Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Конкурсный блок » Архив конкурсов » Конкурс рассказов №2 ("Мертвый единорог", окончен. Победитель - Политехник.)
Конкурс рассказов №2
dinaltДата: Пятница, 28.10.2011, 12:23 | Сообщение # 1

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Выкладка работ.

Условия конкурса:
тема конкурса - "Мертвый единорог"
Злая сказка без хеппи энда. Фентезийная вселенная должна быть оригинальной.

Публикация произведений происходит самими участниками под логином пользователя Дуэлянт, пароль 987654.

Объем рассказа от 10 000 до 30 000 символов с пробелами.

Крайний срок - 30 ноября 2011.



 
ДуэлянтДата: Суббота, 29.10.2011, 05:24 | Сообщение # 2

Форумный Бот
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Рассказ написан сегодня, специально для конкурса, нигде ранее не публиковался. Приятного чтения.


Призрак Меллисалии.


Мужчина вошел в тронный зал. Если бы не приказ короля, стражи ни за что не пропустила бы странного человека во дворец. Черный стеганный плащ с капюшоном, скрывавшим лицо, посверкивал металлическими вставками, отражающими падающие из окон солнечные лучи, и при каждом шаге высокой, сутулой фигуры еле слышно позвякивал. Странный мужчина, казалось, брезгливо обходил квадраты света на полу, будто бы это грязные лужи, а немногочисленная прислуга, встречаясь со взглядом странных желтых глаз, что, казалось, светились из зева капюшона, старались как можно скорее уйти с пути чужака.
- ... Салман Бист, Выше Величество.
Очередной претендент - огромный широкоплечий варвар, с ниспадающими на плечи светлыми волосами, опустился на колено перед троном, на котором восседал монарх. На спине его пустел крепеж для традиционного оружия северян: обоюдоострого топора. Покрытые руническими символами массивные золотые обручи на предплечьях указывали на то, что перед королем преклонил колено варвар благородных кровей.
- Я сын Валдена, правителя Кмирта. - продолжил северянин, подняв взгляд на самодержца. Голос его был низким и звучным, наполненным силой. - Как только отец узнал о страшной вести, он сразу отправил меня сюда.
На вошедшего в тронный зал высокого, сутуловатого человека в старомодном стеганном плаще никто не обратил внимания, так тихо появился он за спинами придворных, увлеченных разговором монарха и благородного варвара.
Все знали, что дворяне со всего королевства приходят сюда за одним -- записаться в герои. Всем хотелось стать спасителями прекрасной дочери короля и, как следствие, её мужем. Но больше всего претенденты хотели обзавестись таким могущественным тестем.
- Встань, благородный воин, - несмотря на усталый, даже измученный вид, голос короля оставался властным. Самодержец поднялся с резного трона и подошел к преклонившему колено варвару. Могучий северянин поднялся и придворные с удивлением отметили, что разменявший шестой десяток монарх не уступает молодому воину ни ростом, ни статью. - Я благословляю тебя. Иди, и не возвращайся без моей Амелии.
Мало кто мог догадаться, что король внутри уже почти смирился с тем, что больше не увидит свою дочь -- народ верил, что, Годуэй Хладнокровный готов к любым трудностям, что он никогда не сдается, а мудрый правитель старался не показывать своих чувств, дабы люди не теряли присутствия духа.
"Без Амелии не возвращайся", - подумал король с грустью. - "А они и не возвращаются..."
Варвар согнулся в поклоне, развернулся и прошел через строй придворных зевак к двери, у которой стоял, прислонившись к стене странный человек. Пройдя мимо него, северянин встретился взглядом с желтыми, горящими как у кота в темноте, глазами и остановился в замешательстве, но мужчина в старомодном плаще отлип от стены и прошествовал в середину зала, туда, где совсем недавно преклонял колено молодой воин.
- Ихитиар Ферро, Ваше Величество.
По залу прошелся шепоток, переросший в гул. Стаявшие подле трона рыцари взялись за мечи, но король поднял правую руку и придворные замолчали, а верная охрана так и не обнажила оружия. Со дня восстания Меллисалии прошло целых двадцать лет, но оставшиеся в живых жители колонии были изгнаны из королевства Трех Земель, а на их место пришел другой народ, верный своему королю.
- Чего ты хочешь, меллисалиец? - спросил монарх, нахмурив густые брови, седые, как и длинные ухоженные волосы и коротко стриженая борода. - Ты, видно, ищешь смерти?
- Отнюдь, ваше величество, - ответил пришелец и скинул с головы капюшон. В толпе снова зашептались, кто-то ахнул, раздался звук падающего тела. - Я пришел восстановить справедливость...
Абсолютно лысая голова меллисалийца была покрыта следами старых ожогов, цвет бугрящейся от шрамов кожи был бурым. Пришелец вообще мало походил на живого человека -- только, что глаза его, горящие желтым огнем, нельзя было перепутать с очами мертвеца.
- И о какой же справедливости ты говоришь? - зло поинтересовался король. Его лицо становилось гневным, в глазах начинал плясать холодный огонь ярости, не предвещавший чужаку ничего хорошего.
- Зятю монарха, я думаю, позволят править Меллисалией? Не самое большое приданное, не правда ли?
Толпа загудела. Охранники посмотрели на самодержца и тот коротко кивнул, после чего рыцари вытащили из ножен мечи и двинулись к нахалу.
- Останови своих псов, король, иначе ты никогда не увидишь дочь! - крикнул меллисалиец, сделав шаг назад и выставив перед собой руку.
- Стойте, - сказал монарх и верные воины остановились, но оружия не убрали -- смотрели на пришельца как палачи на приговоренного, ожидая отмашки правителя. - Что ты там сказала про мою дочь?
- Только я знаю, как попасть в замок Саммерсета!..

Салман Бист ушел в кувырок, выставив перед собой топор. Струя ядовитой желчи ударила в дерево и зашипела, распространяя вокруг едкий смрад блевотины и разложения. Ящер бросился на северянина, клацая длинными, тонкими как иглы, но крепкими как сталь, острыми зубами. Твари, превосходящей могучего варвара в размерах чуть ли не вдвое, требовалось время, чтобы железа выработала новую порцию вонючей жижи.
Уклонившись от укусившей пустоту над головой пасти хищника, Салман подпрыгнул над длинным, шипастым хвостом ящера, который хотел таким хитрым ударом перебить воину ноги и, приземлившись, с размаху срубил твари заднюю лапу. Брызнула зелёная кровь, и чудовище, истошно вопя на одной ноте, начало скрести оставшимися тремя конечностями по сырой от прошедшего недавно дождя земле.
Варвар бросился на поверженного врага, размахивая топором, словно обезумевший от ярости берсерк и разрубил несколькими мощными ударами тело жуткого хищника на три части.
Это была уже четвертая тварь. Каин Саммерсет знал, как защитить свои владения.
Молодой варвар медленно зашагал туда, где виднелись острые шпили высоких башен замка Темного Принца, прислушиваясь к каждому шороху, доносящемуся из леса.

Пространство раздулось пузырем и вогнулось вовнутрь, образуя черный провал, из которого вышел человек в старомодном стеганном плаще. Его глаза горели в темноте безумным желтым огнем. Он сделал несколько шагов, после чего пространственный пузырь за ним беззвучно схлопнулся, и рухнул на колени.
"Да, все таки телепортация во владения Темного Принца -- занятие тяжелое и неблагодарное", - подумал меллисалиец, поднимаясь на ноги, все еще чувствую легкие слабость и головокружение.
Мужчина достал из кармана плаща пузырек с красной жидкостью, поднес его к губам, и, прошептав коротенькое заклинание, быстро проглотил содержимое. Солоноватый, отдающий железом вкус приятно растекся по языку и силы вернулись к Ихитиару.
Меллисалиец легким кошачьим шагом пробрался через аллею ко дворцу Саммерсета, но не стал убивать охранников -- караул у главных ворот замка менялся каждые пол часа, так что, увидев тела сослуживцев, стражники поднимут шум и это наверняка сорвет все планы Ферро.
Вместо безумного штурма, Ихитиар повторяя про себя заклинание для отвода случайных глаз, обошел величественное здание с правой стороны и постучался в маленькую, неприметную дверцу, ведущую в комнаты прислуги. С замком они не сообщались никаким проходом, но хитрого Ферро это мало беспокоило.

- Как думаешь, Петтер, зачем хозяин похитил эту девку?
- Знамо зачем...
- Думаешь, для любовных утех?
- Не знаю, Вилли, не знаю... Но девка -- что надо!
- А тебе почем знать?
- А Лирой рассказывал.
- Это тюремщик, что ли?
- Ага. Он говорит, что хозяин принцесску-то свою в подвал посадил, пока сама к нему с поклоном не попросится...
- Погоди, идет кто-то...
Стражники настолько увлеклись разговором, что не успели выхватить мечи из ножен -- могучий молодой варвар с размаху разрубил своим огромным топором одного, от плеча до поясницы, а другого ударил ногой в живот, да с такой силой, что бедолагу отбросило к колонне, а его кираса вогнулась внутрь. Бесстрашную попытку стражника подняться северянин пресек пинком в лицо, да таким мощным, что у несчастного хрустнули шейные позвонки.
Салман подошел к высоким резным дверям я замахнулся своим огромным топором, с лезвия которого сорвались несколько капель крови...

