Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » В психушке с Хаусом (рассказ)
В психушке с Хаусом
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:21 | Сообщение # 1

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Название произведения: В психушке с Хаусом
Автор: Lonepersonalex
Бета:-
Разрешение на копирование: Только с разрешения автора
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: -
Жанр: Hurt/comfort
Пейринг: Доктор Хаус и его команда
Описание:Вы окунетесь в необычный рассказ, как с новыми, так и со старыми персонажами сериала Доктор Хаус. Вас ждут новые головоломки, сумасшедший сюжет и финал всей истории.
От автора: Любителям этого сериала настоятельно рекомендую
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:22 | Сообщение # 2

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
От автора.

Никак не могу остановиться. Хочется все писать и писать, делиться своими мыслями. Те, кто читает, что я пишу – это, конечно, мои читатели. На сайте proza.ru количество моих читателей насчитывается свыше 280 человек. Это еще не предел, но рост намечается значительный. В экономике это называют положительной динамикой. Хочется немного расслабиться и не напрягать слишком сильно свою голову. Существует много способов, как авторы начинают писать свои произведения. Одни творцы выпивают дорогой виски, курят сигареты, а кто-то вовсе балуется вещичками посильнее. К ним начинают приходить бредовые идеи, и они увековечивают свои творения на каком-нибудь носителе информации. Такой вариант я сразу не поддерживаю. Но его нельзя отменить. Без него никак. Сразу приходит в голову фильм Френсиса Форда Копполы – «Между». В этом фильме писатель, потерявший вдохновение, приезжает в небольшой городок, чтобы продать свои книги. Но их там не очень покупают. Он решает разгадать серию загадочных убийств, которые происходят в городе. Чтобы писать свой очередной роман, он вынужден сильно напиться, чтобы к нему во сне пришла замечательная идея. И скажу сразу – эта идея себя оправдала. Редактор оказался доволен о его приключениях с вампирами. Но таких случаев происходит немного. Не все они удачные. Больше поддерживаю вариант, когда автор уезжает в красивое тихое место, чтобы поймать свою музу. Для этого нужна хорошая крепкая рука, чтобы не только ее поймать, но и удержать. Известный японский писатель Харуки Мураками уехал за таким вдохновением в загадочную страну Исландию. Отличный выбор. Ему там удалось плодотворно поработать и выпустить несколько книг. Часть своей жизни он отдал марафонскому бегу. В своей книге «О чем я говорю, когда говорю о беге» он описал, с каким трудом преодолевал дистанции свыше 40 километров, да еще в таком немолодом возрасте. Согласен с Мураками-саном, что мысль написать книгу и заставить себя взяться за нее – это мучительное дело. «Мучился, страдал – прикидывал и так и этак, но все было не то» - писал он в своей книге. Я с такой проблемой тоже сталкиваюсь, как и другие писатели. Мне до таких известных авторов еще далеко, но стремиться и совершенствоваться есть к чему. Данное произведение я решил написать в необычном для себя стиле. Я ее назвал «стихийная импровизация». Постараюсь отдаваться мелодиям букв в своем сознании, которые постараются складывать из них слова, а слова в предложения. Этот сюжет я увидел во сне 2 августа 2012 года. Набросал немного основных тезисов в тетрадь, чтобы не забыть свой сон. Описал его последовательность и главных героев. Поклонникам сериала Доктор Хаус будет еще интереснее моя история. Все творение будет написано в современном жанре, который называется фанфик. Эта такая разновидность творчества, в которой произведение основано на каком-либо оригинальном произведении, использующее его идеи сюжета и персонажей. Оригинальным произведением будет являться сериал House M.D. Вы окунетесь в необычный рассказ, как с новыми, так и со старыми персонажами. Вас ждут новые головоломки, сумасшедший сюжет и финал всей истории. О таком эксперименте я думал уже давно, но решился только сейчас. Так что, поехали!
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:22 | Сообщение # 3

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 1.

