Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Стеклянный рай (фантастический рассказ)
Стеклянный рай
Lagrima-CristyДата: Среда, 11.01.2012, 19:05 | Сообщение # 1

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Название произведения: Стеклянный рай
Автор: Lagrima-Cristy
Бета: нет такой
Разрешение на копирование: с моего разрешения
Рейтинг: R
Дисклеймер: всё мое
Жанр: ангст, романс, что-то вроде постапокалиптики
Пейринг: Гордон/Габриэлла, Гордон/Синица
Описание: она все-таки случилась. Катастрофа, разрушавшая мир. Такая далекая и не страшная теперь, спустя несколько веков. Они - дети нового мира, но не его хозяева. Построившие свой маленький рай и запертые в нем, как в тюрьме. Что же, изгнание на землю и знакомство с суровой правдой жизни будет весьма жестоким
От автора: написано года два назад, в порыве вдохновения, поэтому практически гарантируется наличие различных ляпов и нелогичностей. Но мне вдруг взбрела в голову мысль доработать этот рассказ, поэтому буду рада замечаниям
Ах, да...я не в ладах с техникой и всякими механизмами...
Статус: закончено, редактируется




Сообщение отредактировал Lagrima-Cristy - Среда, 11.01.2012, 19:09
 
Lagrima-CristyДата: Среда, 11.01.2012, 19:07 | Сообщение # 2

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
1

Гордон в очередной раз раздраженно взглянул на часы. Договаривались же в девять! Но вот уже половина десятого, а никого еще и в помине нет. К несчастью, его друзья не отличались пунктуальностью.
Гордон нетерпеливо постучал пальцами по скамейке. Безобразие, ну, он им устроит! Он уже хотел выругаться, но Габриэлла с улыбкой коснулась его плеча, и напряжение как рукой сняло. Мужчина обернулся и впился глазами в девушку. Они уже два года вместе, а он все никак не может налюбоваться своей подругой. Смуглая, гибкая, с загадочными золотистыми глазами и пышной гривой черных кудрей, похожая на дикую кошку, Габриэлла была пределом мечтаний любого, самого искушенного мужчины. Гордон потратил год, чтобы завоевать ее сердце, и вот они вместе уже так долго, а он до сих пор как пьяный от одного ее взгляда. Гордон чувствовал, что помимо гордости, которую испытывал бы любой мужчина, будучи партнером такой красавицы, и желания, которого она не могла не вызывать, есть что-то еще, удерживающее крепче любой цепи, что-то, чему нет названия, но о чем поется в старых малопонятных песнях, бывших в ходу еще до Катастрофы. Он не хотел думать, что в любой момент Габриэлла может уйти к другому, более удачливому сопернику…
- Явились!
Глубокий бархатистый голос Габриэллы вывел Гордона из задумчивости. Он огляделся и узрел перед собой Эдмунда, Дика и его партнершу - Эллу. На лицах друзей он не заметил ни тени смущения.
- Привет! – Эдмунд фамильярно хлопнул Гордона по плечу, но тут же получил подзатыльник. – Эй! За что?
- Где вы пропадали?! Мы же договаривались!
- О, скажи спасибо этим двум голубкам. Я едва их разбудил. Спрашивается, чем они занимались ночью?- на лице Эдмунда появилась ехидная улыбочка.
Элла показала ему язык.
- Ведете себя как дети, - покачал головой Гордон. – Пошли. Еще нужно взять «стрижей» и договориться, чтобы нам открыли Купол.
- Расслабься. У меня там знакомые. Все сделают в лучшем виде, - Дик обнял Эллу за талию и двинулся по аллее к Парку Развлечений.
- А есть такое место, где у тебя не было бы знакомых? – поддел его Эдмунд.
Дик ничего не ответил.
В Парке, несмотря на довольно ранний час, было людно. Гордон ловко прокладывал путь в толпе, в то время как его спутники постоянно наталкивались на прохожих. В ответ слышался смех и взаимные извинения.
Глядя в открытые, улыбчивые лица, Гордон с трудом мог представить, что когда-то существовали войны, религиозные и расовые конфликты, о которых он читал в электронных книгах по истории, сохранившихся со времен до Катастрофы. Конечно, его уровень допуска, как Хранителя Архива, был не очень высоким, но и то, что ему удалось узнать, вызывало тошноту и отвращение. Как Люди могут убивать (слово было почерпнуто им из книг, и его значение он понимал смутно) других живых существ? Как Люди могут (страшно сказать) лишать жизни других Людей?
- Ты что, еще не проснулся? Тоже бурная ночка? – Эдмунд толкнул Гордона в плечо и кинул завистливый взгляд на Габриэллу.
Перехватив этот взгляд, Гордон чуть не зарычал. Ревность очень дурное чувство, а собственничество вообще не присуще Людям, но все равно, в этот момент мужчина весь внутренне закипел.
Габриэлла улыбнулась. Она привыкла к подобным взглядом и принимала их как должное.
Напрокат им выдали лишь четыре «стрижа», все остальные находились в пользовании. Еще бы, в такой день нет ничего лучше, чем совершить полет над Островом и полюбоваться его садами и аккуратными, как будто вычерченными по линейке, полями, или сделать круг над Срединным озером, синим и бездонным, как небо над головой. Друзья хотели возмутиться, но Элла быстро вышла из положения, усевшись позади Дика и тесно прижавшись к нему. Да, эта парочка времени даром не теряла!
Гордон забрался в седло и пристегнулся. Крылья «стрижа» плавно выдвинулись из корпуса. Машина приподнялась в воздух и медленно полетела над землей. «Стриж» был не приспособлен для подобых полетов и с трудом поддавался управлению. Гордон то и дело оглядывался на Габриэллу, проверяя, как она справляется. Девушка подняла вверх большой палец, показывая, что все в порядке.
Друзья остановились возле здания Совета Населения, и Дик скрылся внутри. Минут через двадцать он вернулся и подал знак взлетать. Гордон рванул рычаг, и машина вертикально взмыла в небо. Вот для чего создан «стриж»! Для бешеной скорости и невообразимых виражей, от которых кровь стынет в жилах.
Возле самого Купола их маленькая команда приостановилась, ожидая, когда его откроют. Вообще-то это было строго запрещено, мир за пределами Купола опасен и непригоден для жизни, но если у тебя есть нужные связи, то все возможно. Друзья любили совершать долгие прогулки, перелетая через море и приземляясь на каком-нибудь диком пляже. Купаться в море они, конечно же, не рисковали, но походить по белому песку, почувствовать себя в первобытном, нецивилизованном мире, пощекотать нервы возможной опасностью было так приятно!
Наконец, в Куполе, который вблизи выглядел как слабо мерцающая энергетическая оболочка, образовалось небольшое окно, и друзья вылетели в него за пределы своего дома.