"Чернь перебить -- не со стражей воевать", - подумал меллисалиец, перерезая горло спящему слуге. Старик задергался, когда острое лезвие стилета распороло морщинистую кожу и Ферро прижал его слабеющее тело к постели. Кровь попала убийце на лицо и он, жадно облизав перепачканные губы, жутко ухмыльнулся.
Меллисалиец мог бы убить старика куда как быстрее и безболезненнее: точным уколом в сердце или же попросту свернуть несчастному шею... Но Ихитиару хотелось крови и жестокости, они, казалось, придавали ему сил и делали его заклинания мощнее.
Но время поджимало и Ферро добил остальных слуг - пожилую женщину и девушку (наверное, жена и дочь старика) без особой кровожадности и быстро.
Когда с нежелательными свидетелями было покончено, меллисалиец подошел к стене, за которой должен был быть проход к темнице. Точный план замка он выведал у главного инженера, занимавшегося строительством цитадели Темного Принца. Для того, чтобы отыскать в царстве мертвых нужного духа (что поделать, такова доля архитекторов и инженеров, работающих на темных властителей - по завершению строительства их тут же убивают, дабы не раскрывали нежелательных секретов), Ихитиар провел в трансе почти двое суток и замучил на жертвенном алтаре троих рабов, специально купленных на невольничьем рынке для таинства перехода.
Меллисалиец положил руки на холодный шершавый камень, испачкав поверхность стены кровью еще не успевших остыть жертв, закрыл глаза и начал шептать слова древнего заклинания. Слог был трудным и, если бы Ферро ошибся, последствия могли быть непредсказуемыми. Незначительная оговорка могла привести к тому, что древняя колдовская сила разорвала бы его надвое, превратила в ледяную глыбу или вырвала все внутренности невидимой когтистой лапой и повесила на его же собственных кишках. Но Ферро не ошибся. Он вообще редко ошибался.
Стена медленно, но верно стала терять четкость, расплываться, а затем и исчезла вовсе. Вполне возможно, что каменная плита материализовалась и рухнула где-то неподалеку, раздавив собой нескольких человек. По крайне мере, Ферро именно на это и рассчитывал...
Меллисалиец шагнул в образовавшийся проход и бесшумной тенью скользнул в коридор, ведущий к лестнице вниз, в темницу...

Темный Принц Каин Саммерсет крепко спал в объятия Серой Нимфы - могущественной ведьмы, поборовшей и старость, и само время. За долгие века вечно юная прелестница освоила немало постельных трюков, заставлявших мужчин отдавать все свои силы на её ложе.
Темный Принц тоже прожил долгую жизнь. Он умирал, но возрождался снова, завоевывал мир, терял его, сраженный очередным непобедимым героем, и все начиналось заново. Своеобразный круговорот Добра и Зла в природе. Внешне молодой, в душе он оставался древним стариком.
Но Серая Нимфа... О да, она разожгла в нем огонь страсти, угасший, казалось навсегда. Саммерсет даже забыл про свое новое увлечение - принцессу Амелию - строптивую дочь этого напыщенного короля Годуэя, окружившего себя сильнейшими магами Трех Земель, но не приставившего к любимому чаду даже хотя бы обычного чародея...
Стоит ли винить обессиленного после ночи любви - своеобразного поединка страсти между Тьмой и Сумерками, Каина за то, что его магические способности (которые, по правде говоря, он использовал в эту ночь и в любовных утехах) на время угасли, до утра сделав Темного Принца обычным мужчиной, забывшимся блаженным сном в объятиях очаровательной любовницы.
Так что о том, что в эту ночь творилось в его замке, могущественный маг не знал. Ему, впервые за многие века, хотелось просто отдохнуть. Он был в гостях у самой прелестной ведьмы, за всю историю колдовства и магии, на другом конце света.

Здоровенный лысый тюремщик, дремавший на массивном табурете возле клетки, подвешенной к потолку, даже не успел ничего понять, когда тонкий длинный стилет вошел в его сердце. Он лишь широко раскрыл глаза и тут же закрыл их, после чего рухнул лицом вниз на неровные плиты, покрывавшие пол.
Ферро опустил ржавый рычаг вниз и клетка начала медленно опускаться.
- Кто ты? - между прутьев решетки просунулась девичья голова. Светлые волосы принцессы были спутаны, лицо чумазым, но ясные синие глаза смотрели на спасителя без страха.
Ихитиар молча подошел к клетке и подобрав подходящий ключ со связки, снятой с пояса убитого тюремщика, открыл ржавую дверцу.
Принцесса, пригнувшись, выбралась из своего персонального узилища. На ней было некогда изящное, а ныне рваное, грязное платье зеленого цвета.
- Я пришел, чтобы доставить вас домой, Ваше Высочество, - сказал меллисалиец чистую правду...
- Оставь её, демон. - Крикнул спустившийся по лестнице варвар. Его тело и оружие было перепачкана кровью, а меховая безрукавка, казалось, была ею пропитана насквозь. - Иначе, клянусь Солнцем, я вырву твое гнилое сердце и скормлю его крысам.
Ферро поклонился принцессе и сделал несколько шагов навстречу северянину, на ходу закинув в рот какие-то пилюли. Злобно зарычав, Салман бросился на меллисалийца, грозно размахивая своим огромным топором, пролившим так много крови этой ночью. И вот, когда до соперника оставался всего один шаг, Ихитиар исчез - мгновенно растворился в воздухе.
Опешивший варвар остановился и закрутил головой в поисках шустрого меллисалийца... Именно в этот момент колдун, будто из ниоткуда, появился за его спиной и несколько раз уколол воина в область поясницы своим длинным стилетом, вгоняя лезвие по самую рукоять. Северянин дико заорал, и попытался развернуться вместе с ударом топора, но не смог и обессилено рухнул на колени.
Ферро хладнокровно схватил его за волосы, дернул голову варвара на себя и несколько раз полоснул молодого воина по горлу. Салман истошно завопил, но его крик, в прямом смысле, захлебнулся. Через несколько мгновений северянин завалился на бок и затих. Вокруг него быстро растекалась кровавая лужа.

Предчувствие чего-то неотвратимого грызло короля изнутри, всю ночь не давая сомкнуть глаз. Было уже утро, когда он сидел в тронном зале, выслушивая речь очередного претендента, как вдруг, перед самодержцем задрожал воздух, выгнулся пузырем, искажая за собой пространство, и из черного провала вышел меллисалиец, ведя под руку принцессу Амелию.
- Дочь моя, - воскликнул король и, встав с трона, сбежал по ступенькам вниз ... И наткнулся словно на невидимую стену. Ноги будто вросли в землю, не хотели идти к Амелии, вопреки желанию отца.
- Знаете, ваше величество, почему я стал таким? - спросил меллисалиец, сбрасывая с головы капюшон и открывая обезображенное уродливыми шрамами лицо. - Когда мне было восемь лет, в наш городок в Меллисалии приехал ваш наместник...
Вокруг удерживающего девушку колдуна столпились придворные маги и рыцари, взяли его в плотное кольцо, но никто не мог сдвинуться с места, никто не мог пробиться сквозь невидимую стену, которой окружил себя меллисалиец.
- Этот жирный боров откуда-то узнал, что мой отец, овдовевший за год до этого, взял себе в жены молодую красивую девушку. Наместник требовал первую брачную ночь с ней. Это право даровали ему вы, Ваше Величество, если запамятовали... Когда отец отказался отдавать женщину, которую полюбил, в грязные лапы этого борова и выкрикнул из окна нашего дома, что, дескать, свадьбу сыграли два дня назад и Его Светлость опоздали, наместник пришел в ярость. Он приказал заложить все двери и окна...
Меллисалиец на секунду замолчал. Его большие желтые глаза наполнились слезами и влага, скопившись на нижних веках, скатилась по его лицу, оставив две мокрые борозды.
-... Когда слуги натаскали связки хвороста и дров, наместник лично поджег их факелом. Я видел, как умирают в огне мои отец и мачеха, как заживо сгорает моя сестра... - колдун снова ненадолго замолчал, успокаивая взволнованные воспоминаниями чувства. - Когда наместник уехал, жители потушили пламя и стали разбирать пепелища, чтобы похоронить наши останки... Не знаю, какие темные боги или демоны защищали меня в тот день, но я выжил. А когда меня выходил старый колдун, что пользовался в нашем городе всеобщем уважением и почетом, я стал его учеником...
Никто не смел перебить меллисалийца, но когда он замолчал, король обреченно спросил:
- Чего ты хочешь от моей дочери? При чем здесь она?
- Ни при чем, - спокойно ответил колдун, не сводя своих жутких желтых глаз с короля.
- Тогда к чему все это? - закричал король, не в силах больше сдерживать эмоции. Вокруг меллисалийца придворные маги творили охранные знаки, шептали заклинания, махали жезлами, а воины гремели оружием и доспехами, но пробиться сквозь невидимую защиту колдуна они так и не смогли.
- Я хочу, чтобы ты страдал, - ответил Ферро и, схватив принцессу Амелию, находившуюся в состоянии, близком к трансу, за шею, с легкостью поднял её в воздух. Через мгновение глаза колдуна полыхнули яркой вспышкой, и тело девушки охватило пламя.
- Нееет! - закричал король, не в силах сдвинуться с места. Он просто стаял и смотрел, как его единственная дочь умирает в огне, как она корчится от боли. Крик девушки был настолько диким и полным боли, что монарх не выдержал и, схватившись за сердце, рухнул на пол.
Когда от Амелии осталась лишь черная головешка, отдаленно напоминающая человеческое тело, позади меллисалийца вспух пространственный пузырь, и он шагнул в открывший темный зев портала.