Наконец-то мне удалось выбраться из дома. Это была непростая пора в моей жизни. Постоянная работа в таком непростом коллективе меня выматывала. Я понимаю, деньги – это хорошо. Счастье заключается не только в том, чтобы много зарабатывать и жить такой жизнью - все себе позволять покупать, ездить на курорты. Счастье – это внутренняя гармония во всем. А когда на работе приходиться сильно напрягаться до последнего пота и оставаться эмоционально убитым, добиться полной гармонии очень сложно. У меня была подруга, которую звали Кэтрин. Сегодня был ее день рождения. После работы я быстро вернулся домой, переоделся и направился к ней навстречу с мыслями «наконец-то мне удалось выбраться из дома». Она меня уговаривала, чтобы я не покупал для нее подарок. «Просто погуляем как обычно и все» - утверждала она. На такую уловку я не стал попадаться. В ближайшем магазине купил ей цветы и поехал на метро в центр города. Я ей сразу сказал, что день рождение – важное событие и надо его немного отметить. В вагоне метро оказалось свободно. Это стало для меня неожиданным явлением. Люди все таращились на мой красивый букет, который я держал в своих руках. Они думали, что я их не замечаю, но ошибались. «Ну и пусть пялятся, не нужно обращать на них внимания» - подумал я. Сам в это время сидел в тихом вагоне и прокручивал разные мысли в голове.
Любила ли она меня? Я так и не понял. Мы встречались уже два года, но я не чувствовал, что люблю ее. Мы хорошо проводили время, гуляли по улицам города, ели мороженное, ходили в кино. Но я считал ее своей подругой и не больше. Этот день был непростым. С утра была хорошая летняя прохлада. Я вышел на балкон, закурил сигарету. Очень интересные ощущения свежего воздуха вперемешку с дымом от сигареты. День ожидался быть жарким. Если с утра +20 , чего вы еще хотели. В комнате я быстро прибрался. Заправил кровать, убрал старые пивные банки и пустые пакетики от сухариков. Хорошо с друзьями вчера посидели. Иногда мне казалось, что я живу не в своем мире. Все мне кажется чужим. Да, пусть у меня есть друзья, есть девушка (я ее предпочитаю называть просто подругой), но мне как-то неуютно в моем теле. Все мне кажется чужим. Надел свои старые джинсы, белую футболку и носки. Перед выходом из дома посмотрел на себя в зеркало. Щетина еще сильно не обросла, поэтому бриться я не стал. Немного щетины для общей сексуальности не помешает. Почему-то я не хотел сегодня ехать к Кэтрин на машине. Решил поехать на метро. В вагоне обратил внимание на одного молодого человека, у которого на руках были золотые часы. Они мне страшно понравились, что я захотел себе такие же. Он явно хотел привлечь к себе внимание окружающих, и у него это хорошо получилось. У меня же были обычные часы - недорогие Casio, но хорошего качества. Мне их в прошлом году подарила Кэтрин. Я как раз только устроился на работу и стал деловым человеком. Она думала, что знает, чего я хочу, но на самом деле не знала. Все загадочное таилось в глубине меня. С самого детства я знал, что со мной что-то не так. Я не такой, как другие дети. Внешне это никак не выражалось, но внутреннее ощущение не обманешь. А еще у меня в комнате была фотография Кэтрин в красивой рамке. Я ее всегда храню, чтобы не забывать о ней, чтобы она всегда была рядом со мной. Я чувствую ее тепло, когда дотрагиваюсь до нее, пусть даже на фотографии и за куском стекла. В тот день, действительно было жарко, и я доехал до пункта назначения. Подождите, еще не совсем доехал. Мне еще нужно было около километра пройти пешком. Мы встречались всегда в одном и том же месте. Небольшая улица в центре города. Рядом кинотеатр и очень уютное кафе, небольшой стадион, на который можно прийти и сделать пикник. А если спуститься по улице около двух километров, можно и в парке пройтись, и у реки посидеть. Кэтрин была ростом 168 сантиметров. Знойная блондинка с легкой загорелой кожей. Сегодня на ней были белые летние джинсы, золотистого цвета футболка и белые туфли на низком каблуке. Она была похожа не просто на современную молодую девушку, а на модель. В руке всегда держала свой телефон и постоянно печатала. Я не спрашивал, с кем она переписывается, мне это было неинтересно. Я вручил букет ее любимых красных роз, и мы прошлись вдоль улицы около двух километров. Она со мной почти не говорила. Своей левой рукой она меня обняла. Я в ответ тоже ее обнял.
-Убери свои руки, - сказала Кэтрин.
-Что с тобой случилось? – спросил я.
-Мне не нравится, когда ты меня обнимаешь. Больше меня не трогай.
-С чего это вдруг? Мы же друзья, - сказал я с удивлением, – тебе же всегда нравилось, что я был рядом, тебя обнимал. Я никогда тебе не сделаю больно.
-А теперь, мне это не нравится, - сказала она капризным тоном. – Я тебя могу обнимать, и мне от этого спокойнее. А когда ты меня обнимаешь, мне не нравится. Так что, запомни. Теперь так будет всегда.
Я ее не понял. Что с ней такое происходит? Но выглядела она вполне спокойно. Никакого расстройства на ее лице я не заметил. Что же такое с ней произошло? В этот момент Кэтрин снова меня обняла, и мы пошли вдоль улицы. Жара медленно начинала спадать. Появился ветер, отчего стало легче. Но не мне. Я шел весь в раздумьях, а Кэтрин просто обнимала меня своей левой рукой. Мы шли как обычно, будто ничего не произошло. С этого дня я знал, что мы можем расстаться. Я был готов к тому, что это может произойти в любой день. Но я этого не хотел. Кэтрин – мой единственный друг, без которого мне будет тяжело. А как же другие друзья? Это не друзья, а просто приятели. Мы прошли еще пару кварталов и развернулись. Я хотел сделать фотографию с ней. Может потом и не будет возможности. Нас сфотографировала девушка на фоне фонтана. Фотография получилось забавной. Она улыбалась, как при нашем первом свидании, а я как всегда выглядел немного неуклюже. На первом свидании мы шли по городу и разговаривали, не замечая прохожих. Она много говорила, что было затруднительно ее перебить. Она рассказала о своей семье, чем занималась в детстве, какие интересные истории произошли с ней в школе. Мне стало не хватать наших старых добрых дней.
Как оказалось, это была наша последняя совместная фотография. Я приехал домой, снял свою одежду, помылся в душе. Перед тем как приехать домой, забежал в супермаркет и купил рамку для фотографии. Решил устроить небольшой алтарь в своей комнате. Было непросто это осознавать, но я пытался справиться с этим. Вышел на балкон и наблюдал за закатом с кружкой зеленого чая. Перед сном кофе противопоказано. Я много читал медицинской литературы и предсказывал некоторые заболевания, но это только самые простые головоломки. «Завтра мне снова на работу ехать» - охватила меня мысль в самый неподходящий момент. В комнате посмотрел на две фотографии Кэтрин, обе их поцеловал. Выключил свет в своей комнате и лег спать. Это был непростой день, который запомнился мне на всю жизнь. Я думал, что завтра все пройдет. Но все оказалось напрасным. Я каждый день ездил на работу, и по вечерам выходных встречался с Кэтрин. С каждым разом она все меньше говорила и все больше печатала на своем телефоне. Такой режим был доведен до автоматизма. Я не мог ее обнять, потому что она этого не хотела. Чувствовал себя безруким инвалидом. Так продолжалось еще несколько месяцев. Не знаю, как назвать человека, который знает, что неприятное с ним произойдет, оно неизбежно, но человек еще надеется, что все поправимо. Осень для меня пролетела практически незаметно. Загруженность на работе не давала мне отвлекаться на самые плохие мысли. Тем более на работе как раз дела пошли в гору.
Зимой она решила со мной расстаться. Это было грустно, но ожидаемо. Я бы мог сам ее бросить, но этого не хотел. Зима в тот год выдалась холодной и расставание в такой холод – еще больнее. «Может, стоит уехать из этого города и все забыть?» - мне в голову приходила такая мысль каждый день. «На работе идет положительная динамика, и бросать ее ради неразделенной любви того не стоит», - подсказывал мне мой разум. Я так и не смог выкинуть в мусорное ведро ее фотографии. Мне нужно было обо всем кому-то рассказать. Я не мог один пережить это расставание, потому что такое состояние давило на меня. Я стал много переживать, отсюда и заболел простудой. Пришлось на несколько дней взять больничный. Коллегам по работе я не мог рассказать о своих личных проблемах. Когда часы показывали уже полночь, я с кружкой горячего чая рассуждал о самых разных вариантах. Когда понял, что чай не помогает, быстро опустошил пару бутылок пива. В такой ситуации другого разумного решения я не мог найти.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:23 | Сообщение # 4

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 2.

