка. Плюхнувшись на стул рядом со мной, он покосился в мою тарелку и, скривившись, произнес:
— Знаешь, сестренка, я бы не советовал тебе это есть.
— Почему? — застыв с приоткрытым ртом и не донесенным до рта кусочком мяса, я удивленно похлопала глазами.
— Ну… — эльф мило улыбнулся. — Растолстеешь, и никто тебя замуж не возьмет.
— Идиот, — прокомментировал подошедший Кернхель и отвесил ему легкий подзатыльник.
Атахэль обиженно надулся, а я нарочито медленно съела все мясо, что было у меня на тарелке и, показав Ату язык, ушла в свою комнату.
Буквально через несколько часов у меня свело живот и мне пришлось во весь опор нестись до ближайших кустов. И хоть брат не признался, но сомнений по поводу того, в чем причина моей внезапной страсти к этому виду растений, не возникало.


***

— Еще чего! Делать мне нечего, кроме как тебя травить! — на ехидном лице появилось недовольство.
— Но в прошлый раз ты именно это и сделал, подсыпав что-то Кернхелю! — не то что бы я любила ругаться, просто Атахэль не знал предела нашего с братом терпения, постоянно испытывая действие какой-нибудь своей пакости на нас. А тот случай с Кером… ну, с ним произошло примерно то же самое, что и со мной.
— Но ведь ему все равно ничего не сделалось! — брат скосился на Кернхеля. Атахэль нервничал, зная какой вред может причинить этот с виду спокойный эльф.
Пальцы Кера выбили барабанную дробь. Хмурый взгляд серых глаз не предвещал ничего хорошего. Скорее он обещал медленную и мучительную смерть.
— Атахэль, братец… — голос Кернхеля был спокоен, но в нем ощутимо прорезался лед.
Я поспешно вскочила со стула. Наблюдать за дракой или, что еще хуже, разнимать этих двоих, не хотелось.
— Кер, я пойду, погуляю в городе. Может, что-нибудь интересное найду.
Не дожидаясь ответа, который так и не последовал, я бросилась к выходу и выскочила за дверь. Пробежав несколько улиц, я остановилась и с трудом отдышалась. Хоть такое и случалось каждое утро, я так и не привыкла к вечной борьбе между братьями. Зачем выяснять кто сильнее? Они ведь такие разные… Атахэль, как вечное дитя, не знает конца своему любопытству и шалостям, готов в любую минуту вихрем унестись прочь, услышав о какой-нибудь лавке диковинного оружия. Кернхель всегда спокоен и невозмутим, и иногда кажется, что перед тобой не эльф, а внезапно ожившая ледяная статуя. Главной причиной их разборок было то, что они так и не определились, кто должен быть главой Дома Ануа. Мое мнение они, конечно, не учитывали, но меня это не беспокоило, к тому же выбирать между братьями становилось все труднее. Мне иногда казалось, что если они реально будут править, то быстро наведут порядок в своей стране.
И оба, как ни стараются показать, что им на меня плевать, беспокоятся из-за каких-то мелочей. С такими мыслями я забрела на главную площадь и удивленно воззрилась на столпившихся людей и помост в центре. Точнее на грязную бочку, которая служила помостом. На ней стоял невысокий золотоволосый мальчишка, лет четырнадцати-пятнадцати. Длинный плащ скрадывал очертания тела, но нетрудно было заметить, что он очень худ. В больших ярко-зеленых глазах время от времени вспыхивали золотистые искорки. Я хмыкнула. Это столпотворение объяснялось лишь тем, что мальчишка, похоже, эльф-бард. Он подтвердил это, запев. По площади разнесся дружный вздох. Пел он и, правда, неплохо, но мои братья могли и лучше. Слова звучали на эльфийском, и все было хорошо до тех пор, пока я не вслушалась в них. Стыдливо покраснев, я бросила гневный взгляд в сторону певца. Тот, заметив это, запел еще громче. В его исполнении звучала одна из самых знаменитых песен темных эльфов, известных любителей женщин. «И как ему не стыдно? Он же ребенок!». Я развернулась и пошла прочь.