Сообщение отредактировал Дуэлянт - Воскресенье, 20.11.2011, 03:46
 
ДуэлянтДата: Вторник, 15.11.2011, 15:25 | Сообщение # 3

Форумный Бот
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Черный единорог


Не многие знают, что наш мир состоит из множества вселенных. Мы видим три измерения, наивно полагая, что это все, что есть. Забываем о том, что измерений, на самом деле - бесконечное множество. И на пересечении их можно найти бесконечное количество вселенных: от самых простых - одномерных, до безумно сложных, бесконечномерных. Но во всем этом многообразии существует своя незыблемая связь и равновесие. Все эти миры не просто связаны между собой - они части одного целого, живого и безграничного мира. Словно клеточки огромного организма, детали сложной машины, единицы общества. Порой один мир может стать небольшой частичкой другого, словно вложенные друг в друга матрешки.
В этой истории речь будет идти об одном из подобных миров. Можно сказать, что он схож с нашим. Некоторым образом фантазии одних людей перекликаются с содержанием этого мира, хотя, возможно все наоборот.
Нет смысла рассматривать этот мир в целом. Мы посмотрим на одну небольшую деревушку, которая ютится в глухих лесах этого мира. Она похожа на многие другие деревни, которых безумное множество, и, возможно, эта история произошла не именно в ней, а в деревне, которая находиться в другой части света, но это тоже не важно.

***

- Ингвар, как полагаешь, мы сможем одолеть это чудовище? - протяжно зевая, произнес Ноиль.
Он был чистых кровей эльфом, по крайней мере, уже с десяток поколений. Не то, что бы здесь не приветствовали полукровок, но быть чистым означало иметь род. Он был невысокого роста, с красивым вытянутым лицом и темно-зелеными глазами. Что также говорило о его чистых кровях.
- Без сомнения! - воодушевленно прошептал человек. Глаза Ингвара горели языками пламени, Ноилю, даже, показалось, что это не просто отблески разведенных костров, а истинный огонь в глазах его товарища по оружию.
Вот уже третьи сутки деревня не спала по ночам, освещая все огнями факелов.
- Мне бы твою уверенность... - пробормотал эльф.
В некотором смысле Ноиль был причастен к событиям, которые сейчас происходили. Беда, которая обрушилась на деревню, была тесно связана с его семьей, точнее - его сестрой.
- Не переживай, - попытался подбодрить его Ингвар, видимо обратив внимание на печальное лицо эльфа. - Мы вас в беде не бросим, сам знаешь - все жители нашей деревни готовы постоять за любого нашего, в любой беде.
- Знаю-знаю, - печально ответил эльф. - Но силы не равны.
- Что ты такое мелешь?! Вот вернуться братья Нортоны, с этим проклятым колдуном, и все проблемы разрешим, - как можно более уверенным тоном произнес человек.
- Будем надеяться, - парировал Ноиль, и вновь погрузился в размышления.
Братья Нортон, о которых сказал Ингвар, двое суток назад действительно отправились на поиски того самого колдуна, который навел на деревню неведомое животное. Братьев было четверо - красавцы-люди, действительно сильные и умелые воины. А для защиты от колдуна отец Ноиля создал им амулеты. Эльф ни на секунду не сомневался в успешном возвращении братьев с колдуном. Но вот чудовище... Ноиль, не понаслышке знающий о магии, подозревал, что одолеть его будет не так уж просто, как об этом думал Ингвар.
Из размышлений его вывел шум. Вначале почти не слышный, но нарастающий с каждой секундой. Он уже знал, что это означает - чудовище вновь приближалось к деревне.
Все замерли, было слышно только потрескивания пламени факелов и костров да шум леса окружающего деревню… и чудовище. Жители уже знали, что демон этот глубокого черного цвета, словно смола. В ночной мгле заметить его было чрезвычайно сложно. Некоторые говорили, что он был похож на лошадь, только больше, массивней и сильнее.
В первую ночь, когда это зверь пришел, он разрушил несколько домов, просто проломил их. Разрушенные хижины раздавили людей, которые находились в них. Но, когда на утро жители разбирали обломки - тела не обнаружили. Лишь следы крови.
Также говорили, что на лбу его находиться один рог, около метра длинной. Никто не знал о его свойствах, но у страха глаза велики. Этому рогу уже успели приписать безумную остроту и прочность, а также, безусловно, магические свойства. Кто-то распускал слухи о том, что этот рог способен вытягивать живые силы из людей. Некоторые считали, что с помощью рога чудовище может создавать в любом месте магический портал... в общем, было много слухов, рождающихся в головах перепуганных людей.
Ноиль с отцом, самые сильные маги деревни, смогли выяснить лишь то, что зверь берет силы из других миров. И то, что призвал это чудовище Дориэн, пропавший из деревни несколько месяцев назад.
Шум уже превратился в невероятной громкости сплошной поток звука. Расслышать что-либо кроме него было невозможно. Чудовище пронеслось в нескольких метрах от Ноиля, который попытался остановить его магическим заклинанием, но ничего не вышло. Словно магия была абсолютно бесполезна против этого создания. Поток воздуха сбил эльфа и человека с ног и погасил пламя ближайших факелов. Как и раньше, чудовище пересекло деревню по прямой, сметая все на своем пути, и исчезло. Шум также постепенно стих. Откуда оно появлялось, и куда исчезало, ответить никто не мог - деревню окружал густой лес, в котором путешествовать на лошади было невозможно, тем более на такой скорости. Но, тем не менее, никаких поваленных деревьев, или, хотя бы, сломанных веток, не обнаружили.
Выждав несколько минут, жители бросились осматривать деревню, оценивая ущерб нанесенный деревне в этот раз.

***

- Чудовище снесло несколько домов, а ловушки, которые мы ставили для него, оказались абсолютно бесполезными. Как магические, так и механические, - ровным голосом произнес Женит. Несколько мгновений помолчав, он в сердцах выпалил, - Эту тварь ничего не берет! Дьявол ее забери.. словно это посланник Ада!
- Женит, успокойся, - перебивая своего более вспыльчивого друга, произнес Акада, вождь деревни. - Сегодня должны вернуться братья Нортоны, привести Дориэна. Я верю, что это поможет нам решить ситуацию.
Совет проходил возле шатра вождя. Кроме Акады и Женита, главного вояки деревни, здесь также присутствовали все способные держать меч или дубину мужчины деревни.
- Кроме разрушенных домов есть еще одна печальная весть - чудовище забрало жизни еще десятерых... - опустив глаза, продолжил Акада, - в том числе и нашего главного мага, Тира...
По шатру пронесся вздох смятения и шока. Многие уже заметили отсутствие мага, ведь обычно, на подобных собраниях, он стоял возле вождя, а в этот раз его не было. Ноиль, сын Тира, тоже заметивший отсутствие отца и предчувствовавший плохую весть до последнего не хотел понимать очевидного. Но теперь реальности накрыла его. Он чуть слышно вскрикнул и, развернувшись, ушел прочь. Никто не остановил его и не попытался успокоить. Все понимали, кроме смерти отца ему теперь досталось тяжелое бремя: теперь он главный маг деревни, и он должен остановить демона.

***

Ноиль сидел на краю деревни и смотрел на стену леса. Он совершенно не был готов к тому, что случилось. Он не чувствовал в себе способностей для того, что бы защищать деревню от демона.
"Проклятый Дориэн!" - думал он, - "Будь проклят он! И вся эта деревня… Будь проклята моя сестра! Это из-за нее он сошел с ума и вызвал этого демона! Будь проклято это все!"
Ему хотелось убежать из деревни, бросив всех и все на произвол. Но память об отце и угрызения совести не позволяли ему так поступить. Пока он размышлял обо всем этом, рядом присела его сестра - волшебной красоты эльфийка. Юнала была немного младше своего брата, и, как и все прочие эльфийки не владела магией.
- Это я во всем виновата... - пробормотала она сквозь слезы. - Если бы не я, отец, и все остальные были бы сейчас живы...
- Ты не виновата, - сухо, больше для формальности, нежели для утешения сестры, произнес Ноиль.
- Ты не веришь свои словам... - вытирая слезы, произнесла эльфийка, - Я, конечно, не владею магией, и читать мысли не могу... но я чувствую, что ты не веришь тому, что говоришь. И даже не пытаешься этого скрыть.
Ноиль лишь промолчал в ответ.
Так, в тишине они просидели еще некоторое время, пока, где-то на другом конце деревни не послышались крики людей. Через несколько мгновений к ним подбежал мальчуган с криками:
- Привели! Они привели Дориэна!
Только разобрав его слова, брат и сестра спохватились с места и побежали к шатру вождя. Без сомнений Дориэна приведут именно туда.