Гордон включил предельную скорость и буквально растворился в непередаваемом восторженном ощущении свободы. Он то вертикально взмывал вверх, то задевал крыльями «стрижа» воду, то выделывал мертвые петли, напоминая самому себе птенца, впервые вставшего на крыло. После очередного виража автоматически включилась ВС, и Гордон услышал насмешливый голос Дика:
- Лихач! Перед кем выделываешься?
Гордон промолчал и зашел в новую мертвую петлю. Как объяснить ему, что он вовсе не выпендривается, а просто получает удовольствие от безумной скорости и ветра в лицо?
Спустя полчаса на горизонте замаячила полоска берега. Она стремительно приближалась, и Гордон слегка сбросил скорость, готовясь к приземлению.
- Может, сегодня зайдем дальше? – послышался в динамике голос Эдмунда.
- То есть? – переспросил Дик.
- Видите гору? Попробуем спуститься на ее склонах?
Гордон прищурился. Вид одинокой горы посреди зеленого моря леса не очень его вдохновил.
- А мы успеем вернуться? – спросил он.
- У нас еще три часа.
Гордон пожал плечами, хотя и знал, что его жест все равно никто не увидит.
- Решено – летим, - сказала Габриэлла без колебаний. – Наперегонки!
Она прибавила скорости и вырвалась вперед. Гордон услышал в динамиках ее радостный заливистый смех, от которого потеплело на сердце.
- Не отставай!
На такой скорости они достигли горы минут через десять. Она оказалась не очень-то высокой и довольно пологой. Дик с Эллой первыми нашли площадку для приземления. Гордон пришел вторым. Он с опаской опустился на землю и спрыгнул с седла. В ноги ударила твердая каменистая почва, покрытая редкой травой.
- Жаль, что мы не взяли с собой бутербродов. Можно было бы устроить пикник, - Габриэлла сняла шлем и красивым движением разметала по плечам свои смоляные кудри.
- Боюсь, это не лучшее место, - угрюмо возразил Гордон.
Ему почему-то не нравилось ни их маленькое приключение, ни гора, хотя он и сам не мог объяснить своих ощущений. Умом он понимал, что опасности нет, но все его нервы были натянуты, как струны, а чувства обострены.
- Брось, прекрасное место. Посмотри, как красиво, - Элла раскинула руки. – Где еще такое увидишь? Уж точно не у нас на Острове! Там все такое правильное, точное, а здесь…первобытная красота. Наслаждайся!
- Да уж! – фыркнула Габриэлла. – Удивляюсь, как ребята из Совета Населения не придумали возить сюда экскурсии? По-моему, Людям не хватает именно этого. Всем уже наскучила сытая размеренная жизнь, которой нас пичкают!
Улыбка Габриэллы была одновременно ироничной и ехидной.
- Глупости, - поднял руку Дик. – Еще немного, и ты договоришься до чего-нибудь недозволенного. Жизнь, которую мы ведем, не может наскучить. Она единственно правильная. Или ты не помнишь, из-за чего случилась Катастрофа?
Повисла тишина. Все смотрели на Габриэллу и Дика, внезапно ставших оппонентами.
- Да-да, я учила в школе Основы! Но разве я предложила что-то преступное? Не думаю, что из-за нашей невинной прогулки может случиться новая Катастрофа!
- Любое нарушение правил может повлечь за собой чудовищные последствия, - возразил Дик. Он с трудом сохранял спокойствие. – Как известно, все начинается с малого.
- Ох, отстань! Тоже мне, морализатор нашелся. Людям давно пора вылезти из норы, которую они себе построили.
Габриэлла сделала знак рукой о том, что прекращает бесполезный спор. Дик насупился.
- Может, прогуляемся, - с невинным видом предложила Элла, обнимая его за пояс.
Тот кивнул. Они в обнимку принялись спускаться по пологому склону и вскоре скрылись за каменистым выступом.
- Неплохая идея, - промурлыкала Габриэлла. Она сжала запястье Гордона, и того обожгло этим прикосновением.
- Что? – возмутился Эдмунд. – Вы все сейчас свалите, а я что буду делать?
- Охраняй «стрижи», - девушка помахала ему рукой. – А вообще, мой тебе совет – заведи себе подружку.
Уходя, Гордон слышал недовольное брюзжание Эдмунда. Он чувствовал себя немного виноватым. Его ждали восхитительные часы наедине с самой соблазнительной девушкой Острова, а Эдмунд, бедный Эдмунд, вынужден будет сидеть в одиночестве на склоне и сторожить машины. Жизнь несправедлива! Но эти мысли быстро покинули его, едва Гордон сомкнул руки на талии Габриэллы.
Время застыло и оборвалось, как тонкая нить. Ему показалось, что прошло всего несколько минут, упоительных минут от момента их близости до насмешливого окрика:
- Вставай, соня!
Гордон открыл глаза. Надо же, он и не заметил, как уснул! Габриэлла лежала рядом и выглядела как всегда восхитительно, будто бы они и не валялись совсем недавно по земле.
- Уже пора?
- Да. Но если хочешь, можем остаться.
- Нет, что ты. Ни за что не проведу ночь в этой глуши. Мало ли, какие твари здесь водятся?
Габриэлла рассмеялась.
- Да, наши мужчины после Катастрофы явно измельчали.
Обратный путь к «стрижам» занял немного времени. Собственно, далеко они и не уходили. Эдмунд встретил их хмурым молчанием, а Дик и Элла – понимающей улыбкой.
- Все, можно отправляться? – Эдмунд забрался в седло «стрижа».
- Да, пора.
Три машины взмыли в воздух, а Гордон немного помедлил. «Стриж» поднялся лишь, когда он в третий раз надавил на педали.
- Что там у тебя? – услышал он в динамике голос Дика.
- Не знаю, вроде бы пока ничего, - ответил Гордон.
- Поторапливайтесь, - рыкнул Эдмунд, - а то опоздаем.
Гордон потянул рычаг, и «стриж» нехотя набрал высоту. Вообще-то, в технической стороне Гордон вообще не разбирался, и даже предположить не мог, что могло сломаться в машине. «Стрижи» всегда были такими надежными!
Машина поднялась над лесом. Гордон увидел три других, быстро удаляющихся в сторону Острова. Подождать не могли! Он сразу же включил предельную скорость, но пролетел недолго. «Стриж» вильнул, как будто попал в яму, и завис в воздухе.
- Гордон? – голос Габриэллы в динамике выдал ее волнение.
«Стриж» вновь дернулся, затем рванул вперед и остановился. Гордон посмотрел вниз и увидел под собой зеленый лес. Да, не приземлиться. Три машины вдали развернулись и стали приближаться к нему. И вдруг его «стриж», содрогнулся, и, завалившись на бок, стал резко падать. Гордон изо всех сил потянул рычаг, стараясь набрать высоту, но ничего не помогало. Земля стремительно приближалась, в ушах свистел ветер. Гордон успел выругаться, прежде чем зеленое море поглотило его. В динамике раздался пронзительный испуганный визг Габриэллы.
Ветви спружинили, замедлив падение. В пелене, заслоняющей разум, Гордон услышал страшный скрежет сминаемого металла, почувствовал острую боль, разлившуюся по всему телу, а затем удар о землю окончательно лишил его сознания.
Тьма скрыла от него вершины деревьев и небо, в котором метались три невиданных птицы.