Задумавшись, я не смотрела куда иду и, опомнившись, с удивлением обнаружила, что ушла от площади довольно далеко. С любопытством огляделась, пытаясь понять, куда это меня занесло. Я стояла посреди узенькой мощеной камнем улочки, которая упиралась в неприметное здание. Именно оно и привлекло мое внимание. Облизнув пересохшие губы, я неспешно приблизилась к нему и в растерянности замерла, глядя на вывеску. Это была ювелирная лавка! Что она могла здесь делать, оставалось загадкой. Мне, как и любой другой девушке, захотелось взглянуть, что же там находится. Я, толкнув дверь, вошла внутрь… и застыла посреди комнаты, восхищенно приоткрыв рот. У стен стояли столы, обитые бархатной черной тканью. На них лежали драгоценности: диадемы, браслеты, ожерелья, кулоны, серьги, кольца. Казалось, бери, не хочу, но я чувствовала над столами магическую сеть, попросту именуемую «охранка». Стоила такая защита недорого, но защищала надежно.
— Молодая госпожа чего-то желает? — тихий вкрадчивый голос раздался прямо над ухом.
Я вздрогнула и обернулась. У двери стоял, довольно улыбаясь, высокий грузный мужчина. Он задумчиво разглядывал меня, поглаживая пышную рыжую бороду и усмехаясь в усы. Увидев мое испуганное выражение лица, он добродушно пояснил:
— Да вы не бойтесь, ничего я вам не сделаю, просто сюда часто не по делу заходят. Я хозяин этой лавки, Ритар. Вы ищете украшения? Вам из золота, серебра? Эльфийские, гномьи? А может что-нибудь из изделий дроу? Нам только вчера привезли замечательные браслеты с сапфирами, тончайшая работа, такие есть только здесь, да и у самих темных эльфов.
Сраженная таким напором я не сразу нашлась, что ответить и ляпнула первое, что пришло в голову.
— Я вообще-то ищу какие-нибудь артефакты.
Я ожидала чего угодно, но только не того, что на его лице возникнет плутоватая улыбочка.
— Так что же вы сразу не сказали? Пойдемте за мной.
Пока я открывала и закрывала рот от удивления, он провел меня в маленькую темную комнату и зажег свечу на столе.
— Чего желаете?
— Я…
Хоть эта комната была размерами меньше предыдущей, но вещи в ней оказались гораздо интересней для меня. Здесь почти не было украшений, но их отсутствие окупалось огромным количеством всевозможной брони и оружия. Но не тех ржавых железяк, что продают на каждом углу. В каждом предмете чувствовалась работа мастера. Похоже, хозяин лавки промышлял продажей артефактов, а ювелирное дело — лишь прикрытие. Краем глаза я заметила блеск и, повернувшись, едва смогла сдержать восхищенный вздох. На бархатной подушечке лежал небольшой светло-зеленый камень, по форме напоминавший каплю воды. На его гладкой поверхности играли отблески племени свечи. Камень был настолько прозрачен, что я видела лежащую под ним тонкую золотую цепочку. Приблизившись, я заметила в камне вкрапления, которые образовывали весьма занятный узор: казалось, что внутри находится уменьшенный в сотни раз луг.
— Что это? — Камень очаровывал и притягивал меня. Хотелось взять его в руки и провести по гладкой поверхности, едва касаясь ее кончиками пальцем, узнать, холодит ли он кожу, как любой другой камень или же греет весенним теплом.
— Это «Лесные грезы». Только это, госпожа, вы маленько опоздали. Куплен камушек-то. — Ритар проговорил это так, что я отдернула уже поднесенную к камню руку. Оставалось лишь с сожалением вздохнуть.
— Жалко. А что в нем такого особенного?