Как ни странно решение быстро нашлось. В одно время я работал с женщиной, которая пережила расставание со своим мужем. Ей было непросто длительное время, а потом все прошло. Мы подружились, и она рассказала мне свою историю несчастной любви. И да, забыл вам ее представить. Ее звали Лия. Ей было около сорока лет. Брюнетка, не высокого роста, стройная фигура. Она мне напоминала врача терапевта. Лия обладала красивыми чертами лица, которые доставляли мне приятные ощущения. Одевалась она всегда строго и со вкусом. Сидела в научном совете по вопросам образования. Мы пересекались с ней в коридоре во время перерыва, но чтобы вместе работали, такого не было. Ее пальцы на руках были такие тонкие, словно спички. Одно резкое движение и они треснут. О себе она мне рассказывала всегда и с удовольствием. «Ты для меня чужой человек, но я тебе доверяю и могу рассказать, что болит у меня на душе. Я уверена, что ты меня всегда выслушаешь и поймешь. Больше я никому не хочу рассказывать» - говорила мне Лия. Она выросла в семье, где были строгие правила. Если она их нарушала, то всегда следовало наказание. Лия закончила школу с отличием, затем поступила в университет. Проучилась пять лет и получила диплом специалиста. Встречалась со своим сокурсником и забеременела. Вышла замуж и жила с ним два года. Он скончался от воспаления легких. Врачи ей говорили, что он поправится, что все под контролем, но в один день ему стало плохо, он потерял сознание и больше не очнулся. Лия долго переживала такой удар судьбы. В это время я работал с ней в одной фирме. Тогда она мне все и рассказала.
Этой зимой я тоже пережил расставание. Только никто не умирал. Лия работала на прежнем месте, поэтому мне не составило труда ее быстро найти. Перед встречей предварительно ей позвонил, как истинный джентльмен. В супермаркете купил красное полусладкое вино и конфеты. Мне ее давно хотелось увидеть, но это могло усложнить мои отношения с Кэтрин, которые итак уже зашли в тупик. Я думаю, у меня к ней даже были какие-то чувства. Время бы все показало, если я остался на прежнем месте. Каждое утро я вспоминаю это серое высокое здание в центре города. На каждом этаже большие пластиковые окна, которые выглядят вполне солидно. Летом включали вентиляторы в каждом кабинете, а зимой обогреватели. Не хочу рассказывать, чем я там занимался, но работа была не из простых. На моем месте и в моей должности люди долго не задерживались, поэтому была высокая текучесть кадров. С бутылкой вина и конфетами я оказался у нужной двери. За рабочим столом сидела Лия со своим помощником. Он был полным, весил около ста килограмм. В принципе не такой старый. Похоже, что ему было около сорока лет. Одет был в черный смокинг и на ногах черные ботинки, которые были начищены до блеска. Такой костюм был ему к лицу. Когда Лия увидела меня то в первую очередь улыбнулась. «Как же я скучал по этой улыбке» - подумал я. «Она ничуть не изменилась» - продолжал рассуждать. Я улыбнулся ей в ответ и крепко обнял ее. Ее помощник в этот момент отвернулся, будто в той стороне происходило что-то важное.
-Мне нужно с тобой поговорить, - сказал я.
-Хорошо. Через пять минут мой рабочий день заканчивается, - ответила Лия и посмотрела на мой пакет.
-Да, кстати, я принес нам немного выпить красного вина. Надеюсь, твой помощник составит нам компанию.
-Совсем забыла вас познакомить. Это мой новый помощник Роберт. Мы недавно вместе работаем.
-Приятно познакомиться, - сказал Роберт и протянул меня руку.
-Мне тоже приятно с вами познакомиться, - ответил я на его крепкое рукопожатие. – Не желайте к нам присоединиться и выпить с нами вина за знакомство?
-Извините, но мне надо идти, - ответил с какой-то хитрой неловкостью Роберт. – Сегодня с супругой идем в театр. Давно об этом мечтали. Если сейчас задержусь, то точно опоздаем.
-Очень жаль, - ответил я и обрадовался этому, потому что хотел наедине поговорить с Лией.
Тем временем Роберт надел свое теплое черное пальто, с нами попрощался, и аккуратно закрыл за собой дверь. Теперь я мог сконцентрироваться только на Лии. Одета она была в синие узкие джинсы, на ногах зимние сапожки и серый теплый вязаный свитер. Вроде такое странное сочетание, но ей был к лицу такой наряд. Лия из шкафчика достала два бокала для вина и штопор. Я откупорил бутылку и разлил по бокалам.
-Давно не виделись. Я рад тебя снова увидеть, - сказал я ей с улыбкой на лице. – Предлагаю выпить за тебя.
-Спасибо. Я тоже тебя рада видеть, - сказала Лия. Мы чокнулись бокалами, и отпили по два-три глотка. Вино мне понравилось. Судя по ее лицу, ей тоже. Она открыла коробку с шоколадными конфетами и попробовала одну. Я от такой затеи отказался.
-Как поживаешь? – спросил я сразу в лоб.
-Все не так хорошо. У моего отца рак кишечника и ему осталось жить около недели. В принципе, я уже к этому готова. А так все хорошо.
По тону ее голоса я чувствовал спокойствие. Практически никакого разочарования и тревоги. Возможно, это мне только казалось на фоне моей проблемы. Мы выпили еще немного вина. Я рассказал Лии, что со мной произошло за последние два года. Затронул и тему расставания с Кэтрин. Она была удивлена, что все так произошло. Лия была уверена, что наши с Кэтрин отношения будут долгими и счастливыми. Но жизнь – сложная штука. Никогда не знаешь наперед, что с тобой может произойти. В ее в небольшом, но уютном кабинете мы просидели около двух часов. Время уходить, иначе можно до утра остаться в этом месте. Поздно вечером, охрана закрывает все входные двери, поэтому выйти не получится. Придется остаться ночевать на рабочем месте.