Сообщение отредактировал Lagrima-Cristy - Среда, 11.01.2012, 19:07
 
dinaltДата: Четверг, 12.01.2012, 10:57 | Сообщение # 3

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Lagrima-Cristy)
Гордон в очередной раз

Quote (Lagrima-Cristy)
Гордон нетерпеливо

два абзаца подряд с "Гордон", не очень хорошо)

Quote (Lagrima-Cristy)
- А есть такое место, где у тебя не было бы знакомых? – поддел его Эдмунд.

это вроде не обидно, что бы поддевать)

Вначале слишком много имен, в плане того, что постоянно "он", "Гордон", Габриэлла".

То, что прочитал, в принципе понравилось) Хочется читать дальше.

По сюжету говорить рано, увидим, что будет дальше.

Идея вроде хорошая. Но дальше должно быть объяснение того, в чем заключалась "Катастрофа" и почему сейчас никто никого не убивает. Если ревность осталась, то убийство в конце концов случиться)

Стиль написания хороший, читается легко, без особых запинок и т.д.

Персонажи тоже вырисовываются интересные, их хочется узнать получше, это хорошо)

Ждем проду.



 
Lagrima-CristyДата: Четверг, 12.01.2012, 17:02 | Сообщение # 4

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote (dinalt)
Вначале слишком много имен, в плане того, что постоянно "он", "Гордон", Габриэлла"

Так и есть. Просто, пока не знаю, как исправить...надо будет подыскать какие-нибудь синонимичные названия unsure

Quote (dinalt)
это вроде не обидно, что бы поддевать)

Надо будет перефразировать, не вышло показать. Просто Эдмунд имеет в виду, что Дик что-то вроде богатенького сынка с кучей связей. Ну, со скидкой на место и время

Quote (dinalt)
Но дальше должно быть объяснение того, в чем заключалась "Катастрофа" и почему сейчас никто никого не убивает. Если ревность осталась, то убийство в конце концов случиться

В чем заключалась Катастрофа объяснится во второй половине рассказа. А вот почему никто никого не убивает...причины в рассказе точно не названы, но их довольно много. Потому что сильных чувств, таких, что затмевают разум у Людей, в общем-то, и нет ("есть что-то еще, удерживающее крепче любой цепи, что-то, чему нет названия, но о чем поется в старых малопонятных песнях" - даже слово "любовь" стерлось из языка). Я надеюсь, далее станет ясно, что Гордон, по сути, "белая ворона". А еще потому, что Остров строили оставшиеся в живых Люди, испытывающие после Катастрофы страх перед убийством и крайне разумные. Именно они написали и оставили те самые Основы, которые вбивают в голову детям гораздо прочнее, чем математику или химию. Это уже в крови. Кроме того, люди на Острове крайне изнежены, у них есть все, что нужно, чтобы наслаждаться жизнью и причины для убийства сведены практически к нулю

Продолжение будет в ближайшее время, когда хоть немного почищу ляпы happy

Спасибо!


 
dinaltДата: Четверг, 12.01.2012, 17:06 | Сообщение # 5

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Lagrima-Cristy)
В чем заключалась Катастрофа объяснится во второй половине рассказа. А вот почему никто никого не убивает...причины в рассказе точно не названы, но их довольно много.

почитаем - оценим)

и еще, сейчас вспомнил, забыл написать. Надо как-то уточнить как выглядят «стрижи». Есть кабина или нет? Если нет, то какая защита от ветра? при большой скорости без подобной защиты сложно куда-то смотреть. ИМХО



 
Lagrima-CristyДата: Четверг, 12.01.2012, 17:10 | Сообщение # 6

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote (dinalt)
и еще, сейчас вспомнил, забыл написать. Надо как-то уточнить как выглядят «стрижи». Есть кабина или нет? Если нет, то какая защита от ветра? при большой скорости без подобной защиты сложно куда-то смотреть. ИМХО

Вообще не предполагалось...Вот это я и имела в виду, когда сказала, что не рублю в технике. Значит, сделаем кабину! biggrin Спасибо за замечание, мне как раз нужен отлов таких косяков)


 
prof_DiДата: Пятница, 13.01.2012, 05:22 | Сообщение # 7

Профессионал
Сообщений: 346
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote (Lagrima-Cristy)
подобным взглядом
подобным взглядам

Меня немного смутил тот факт, что Гордон получает огромное удовольствие от скорости и ветра в лицо, плюс знает, для чего созданы "стрижи" и что из них можно выжать (и умеет достаточно мастерски ими пользоваться - в конце концов, мертвая петля, насколько я знаю, доступна не каждому), к тому же Гордон создает впечатление серьезного человека, а при этом в технической стороне вообще не разбирается. Но это лично мое видение wink

Прочитала с интересом и хотела бы услышать продолжение. Твоя идея с Гордоном-"белой вороной" уже просматривается и чувствуется. Характеры довольно неординарны в сравнении друг с другом, у каждого есть своя какая-то характерная черта, и при этом характер каждого отдельно взятого является, как мне показалось, собирательным для целого класса населения нового мира.
Действительно, хотелось бы услышать более подробное описание Катастрофы (предпосылки/причины/результат/последствия) И, возможно, какое-то описание того, каким стал мир после Катастрофы (в плане разделения территории:новый мир - это остров, часть материка, искусственно созданная платформа и т.д, сам вид уже и так ясен)
Еще я согласна с Дином по поводу ситуации с убийством
Quote (dinalt)
почему сейчас никто никого не убивает. Если ревность осталась, то убийство в конце концов случиться)
Причины ты описала в ответе, но я думаю, что имеет смысл их раскрыть и в рассказе, чтоб картина была полной во всех смыслах wink И как-то раскрыть тот момент, что вроде все "За мир во всем мире", а главное движущее в данном деле чувство - любовь - и не знают толком wink (хотя опять же, это мой такой таракан выполз на свет)
И еще такой момент. Ты сказала, что сильных чувств почти не осталось, но, по-моему, сам Гордон (хоть он и планируемая "белая ворона") уже сейчас довольно сильно реагирует на раздражающие факторы и при этом себя даже не одергивает особо, хотя ему вдолбили Основы в голову и это у немо должно быть в крови. Может, стоит постепенно развивать у него силу ощущений и уровень их проявления.
И напоследок, идея мне понравилась, с удовольствие почитаю продолжение (где-то на середине текста у меня екнуло сердце: "Только вошла во вкус, а конец уже скоро cry " и только потом вспомнила, что это же ориджинал - значит, будет продолжение happy , и на душе аж полегчало после этого) Творческих успехов!