— Раньше это безделушка принадлежала какому-то из эльфийских домов, кажется дому Земли. А во время войны за Налу эта и другие эльфийские драгоценности пропали. Мои ребятки недавно нашли некоторые из них и так как на них никто не претендовал, то они их забрали и привезли ко мне. А вас интересуют эльфийские артефакты?
Я недоуменно нахмурилась. «Почему он продает их здесь? Эльфы заплатят очень много денег, если к им вернутся семейные реликвии!». Но долго думать об этом я не смогла. В мыслях вертелась радостная догадка: «Наверняка здесь найдутся несколько артефактов Дома Ануа!»
— Да, но меня больше интересуют артефакты Дома Ануа.
Хозяин лавки замялся.
— Ануа? Есть такое, вот только…
Я недовольно перебила его.
— Что только?
Он с сомнением посмотрел на меня, делая какие-то понятные только ему выводы. Затем торговец вздохнул и рассказал мне очень любопытную вещь.
Как я уже догадалась, Ритар промышлял продажей артефактов. Большинству из них было больше нескольких тысяч лет. На хозяина лавки работала группа профессиональных наемников. Они обыскивали гробницы, усыпальницы в поисках сокровищ. Золото они забирали себе, а артефакты отдавали Ритару. Тот продавал их коллекционерам.
— А твои Ануа… нашли мои ребята парочку очень занятных вещей. Вот только эти вещи замораживают всех, кто к ним прикоснется. — В голосе торговца слышалась недовольство. Видимо заказчики, узнав это, отказались от них.— Несколько магов окружили их барьером, но ледяная магия все равно прорывается наружу.
Я пожала плечами и выложила толстый кошель на стол, предварительно помахав им перед носом торговца, чтобы он убедился, что я в состоянии заплатить. На самом деле никакого золота там не было, и быть не могло — откуда оно у обычной девушки? Вместо этого я воспользовалась одним из простейших заклинаний льда и наколдовала монеток, которые должны растаять через несколько часов после того, как их создали.
— Вот деньги. Если мне удастся взять артефакты, то я забираю их бесплатно. Нет — деньги твои.
Деньги творят чудеса! Ритар немного поворчал о моей безрассудности, а потом подвел меня к одной из стен. Я изумленно уставилась на взявшуюся из ниоткуда дверь.
— А…
— Пошли, — он втянул меня внутрь.
Эта комната оказалась совсем маленькой, заваленной свитками и коробками. В ней с трудом уместились я, Ритар и небольшой стол. На нем, насмешливо поблескивая, лежали два браслета и кулон, очень похожий на только что увиденный мной камень. Такая же плавность линий и удивительная прозрачность, только цепочка оказалась серебряной, а цветом камень напоминал затянутое льдом озеро в солнечный день. Браслеты представляли собой две тонкие полоски белого металла, украшенные затейливым узором, что появляется зимой на окнах.
— Они?
Ритар не ответил. Я подошла поближе и в нерешительности замерла. Почему-то вспомнились слова братьев о том, что у каждого дома есть свой дух-хранитель, которому эти артефакты принадлежали раньше. «Ох, лишь бы все обошлось!».
Я коснулась пальцами камня. Чувствуя, как по руке медленно ползет холодок, я решила, что уже начинаю замораживаться, но тут холод сменился теплом. «Артефакт признал меня!». Крепко сжав кулон в ладони, а другой рукой подхватив браслеты, я с торжествующим видом повернулась к Ритару.
— Ты проиграл!
— А я разве в чем-то участвовал? Артефакты твои, а деньги я забираю. Неужели ты подумала, что я отдам тебе свой товар бесплатно? — он усмехнулся и указал на дверь, выпроваживая меня.
На ватных ногах я вышла из комнаты к выходу на улицу. Было немного обидно, но главное у меня появились реликвии Дома Ануа! Лишь потом я вспомнила, что жадному торговцу достались ледяные копии золотых монет, и довольно улыбнулась.