-Может, сходишь ко мне в гости? – предложил я Лии.
-Сейчас? – с удивлением на лице она меня переспросила.
-Почему бы и нет. – ответил я резко. – Я тебе еще не все рассказал. Еще не знаю, когда тебя увижу, и увижу ли еще вообще.
-О чем ты говоришь? – почувствовала что-то неладное Лия. – Не говори так. Ты меня пугаешь. Мы с тобой еще много раз увидимся, и будем видеться постоянно. Ты никуда не уйдешь и я тоже.
Она меня успокоила. Я ввел ее в заблуждение своим странным философским предложением. А потом решил это все забыть, будто ничего такого странного не говорил.
-Ну, так что? Пойдешь ко мне в гости? – переспросил я уже с небольшим давлением в голосе.
-Хорошо. Только оденусь и заберу из кабинета пару вещей.
-Я подожду тебя в коридоре.
На улице было уже холодно. Машины редко можно было увидеть в темный холодный зимний вечер. На улице фонари светили не так ярко, и свет плохо отражался от снега. Группа алкоголиков прошлась мимо нас. Они обсуждали, какое пиво лучше. Маленького роста мужчина утверждал, что это было местное разливное пиво, а двое других мужчин, которые ростом повыше и в плечах помощнее, говорили, что лучше иностранного не найти. Их спор, наверное, надолго затянулся и не ясно чем все закончилось. Мы не следили за ними, у нас была своя дорога. Лия на меня посмотрела и схватила за руку, как своего ухажера. В другой руке она держала сумку, в которой находилась бутылка с водой.
-Почему ты с собой таскаешь бутылку с водой? Сейчас же не лето? – спросил я Лию.
-Эту воду привезли мне издалека. Она является лечебной и выводит многие токсины из организма, - ответила она.
Я был не против такого поворота событий. Быстрыми шагами добрались до станции метро. Нам удалось успеть на последнюю электричку. Лия села у окна, и я рядом с ней. Взял ее за руки, которые оказались холодными. Учитывая то, что она была в теплых вязаных варежках – это ей не помогло. Я своими теплыми руками согрел ее тонкие пальчики и ладони. Ее лицо покраснело на морозе и выглядело это очень мило.
В моей квартире горел свет. Мне показалось это странным. Я помню, что не включал сегодня свет. Тем более на кухне. Еще в прихожей я почувствовал, что воздух очень влажный. Вода испарялась, не знаю откуда. Не снимая обуви, я побежал на кухню. Там я увидел, что на плите находится желтая пятилитровая кастрюля, из которой так и стреляет горячий пар. «Разве я сегодня оставлял на огне кастрюлю с водой?» - разумная идея пришла мне в голову. Я был в недоумении, но старался об этом забыть. У меня в гостях была женщина, которая так и стояла на пороге квартиры, не зная, что ей делать, потому хозяин не дал ей команду войти.
-Можешь чувствовать себя как дома, – сказал я Лии. Она сняла обувь, затем и пальто. В это время я помыл чашки и закинул в каждую по пакетику заварки. Вода в кастрюле уже не кипела, но для чая была еще горячая. Лия вошла в мою комнату. Она разглядывала фотографии, где я был с Кэтрин и без нее. Села на мой диван и посмотрела в сторону балкона. На окнах были красивые ледяные узоры, как их описывают в детских сказках.
-Чай уже остывает, – сказал я Лии.
Кухня у меня была небольшого размера, но очень даже уютная. Холодильник стоял в углу, прямоугольный деревянный стол в середине комнаты. Стены хорошо отштукатуренные, белого цвета, как и потолок. Лия вошла на кухню и поставила на пол трехлитровую бутылку с водой. Оглядывая по нескольку раз мою кухню, остановила свое внимание на потолке.
-Интересный светильник. Сам выбирал?
-Это выбрала Кэтрин.
-У нее хороший вкус.
-Это правда.
Светильник был выполнен из плотного стекла в форме бабочки. Оформлен узорами зеленого и желтого цветов. От этого казалось, что лампы горят еще ярче, но это всего лишь иллюзия.
-Спасибо за чай, - сказала Лия. – У тебя милая квартира. Порядок на каждой полке. Девушкам это нравится.
Возникла неловкая тишина. Я не знал, что ей ответить, а просто поцеловал ее. Она ответила на мой поцелуй. Медленными шагами мы направились в мою комнату. Я уложил ее на кровать. Ну, вы поняли, что не как в дзюдо перекинул ее через плечо или как маленького ребенка спать уложил, а очень так сексуально. Когда наши губы расстались, я посмотрел ей в глаза и начал снимать с нее вязаный серый свитер. Но она ударила мне по рукам.
-Извини. Я не могу, – ответила она с грустью. – Дело не в тебе, а во мне. Просто я еще не готова после смерти мужа. Прости меня.
Она смотрела мне в глаза своим пустым взглядом. Лия была похожа на потухающую лампочку, которой не хватает напряжения. Слезы потекли из ее глаз и покатились по щеке. Я своими пальцами помог их убрать, чтобы она немного успокоилась. Прижал ее у груди и медленно гладил ее волосы. Через некоторое время Лия вроде успокоилась, но по-прежнему своими маленькими тонкими пальцами держалась с мою рубашку.
-Хорошо, я тебя понимаю. Не нужно просить прощения. Все будет хорошо.
Потом я лег на спину. Лия положила свою голову мне на грудь. Мы лежали и вспоминали те времена, когда работали вместе. Точнее не работали, а как общались в буфете во время обеденного перерыва. Двадцать минут в день. Нам хватало для общения столько времени. Спустя некоторое время Лия так и заснула у меня на груди. Я обнял ее обеими руками и заснул вместе с ней.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:24 | Сообщение # 5