P.S. Ох, что-то меня пробило на тираду dry


Бисова козявка (с)

Сообщение отредактировал prof_Di - Пятница, 13.01.2012, 05:31
 
Lagrima-CristyДата: Пятница, 13.01.2012, 16:45 | Сообщение # 8

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote (prof_Di)
Гордон получает огромное удовольствие от скорости и ветра в лицо, плюс знает, для чего созданы "стрижи" и что из них можно выжать (и умеет достаточно мастерски ими пользоваться - в конце концов, мертвая петля, насколько я знаю, доступна не каждому), к тому же Гордон создает впечатление серьезного человека, а при этом в технической стороне вообще не разбирается. Но это лично мое видение

Ну...наверное, да. Ляп happy
Quote (prof_Di)
И как-то раскрыть тот момент, что вроде все "За мир во всем мире", а главное движущее в данном деле чувство - любовь - и не знают толком

Холодный разум тоже говорит за "мир во всем мире". На самом деле полное торжество Разума и расчета в будущем - это мой закидон. У меня несколько футуристических рассказов, где люди забыли о любви, и все живут хорошо, потому что действуют "по уму". На этой почве уйма конфликтов и ситуаций выдумывается)))
Quote (prof_Di)
Может, стоит постепенно развивать у него силу ощущений и уровень их проявления

Мысль здравая. Подумаю...
Quote (prof_Di)
хотелось бы услышать более подробное описание Катастрофы (предпосылки/причины/результат/последствия)

Ну...тайна Катастрофы будет раскрыта, хотя и несколько другим способом. Ненаучно smile

На самом деле рассказ требует не просто чистки, а еще и согласования некоторых неточностей, что-то, теперь благодаря комментариям вижу, не плохо бы и переписать...Но пока буду выкладывать в первозданном виде, так кардинально изменить быстро не выйдет...

Спасибо за такой развернутый отзыв! Это огромная помощь в усовершенствовании навыков)))


 
dinaltДата: Пятница, 13.01.2012, 16:51 | Сообщение # 9

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Lagrima-Cristy)
На этой почве уйма конфликтов и ситуаций выдумывается

Смотрела фильм "Эквилибриум"?)))
тут можно много спорить как лучше, но если затевать спор, то это нужна отдульная тема smile

ждем проды)



 
Lagrima-CristyДата: Пятница, 13.01.2012, 16:58 | Сообщение # 10

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Quote (dinalt)
Смотрела фильм "Эквилибриум"?)))

Смотрела, да. Понравился happy

Прода будет в течение дня. Кусочек почти почищен)


 
Lagrima-CristyДата: Пятница, 13.01.2012, 21:06 | Сообщение # 11

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
2

Гордон очнулся в каком-то тесном закутке и, открыв глаза, увидел сначала лишь плотный полог и красноватый полумрак, сочащийся из-под него. Мужчина попытался приподняться, но тело пронзила настолько сильная боль, что он невольно вскрикнул и рухнул обратно на постель. Постель? Взгляд упал на импровизированное ложе, состоящее из деревянных рам с натянутыми на них…шкурами. Горло сдавил спазм. Лежать на коже, содранной с убитых животных…мерзость! Куда он попал?!
Память упорно молчала. Полет через море, пикник на горе и падение «стрижа» Гордон помнил отчетливо, но потом – провал. Одно можно сказать совершенно точно – он не на Острове. Никто из Людей в здравом уме не убил бы несчастное животное, чтобы сделать из него постель.
Вдруг полог заколыхался. Мужчина приготовился к самому худшему. В полумраке за долю секунды он рассмотрел лишь чье-то бледное лицо, с огромными блестящими глазами, острым носом и тонкой полоской губ. Существо чирикнуло что-то, но смысл слов остался тайной.
- Ты…в порядке? – слова прозвучали более медленно и четко, чем в первый раз.
Гордон отшатнулся от неожиданности. Язык слышался какой-то диковинной мешаниной нескольких, бывших в ходу до Катастрофы, и мужчина, знавший их лишь потому, что того требовала профессия, с трудом улавливал смысл. Но все же! Гордон просто кивнул, надеясь, что жест не утратил своего значения.
- Лучше пока полежать. У тебя сломаны пара ребер и рука, но Макал говорит, что они срастутся через две-три луны.
Существо говорило медленно, с расстановкой, и Гордон успевал переваривать информацию. Он даже успел отметить, что голос достаточно высокий, женский, хотя по внешности утверждать подобное было сложно. Болезненное создание, с кожей, едва ли не просвечивающей насквозь, с невыразительными чертами лица, худенькими руками и плечами, выглядывающими из-под полога. Девушка, но словно какая-то недоразвитая.
- Как тебя зовут?
- Гордон.
- А меня Синица, - создание чуть наклонило голову, и прядь волос скользнула на бледное лицо.
«Ну и имя», - подумал Гордон. Хотя теперь он убедился, что существо женского пола. Правда, это мало что меняло…
- Откуда ты? – продолжала расспросы незнакомка.
Гордон не знал, что ответить. Судя по всему, существа (назвать их Людьми, язык не поворачивался), к которым он попал, сильно отстали по уровню развития от Людей Острова. Как объяснить им, что он прилетел из-за моря? Да и язык их понимался с трудом, какое там, разговаривать.
- Ты не помнишь? – Синица была настойчивой. – Или не знаешь?
Гордон кивнул. Пусть понимает, как хочет.
- Синица! – окрик из-за полога заставил девушку поежиться.
- Это Макал, - пояснила она, – он колдун и мой дедушка. Его все бояться. А у вас в роду есть колдуны?
Слово «колдун» не попадалось в архивных документах ни разу, и вопрос показался непонятым.
- Оставь чужого в покое, - голос был низким, грубым и уж точно принадлежал мужчине, причем явно крупного телосложения.
- Да-да, уже, - полог опустился, и Гордон вновь очутился в одиночестве.
С детства ему вбивали в голову, что Люди – единственные разумные существа, а Остров – их единственное пристанище. Остальной мир после того, как случилась Катастрофа, враждебен и необитаем. А теперь перед ним стояли если не Люди, то, по крайней мере, вполне разумные существа, живущие вне Острова. Выходит, Старшие ошибались? Или скрывали правду? Гордон тут же отогнал эту крамольную мысль, уж слишком сильна была вера в непогрешимость Старших. Да и откуда им было знать, ведь они никогда не покидали Острова. Что ж, когда он вернется, их ждет открытие, да еще какое! Вот только как вернуться? Нет сомнений, что друзья будут его искать, но им вряд ли удастся найти, если не подать какой-нибудь знак о своем местонахождении. Что ж, придется подождать до выздоровления, а потом подняться на гору и посмотреть, что можно сделать. За это время он узнает побольше о существах, к которым попал и даст Старшим и Совету Населения полный отчет об обнаруженной новой расе.
Гордон почти заснул, когда из-под полога вновь вынырнуло довольное лицо Синицы.
- Я приготовила тебе поесть. Бульон.
Улыбка сама собой растянула губы. Синица казалась абсолютным ребенком и не могла не вызывать симпатию, несмотря на невзрачный вид.
- Я тебя покормлю. Сможешь привстать?
Гордон попытался выполнить ее просьбу, но грудную клетку вновь сковало болью. Все же ему удалось немного приподняться на постели и закрепиться в этом положении, опираясь на свернутую шкуру, играющую роль подушки.
- Вот так. А теперь – ешь.
Девушка поднесла к его губам деревянную ложку, полную какой-то густой дымящейся жидкости. Ничего себе бульончик! Мужчина с трудом проглотил угощение.
- Дедушка туда всяких травок добавил, чтобы ты скорее поправился, - пояснила новоиспеченная сиделка.
На этот раз Гордону стоило большого труда улыбнуться.
Еще одна ложка варева не заставила себя ждать. Вообще-то, все это было довольно унизительно, но какие в такой ситуации могут быть возражения. Пусть девчонка поиграет в няньку, от него не убудет.
Наконец, бульон закончился.
- Еще? – спросила Синица.
Островитянин мотнул головой.
- Почему ты не разговариваешь?
Гордон не знал, что ответить. Он приблизительно прикинул, как нужно строить предложения, но из-за жуткого смешения десятка языков не представлял, где какой использовать. Конечно, во всем этом была какая-то система, однако, чтобы понять ее требовалось время. И все же он решил рискнуть.
- Я…пока…плохо знаю твой язык…
- Откуда ты пришел? – перебила его девушка, но тот лишь покачал головой.
- Позже, - может быть, именно это слово он сказал неправильно, потому что «нянька» задумчиво нахмурилась.
- Ты странный, - заключила она. – Но мне нравишься. Если мужчины нашего рода примут тебя, все будет хорошо.
Островитянин насторожился. С взрослыми придется объясняться гораздо дольше и отговорка о незнании языка его не спасет. Нужно пока придумать мало-мальски правдивую историю о своем происхождении, не рассказывать же этим диким существам, что он упал с неба.
- А теперь – спи. Спокойной ночи, - при этих словах девочка зачем-то приложила к его лбу два пальца и словно начертила ими невидимую линию.
«Наверное, какой-то оберегающий знак», - догадался чужак.
Синица скрылась за пологом.
Мужчина закрыл глаза и почти сразу провалился в сон.