Фиолетовая мечта всех душевнобольных

Сообщение отредактировал Шатриена - Четверг, 24.11.2011, 17:05
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 16:28 | Сообщение # 13

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Воть...
А сейчас самая любимая глава)


Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 16:29 | Сообщение # 14

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Глава 3.
Эльфийская аристократия.


Солнечные лучи легко проникали в спрятанную в саду беседку, скользили по ажурным белым перегородкам, по цветам, креслам, обтянутым мягкой, кремового цвета, тканью, и рассыпались искорками, натыкаясь на камень в руках золотоволосого мальчишки. Мальчишки ли? Тому, кто находился в беседке, нельзя было дать больше пятнадцати лет, но на самом деле глава Дома Альтьера уже давно перестал быть ребенком.
Сейчас он стискивал пальцами камень, на поиски которого ему пришлось потратить несколько месяцев, и злился на себя за то, что к нему пришла глупая мысль отыскать потерянный артефакт Дома Земли. Эта безделушка не стоила того, чтобы ее находили. Ведь из-за этой вещицы и погибли его родители.
— Артефакт — барахло, — тихо шевельнулись губы.
Сказать что-то еще не было ни сил, ни желания. За три сотни лет, прошедшие со дня смерти самых близких «людей», боль притупилась настолько, что мысли об этом вызывали разве что раздражение.
Уловив едва слышный шум, «мальчишка» сунул камень в карман и нацепил на лицо привычную маску высокомерия. И вовремя: на пороге возникла стройная фигурка Оливии Ксаэль, главы Дома Света. Девушка сердито поджала губы и устремила в сторону Альтьеры возмущенный взгляд.
—Рэне, что творится? Почему Кальен хочет твоей медленной и мучительной смерти? Чем ты ему не угодил? – она села ближайшее кресло и пытливо взглянула на спокойного аристократа. Длинные, светло-русые волосы золотились на солнце, а свободное белое платье, подпоясанное под грудью, чуть шевелил ветер.
Эльф легонько вздохнул. Оливия была редким гостем, но уж если она появлялась, то сразу разрушала хрупкое душевное равновесие обитателей замка. С виду милая и застенчивая, она вела себя ребенок, но когда все становилось с ног на голову, то госпожа Ксаэль превращалась в жесткую и властную особу. В минуты гнева Оливия могла убить того, кто некстати подвернулся под руку. В это невозможно поверить, глядя на такую хрупкую и невероятно красивую девушку, как она, но, увы, облик бывает обманчив.
Пауза все затягивалась. Рэне не торопился с ответом, справедливо полагая, что вскоре девушке надоест его общество, и она пойдет искать объяснений в другом месте. К сожалению, сегодня Оливия решила поступить иначе. Она встала и, медленно приблизившись, негромко произнесла.
— Ты что, говорить разучился? Или тебе дать стимул для разговоров со мной? — девушка мило улыбнулась, а Рэне между тем едва не скривился от досады. Такая улыбка могла многого стоить…
Эльф невозмутимо поинтересовался:
— Оливия, а ты знаешь, на кого похожа? — мягкий, негромкий голос прозвучал абсолютно спокойно, хотя внутри все кипело от раздражения.
— Что? Нет, не знаю — эльфийка удивленно моргнула. Похоже, она ожидала другой реакции. Любым вопросом, сказанным невпопад, можно было сбить ее с толку и из хладнокровного убийцы превратить в глупого любопытного ребенка.
— В религии людей есть такие существа, ангелы называются. Вот их ты мне больше всего напоминаешь.
— Правда? — она смущенно покраснела. Ангельская красота воспевалась людьми так же сильно, как и их доброта.
— Да. Меня всегда выводили из себя подобные им. Ты не исключение, — Рэне улыбнулся, а Оливия, покраснев еще сильнее, перевела взгляд на пол.
— Эй, Альтьера, не переводи тему, ответь даме, — появление Кая Алавирэн, как всегда, осталось никем не замеченным.
Рэне досадливо поморщился и, не разворачиваясь, чтобы не видеть самодовольной ухмылки на лице главы Дома Воды, процедил сквозь зубы:
— Тебе-то что надо?
— Да ничего, — Кай лениво приблизился и, приобняв за плечи эльфа, ошалевшего от такого хамства, обиженно спросил. — Неужели я не могу зайти в гости к лучшему другу?
— Напомни мне, с каких пор мы стали друзьями? — как он ни старался, до конца скрыть негодование и злость в голосе золотоволосому главе Дома Земли не удалось.
— Не злись, малыш, — Кай добродушно похлопал Рэне по плечу.
«Малыш? Он что — сумасшедший?» — тихий, немного детский голос отдался легкой головной болью, заставившей эльфа поморщится. Разговаривать с помощью мысленной речи ему было сложно, но другого способа общаться с Тьенной – духом, охраняющим Дом Земли, не существовало.
«Сумасшедший, Тьенна, сумасшедший. А теперь брысь отсюда!» — никакого желания развлекать заскучавшего хранителя не возникало, так что, недолго думая, эльф начал прогонять эфемерную сущность.
«Вредина!» — похоже на этот раз надоедливый дух-хранитель решил его послушаться и удалился в неизвестном направлении.
Рэне негромко хмыкнул и с удивлением обнаружил, что пришедшие к нему главы Домов уже успели перессориться между собой и сейчас активно выясняют отношения. Вслушавшись в гневную тираду Оливии, прозвучавшую в ответ на едкое замечание Кая, он поморщился. Эти двое никогда не умели ладить, а уж если они находились в одном помещении, то спора точно не избежать. Решив, что мешать им в столь важном деле не стоит, эльф занялся детальным изучением внешности Кая, чтобы понять, что его так в ней до жути раздражает.
Вообще во внешности главы каждого Дома имелось что-то от силы, которую он использовал. Каю, как и Рэне, достались «проклятые глаза». Но название не соответствовало действительности: ничего проклятого в них не было, разве цвет казался слишком ярким и необычным, даже для эльфов. Лишь когда глава Дома Воды злился, взглянуть ему в лицо становилось невозможно: на месте глаз образовывались два темно-синих провала. Но доводить эльфа до такого состояния никто, кроме Рэне, не мог, так что все остальные созерцали спокойное лицо с правильными, тонкими чертами лица, высокомерную усмешку, кривящую тонкие губы, и море презрения в немного раскосых синих глазах. Кай не уступал никому в пышности своей одежды — безумно дорогая, украшенная множеством кружев, оборочек и драгоценностей, она варьировала от светло-голубого до темно-синего и казалась бы вычурной и безвкусной, если бы не элегантность, с которой он ее носил. Раньше у эльфа имелся объект для гордости: длинные, серебристо-серые волосы, обычно заплетенные в косу. Сейчас же его бледное лицо обрамляли короткие, не достающие даже до плеча, пряди. А причина была вот в чем…