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 3.

Утром погода прояснилась. Я проснулся от приятного запаха, который доносился из кухни. Какое-то время просто лежал с закрытыми глазами и пытался распознавать разные звуки. Когда я открыл глаза, то увидел перед собой серый вязаный свитер Лии. В комнате было тепло и светло. Такое ощущение, что время остановилось. Но как такое возможно? Ложился, когда было темно, проснулся – уже светло. В принципе, все кажется логически верным. Я потянулся несколько раз, как кошки делают каждое утро, и медленно встал с кровати. Из кухни доносились звуки стучащего металла и фарфора. «Лия готовит завтрак» - сразу же пришло мне в голову. Чтобы ее не отвлекать от этого занятия, я тихонько ускользнул в ванную. В первую очередь налил воды в стакан и ополоснул рот. Затем хорошенько почистил зубы зубной щеткой и добил этот гигиенический процесс зубной нитью. Когда посмотрел на себя в зеркало, то видел еще больного человека, которому необходимо лечение. Я открыл рот и увидел свое больное красное горло. Снова налил в стакан воды и добавил туда лекарство.
-Ты уже проснулся? – услышал я знакомый женский голос.
-Да. Я сейчас умываюсь, - сказал я громко, чтобы Лия наверняка меня услышала.
-Я готовлю завтрак. Ты не против?
-Нет. Это даже здорово. Мне уже давно никто не готовил завтрак.
«Мне никогда еще женщина не готовила завтрак» - осенило меня со стаканом в руке. «Боль в горле сама собой не пройдет» - говорил себе. Проведя эту нехитрую медицинскую процедуру, я направился в сторону шкафа, чтобы поменять рубашку. От нее уже доносился приятный запах Лии, поэтому я передумал. На кухне работа кипела в прямом смысле слова. Лия готовила яичницу с беконом, аккуратно все помешивая и прожаривая деревянной ложкой. Она вытащила из холодильника небольшой кувшин с апельсиновым соком.
-Доброе утро, - сказал я и по-дружески поцеловал в Лию щеку.
-Доброе утро, - ответила она, перемешивая на сковородке наш завтрак. – Извини, что так скромно. Больше я ничего съедобного не нашла в твоем холодильнике.
-Ничего страшного. У меня в холодильнике самый простой холостяцкий набор продуктов.
Она на меня не смотрела. Направила свой взгляд на сковородку и постоянно все перемешивала. Я не стал ее отвлекать и сел на стул. «Может это и есть начало настоящей семейной жизни?» - пришла мне в голову мысль. Со стороны это выглядело, что я просто наблюдал, как она готовит завтрак. «Это может быть в последний раз, когда она мне готовит. Надо просто наслаждаться этим моментом» - возникла мысль в голове.
-Все готово. Прошу к столу, - сказала Лия с командной интонацией.
Все оказалось очень вкусно. Мы просто молча ели. Я не знал, что ей сказать. Из тарелок шел пар. Она поставила чайник на плиту. Бутылка с водой была практически полностью пустой. Вода была лишь на самом дне бутылки.
-Сегодня ты идешь на работу? – спросил я.
-После полудня. С утра поеду навестить отца, пока он жив.
-Я могу тебя подвести.
-Отличная идея. Мне надо заехать к себе на квартиру. Необходимо отцу забрать одежду, которую я постирала несколько дней назад. Он не может ходить в туалет самостоятельно. Медсестры за ним убирают, но чистую одежду все равно надо. Ему осталось недолго. Сейчас, все что я могу, это позаботиться о нем хотя бы некоторое время, что ему осталось.
Мне тут нечего было добавить. Все что я сейчас мог, это просто молча ее поддержать в такой непростой период ее жизни. Я понимал, что она на некоторое время останется в одиночестве. Сначала муж, потом отец. Я хотел с ней находиться рядом и всегда поддерживать ее. Возможно, это не просто дружеская привязанность. Возможно, я был в нее влюблен еще с самого начала, когда мы только познакомились. Но думать о романтике было трудно и неправильно, когда у близкого человека родственник находится при смерти. Я всегда чувствовал себя одиноким. Даже когда друзья со мной общались. Помню, когда мне исполнилось четырнадцать лет, я сбежал из дома. Ненадолго, всего-то на двенадцать часов. Это был день моего рождения. Я ни с кем его не хотел отмечать, а просто побыть один. Самый подходящий день выбрал для побега. В восемь утра, в свой рюкзак я собрал немного еды, чтобы перекусить. Когда учился в школе, не ходил ни в какие кружки и спортивные тренировки. Каждое утро я бегал по утрам, когда еще никого не было на улице. Иногда бегал по стадиону, наматывая круги. Однажды, на стадионе ранним утром появился седой дедушка, который в свои годы находился в отличной физической форме. Он оказался бывшим спортсменом и тренером. Старик научил меня правильно делать растяжки, выполнять беговые упражнения для укрепления мышц и выносливости. Потом мы вместе качали пресс, чтобы окрепли мышцы живота. Я рассказал дедушке, о том, что не хочу праздновать свой день рождение с друзьями. Он мне ответил, что может это устроить. Тогда и родился наш хитрый план. С полным рюкзаком мы отправились в поход. В настоящий поход с палаткой. Как выяснилось позже, палатка нам так и не понадобилась. Целый день мы бродили по разным рельефам. Я не знал, что в моем городе есть столько красивых мест. На речке мы остановились всего на два часа, чтобы рыбачить. У меня это не очень хорошо получалось, а вот седой старик вытаскивал одну рыбешку за другой, будто у него на крючке был магнит для рыб. Сварили вкусную уху на костре. Я вернулся домой поздно вечером. Родители меня потеряли, обзвонили всех соседей, родственников. В тот день мне здорово попало и родители не дали мне подарок. Но я этому не огорчился. Это был отличный день рождения. На следующий день я рано пришел на стадион, чтобы побегать. Старика все не было и не было. Я стал волноваться. В любую погоду он приходил бегать каждый день, даже когда чувствовал себя больным. При таком состоянии он просто проходил пару кругов пешком и направлялся домой. Я не знал, где он жил. О себе старик мало рассказывал, да и я особо его не расспрашивал. Все наши беседы были только о тренировках и укреплении мышц. В тот год я находился в хорошей физической форме. Каждый день приходил на стадион и ждал появление старика. Но его все не было. Я подумал, что он уехал в другой город погостить к своим родственникам. Прошло еще пару месяцев, он так и не появился. Зимой я перестал заниматься бегом и не ходил на стадион. Мне его не хватало, его оптимизма, громкого жизнерадостного голоса. Не знаю, почему я это сейчас вспомнил. Наверное, отец Лии напоминает мне его.
-Нам пора, - сказала Лия.
Я в ответ лишь кивнул головой. Забежал в свою комнату и забрал пару документов для работы. Свою сумку нашел под диваном. Еще раз внимательно проверил: выключен ли везде свет и огонь на плите. Все было хорошо. Надел теплые шерстяные носки и черный пиджак. Я не чувствовал, что сегодня будет сильный мороз. Синоптики обещали небольшое потепление, и тем более ехать нужно на машине.
Во дворе я заметил двух владельцев автомобиля, которые с легкостью завели моторы своих железных помощников. Все в норме. И я моя Тойота заведется хорошо. На деле все так и вышло. Лия села на переднее пассажирское кресло и пристегнула ремень безопасности. Я немного подождал и пару раз нажал на педаль газа.
-Необходимо немного прогреть автомобиль, - сказал я.
-Я понимаю. Делай так, как нужно, - ответила Лия. Она глядела в одну точку, пытаясь на чем-то сосредоточиться. Такое ощущение, что Лия продумывала каждый свой шаг на сегодняшний день. Я посмотрел в зеркало, включил левый поворотник и выехал на дорогу. Она была узкая, что с трудом два автомобиля могли разъехаться. К счастью, такого со мной не произошло. Я выехал на широкую трассу и прибавил газу. Лия повернула голову и смотрела в боковое окно. В такой непростой для нее момент я не стал включать радио. Не надо отвлекать. В салоне запахло дымом. Откуда он мог туда попасть? Все же окна закрыты? Возможно, мне просто показалось. Подъезжая к перекрестку, я увидел, как зеленый цвет сигнала светофора меняется на желтый. «Еще прибавить газу и я успею спокойно проскочить» - подумал я. Добавил усилие правой ногой на педаль газа. Двигатель взревел и скорость увеличилась. Оказавшись на середине перекрестка, я полностью потерял зрение. Это произошло очень резко, будто я сам сильно зажмурил глаза. Раздался грохот, и я головой ударился о лобовое стекло своей Тойоты.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:24 | Сообщение # 6

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 4.