 
Lagrima-CristyДата: Среда, 18.01.2012, 18:31 | Сообщение # 12

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Когда он проснулся, ничего не изменилось. Все тот же полог, закрывающий от него остальное жилище, все тот же полумрак и звонкий голос Синицы откуда-то снаружи. Она неразборчиво тараторила, ей вторил другой голос, незнакомый, женский. Наконец, они замолчали и разошлись. Послышались мягкие шаги, что-то зазвенело. Гордон протянул руку, отбросил занавеску и сразу натолкнулся на взгляд живых черных глаз. Девочка смотрела на него, чуть наклонив голову. Гордон отметил, что она и вправду похожа на птичку, чье имя носит.
- Не спишь?
- Нет.
- А я тут готовлю, - Синица что-то помешивала в котелке над огнем. – Дедушка в лес ушел, вернется только вечером. Соседка заходила, Тульгия, просила для ребенка целебный настой.
Гордон пытался переварить поток слов, лившийся на него, и попутно осматривал жилище Синицы. Это была выкопанная в земле просторная яма, сверху прикрытая ветками и присыпанная песком. В центре красовался сложенный из больших круглых камней очаг, возле стен стояли лежанки, покрытые шкурами, а под потолком сушились всевозможные травы, отчего вокруг стоял приятный пряный аромат.
- Тебе что-нибудь нужно? А то я уйду ненадолго.
- Э…- Гордон замялся. – Да. Что-нибудь…нужно.
Синица вопросительно приподняла брови. Чужак не знал, как объяснить, что ему необходимо отойти по нужде. В голове вертелась какая-то чепуха.
Девушка наморщила нос.
- А! – догадалась она. – Поняла. Я тебя провожу.
Гордон подумал, что это лишнее, но когда попытался подняться, поменял свое мнение. Каждое движение причиняло боль. Синица по мере сил помогала ему, но хрупкость его няньки не позволяли Гордону полностью опереться на нее.
Встав, он с удивлением обнаружил, что грудь под рубашкой (интересно, что подумали об этой одежде дикари?) туго перетянута какой-то плотной тканью, а сломанная рука висит на перевязи. Выполнено, конечно, неуклюже, но, выходит, кое-какие познания в медицине у них есть.
Выйдя на солнечный свет, мужчина зажмурился, перед глазами заплясали цветные пятна. Немного привыкнув, он принялся осматриваться. Они стояли на большой поляне посреди высокого густого леса. Кое-где виднелись крыши других землянок, возле них копошились дикари, в основном женщины и дети. Завидев Гордона, они замирали, как испуганные зверьки, и беззастенчиво оглядывали чужака с головы до ног.
- Не бойся. Они все уже знают, что дедушка нашел в лесу железную птицу и чужака, и приютил его у себя.
Гордон вздохнул. При всем желании, «стрижа» ему не починить, а значит, шансов вернуться домой все меньше и меньше.
- А птицу ты убил, да? – в глазах Синицы плескалось восхищение.
- Да, убил, - усмехнулся Гордон.
По пути они прошли какой-то загон, в котором бегали, издавая странные звуки, необыкновенно толстые животные, с розовой голой кожей.
- Что это? – не удержался Гордон.
- Свиньи. У вас, их разве нет?
Мужчина прикусил язык. Лучше ни о чем не спрашивать, чтобы не выдать себя. Откуда ему знать, что есть, а чего нет в этом диком мире. Пока он шел по деревне, ему вспоминались книги, прочитанные в Архивах, в которых рассказывалось о происхождении Людей и о том, как они жили задолго до Катастрофы. Кажется, та эпоха называлась Железный век. Общество, краем глаза увиденное им, очень похоже на описанное в книгах, ну, может быть, только чуть более развитое в некоторых вещах. А в целом…тогда, что же получается? Выходит, существа, дикари, к которым он попал – Люди? Но как они опустились до такой жизни? Нет, они не могут быть Людьми! Все Люди, выжившие после Катастрофы, живут на Острове, другим просто неоткуда взяться. Наверное, это все-таки какая-то другая раса, но тогда, откуда они появились? И почему их язык явно произошел от тех, что были до Катастрофы?
Пока островитянин ломал себе голову над возникшими вопросами, они пришли.
- Давай, не стесняйся. Я отвернусь. Один справишься?
Гордон кивнул. Не хватало только, чтобы эта девчонка помогала ему в таких вещах!
- Когда наши мужчины вернуться с охоты, - заявила Синица, разглядывая верхушки деревьев, - они соберутся на Совет, где решат, что с тобой делать. Мне очень бы не хотелось, чтобы тебя убили.
У чужака перехватило дыхание. Ужасное слово – убийство! Эти люди (пусть пока называются так), похоже, в данном вопросе совсем отсталые. Не хотелось бы стать жертвой их предрассудков.
- Ты красивый, - продолжала девушка. – Гораздо красивее их. И, наверное, очень сильный. Вот только, странный. Может быть, ты ударился головой?
Гордон усмехнулся. Простодушные признания его знакомой немного ободряли. Что ж, приятно быть для кого-то лучше других. Может быть, то, что он «красивый и сильный» убедит племя не лишать его жизни. Наверняка, они ценят эти качества.
- Все? – Синица вновь подставила Гордону худенькое плечо. – Ну, пошли.
Обратный путь занял меньше времени. Мужчина смирился с болью и воспринимал ее уже не так остро. Жить можно.
Синица уложила его в постель, и, пообещав скоро вернуться, куда-то упорхнула. Гордон попытался вновь уснуть, но его организм воспротивился. Сколько можно спать?! Требовалась деятельность. К тому же захотелось есть. Рыскать по чужому жилищу в отсутствии хозяина было как-то неудобно, и чужаку оставалось только лежать и смотреть в земляной потолок. Его начали одолевать думы о том, как отсюда выбраться, о Габриэлле, их уютном доме с колоннами и башенкой-террасой, где они любовались небом, о Старших, пребывающих в неведении относительно расового одиночества Людей и о дикарях, к которым его угораздило попасть. Все эти мысли наполняли Гордона грустью и подводили к следующей, самой болезненной – что, если он никогда не вернется на Остров? Что ему делать тогда?