***

Их предположение оправдалось – когда они прибежали к шатру, Дориэн, братья Нортон, а также вождь и Женит уже были там. Дориэн выглядел не самым лучшим образом – он трясся, дергался, лицо было испуганным, глаза широко раскрытыми и постоянно моргали.
Увидев вошедшую в шатер Юналу, он застыл на несколько секунд, словно превратился в статую. Потом упал на колени и взмолился:
- Простите меня. Я же был вашим другом! Я виноват перед вами всеми, и не искупить мне вину свою! Я знаю это! Но, все же, прошу простить меня! – произнося все это он, смотрел в глаза Юнале, из его глаз лились слезы.
- Успокойся! – прикрикнул на него Женит. – Что вы с ним сделали? – спросил он у братьев. – Что с ним?
- Не знаем, – ответил старший из Нортонов. – Когда мы нашли его, он уже был в этом состоянии. И всю дорогу сюда нес какую-то чушь про единорогов, бесконечное добро, ставшее непобедимым злом и другие миры.
- Что за черт?! – в сердцах крикнул Женит, - этот безумец на м уже не поможет!
- Спокойно, Женит, - утихомирил его Акада. – Ему нужно успокоиться. Дориэн, - обратился он к стоящему на коленях эльфу, - мы простим тебя. Но ты должен помочь нам. Скажи, что за чудовище ты натравил на нашу деревню?
Дориэн утих на несколько мгновений, внимательно оглядывая присутствующих.
- Ты, - указав пальцем на Ноиля, выпалил он, - ты сможешь понять, что говорю я.
Ноиль подался немного вперед, собравшись внимательно выслушать колдуна.
- Эта тварь, я создал ее, - начал эльф, - в нашем мире не должно было быть этого чудовища. Его вообще нигде не должно было существовать. Ты же знаешь о других мирах Ноиль, юный маг?
Ноиль несмело кивнул.
- Эти миры связаны, это ты тоже знаешь. Они уравновешивают друг друга. Я решил использовать это! В некоторых других пространствах существуют так называемые единороги. Добрые светлые создания, способные подарить исцеление и жизнь. В разных мирах они являются символами добра, целомудрия, мудрости… Это красивые, белоснежные создания похожи на лошадей, с одним рогом на лбу.
Ноиль много слышал об этих созданиях от отца и знал, что в их мире подобных созданий не существует, о чем сразу же сообщил всем присутствующим. Дориэн тем временем продолжал:
- И я решил создать противовес этим созданиям. Черного единорога, демона, силе которого не будет предела. Он вобрал в себя все то, что было отрицанием единорогов. Уравновесил их. А поскольку он единственный в своем роде, то он – неимоверно силен и темен.
Дориэн затих, и все обратили свои взгляды на Ноиля.
- Это.. это возможно… наверное, - пробормотал он. – Такое возможно было создать, он я не знаю как его одолеть! Если он говорит правду, то мы столкнулись с силой, равной которой нет ничего в нашем мире.
- Юнец прав… - медленно произнес Дориэн. – А где великий маг Тир?
Присутствующие скорбно опустили глаза, Акада, медленно, словно вылавливая слова из воздуха, произнес:
- Твой демон забрал его, вчера.
На некоторое время повисло молчание. Тишину прервал Женит:
- Говори же, как уничтожить этого зверя! – прорычал он, хватая Дориэна за грудки.
- Его можно убить только его рогом! – быстро произнес эльф вырываясь из рук Женита. – Только его рогом, и все. Других способов нет.
- Но как мы сможем вырвать его рог?! – ошалело пробормотал Женит. - Мы даже заметить его не успеваем! А ты предлагаешь вырвать ему рог?! – срываясь на крик, продолжал он. – Не стоит его слушать! Это безумец!
- Перестань, - одернул его Акада, - как мы можем добыть его рог?
- Думаю, что Ноиль нам поможет, - Дориэн хитро взглянул на юного эльфа, - здесь нужна магия. Есть одно заклинание, которое может остановить единорога и сбить его рог.
- Я справлюсь… - толи спросил, толи согласился Ноиль.
- Я помогу тебе, и будем молить богов, что бы нам это удалось.
Внезапно Дориэн застыл на несколько мгновений, его лицо погрустнело и, ударив себя ладонью в лоб, он произнес:
- Зверь на свободе уже две ночи… Третья будет последней… что же я наделал..
- Что значит последней? – переспросил Акада.
- Или мы одолеем чудовище, или оно уничтожит нас. В этот раз он придет уничтожить всех…

***

Ночь постепенно опускалась на деревню. Все заняли свои места, ожидая нападения черного единорога. Каждый понимал, что может просто не дожить до утра. По сути, все кроме Ноиля и Дориэна были приманкой. Никто, кроме магов не могли причинить вреда демону. Детей, женщин и стариков увели из деревни. Дориэн долго пытался этому препятствовать, сказав, что проклятье пало не на саму деревню, а на ее жителей и тварь просто вначале уничтожит их, но никто не хотел его слушать. Попытки эльфа привлечь к разъяснениям Ноиля ничего не дали – молодой маг сам толком ничего не понимал, да и влияния на вождя у него не было.
- Готов? – шепотом поинтересовался Дориэн. – Заклятия помнишь, которые я тебе рассказывал?
- А? Что? Да, готов, помню… - но по лицу и трясущимся рукам юного эльфа было ясно, что он совершенно растерян и слабо представлял, что ему предстоит.
- Ты не переживай, Великая магия твориться теми же руками и мыслями, что и обычная…. Уж я то знаю, - печально вздохнул эльф. – Ты уж прости меня, за то, что ты оказался в этой ситуации. В этом я виновен, от и до… но я не мыслил, что делаю.
Ноиль недоверчиво глянул на колдуна. Когда-то отец учил различать истину и ложь. Ноиль хорошо помнил те уроки, но почему-то сейчас не мог разобрать ничего на лице и в ауре Дориэна, словно кто-то залил ее мыльной водой.
- Ты раскаиваешься? – спросил он. В нем вдруг проснулся интерес к вопросу о правде и лжи. Почему-то захотелось точно знать, насколько искренен с ним эльф.
- Да, - кивнул Дориэн.
Ноиль сосредоточено смотрел на него, пытаясь смыть мыльную воду с ауры. В этот момент со стороны леса, где было укрытия для женщин и детей послышались крики и шум. Дориэн повернулся на звук и на мгновение Ноиль рассмотрел ауру эльфа.
Тот лгал…
«И как раньше я не сообразил проверить,» - думал Ноиль, замерев посреди деревни, - «как я мог так наивно идти у него на поводу?!»
Но было уже поздно – все деревня уже металась по округе, погружая все в хаос и неразбериху. Злость закипала в крови у молодого эльфа, забыв обо всем, он сделал несколько жестов и произнес заклинание, направляя его на Дориэна. Но колдун был к этому уже готов и легко уклонившись , растворился в воздухе, оставив после себя лишь противный смех.
- Мы должны убить эту тварь! – закричал Ноиль на всю деревню. - Мечи к бою, мы должны отсечь ему рог!
Услышав крик эльфа, воины деревни, покинув свои укрытия, бросились на поиски единорога. Пытаясь остановить его или нанести хоть сколько-нибудь значимый вред, многие из них были раздавлены копытами и просто сбиты мощным зверем насмерть.
Ноиль же долго не мог встретиться с демоном лицом к лицу, словно демон избегал его, но вдруг ему улыбнулась удача. Единорог был прямо перед ним, в нескольких метрах и мчался прямо на него. Эльф , собравшись с мыслями, произнес заклинание. Но отпрыгнуть уже не успел.
Единорог снес его, превратив его тело в кровавое месиво. Но эльф умер не даром – рог демона через несколько секунд издал трескающий звук и упал на землю. Это увидел Женит. Отбросив свой бесполезный меч, он бросился под ноги зверю, на лету подхватывая упавший рог. Уже в следующий миг он воткнул свое новое оружие единорогу в грудь, и был пригвожден его тяжелыми копытами к земле. Спустя еще несколько мгновений зверь рухнул на храброго воина, пробив его тело рогом. Оба уже были мертвы.
- Замечательно, - пробормотал Дориэн, наблюдавший, за всем этим. – Все, кто мог мне помешать уничтожены. План сработал.