***

— Рэне, ты чего такой хмурый? У тебя же сегодня день рождения! Это так здорово! — Оливия уже больше часа пыталась растормошить эльфа, у которого на лице было написано: «Убью того, кому пришло в голову, что сегодня праздник».
— Я ненавижу этот день, ты же знаешь, — это была его первая фраза за день, наполненный шумными поздравлениями и впопыхах врученными подарками, которые в скором времени отравились в комнату, куда глава Дома Альтьера скидывал всякий хлам.
— А вечером для тебя сюрприз будет! — заговорщески пообещала девушка и, когда до нее дошел смысл произнесенных эльфом слов, нахмурилась, — Как это – ненавижу?
— Да вот так, — Рэне отвернулся. Попытка скрыться в любимом саду не увенчалась успехом. Уже после часа блужданий по затененным аллеям его нашла радостная Оливия. А так хотелось оказаться где-нибудь подальше, в тишине и спокойствии, в одиночестве…
Вечером эльфа действительно ожидал сюрприз. Да еще какой… Каю пришло в голову, что если отмечать, то отмечать по-крупному, и он устроил грандиозный бал, позвав на него всех более или менее знатных эльфов. Рэне едва не убил его, узнав об этом, но потом в голове у него созрел коварный план. Наутро глава Дома Воды проснулся внезапно облысевшим.