Синица появилась, как всегда, шумно и неожиданно. Она была сильно возбуждена, кусала губы, а в движениях появилась необычная резкость. Гордон сел на кровати, наблюдая за ней. Боль не затихла, но превратилась в тупую и тянущую, с которой можно было мириться. Синица словно не замечала его. Она налила в глубокую глиняную чашку воды и принялась отмывать руки.
- Помоги мне, - вдруг попросила она. – Полей на руки. Сможешь?
Гордон, стараясь не морщиться от боли, встал с кровати и подошел к девушке. Он взял в руки кувшин и уже хотел перевернуть его, как вдруг увидел в свете, льющемся сквозь отверстия в потолке, что вода в чашке красная и также красны руки Синицы. Кровь! Чужак застыл на месте, не в силах шевельнуться, как зверь, раздувая ноздри. Его замутило. Он не боялся крови, точнее, в больших количествах крови никогда и не видел, но вид девочки с руками, по локоть вымазанными в ней, как будто она только что кого-то убила, вызвал в нем непреодолимое отвращение.
- Что? – Синица проследила за взглядом Гордона. – Ты боишься крови? – в ее глазах плескалось удивление.
Гордон помотал головой, но все равно не мог оторвать взгляда от тонких рук.
- Тогда что?
- Откуда это?
- Может, сначала я ее смою? – в голосе Синицы появилась жесткость.
Гордон поспешно плеснул ей на руки воды. Когда ее руки приобрели нормальный цвет, Синица вытерла их куском мягкой ткани.
- Что ты делала? – вновь спросил Гордон. Он начал бояться этой странной девчонки, так спокойно относящейся к происходящему.
- Принимала роды, - ответила девочка. – Я повитуха.
В первый момент Гордон ничего не понял. Когда же сквозь пелену страха, заполнившего мозг, пробились слова, он удивился.
- Ты?!
Дикость! Роды должны быть в клинике, под присмотром профессиональных врачей, а не этой малявки! Да она же понятия не имеет об этом процессе!
Видимо, на лице Гордона отразились все мысли, потому что Синица усмехнулась.
- Успокойся. Дедушка меня всему научил. Это не первый ребенок, которого я приняла. Кстати, он родился здоровым. Хороший.
- А что было бы, если родился больным? – автоматически спросил Гордон.
- Я бы убила его, - без всякого выражения ответила девушка. – Незачем плодить уродов. Среди нас и так много больных от рождения. Все это из-за Огня.
Гордон слышал лишь стук в висках, глухой и сильный, как барабанный бой. Куда он попал?! Они не просто дикари, они хуже зверей! Убийцы! Его первым порывом было кинуться из этого логова подальше, но ноги будто отнялись.
- Знаю, это плохо, - Синица опустила голову. – Но так надо. Если этого не делать, мы все выродимся. Понимаешь?
Гордон сглотнул. Разбушевавшееся сердце успокаивалось. Остался лишь Ужас. Как в кошмарном сне! Нет, нет, этого не может быть. Разумные существа не убивают друг друга! Это было давно до Катастрофы, но не сейчас.
- М-да, - Синица смущенно взяла его за руку и отвела к кровати.
Мужчина послушно сел. Он словно оказался под стеклянным колпаком, не пропускающим звуки. В мозгу билась лишь одна парализующая мысль: «Он очутился среди убийц!»
Синица занялась домашними делами, стараясь не смотреть на чужака. Он сидел, погрузившись в себя, стараясь преодолеть собственные принципы, но неизменно терпел поражение. Все внутри восставало против таких действий. Гордону казалось, что его мир рухнул, все то, что он усвоил в детстве, правила жизни и моральные нормы, все, что он считал незыблемым, оказалось растоптано. И кем? Хрупкой девочкой с бледным болезненным лицом.
Под вечер вернулся Макал. Это был еще не старый, плотный мужчина, с седой бородой и длинными волосами, с бровями, сросшимися у переносицы, что придавало ему грозный вид.
Гордон пребывал все в том же состоянии, словно выпав из реальности. Окружающее не существовало. Имела значение лишь битва, происходящая у него в душе.
Синица рассказала дедушке о произошедшем. Она горячилась и сбивалась, но все-таки довольно точно передала его чувства. Макал усмехнулся.
- Ерунда, - неумолимо заявил он. – Хочешь сказать, в их роду оставляют жить больных и уродов? Такого не может быть. Их род просто вымер бы. Интересно узнать, откуда он взялся.
Синица пожала плечами.
- Я знаю все рода в округе на пять дней пути. Среди них нет никого с именем Гордон. Что это за имя вообще?
Макал забыл о внучке и словно рассуждал сам с собой.
- Странный он. С виду сильный, а душа мягкая, как глина.
- Он смелый, - вклинилась в рассуждения деда Синица. – Он убил железную птицу.
- Хм, с чего мы взяли, что он убил ее. Может быть, он прилетел на ней?
Девушка расширила глаза.
- Он спустился с неба? Тогда…тогда он бог? – в ее голосе появилось благоговение.
- Бог, ха! А кажется слабее женщины.
- Неправда!
Макал внимательно посмотрел на внучку.
- Ты проводишь с ним слишком много времени. Завтра пойдешь в лес. А ему я найду работу.
- Он болен.
- Ничего, потерпит.
Синица не посмела возразить.
Макал подошел к Гордону и грубо потряс за плечо.
- Ну, ты!
Чужак поднял глаза, и тот отшатнулся. Знахаря обожгла пустота и боль во взгляде чужака. Он уже однажды видел такие глаза, у мужчины, который потерял жену и ребенка. Этот мужчина тогда долго не прожил.
- Ладно, пусть сидит. Может, к утру оправится.
Но Макал ошибся. Гордон просидел так всю ночь и утро, сжавшись в комок, спрятав голову в коленях и не отвечая на вопросы. Синице вновь пришлось кормить его с ложки, как ребенка, и водить за руку. Чужак не сопротивлялся, но делал все безжизненно и бездумно. То же было и на следующий день. Мужчина выполнял все, что ему говорили, с неизменным каменным лицом и отсутствующим взглядом. Синица переживала и постоянно теребила деда. Тот только пожимал плечами.