***

- Мы должны жить дальше, - громогласно произнес Дориэн, стоя посреди разрушенной деревни, перед немногими выжившими. – Но мы должны идти дальше! Их смерть, их жертва не должна быть напрасной! Теперь я буду вашим вождем!
Жители деревни начали расходиться.
- Где Юнала? – вдруг воскликнул колдун, - Где эта проклятая эльфийка?! Все быстро на поиски!
Все жители бросились на поиски дочери мага, но нигде ее не было. Лишь через несколько часов одна старуха обнаружила ее тело. Девушка повесилась на высоком дубе, росшем на самом краю деревни…
 
ДуэлянтДата: Среда, 16.11.2011, 17:22 | Сообщение # 4

Форумный Бот
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Сватовство по-королевски

***
Людоед отступил к краю крепостной стены и поднял над головой двуручный меч.
- Ну! – хрипло донеслось из-под забрала его громадного глухого шлема, - Кто посмеет рискнуть жизнью за корону маркграфа?
Медленно сжимающееся вокруг него полукольцо из ощерившихся и сипло дышащих людей замерло. Солдатам, с таким трудом, взявшим последнюю башню замка Людоеда и не раз в эту ночь видавшим, как клинок его меча разваливает надвое закованных в латы врагов, совсем не хотелось поединка.
Одинокая фигура, застывшая в двух шагах от глубокой пропасти и небрежно поигрывающая окровавленным клеймором, наводила на них необъяснимый ужас.
Тем не менее, после непродолжительной заминки, частокол из алебард и копий заколебался, пропуская вперед высокого молодого человека в броне, расписанной девизами и гербами.
- Я – лорд Савиндик Кранмер, принимаю твой вызов, Людоед, и клянусь отрубить твою голову вот этой самой рукой!
Рыцаренок сорвал кольчужную перчатку со своей руки и воздел к небу сжатый кулак. Собравшиеся вокруг воины радостно заулюлюкали, хотя, особого почтения эта тонкая рука с холеными ногтями ни у кого не вызывала. Кнехты попросту были рады возможности отсрочить последний бой, из которого, все это прекрасно знали, выйти живыми им удастся не всем.
Плюмаж на шлеме Людоеда чуть качнулся – он небрежно перехватил свой тяжеленный меч одной рукой и принял оборонительную стойку.
Рыцарь Кранмер засеменил к своему противнику, делая обманные выпады и красивые переходы. Людоед стоял, как гранитное изваяние, дожидаясь атаки.
Подойдя к Людоеду поближе, Кранмер атаковал, метя в мало защищенное латами бедро противника. Людоед небрежно убрал ногу, встретил следующую атаку пламенеющим клинком своего чудовищного меча, а затем шагнул вперед и, схватив рыцаря за ремень, крепящий поножи, без видимых усилий перекинул тело незадачливого комбатанта через зубцы крепостной стены.
Несколько секунд, покуда из пропасти доносился вой несчастного, загонщики стояли, охваченные робостью от такой быстрой и бесславной кончины своего соратника.
- А ну-ка! Разом! – Заорал кто-то из задних рядов и кнехты, стряхнув оцепенение, с ревом ринулись в атаку, надеясь смести Людоеда со стены своими длинными копьями.
Людоед, с виду, практически не напрягаясь, описал мечом широкий полукруг и сразу несколько нападавших последовало за рыцарем Савиндиком, лишившись нижних конечностей. Оставшиеся на ногах, с лютой яростью, подстегиваемой страхом, набросились на гиганта, как стая муравьев на огромного бронированного жука.
Три раза, воющая и лязгающая железом волна наплывала на Людоеда и откатывалась, оставляя после себя тела порубленных людей и обломки оружия и брони. Людоед стоял, как монумент, правда, из-под его доспехов, то тут, то там, просачивались, временами, кровавые ручейки, шлем был вмят, нагрудник изрублен, левый наплечник сорван, но было видно — он все еще мог сражаться — отрубать руки, сжимающие оружие, проламывать черепа, вспарывать животы и сбрасывать нападающих со стены.
Вдруг, Людоед дико захохотал, и, размахивая мечом, сам врезался в толпу кнехтов, явно не ожидавших такой наглости. Старшина Людвиг, командующий штурмом, лично зарубил двух, объятых ужасом дезертиров, бросивших оружие и попытавшихся вырваться из свалки. Смачно поплевав на ладони, старшина поудобней перехватил древко секиры и, распихивая плечами своих соратников, бросился к бешено вращающему клинком великану. Людоед обернулся и расхохотался вторично. Мощный удар бронированного кулака поверг старшину на колени, после чего, ужасный гигант приподнял своего противника одной рукой, а другой занес над его головой свой огромный меч.
Сквозь застилающую глаза красную пелену, старшина увидел, как клинок двуручного меча дрогнул в руке Людоеда, и, вместо того, чтобы срубить ему голову, выскользнул из обмякшей ладони и с грохотом упал на пол башни.
Хлынувший в легкие, утренний воздух прояснил голову. Переведя взгляд, старшина заметил, что из горла Людоеда торчит короткий оперенный арбалетный болт. Громадная фигура пошатнулась и опустилась на колени. Отчаянно брыкающийся старшина смог, наконец-то, вырваться из медвежьей хватки латной перчатки и откатился в сторону, выхватывая из-за пояса кинжал.
Окружившие скрюченное тело кнехты, долго не решались подойти, но, все же нашелся среди них отчаюга, осмелившийся ткнуть в широкую спину копьем. Громадная туша, распластанная на полу, не пошевелилась и не издала ни звука. С победными воплями, загонщики сомкнулись над поверженным Людоедом и через несколько мгновений, один из них с триумфом поднял вверх отрубленную голову с черными волосами, слипшимися от крови.
Старшина сморщился и брезгливо сплюнул.
«Экая пакость!» - пронеслось у него в голове, - «Хотя, пакость – не пакость, а золотишка за нее старый король отвалит…»
Людвиг неохотно прервал свои мечтания и, о чем-то вспомнив, быстро направился к тому, кто переломил ход боя своим метким выстрелом.
- Эй, Берендей! – еще издалека проревел старшина, угрожающе надвигаясь на обтрепанного лысоватого мужика в кожаной броне, невозмутимо перезаряжавшего свой арбалет, - Ты где пропадал со своим отребьем? Он нас тут на куски рвал, пока вы в его подвалах золотом карманы набивали!
- Не рви глотку, Людвиг. – Берендей спокойно смотрел на дылду-старшину, нимало не смущаясь его гневом, - Подземелье Людоеда – это тебе не бордель «Три пера», вы тут одного кое-как завалили, да и то, я, грешным делом, подмогнул чутка…
- Чуток! Аккурат, с коровий носок! – вмешался верзила, стоящий рядом с Берендеем. В жилистой ручище здоровяк сжимал внушительного вида палицу.
- И то верно! Берендей хохотнул. – А в подвалах, друг мой, Людвиг, было на-амного веселей. Я там кучу отпетых ребят оставил, твоим пейзанам не чета. Зато, пока вы тут с мясным пирогом разделаться не могли, мы нашли грядку с персиком, одним всего, но каким! Королевским!
- Персики на деревьях растут, бревно ты неотесанное! – подал голос хрупкий паренек, стоящий по правую руку от Берендея и небрежно помахивающий иногда изящной магической палочкой, словно отгонял комаров.
- Один хрен! Не мешайся, Олиег! – Берендей раздраженно зыркнул на паренька, но при виде посыпавшихся из палочки голубых искр, поспешно отвел глаза. – Ну, так вот… Прошу любить и жаловать: принцесса Лаетта, будущая невестка нашего могущественного государя Сигизмунда Шестнадцатого, будущая жена нашего принца Мардука и будущая королева-мать нашего грядущего короля, как бишь его там назовут, когда он соизволит родиться. Принцесса сия, сталбыть, вырвана нами из грязных лап того этого… а! Вот, Людоеда! О чем свидетельствуем мы здеся пред Богом и людьми.
Верзила с палицей, со всей ему доступной деликатностью, аккуратно извлек из-за спин отряда арбалетчиков невысокую девушку с гордо поднятой головой. На плечах девушки свободно болтался накинутый явно кем-то из свиты Берендея, здоровенный солдатский плащ. Она обвела своими темными глазами поле боя и побледнела при виде горы трупов вокруг обезглавленного тела Людоеда. Впрочем, справилась она с собой довольно быстро, как и подобает принцессе.
- Благодарю вас, доблестные воины, за то, что помогли моему жениху, принцу Мардуку, свершить королевское правосудие и расправились с моим похитителем - ужасным Людоедом! Уверена, что король не обделит своих верных слуг милостью и почестями! – обратилась она к загонщикам.
- Долгих лет королю! Виват! Да продлится правление нашего веселого короля Сигизмунда вовеки! – понеслось в ответ со всех сторон.
Когда восторженный рев кнехтов стих, Берендей выступил вперед и сказал:
- А таперича, господари, попрошу вас на торжественный пир!
- Ты совсем с ума съехал, Берендей? Какой-такой пир? – Недовольно спросил его старшина, взбешенный тем, что пронырливый наемник и его дружки, мало того, что увели принцессу у солдат из-под носа, так теперь, по всему видать, не собирались передавать ее в заботливые руки представителей армии до самого королевского двора.
- А энто я не тебе, Людвиг, а вот им! – Берендей со зловещей ухмылкой ткнул пальцем в сторону кружащих над стенами замка стервятников, - Мастер Люпус, ваше слово!
Здоровяк серьезно кивнул, затем поднял руку и почти без замаха ударил своей палицей опешившего старшину точно в висок. Затем он подал знак арбалетчикам, и свист болтов утонул в предсмертных воплях и проклятиях застигнутых врасплох кнехтов.
Уводимая вниз по лестнице принцесса обернулась и увидела, что хрупкий юноша Олиег, наблюдая за бойней, беззвучно смеется и все так же небрежно отгоняет своей магической палочкой невидимых комаров.