Я не знаю, сколько прошло времени. Ничего не могу вспомнить. Первые мои ощущения, которые я почувствовал – это боль в голове. Она была не сильная, но давала о себе знать. Я начал приходить в сознание, но не мог открыть глаза. Что со мной произошло? Судя по своему положению тела, я находился в горизонтальном положении. Мне пришла в голову мысль, что оказался в больнице, и сейчас, лежу в палате на койке. Впервые, я начал слышать некоторые звуки. Люди то заходили, то выходили.
-Можете попробовать открыть глаза, но только медленно, - услышал я мужской голос.
Такое ощущение, что на мои веки положили тяжелые гири, что их мне не осилить. Очень медленно, но я открыл глаза. Четкого изображения я не видел, все казалось мутным. Кто-то посветил мне фонариком в глаза. Я еще раз зажмурился и открыл их.
-Вы идиот! – услышал я грубый мужской голос. Когда посмотрел в ту сторону, откуда доносился звук, то увидел мужчину лет пятидесяти. Он был одет в серую помятую рубашку, черные джинсы и серые кроссовки. Его лицо покрылось темно серой щетиной. В своей руке он держал трость.
-Вы идиот! Вы меня слышите? – еще раз сказал он уже громче. Я в ответ кивнул только головой.
- Это доктор Хаус, - сказал огромный чернокожый мужчина лет сорока. В белом халате и в костюме с серым галстуком он был больше похож на доктора, чем небритый его коллега. – Я доктор Форман. Помните, что с вами случилось?
Я напряг голову и пытался вспомнить, но не мог. Будто я заново родился, а прошлого у меня никогда и не было.
-Не могу вспомнить, - сказал я доктору Форману.
-Конечно, не можете, тупой вы идиот, - сказал с сарказмом Хаус. – Вы ехали на своей Тойоте, нарушая правила дорожного движения. Выехав на перекресток, врезались в автобус. Из-за того, что вы забыли пристегнуть ремень безопасности, ударились головой о лобовое стекло. Рентген показал, что вы получили сотрясение головного мозга. Кости черепа целы. Из-за сотрясения у вас немного пострадала область мозга, отвечающая за память и зрение. Область мозга, отвечающая за идиотизм, не пострадала. Доктор Форман проведет несколько тестов, а потом выпишет лекарства. Вы поправитесь. Жаль, что только ваш автомобиль уже не спасти. Возможно, он станет хорошим донором колес для другого автомобиля. Дело закрыто. Скукотища смертная.
-Подождите, Доктор, - сказал я. – Я вспомнил, что со мной произошло. Я выехал на перекресток, когда еще горел желтый свет. Я потерял зрение еще до аварии. Ехал медленно, на желтый сигнал, а потом нога сама сильно нажала на педаль, и я перестал видеть.
Хаус и Форман посмотрели друг на друга. Такого поворота сюжета никто из них двоих не ожидал. На самом деле скукой здесь уже не пахло. Это стало настоящим интересным делом, которое доктор Хаус любит. Он был даже рад, что это не просто потеря зрения из-за сильного удара головой.
-А вот это уже интересно, - сказал обрадовано Хаус, - сделайте ему МРТ головного мозга, возьмите полный анализ крови. А дальше посмотрим.
Форман записал что-то в синюю папку и вышел за дверь. Хаус сделал пару шагов в сторону двери и остановился. Повернулся ко мне правым боком. Левой рукой оперся о свою трость, а правой рукой полез в карман своих черных помятых джинс. Достал оттуда желтый пузырек с лекарствами. Немного покрутил в правой руке, а затем держал перед собой, внимательно разглядывая содержимое пузырька. Большим пальцем правой руки элегантно открыл емкость, и опрокинул пару таблеток себе в рот. Хаус проглотил их моментально, даже не жевал. Я только наблюдал за ним, как он это делает.
-Может у вас и не просто сотрясение головного мозга, но вы все равно идиот, - сказал Хаус.
-А что случилось с Лией?- спросил я его, пока он не вышел из моей палаты.
-С ней все в порядке. Она, в отличие от вас, пристегнулась ремнем безопасности. Получила пару небольших порезов.
-Я могу ее увидеть?
-Если она согласится с вами увидеться, то она придет, - сказал Хаус и вышел из моей палаты.
Грегори Хаус являлся лучшим доктором в этой клинике. Он почти безошибочно ставил диагнозы больным и помогал им излечиться. Свое детство он провел в Японии и Египте. Когда ему было двенадцать лет, он понял, что его отец на самом деле ему не биологический отец. Грег догадывался об этом, но не знал наверняка. В четырнадцать лет Хаус оказался в японской больнице. Там он познакомился с уборщиком. Он хорошо понимал в медицине и опытные доктора к нему прислушивались. Именно после этого знакомства он решил стать врачом. Благодаря высоким оценкам Грег поступил Медицинский колледж имени Джона Хопкинса. До конца ему отучиться не удалось, потому что сокурсник поймал его на обмане. И все же, Хауса приняли на медицинское отделение Мичиганского университета. Там он стал легендой и привлек внимание Лизы Кадди. Она стала главным врачом госпиталя Принстон-Плейнсборо. Тогда она и позвала Хауса на должность руководителя отделения диагностической медицины. Грег начал разгадывать тяжелые головоломки, чтобы поставить пациентам верный диагноз. Но он работал не в одиночку. У Хауса была целая команда: врач-невролог Эрик Форман, врач-реаниматолог Роберт Чейз, врач-иммунолог Эллисон Кэмерон. Однажды, врачи поставили ему неверный диагноз. Хаус чуть не лишился своей ноги, но решил ее не ампутировать. На протяжении длительного времени он ощущает сильную боль в ноге, поэтому принимает сильнодействующее наркотическое обезболивающее – викодин. Узнав эту историю, я не стал на него обижаться, когда Грегори назвал меня идиотом. Он был прав. Мне нужно было пристегнуться ремнем безопасности и, возможно, не ударился бы головой о лобовое стекло. Рассуждать было уже поздно. Я хотел видеть Лию, удостовериться, что с ней все в порядке. Прошло около двух часов, а она так и не появилась.
-Добрый вечер. Я доктор Кэмерон. Сейчас я возьму у вас анализ крови. Пожалуйста, поработайте немного кулаком.
У нее была очень красивая внешность и приятный голос. Она могла убедить любого пациента на любые процедуры. Кэмерон пользовалась этим сполна. Пока я рассматривал ее волосы, не заметил, как игла оказалась у меня в вене. Эллисон сосредоточенно смотрела на мою руку и собирала кровь в пробирку. Когда все закончилось, она поставила пробирку в специальный контейнер и протянула мне маленький прозрачный пластиковый стаканчик с таблетками.
-Это легкое снотворное, чтобы вам хорошо спалось ночью, - сказала Кэмерон с такой заботой, будто я маленький ребенок. Я проглотил две таблетки, запил водой. Почитал немного газету и уснул. Лия ко мне так и не пришла.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:25 | Сообщение # 7

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 5.