 
dinaltДата: Воскресенье, 22.01.2012, 17:05 | Сообщение # 13

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Quote (Lagrima-Cristy)
вновь очутился в одиночестве.

лучше "оказался"
или "остался один"

Quote (Lagrima-Cristy)
интересно, что подумали об этой одежде дикари?

стоило перед этим вопросом описать их внешний вид.

Quote (Lagrima-Cristy)
Его начали одолевать думы

лучше мысли

Возник вопрос, на острове все вегитарианцы?

Читать интересно, жду проду)



 
Lagrima-CristyДата: Воскресенье, 22.01.2012, 19:24 | Сообщение # 14

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
dinalt, спасибо за указания на неточности))) Учту

Quote (dinalt)
Возник вопрос, на острове все вегитарианцы?

Да. Так сказать, исключается любой акт насилия, в том числе и над животными. Святые люди wink Утопия, практически

Прода скоро будет. Готовится


 
Lagrima-CristyДата: Среда, 25.01.2012, 01:21 | Сообщение # 15

Критик
Сообщений: 232
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Offline
Но молчание не могло продолжаться вечно. Гордон не помешался, не сошел с ума, его разум, пусть надломившись, но выдержал удар, и теперь с трудом заращивал трещину. Выздоравливал, как и тело. Дни тянулись за днями. Ребра постепенно срастались, болели все меньше, и он ходил, не сжимаясь от боли. Через месяц или около того повязки сняли. Мужчина мог теперь наравне со всеми участвовать в работе. Но тот лишь бездумно выполнял различные поручения Макала или Синицы.
Наконец, в одно погожее утро в землянку влетела босоногая растрепанная девчонка и громко крикнула, что охотники вернулись. Синица выбежала им навстречу. Этот день она представляла давно, он был связан для нее с надеждами и страхами за Гордона. Девочка и вправду крепко привязалась к нему, хотя внутренне нередко укоряла себя за это.
Около двадцати мужчин столпились на поляне. Они обнимали жен и детей, подбегающих к ним, и скидывали с плеч добытое на охоте мясо. Что-то увлеченно рассказывали, хвалились, ругались, смеялись. Им вторили удивленные женские и детские голоса. Синица уже много раз наблюдала эту картину, но неизменно выбегала навстречу охотникам, хотя и держалась в стороне. Что ей там делать? У нее не было мужа, хотя вот уже три зимы, как она вступила в возраст, в котором можно зачать ребенка. Но она смотрела на охотников, среди которых было много одиноких мужчин, и не видела никого для себя. Так было и раньше, а теперь ее мысли заполнил темноволосый чужак с открытым добрым лицом и карими глазами. Если бы только он остался в их роду!
Когда вечером за Гордоном пришли, он не сразу понял, что от него требуется.
- Иди, - подтолкнула его Синица. – Мужчины и старики хотят видеть тебя. Сегодня у них Совет.
Слова едва проникали сквозь плотную завесу, которой Гордон окружил свое сознание. Идти? Хорошо. Но зачем? Зачем вообще все это? Он послушно пошел за двумя юношами, вооруженными луками и ножами. Как примитивно. При желании Гордон легко мог бы справиться с ними. Но апатия, охватившая его, мешала связно думать и принимать какие-либо решения. Юноши углубились во мрак вечернего леса, ориентируюсь по каким-то одним им ведомым указателям. Чужак даже не старался запомнить дорогу. Через какое-то время они очутились на поляне, освещенной огромным костром, горящим посередине. Вокруг него разместилась группа людей - мужчины разного возраста, от безусых юнцов до седых стариков. Гордон отметил, что они выглядят скорее выносливыми, чем сильными, жилистыми и поджарыми. Ниже его ростом, и, несмотря на отсутствие каких-либо увечий, многие из них носили отпечаток болезненности, обнаруженный Гордоном еще у Синицы. « Многие из нас больны от рождения. Это все из-за Огня», - вспомнил он слова девочки.
Юноши уселись в образованный людьми круг, а Гордон так и остался стоять на всеобщем обозрении. Он переводил взгляд с одного на другого, и в нем медленно закипала ненависть. «Убийцы!»
- Ты будешь отвечать на наши вопросы? – спросил Макал.
Гордон кивнул. Не все ли равно?
- Как твое имя? – спросил один из стариков, наверное, главный среди них.
- Гордон.
- Откуда ты пришел?
- Издалека. Вам эти места неизвестны, - Гордон подбирал слова, стараясь правильно строить фразы. Этот язык давался ему нелегко.
Раздался возмущенный шепот.
- Ты убил железную птицу?
Гордон задумался.
- Нет. Птица была моим другом. Она умерла.
Еще одна волна шепота.
- Зачем ты пришел в наши земли?
- У меня не было цели. Я просто хотел посмотреть. Но птица умерла, и я не могу найти дорогу назад.
- Если мы примем тебя в свой род, поклянешься ли ты в верности ему?
Гордон не знал, что ответить. Он не хотел ни с кем родниться. Он хотел домой, на Остров. Впрочем, что может значить клятва, данная дикарям и детоубийцам? Если уж он застрял здесь надолго, нужно как-то приспособиться к условиям обитания.
- Да.
Старики принялись тихо что-то обсуждать. Гордон равнодушно ждал. Наконец, они ответили:
- Мы примем тебя в свой род, но для этого ты должен пройти испытание. Докажи, что ты воин и можешь быть полезен. Сразись с Ясенем. Победишь – останешься с нами.
Из круга встал молодой мужчина. Ростом он был почти с Гордона, широкоплечий, отличающийся от других необыкновенно темной кожей. Длинные черные волосы стягивал кожаный ремешок, взгляд резкий и прямой. Из одежды на нем были лишь короткие штаны да пояс с ножом. Гордон окинул противника оценивающим взглядом. Бывало и хуже. На Игрищах, проводящихся каждый год, он всегда занимал первые места в рукопашном бою. А противники там выглядели куда внушительнее. Правда, то были игры…
Гордону дали нож, Ясень обнажил свой. Уже хуже, но ничего страшного. На ножах, так на ножах…