***
Такого жуткого похмелья Берендей не испытывал, пожалуй, с прошлой войны. Денег сквалыга Сигизмунд платил кондотьерам до обидного мало, а вина, почему-то, не жалел. Вот и заливали глотку вольные наемники дармовым вином так, как будто это была последняя выпивка в их жизни.
Берендей попытался пошевелиться, но руки плохо слушались, а голова чуть не взорвалась, когда он попытался оторвать ее от свернутого плаща, служащего ему подушкой.
- Бэээ… хоооо! – исторг из себя наемник, пытаясь позвать кого-нибудь, чтобы принес воды.
- Очнулся? Это хорошо. Я боялась, что ты сдохнешь во сне, – послышался рядом высокий голос. - Не пытайся шевелиться, твое сердце почти уже не действует, чрезмерное напряжение тебя убьет, а мне придется дожидаться принца в компании покойников.
- По…койников? – Берендей бешено завращал глазами, пытаясь оглядеть лагерь, который он с отрядом прошлым вечером разбил на лесной опушке.
- Что, ничего не помнишь? Вы вчера здорово попировали! Столько крови! – Лаетта холодно рассмеялась, - Ты уйдешь в преисподнюю в роскошной компании. Убийцы, воры и предатели – даже не знаю, что написать на ваших надгробиях, главное, чтобы места на камне хватило!
- Кху… Бху… Кхур-р-р-ва! – Берендей попытался плюнуть в склонившееся над ним лицо с внимательными и холодными глазами, но во рту было сухо, а губы слушались с трудом, - Что… ты… со мной… сотворила?
- Я? Ничего. Ну, почти ничего. Что может сделать беззащитная девушка с толпой обвешанных оружием мужиков? Ну, разве что, перекинуться парой слов с одним, посмотреть по-особому на другого. А там, глядишь, ваше звериное естество и принесет какие-нибудь плоды.
Берендей откинул голову и закрыл глаза.
Костер. Жирные хлопья пепла, только что бывшие человеком, кружась, ложатся на землю, покрывая серой пылью чудом уцелевшие сапоги и торчащие из них головешки голенных костей. Искаженное лицо Олиега, голубые брызги, окутывающие его фигуру призрачным ореолом, колышущимся в лунном свете, подобно стае злой мошкары.
- Олиег! – Берендей застонал.
- Вспоминаешь? Хорошо! Неужели ты не видел, с каким презрением смотрит этот юноша на вас, смердов? Как его бесит необходимость исполнять твои приказы? И как его задевают ваши шутки насчет неудач с женщинами? О! Олиег, как и многие прочие, всего лишь, хотел, чтобы его любили. Но, сдается мне, он в детстве кошек мучил, так? Пока не окреп и на людей не перешел? Кто ж такого полюбит. Правда, как ни странно, с ним у меня подружиться получилось быстрее всех.
- Как? Как?..
- Как все началось? Изволь. Могу рассказать, дабы убить время. Олиегу была невыносима сама мысль, что корона маркграфа за убийство… убийство… Людоеда достанется тебе, мужику. Он просто весь кипел. Хватило пары бесед в пути, чтобы направить его пытливый ум в нужном направлении. Тебе, наверное, интересно, почему ты не можешь двинуть даже пальцем, без риска умереть? Это настой из каких-то невзрачных цветков, который он плеснул вчера в котел. К несчастью для него, об этом узнал мастер Люпус. Ну, или, скажем так, ему кто-то об этом поведал. Разумеется, по большому секрету.
Ты бы видел, как он руки мне целовал. А вообще, ты что, не замечал, как Люпусу надоели вторые роли в ваших похождениях? Он давно уже хотел командовать, решать судьбы людей одним повелительным жестом и у него неплохо получалось, к слову.
Вот он и не стал тебе ничего говорить, дождался, пока ты нажрешься из котла, а уж потом обличил отравителя, подговорив одного из своих подручных выступить свидетелем, даже флакон какой-то спер для убедительности у Олиега из сумки.
Олиег сделал из подручного Люпуса красивый факел, а вы на пару с Люпусом сделали из Олиега поросенка на вертеле.
Люпус же, решив, что ты достаточно ослаб после боя с магом, решил причесать твою плешь своей палицей, но ты полон сюрпризов, надо отдать тебе должное, распорол его от горла до ног, мастер, сразу видно!
- Где?..
-…твои люди? О, они не такие идиоты, как ты и твои дружки. Им с самого начала было понятно, что никакой короны маркграфа не будет. Думаешь, этот жирный ублюдок – Мардук, дал бы маркграфство кому-то, кроме своего любовничка – Савиндика Кранмера?
Берендей дико вытаращил глаза.
- А ты и этого не знал? Подумать только, какое убожество разрушило… Ну, сейчас это уже неважно. Думаю, что Мардук едет сюда со своим любимым отрядом латников-гвардейцев горя желанием воссоединиться со своей нареченной, а чтобы два раза подряд не ездить, заодно вздернуть парочку нахальных мужиков, утверждающих, что это они и есть «настоящие спасители» принцессы. Твои стрелки это поняли, поэтому разобрали добро, которое вы награбили в замке, да и разбежались кто куда.
- Мы… с-с-спасли тебя, проклятая ведьма!
Лаетта вплотную подошла к распростертому на земле телу и с ненавистью посмотрела в угасающие глаза кондотьера.
- Вы «спасли» меня от человека, которого я любила больше жизни. Вы спасли меня от тихого семейного счастья в его замке, в котором частыми гостями были великие художники и менестрели, дабы ввергнуть в клоаку, называемую королевским двором. Туда, где людей пытают ради развлечения этого безумного сифилитика – Сигизмунда, убийцы моих родителей. Он отравил моего отца и довел до самоубийства мать, чтобы его жирному сыночку-педерасту досталась красивая рабыня из знатного рода. А тот, кого вы объявили Людоедом, спас меня, увез из плена и укрыл от моих мучителей за стенами своего замка. Думаете, я не видела мешков с обглоданными человеческими костями, которые твои подручные таскали в подвал во время штурма? Держу пари, что кости эти обгладывал лично его Величество, государь Сигизмунд, чертов псих, чтоб ему ни дна, ни покрышки.
Принцесса тяжело дышала, ее глаза потемнели. Совладав с собой, она продолжила:
- Так вот, когда мы с моим мужем узнали, что замок будут штурмовать, что черни приказано называть моего спасителя Людоедом, похитившим принцессу, я хотела умереть рядом с ним с оружием в руках, обороняя свой дом. Но он сказал мне, что ворожил накануне и знает то, чего не знаю я сама. Я уже две недели ношу под сердцем его ребенка. Он попросил меня позаботиться о малыше и сделать из него сильного воина, чтобы он смог достойно отомстить всем, кто разрушил наше счастье. А затем он надел доспехи, взял меня за руку, отвел в темницу, запер дверь и ушел на стены.
Голос Лаетты звучал все глуше и глуше. Она опустила голову и из-под упавших на лицо, черных волос, закапали слезы.
- Ну вот, собственно, и вся история, – принцесса вытерла глаза и нашла тускнеющий взгляд наемника, - Я слышу топот копыт коня своего нареченного. Через несколько минут он будет здесь. Скоро мы поженимся и, я уверена, с Его Величеством, Сигизмундом Шестнадцатым, в ближайшее время произойдет нечто очень плохое и, надеюсь, мучительное. Как-никак, сыночку тридцать первый год пошел, засиделся в принцах. А «наш» сын станет прямым его наследником, и я позабочусь о том, чтобы в свое время его рука не дрогнула. С тобой же будет так: силы медленно покинут твое тело. Когда жизнь уйдет из легких – ты задохнешься. Мне Олиег рассказал, правда, здорово?
Лаетта медленно поднялась и, не обращая больше внимания на слабо трепыхающегося и мычащего кондотьера, склонилась в глубоком реверансе перед мужчиной с золотой цепью на шее, восседавшим на громадном коне белой масти.
Мужчина окинул взором разгромленный бивуак, неторопливо спешился и подошел к принцессе.
- Савиндик? – коротко спросил он.
- Мертв, мой господин, - прошептала Лаетта.
Глаза принца сузились, он вопросительно глянул на лежащего на земле Берендея.
- Он погиб при штурме замка, - поспешно добавила принцесса.
Мардук кивнул и на секунду прикрыл глаза.
- Проверь, что с этим! – ткнул он пальцем латной перчатки в содрогающееся тело на земле.
Один из спутников принца склонился над Берендеем и внимательно его осмотрел.
- Отходит, Ваше Высочество!
- Отлично, - пробормотал наследник трона, - мне меньше хлопот… Выдвигаемся обратно! Карету принцессе!
Он обернулся к Лаетте и припал на одно колено:
- Готовы ли вы к дальнему пути домой, моя госпожа?
- Готова, сир!
Принц дернулся, чтобы поправить свою оговорившуюся невесту, но затем, чему-то лукаво улыбнулся и промолчал.
Лошади взбороздили землю лесной поляны своими подковами и понесли королевский кортеж на большак. Через несколько минут их топот замер вдалеке.
Берендей прекратил стонать примерно через два часа. Дышать он перестал немного позже.