***

Так и не найдя источник раздражения «мальчишка», вздохнув, бросил прощальный взгляд в сторону ругающейся парочки, и уже собирался покинуть беседку, перемахнув через невысокие перильца, как его остановил удивленный голос Кая.
— Эй, златовласка, ты куда?
Поборов сильное желание проверить обнаглевшего аристократа на живучесть, Рэне обернулся и елейным голосом поинтересовался.
— Что-то не так? Я думал, цель твоего визита — Оливия.
— Тебя искал Саихиша, — коротко, будто рубанув мечом по воздуху, ответил эльф.
— Вот ведь… — Рэне бросил короткий взгляд в сторону девушки и сказал совсем не то, что хотел, — заняться нечем, кроме как меня гонять. Ладно, я ушел, — он вылетел из беседки и бросился по одной из дорожек.
Оливия улыбнулась.
— Он такой еще ребенок…
— И говори, — Кай провел рукой по волосам и негромко хмыкнул, — ему еще расти и расти.
***
Кальен сидел за столом и внимательно слушал свою младшую сестру, пытающуюся сбивчивым голосом в сотый раз объяснить свое отношение к его политике.
— Брат, так нельзя, ты понимаешь? Тебя все ненавидят после той ночи! Уничтожить два Дома! Я не понимаю, как тебе вообще пришло такое в голову! Тебе ведь никогда не нужна была власть! Почему? — она расплакалась. И вдруг совсем тихо прошептала. — И Альтьера… ты думаешь, что стоило ему все рассказать?
Эльф болезненно нахмурился. Сестра была единственной, кто его понимал, но после уничтожения Дома Талтаэль и Дома Ануа, и она стала бояться собственного брата.
— Тавиэль, пойми…
— Звал? — звонкий голос Рэне Альтьера разнесся по огромному залу, порождая многочисленное эхо. Кальен скривился, не понимая, как его с сестрой голоса могут звучать нормально, а у этого так, словно он пользуется магией для пущей эффектности.
Тавиэль испуганно ойкнула и, пробормотав что-то вроде приветствия, опрометью бросилась из зала, оставив их наедине. Рэне бросил ей вслед удивленный взгляд и весело спросил:
— Мы теперь одни, да?
— А у тебя со зрением плохо? — раздраженно отозвался Саихиша.
— Зануда ты, Ен, — золотоволосый эльф повертел головой в поисках предмета мебели, на который можно сесть. Им оказался жутко неудобный на вид стул возле самозваного правителя. Рэне мгновенно подлетел к нему и, поставив так, чтобы можно было сидеть, опершись подбородком о спинку, присел.
— Чего хотел? У меня не так много времени, чтобы тратить его на тебя, — тон главы Дома Альтьера неуловимо поменялся, в нем появилось пренебрежение.
Кальен мгновенно среагировал на эту перемену в голосе и, сощурив глаза, по слогам произнес.
— Танцующая тень.
Наблюдать, как с высокомерного аристократа слетает искусная маска презрения, и под ней показываются черты растерянного шестнадцатилетнего мальчишки, было одним удовольствием.
— А эти-то тут причем? — изумленно полюбопытствовал эльф.
Танцующая тень, небольшой отряд воинов, обученных защищать своих хозяев до последней капли крови в последнее время стали приносить очень много проблем. Раньше тот, кого они называли господином, одновременно являлся главой Правящей семьи, но в связи с напряженной ситуацией в стране, обязанность следить за ними взяли на себя три Дома: Альтьера, Коркоа и Ортега. Последнее время Танцующая тень не подчинялась никому, творя, что в голову взбредет. Призвать к ответу Дома Крови и Тьмы не удалось, и пришел лишь Альтьера, который выводил из себя своей манерой общения, наглостью, граничащей с хамством и… список мог длиться до бесконечности.
— Сегодня утром они напали на мою сестру. Как ты мне это объяснишь?
По губам главы Дома Земли змеей скользнула усмешка, прежде чем он бросил.
— Никак.
Одно слово. Всего одно. Если бы мальчишка удивился или… сделал вид, что удивлен, то Кальен подыграл ему, как не раз подыгрывал. Но…
— Зачем ты это сделал? — Саихиша постарался добавить в голос угрожающие нотки, что вышло не слишком правдоподобно, ведь на самом деле глава Дома Огня не был рассержен. Злиться не получалось ни в какую. Только не на него…
Рэне обиженно надулся.
— И как ты догадался? Я-то думал тебя еще недельку подурачить.
— Догадаться легко. Но я хочу знать: зачем? Ты хоть знаешь, как выглядела Тавиэль буквально несколько часов назад? Я уже давно смирился с твоим характером, но объясни, почему ты так меня ненавидишь? — немой вопрос повис в воздухе.
— Ненавижу? А как к тебе еще относиться? — Альтьера произнес это так легко, словно непреложную истину.
Кальен заставил себя взглянуть эльфу в глаза. Не скользнуть взглядом по лицу, заметив два темно-зеленых озерца, в которых плещется показное равнодушие, а всмотреться в них и разглядеть истинные эмоции, ведь известно, что глаза — зеркало души.
— Талтаэль и Ануа? Но ты ведь из тех, кому все равно кто сидит на троне.
Рэне кивнул, подтверждая слова самозваного правителя.
— И, правда, мне действительно на это плевать. Ему нет, — это уточнение в конце прозвучало слишком странно, чтобы Саихиша не переспросил:
— Ему?
— Неужели ты забыл это имя? Жаль, что у тебя такая короткая память. Очень жаль… — голос мальчишки прозвучал печально, в то время как губы изогнулись в усмешке, мгновенно заставившей вспомнить того, о ком говорит глава Дома Земли.
— Ты о нем? Забавно, я думал, ты уже не помнишь. Он погиб на войне. А считать умерших живыми… — то, что Кальен насмехается, мог не заметить только идиот.
Альтьера же на насмешку не обратил внимание, внезапно совсем тихо произнеся:
— Так ты сказал остальным. Умолчал лишь о том, что убил его ты. Считай что произошедшее с Тавиэль — своеобразная месть.
Глава Дома Огня едва не расхохотался:
— Месть? Малыш, это даже не смешно. Какая месть, спустя десять лет?
Эльф нахмурил брови:
— Вообще-то месть — это блюдо, которое подают холодным. Возможно, поэтому я не торопился, — он замолчал, а через несколько мгновений весело произнес. — Давай на этом закончим. Мне пора.