Утром была солнечная теплая погода. В моей палате было светло, из-за этого настроение улучшилось. И не только настроение. Боли в голове уже практически прекратились, а зрение было в норме. По крайней мере, я так думал. В мою палату вошла молодая красивая девушка в белом халате. Блондинка с голубыми глазами. Что может быть лучше? В руке она держала мою медицинскую карту и два рентгеновских снимка. Следом за ней вошел молодой человек в белом халате того же возраста. Он был похож на индуса.
-Как себя чувствуйте? – спросила блондинка.
- Уже лучше. А вы мой новый врач? – спросил я ее.
-Не совсем. Я доктор Эмбер Волакис, а это мой коллега доктор Катнер. Мы вместе работаем в команде Хауса.
-Можете ее называть беспощадной стервой, - перебил доктор Катнер.
-Заткнись, - ответила Эмбер грубым тоном. – Мы посмотрели ваши снимки и новости не самые лучшие. У вас опухоль в головном мозге. Вам нужна срочная операция, пока это возможно.
-Но вчера доктор Хаус мне сказал, что у меня лишь небольшое сотрясение?
-Доктор Хаус ошибся. В последнее время он злоупотребляет викодином и не может ясно мыслить, - сказала Волакис.
-Вы просверлите мне череп? – спросил я с ужасом.
-Нам придется это сделать. Это все для вашего блага, - ответил Катнер.
-Операция не сложная. У нас самые опытные хирурги с мировой квалификацией. После операции зрение и память не будут вас больше беспокоить, и вы вернетесь к нормальной жизни, - сказала доктор Волакис.
- И каковы мои шансы на удачный результат?
Эмбер посмотрела на Лоуренса. Они решали между собой, кто будет называть мне цифру.
-Как показывает практика, шансы полностью удалить опухоль составляет 85 процентов, - сказала она.
-Звучит здорово, - ответил я с надеждой. – Что я должен сделать?
-Вам нужно подписать здесь, что вы согласны на операцию, - сказал Катнер и протянул ручку и медицинский документ. Я взял ручку и поставил свою подпись.
-А теперь отдыхайте, - сказала Эмбер. – Скоро к вам придет медсестра и начнет готовить вас к операции.
Я в ответ лишь кивнул головой и удобней положил голову на подушку. Катнер и Волакис быстро покинули мою палату. Я снова посмотрел в окно и думал о Лии. Она должна была меня уже навестить. «Может у нее не просто небольшие порезы, а что-то серьезнее?» - пришла мне в голову мысль.
-Как вы себя чувствуйте? – спросил меня доктор Форман. Я и не заметил, как он вошел в мою палату.
-Уже лучше. Ваши друзья ко мне уже заходили. Вы пришли готовить меня к операции?
-Какой операции? – удивился Форман. – Сегодня мы должны вам сделать МРТ головного мозга. Сегодня к вам кто-то заходил?
-Да, - ответил я. – Доктор Волакис и доктор Катнер заходили ко мне утром. Сказали, что Хаус ошибся и у меня в голове опухоль. Необходимо делать операцию на мозге.
Форман был сильно удивлен моим ответом. Он посмотрел на меня, посветил фонариком в глаза.
-Извините, - сказал он и выбежал из палаты.
Что со мной не так? Я вновь попытался уснуть, как услышал звуки. Кто-то стучал твердым предметом об стекло. Когда я поднял голову, то увидел, как доктор Хаус стучит тростью по двери моей палаты.
-Я хочу вас огорчить, - сказал Хаус. – Доктор Эмбер Волакис погибла несколько недель в автомобильной катастрофе, а индийский чернокожий мальчик прострелил себе голову от несчастной жизни. Так, что у вас галлюцинации. Хочу вас уверить, что я их тоже вспоминаю во сне, и не только во сне. Человеческие образы остаются в голове. Так уж устроен наш мозг. Парень, который видит мертвецов и разговаривает с ними – настоящий шарлатан. Сейчас мы вам сделаем МРТ и опухоль в мозге подтвердится.
-Но я их никогда раньше не видел. Сегодня только в первый раз.
-Может, лучше подумайте? В университете, магазине, может в стриптиз клубе?
-Нет. У меня хорошая память на лица. Их я видел в первый раз.
-И что они вам сказали?
-Они сказали, что у меня опухоль в мозге и надо делать операцию.
-Кто именно тебе сказал?
-Беспощадная стерва.
Хаус был сильно удивлен. Никто, кроме его команды не знали, что ее зовут беспощадной стервой. Еще Кадди с Уилсоном знали об этом. Это уже не было похоже на галлюцинации. Может что-то серьезное произошло с ним. В таком случае, нужно ложить пациента в психиатрическую клинику.
- Вот она тут. Беспощадная стерва. За стеклом, - сказал я Хаусу и указал пальцем. Он повернул голову и посмотрел в то место, куда я указал.
-А она действительно, здесь, - сказал Грег. – Это уже не просто галлюцинации.
Он сидел на стуле, опираясь на свою трость. Его голова опустилась вниз. Так делают люди, которые уже ни во что не верят и сдаются, принимая в себе то, что ничего не могут с этим поделать. Остается только смириться.
-А что будет со мной? – спросил я Хауса.
-С вами не знаю. А мне надо ложиться в клинику. Порой и викодина бывает много.
В моей палате снова стало пусто. Но ненадолго. Вошел доктор Форман с печальным выражением лица. Он посадил меня в инвалидное кресло и укатил со мной вдоль коридора. Мы повернули налево и проехали еще несколько кабинетов. Я поднял голову и увидел его озадаченное лицо. Форман нажал на кнопку лифта, у которого собралось еще пару людей в белых халатах. Мы спускались на первый этаж, чтобы сделать мне МРТ. «Если опухоль подтвердится, то придется просверлить мне череп» – думал я. Ждать долго не пришлось. Форман помог мне лечь в огромное устройство, которое напоминало печь в кондитерской. На поднос ставят бублики и все это заталкивают в эту печь, чтобы они хорошенько поджарились.
-Сейчас мы вам проведем МРТ, - сказал доктор Форман. – Это томографический метод исследования внутренних органов и тканей с использованием физического явления ядерного магнитного резонанса — метод основан на измерении электромагнитного отклика ядер атомов водорода на возбуждение их определённой комбинацией электромагнитных волн в постоянном магнитном поле высокой напряжённости. Если у вас в голове есть опухоль, то на изображении мы это увидим.
-Хорошо, - сказал я. – Делайте как считайте нужным.
Форман кивнул головой и предупредил меня, что во время процедуры нельзя двигаться. Такое правило в лежачем положении было совсем не трудно выполнить. Я не знал, о чем можно думать в такой момент, когда ты находишься внутри аппарата для МРТ. Я думал о Лии, потому что считал себя виноватым в этой аварии. Прошло немного времени, как тележка меня обратно выплевывала. И тут я почувствовал сильную головную боль, что закричал.
-Что случилось? – спросил меня доктор Форман.
-Голова сильно болит! – сказал я и схватился обеими руками за виски.
Я почувствовал небольшой укол в руку и от этого начал засыпать. Голова уже не так болела.
Когда я снова открыл глаза, то увидел, как медсестра вытирает салфеткой пот с моего лица.
-У вас сильный жар. Сейчас мы вам вводим лекарство, которое снизит температуру, - сказала она.
-Позовите доктора, - сказал я медсестре. Она кивнула головой и вышла из моей палаты. В это время все события так быстро происходили, что я не успевал за этим следить. Это было похоже на то, что я находился в измерении, где время течет гораздо быстрее. Наконец ко мне вошел доктор Форман.
-На МРТ у вас все чисто и анализ крови в порядке. Мы пока не знаем, что с вами, но надеюсь, скоро узнаем.
-Но обычная простуда не дает таких симптомов? – спросил я Формана.
-Обычная простуда быстро проходит. Что-то заставило ваше зрение на время исчезнуть. Мы даем вам некоторые препараты, которые должны вам помочь. Постарайтесь уснуть.
-Доктор Волакис мне сказали, что у меня опухоль, может, с этим связаны мои галлюцинации.
-На МРТ все было бы видно. Так что, это не опухоль. А теперь постарайтесь уснуть, - сказал Форман и попытался меня успокоить.
- Доктор, прошу вас. Вылечите меня.
-Мы делаем все, что в наших силах, - сказал Форман. Вошла медсестра в зеленом халате и поставила мне укол. Медленно мои глаза стали закрываться. Так действует снотворное или наркоз.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:27 | Сообщение # 8