Сообщение отредактировал Дуэлянт - Среда, 16.11.2011, 17:23
 
ДуэлянтДата: Понедельник, день тяжелый(((, 28.11.2011, 22:39 | Сообщение # 5

Форумный Бот
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Жених на халяву


«Бесплатный сыр, как известно,

бывает только в мышеловке»(с)


1
Есть на свете места, которые не любят люди, а есть места, которые не любят людей. Волшебный лес именно к таким и относился. Он был живым и мыслящим существом, настолько древним, что помнил даже богов-прародителей. В его глухой чаще нашло приют множество существ, считающихся давно вымершими. Люди же всегда раздражали его: они были слишком шумными и суетными. И только избранные удостаивали чести войти в него. Одной из таких счастливиц была Клер.
Будучи дочкой бедного деревенского знахаря, она никогда ничего особенного не ждала от жизни. Не сказать, что ее устраивало проживание в этой Богом забытой деревеньке. Иногда, оставаясь одна, она все же мечтала о том, о чем обычно мечтают все девушки ее возраста – однажды прекрасный и сказочно богатый незнакомец остановиться в их деревне и, увидев Клэр, влюбится в нее с первого же взгляда и увезет с собой в столицу.
Но мечты так и оставались мечтами, а реальная жизнь от них была слишком далека. И чтобы не умереть с голоду и прокормить больного отца, девушке приходилось тяжело работать.

В тот день, раз и навсегда перевернувший всю ее жизнь, девушка шла в лес по очередному поручению. Отец велел ей набрать особых целебных трав, большинство из которых росло только в Волшебном лесу. Старику страшно было отпускать девушку одну, но кроме нее доверить эту работу было некому. Это Клэр и сама понимала. Местные жители Волшебный лес почему-то не любили, в то время как она могла часами бродить по нему или отдыхать под сенью могучих вековых деревьев.
Девушка привычно свернула на одной ей знакомую узкую тропку. Над головой жарко припекало солнце, где-то глубоко в чаще пели птицы, легкий ветерок гулял в кронах деревьев. Вокруг было так тихо и спокойно, что, не удержавшись, Клэр запела. Лес, казалось, замер, внимательно слушая песню, и изредка в шорохе листьев над головой девушке даже слышались восхищенные вздохи.
А она беззаботно шла, все дальше углубляясь в чащу леса. Но вот среди сочной травы мелькнули знакомые лиловые венчики.
– О, травка от головной боли. А я как раз тебя ищу, – улыбнулась девушка и потянулась к своей находке.
Вдруг в кустах справа от нее раздался шорох и следом за ним громкий треск, словно через них продиралось что-то крупное. Клэр испуганно охнула и замерла на месте.
«Медведь», – подумала она и сжалась от страха.
Но, к ее удивлению, вместо медведя на поляну выскочил самый настоящий… единорог. Про этих загадочных существ девушка слышала только в сказках, и прежде видеть их ей не доводилось.
У единорога была белоснежная шкура, длинная грива, испускающая серебристое сияние, золотистый рог на лбу и огромные выразительные глаза.
Девушка боялась даже вздохнуть, чтобы не спугнуть чудесное создание. Вдруг единорог повернулся к ней и в голове Клэр раздался голос:
«Здравствуй, дитя! Не бойся, я тебя не обижу».
– Это ты сказал? – недоверчиво воззрилась на него девушка.
«Я не умею говорить, дитя, я лишь передаю мысли. Скажи, почему ты здесь, в чаще леса, одна-одинешенька?»
– Я собираю травы. Они нужны отцу для новых лекарств.
«Бедная девочка, работать в такой прекрасный летний день, когда все твои сверстницы едут попытать счастья в столицу…»
– В столицу? Зачем же? – удивилась Клэр.
«Как, разве ты не знаешь? Король ищет себе новую невесту. И чтобы ей стать, надо всего лишь пройти небольшое испытание»
– Ох, как интересно! И что, никто еще не прошел?
«Ни одна девушка. А надо только правильно ответить на три вопроса!»
– Вот бы здорово было бы тоже принять участие, – мечтательно протянула знахарская дочка.
«Если ты искренне желаешь этого, дитя, я помогу тебе. Но взамен ты должна оказать мне небольшую услугу».
– Все, чего ни пожелаешь, сделаю! – ни секунды не раздумывая, воскликнула Клэр.

2
Она решила покинуть деревню тайно. Не взяв с собой ни денег, ни вещей, – ведь если она станет новой королевой, то все это будет без надобности, – обойдя селение стороной, Клэр вышла на главный тракт. И – надо же было такому случиться – навстречу ей попалась едущая с ярмарки из соседнего города старуха Мальда. Эта женщина частенько заходила в их лавку за снадобьями и настойками.
– Малышка Клэр! Как же давно я тебя не видела! – радостно воскликнула, завидев ее, старуха. – Ты на ярмарку идешь? Но там уже все разъехались. Возвращайся домой.
– Нет, я иду не на ярмарку, а в столицу, чтобы стать королевой!
– Да ты, верно, перегрелась на солнце! – рассмеялась Мальда, хватая девушку за руку. – Пойдем-ка домой. И я заодно с тобой в лавку загляну, а то знахарь наш в последнее время стал совсем плох.
– Пусти меня! Я же сказала, что никуда не пойду! Меня ждет сам король! – взвизгнула Клэр, вырывая руку.
– Вот оно что, – тяжко вздохнула старуха. – Знать бы кто тебя, дуреху неразумную, надоумил… Хоть отцу-то сказала бы, королевна ты наша!
– Незачем ему знать, он меня отговаривать станет. А я твердо решила идти. Нечего мне больше в вашей гадкой деревеньке прозябать в холоде, да голоде, да нищете! А там я получу то, чего достойна!
– Да как же так?! Отец твой стар и болен, кто ухаживать за ним будет? Неужто для тебя глупые девичьи мечты важнее родного отца? – укорила ее Мальта.
– А на что мне он сдался? С собой его я взять не могу – будет только обузой. А упускать свой единственный в жизни шанс не собираюсь!
– Ну, что ж, ступай, Клэр, ступай. Не буду тебя больше задерживать, королевна, – горько усмехнулась Мальта. – Да запомни свои слова, ибо обязательно за них поплатишься. Пожалеешь, да поздно будет.
– Вот еще! Счастливо оставаться! – хмыкнула девушка, и, даже не обернувшись на прощанье, отправилась в дальний путь.

Вскоре с ней поравнялся повозка. Заправлял ей угрюмый бородатый мужичок. Увидев машущую ему рукой девушку, он остановил свою телегу, неласково рявкнув на Клэр:
– Чего надо?
– Не в столицу ли вы едете, добрый человек?
– Конечно в столицу, куда ж еще мне с товаром таким податься. А тебе зачем? – подозрительно зыркнул на нее бородач.
– Подвезите, дяденька! У меня дело там срочное есть, я собираюсь стать женой короля! – торжественно воскликнула Клэр.
– Женой говоришь, – презрительно хмыкнул мужичок, окидывая взглядом ее грязное и драное платье. – Ну, что ж, садись, королевна.
«Вот заладили – королевна, королевна! А ну и пусть издеваются! Вот стану настоящей королевой, тогда уж я вволю посмеюсь!» – подумала Клэр.
– Только вот, – потупилась девушка, – денег у меня нет.
– Ничего мне от тебя не надо, – отмахнулся бородач. – Ты пока поспи там, на сене, а к вечеру уж в столице будем.

3
Солнце уже клонилось к горизонту, когда Клэр стояла на белых мраморных ступенях дворца. Запрокинув голову вверх, она с восторгом рассматривала великолепное здание.
«Ах, какой замечательный замок! Какой прекрасный город! Как жаль, что я столько лет провела в грязной деревне и не видала всего этого…»
Быстро взбежав по лестнице, она оказалась перед главными воротами.
– Король сегодня нищих с прошениями не принимает. У него дела государственной важности, – преградил ей дорогу один из стражей.
– Я прибыла на конкурс невест! Пропустите!
– Иди-ка ты отсюда, оборванка. Велено только знатных пускать, – с отвращением бросил ей первый страж.
– Постой, Тит! Недалече как час назад король новый указ издал. Знатные закончились все, ни одна не прошла, теперь и не знатных можно пускать, – осадил его второй страж.
Стражник Тит молча уступил дорогу Клэр.
Внутри замок был еще великолепнее, чем снаружи, но в этот раз красоты больше не занимали девушку. Она остановила первого попавшегося слугу и попросила проводить к королю. Тот быстро довел ее до нужной двери.
Робко постучавшись, девушка приоткрыла массивную створку. И тут же замерла от восхищения.
Ее взору предстал торжественный и вычурный тронный зал: пол из черного мрамор с золотыми прожилками, столь же черные, покрытые позолотой ряды колонн, потолок, расписанный лучшими мастерами королевства. Большую часть зала занимал длинный стол для празднеств. Король сидел во главе стола, внимательно изучая разложенные перед собой бумаги. На секунду он отвлекся от них, мельком взглянув на девушку и, молча кивнув ей на кресло рядом с собой, снова погрузился в чтение.
«Боже, да как они вообще ходят по этому полу?! Он же невозможно скользкий! – ужаснулась знахарская дочка. – Вот стану королевой, прикажу немедленно переделать!»
Маленькими шажками она наконец-таки добралась до кресла и неловко в него плюхнулась. Вздохнув, король отложил бумаги в сторону и внимательно посмотрел на девушку. Только теперь Клэр наконец получила возможность его полностью разглядеть.
Что ж, людская молва о том, что Его Величество сказочно красив, оказалась правдой: черные как смоль волосы тяжелыми волнами спадали на плечи, тонкие мужественные черты лица выражали спокойствие, а бездонные голубые глаза были наполнены невыразимой печалью и тоской.
Маленькое сердечко наивной Клэр екнуло и забилось с удвоенной силой. Она поняла, что влюбилась с первого взгляда.
– Я…я пришла на конкурс невест, Ваше Величество, – смущенно пробормотала девушка.
– Хмм, тоже хочешь стать королевой? Ну что ж… Ответь мне на три вопроса, но не думай, что они будут простыми, до тебя еще никто с ними не справился.
– Я справлюсь, мой король!
Мужчина откинулся на спинку кресла и медленно произнес:
– Вопрос первый: что, по-твоему, есть величайшее в жизни счастье?
– Отдать жизнь за моего короля, – тихо произнесла Клэр.
– Верно, – усмехнувшись, ответил король. – Второй вопрос: если бы я был смертельно ранен, что бы ты сделала?
– Излечила бы Вас силой моей любви, мой король.
– Верно, – согласился он, с восторгом взглянув на девушку. – И последний вопрос: какой самый ценный подарок ты бы смогла мне преподнести?
– Свое сердце, Ваше Величество.
Король вскочил с кресла, опустился перед Клэр на одно колено и, бережно взяв ее руки в свои, с улыбкой на устах прошептал:
– Поздравляю тебя, моя прекрасная королева, ты победила.