Противники стояли друг против друга, в живом кругу. Их начали подзадоривать криками. Островитянин с удивлением чувствовал, как его охватывает звериная ярость. Она поднималась огненной спиралью изнутри, заполняла мозг, лишала разума. Он хотел убить! Убить своего противника. Это будет хоть небольшим утешением, маленькой местью за кровь, пролитую этими дикарями. Зло порождает зло, но…азарт, возбуждение, злость наполняли мышцы силой. Гордон чувствовал, что сам становится дикарем, и готов броситься на врага и перерезать ему глотку. Что с ним делает этот проклятый мир!
Противник издал гортанный клич и кинулся на Гордона. Тот легко ушел от удара и постарался перехватить руку с ножом, но Ясень оказался еще ловчее. Подсечка – и Гордон лежит на земле, едва переводя дух. Победить человека, для которого сама жизнь – вечная борьба за существование, оказалось сложнее, чем представлялось. Ясень вновь занес нож для удара, но Гордон перекатился по земле и рывком встал на ноги. Ему тут же пришлось уворачиваться от очередной атаки. Нож рассекал воздух в опасной близости от его тела, чужаку удавалось ускользнуть лишь в последний момент. Ясень налетал, как шквал, не оставляя времени на раздумья, и Гордону приходилось отступать без надежды перейти в нападение. Каждый взмах ножа противника, каждый невообразимый кульбит, который приходилось выделывать, чтобы не попасть под смертельный удар, мужчины сопровождали радостными криками. Для них все это было развлечением, и Гордон ненавидел их уже за удовольствие, написанное на лицах. И все же он запрятал свои чувства поглубже, чтобы холодным разумом оценить ситуацию. Наконец, удачный момент представился. Ясень замешкался на долю секунды, и Гордон тут же нанес ему удар кулаком в живот. Дикарь согнулся пополам. Гордон повалил противника на землю, придавив собственным весом, и приставил к горлу нож. Злость и опьянение победы заполнили все его существо, ослепляя, лишая последних крупиц рассудка. Никогда еще он не испытывал более сильных чувств. Нечленораздельный вопль вырвался из горла, и нож почти впился в нежную тонкую кожу на шее. Руки у Гордона дрожали.
- Убей, это твое право! – крикнул кто-то.
Лишь в последнюю секунду, когда островитянин уже был готов перерезать противнику горло, он заглянул в глаза дикаря. Это отрезвило. Ярость с шипением испарилась, как вода, вылитая на раскаленную поверхность. Осталась лишь пустота. В глазах Ясеня не было страха, но Гордон словно увидел свое отражение, ту безграничную Ненависть, что переполняла его, Зверя, скрытого глубоко внутри, посаженного в клетку, но по-прежнему живого и кровожадного. Того самого Зверя, до сих пор живущего в каждом человеке, что однажды уже был выпущен на свободу и породил Катастрофу. Отвращение к насилию, привитое Гордону с рождения, охватило его и заставило со стороны взглянуть на происходящее. Он увидел в своем враге человека, всего лишь человека, поверженного и слабого, но, тем не менее, равного ему. Гордон вполне мог оказаться на его месте.
Нет! Он не убьет человека! Никогда.
Гордон отбросил нож и поднялся на ноги. Глаза дикаря широко раскрылись от удивления, но он не сделал попытки встать.
- Ты…оставляешь ему жизнь? – спросил Макал. Он, по-видимому, судил поединок.
Гордон подавленно кивнул. К нему разом вернулось все его островное миролюбие, и он с ужасом осознал, что едва не свершил.
- Он бы убил тебя, - спокойно сказал один из стариков.
- Мне все равно, - хрипло ответил чужак. – Но я его не трону.
Ясень привстал. На его шее виднелась царапина, напоминавшая о произошедшем. Несколько капелек крови едва виднелись на смуглой коже. Дикарь был ошарашен поражением и внезапным избавлением от неминуемой смерти, но, возможно, впервые в его душе шевельнулось что-то вроде благодарности. Он бы без раздумий убил этого странного, непонятного пришлеца. Но…это было вечность назад. Теперь, когда этот чужак пощадил его, милосердием своим поднявшись выше жестоких и безжалостных богов, в которых Ясень всю свою жизнь верил, неведомое чувство заполнило его. Поражение было унизительным, но как можно мстить человеку, подарившему тебе жизнь? Ясень боялся позора, но еще больше он боялся смерти, потому что никто и никогда не мог точно и ясно сказать ему, что ждет его в той сумрачной стране.
Макал посовещался со стариками и, наконец, вынес решение.
- Ты вновь поступаешь не так, как нужно… но ты доказал свою смелость и силу, ты воин, и мы принимаем тебя в наш род. Подойди к нам.
Гордон неохотно повиновался.
Он встал перед Макалом, возвышаясь над ним на целую голову. Колдун взял нож, протянутый одним из стариков, и, не глядя, даже не поморщившись, полоснул себя по ладони. Рука тут же обагрилась кровью. Макал протянул ее к Гордону, и тот едва сдержался, чтобы не отшатнуться. Не могли придумать менее омерзительный ритуал! Кровью колдун начертил несколько линий на лице и груди Гордона, а затем провел пальцами по губам своего нового собрата.
- Повторяй за мной, - велел он.
Гордон повторял слова клятвы, не вникая в их смысл и мечтая лишь о том, чтобы поскорее смыть с себя «грязь». Неужели они думают, что он действительно останется с ними? Как только он разузнает дорогу, он покинет этих дикарей, и никакая клятва его не остановит.
- Что ж, теперь ты наш брат, ты разделишь с нами пищу, кров, жизнь и смерть. Приветствуем тебя!
Остальные воины криками вторили колдуну.

Когда Гордон под утро вернулся вместе с Макалом в землянку, сонная с припухшими глазами Синица подлетела к нему и заключила в объятия.
- Я всю ночь не спала – ждала тебя. Теперь ты останешься с нами! Как я рада!
Гордон неловко приобнял ее за плечи. Впервые за всю ночь он раскаялся в своем лицемерии.




Сообщение отредактировал Lagrima-Cristy - Среда, 25.01.2012, 01:24
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Стеклянный рай (фантастический рассказ)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Какой Ваш любимый жанр?
Всего ответов: 152
 





 
Поиск