***

Алларин Ортега уже довольно долгое время сидел в своем кабинете, разбираясь с документами под еле слышный шум дождя. Он стал редкостью для умирающей от летнего зноя Тарии.
— Кана, принеси чего-нибудь горячего! — внезапно крикнул глава Дома Крови.
Тут же приоткрылась дверь и в образовавшийся проем просунула голову служанка.
— Горячего? Сейчас сделаю, — и Ортега услышал удаляющийся стук каблучков.
Но через некоторое время Кана вновь предстала перед изумленным донельзя аристократом. Замерев на пороге, она сбивчиво начала объяснять:
— Господин, там к вам глава Дома Альтьера пожаловал. Он просил вас спуститься к нему, чтобы…
Алларин жестом приказал девушке остановиться.
— Я понял. Ты свободна.
Оказавшись на первом этаже, он едва сдержал улыбку, глядя на Рэне. Мальчишка как раз стягивал с плеч камзол и пытался его выжать.
— Златовласка, ты гулял под дождем? — только от Ортеги вспыльчивый глава Дома Земли мог стерпеть это прозвище, чем тот часто пользовался.
Рэне мгновенно поднял взгляд на эльфа и кивнул. С кончиков золотых волос тотчас сорвалось несколько капель. Они приземлились ровнехонько в небольшую лужицу, которая уже грозила превратиться в солидных размеров лужу.
— А ты в курсе, что так можно простудиться? Это тебе не мелкий дождичек, а самый настоящий ливень, — начал ворчать Алларин, относившийся к взрослому по любым меркам эльфу, как к ребенку.
— Так мило, что ты обо мне заботишься! — восхитился Альтьера. — Но сейчас не об этом. Я только что от Кальена. Первый этап плана завершен!
— Вот как? — эльф на мгновение прикрыл глаза и зловеще улыбнулся. — Теперь можно приступать к действиям?
— Да! Жду тебя вечером! — донеслось от распахнутой двери.
— Конечно… Кана!


Фиолетовая мечта всех душевнобольных

Сообщение отредактировал Шатриена - Четверг, 24.11.2011, 16:30
 
ШатриенаДата: Четверг, 24.11.2011, 16:31 | Сообщение # 15

Дух флуда и ереси
Сообщений: 299
Награды: 5
Репутация: 5
Статус: Offline
Обещание выполнено)
Шин))


Фиолетовая мечта всех душевнобольных
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Ледяные (История Дома Ануа) (опять эльфы... книга)
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы думаете о современно литературе?
Всего ответов: 89
 





 
Поиск