Вскоре они сыграли свадьбу, а после устроили пышный пир. Клер сидела рядом с королем и не могла поверить своему счастью.
«Я знала, что мои страдания рано или поздно будут вознаграждены. Сказочное богатство, власть и красавец-муж, что еще можно желать? Я самая счастливая девушка на свете!»
Самые влиятельные люди страны: графы, князья, бароны и маркизы – поздравляли ее и восхищались ее красотой.
А к концу празднества под восторженные крики гостей король, взяв свою молодую жену под руку, повел ее в опочивальню.
Усадив ее на огромное ложе, застеленное белоснежной простыней из тончайшего шелка, правитель ненадолго покинул девушку, строго-настрого наказав никуда не выходить.
Клэр с наслаждением откинулась на мягкую перину, но вдруг неожиданно вспомнила об обещании, данном единорогу. Она сняла со спинки кровати небрежно брошенную мужем рубашку, подошла к трюмо и, быстро просмотрев содержимое ящиков, достала оттуда маленькие серебряные ножницы. Вырезав на рубашке забавную семиконечную фигуру, в точности такую, какую описал ей единорог, девушка бросила рубашку в жарко полыхающий камин. И в тот же миг раздался душераздирающий крик.
Клэр вздрогнула, выронив ножницы. Дверь спальни распахнулась, и на пороге возник ее муж. Его лицо было красным от гнева, глаза метали молнии, а одежда была заляпана кровью.
– Ты-ы-ы… я знаю, это все ты сделала, – с ненавистью процедил он.
– Я… не знаю о чем ты, муж мой, – испуганно пролепетала девушка, незаметно отодвигая от себя ногой ножницы.
Но незаметно не получилось. Подбежав к молодой жене, король схватил ее за волосы и поволок за собой по коридору.
– Помоги-и-ите! – что есть сил, закричала девушка.
– Заткнись!! – рявкнул на нее король. – Все равно тебя никто не услышит – я отпустил всю стражу в честь праздника.
Преодолев длинный холл, он спустился в подземелье. Оно несколько отличалось от обычных замковых подземелий – не было ни камер с заключенными, ни комнат для тайных собраний. Оно представляло собой еще один просторный каменный зал, в конце его стояла гигантская статуя какого-то злого божества. Вдоль стен стояли столы со странными приборами, а в центре, на полу была начертана огромная пентаграмма.
– Вообще-то я не хотел устраивать ритуал именно сегодня, но ты сама виновата, чуть меня не убила! Кто знает, что ты еще можешь выкинуть! Мало ли чему еще научил тебя тот проклятый единорог. Он мой давний враг… был… все время искал повода расквитаться со мной, – бормотал вполголоса король, укладывая Клэр в центре пентаграммы и опутывая ее руки и ноги вмурованными в пол цепями.
Закончив это дело, он отошел на пару шагов, удовлетворенно полюбовавшись результатами своей работы.
– Ах, да, совсем забыл! – воскликнул мужчина, хватая с ближайшего стола серебряный поднос с лежащим на нем, накрытым тряпкой предметом, – это тебе, моя дорогая женушка, подарочек в честь свадьбы!
И с этими словами он, сдернув тряпку со странного предмета, швырнул его Клэр.
Шарообразное нечто, пролетев по воздуху, приземлилось прямо перед лицом девушки, обдав ее мерзким смрадом. Перед ней лежала голова единорога… того самого единорога. Глаза мертвого зверя были выпучены, изо рта вываливался посиневший язык.
Пребывавшая до этого в странном оцепенении Клэр опомнилась и закричала от ужаса.
Муж ее тем временем подошел к статуе и опустился перед ней на колени, запев одно из заклинаний черной магии на всеми забытом древнем языке. Повеяло потусторонним холодом, мрак вокруг статуи начал сгущаться и из него постепенно сформировалась человеческая фигура с горящими алыми глазами.
– Я исполнил свое обещание, демон! Вот твоя жертва! Это моя жена, добровольно согласившаяся отдать мне свою жизнь. Теперь ты подаришь мне бессмертие?
– Жертву твою я принимаю, – нечеловечески низким голосом прогудело существо, – иди и заверши ритуал, получи, наконец, столь долгожданное для тебя бессмертие.
Король медленно подошел к лежащей на полу девушке и, склонившись над ней, прошептал:
– Мне жаль тебя, деревенская простушка. Ты пришла сюда, полная надежд, но обрела лишь гибель. Зря согласилась ты на просьбу единорога и зря влюбилась в меня. Должен признать, эти проведенные с тобой несколько дней были самыми счастливыми в моей жизни. Ты запала мне в душу, но это уже не имеет совершенно никакого значения. Ты была бы прекрасной королевой, мы могли быть счастливы и обзавестись наследником, встреться ты мне несколькими годами ранее. Но теперь я, наконец, смогу получить то, о чем мечтал долгие годы. И как бы ты ни была дорога мне, упускать свой единственный в жизни шанс я не собираюсь!
Все это время Клэр билась, кричала, рыдала и умоляла своего мужа пощадить ее. Ощущение нереальности происходящего не покидало бедную девушку.
Голыми руками король разорвал ей грудную клетку и вытащил оттуда еще живое и трепещущее сердце.
Свет перед ее глазами стал меркнуть. Тихо, будто издалека, до нее донесся торжествующий зловещий смех мужа.
«Прости меня, папа…», – успела подумать она, прежде чем ее сознание навеки погасло, с губ сорвался запоздалый вздох, и тело обратилось черным пеплом, который быстро развеяло гулявшим по зале ветром.
 
dinaltДата: Среда, 21.12.2011, 15:09 | Сообщение # 6

Добрый админ :)
Сообщений: 3147
Награды: 28
Репутация: 17
Статус: Offline
Победу одержала работа №1 ("Призрак Меллисалии."), автор Политехник!!!
Поздравляем победителя!!!

clap partytime beer band beer partytime clap


P.S.
Тема с голосованием - http://mycoffee.ucoz.ru/forum/42-969-1
Конкурс рассказов №3 - http://mycoffee.ucoz.ru/forum/42-1022-1

P.P.S.
За работу "Жених на халяву" в голосовании было также отдано 3 голоса, но один из голосовавших был анонимом, поэтому его голос не может быть учтен.
Авторы могу опубликовать свои рассказы в разделе "Ориджинал"



 
ПолитехникДата: Среда, 21.12.2011, 18:42 | Сообщение # 7

Специалист
Сообщений: 294
Награды: 6
Репутация: 1
Статус: Offline
Спасибо за поздравления, Дин, я очень рад такому исходу.
 
PretorДата: Среда, 21.12.2011, 19:38 | Сообщение # 8

Специалист
Сообщений: 198
Награды: 7
Репутация: 6
Статус: Offline
Хе хе ))) Поздравляю, дружище!

I'm just a segment of your imagination
 
hunterДата: Среда, 21.12.2011, 20:35 | Сообщение # 9

Мастер
Сообщений: 500
Награды: 5
Репутация: 1
Статус: Offline
Политехник, Дружище поздравляю с победой))) band band

"Всё что нас не убивает,делает нас сильнее" Ф.Ницше
 
ПолитехникДата: Среда, 21.12.2011, 21:42 | Сообщение # 10

Специалист
Сообщений: 294
Награды: 6
Репутация: 1
Статус: Offline
Pretor, Hunter, спасибо друзья )))
 
Форум » Конкурсный блок » Архив конкурсов » Конкурс рассказов №2 ("Мертвый единорог", окончен. Победитель - Политехник.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Как вы относитесь к критике?
Всего ответов: 86
 





 
Поиск