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 6.

Я помнил, как она мне улыбалась. Просто глядела на меня своими маленькими зелеными глазами. Она была еще совсем маленькой, чтобы что-то мне сказать, но по глазам было видно, что она хочет мне что-то сказать. Это было похоже на то, как смотреть в глубокую реку и на дне увидеть рыбу. Это невозможно. Почему именно сейчас это всплывает в моей памяти? Я же сплю. Я хорошо это помню. Мне сделали укол, мои глаза медленно начали закрываться. Чем дольше я живу, тем больше я вспоминаю это мгновение, это маленькое доброе лицо моей дочки. Как же я по ней скучаю. Мы долгое время уже не были вместе. Время все шло и наши мосты все дальше и дальше от нас отдалялись. И, в конце концов, я уже не видел, где заканчивается мой мост. Возможно, он был уже разрушен. Я помню, как в сентябре мы гуляли по полю. Она держала меня за руку и собирала желтые осенние листья. Лето выдалось не жарким, и листья уже к сентябрю начали падать. Какой же чудесный был пейзаж, словно кадр из какого-нибудь фильма. Очень часто этот образ вертится в моей голове. Доченька моя, как же я соскучился.
Когда я открыл глаза, то увидел, что идет дождь. С неба падали огромные капли воды и, ударяясь о землю, разбивались на маленькие части. Я встал со своей кровати и подошел поближе к окну. Стал внимательно наблюдать за этим явлением природы. Этот этаж госпиталя сразу стал мрачным, после того, как тучи полностью заслонили утреннее чистое небо. На маленьком журнальном столике лежали брошюрки и журналы об искусстве. Я вышел из палаты в коридор и увидел сидящего в кресле седого старика. «Это тот самый старик, который обучал меня бегать в детстве» - подумал я. Он листал журнал и разглядывал картинки. Старик забыл свои очки, поэтому не мог разглядеть буквы и сильно щурился. В коридоре было постоянное движение. Медсестры бегали за пациентами, чтобы им поставить капельницу или укол. Я хотел подойти поближе к седому старику и поздороваться с ним, но меня остановил женский голос.
-Ваша дочь рожает в соседней палате. Она просит, чтобы вы присутствовали на ее родах.
Когда я оглянулся, то увидел доктора Волакис. Она была по-прежнему в белом халате и в руке держала стопку синих папок с делами.
-Я вас сейчас провожу.
-Подождите, - резко я крикнул. – Вы уже умерли. Вас не существует. Доктор Хаус мне сказал, что вы погибли в аварии.
Эмбер только улыбнулась мне в ответ. А затем сильно сжала мою руку, что мне стало больно.
-Разве мертвецы могут причинять физическую боль живым людям? – спросила она.
Боль на самом деле была ощутимой. Реальнее не придумаешь. Мне стала приходить в голову мысль, что все врачи в этой больнице сговорились, чтобы сделать меня недееспособным и уложить в психушку. Возможно, мои сослуживцы заплатили главному врачу госпиталя, чтобы избавиться от меня и занять мою должность.
-Пройдите со мной в палату к вашей дочери, - сказала Эмбер. Мы последовали в соседнюю палату. Я не видел свою дочь уже долго и вряд ли узнаю ее. Но она звала именно меня. Наверное, ей сказали, что я лежу рядом с ней.
-Извините, а почему родительное отделение находится рядом с моей палатой? – спросил я у доктора Волакис.
-Больница заполнена пострадавшими от аварий. Сейчас же на улице зима. Из-за гололеда люди падают на прямом месте, и автомобили становятся неуправляемыми.
- Какая зима? Я недавно только в своей палате видел, как идет дождь.
-Вы ошибайтесь. Посмотрите сейчас в окно.
Я снова оказался в своей палате. Сдернул шторы и увидел, как белые хлопья снега падают на землю. Автомобили даже у стоянки медленно двигаются, чтобы припарковаться. Зима. В коридоре снова была суета. Старика уже не было в кресле. Я вошел в соседнюю палату и увидел, как девушка лежит без сознания. Единственное, что я успел разглядеть, пока доктор не выгнал меня из палаты, это трубку для искусственной вентиляции легких, которая была вставлена ей в трахею. Ее доктором оказался мужчина лет сорока. На его лице была медицинская маска, на голове очень смешной голубой колпак.
-Я доктор Бенджамин Хэнор. Ваша дочь сейчас находится в тяжелом состоянии. Она умирает. Ее состояние с каждым часом все ухудшается. Нам необходимо ваше согласие, чтобы сделать аборт, иначе Хизер умрет.
Когда я услышал ее имя, у меня в голове появилась картина того осеннего пейзажа, где Хизер собирает листья.
-А ребенка нельзя спасти? – спросил я доктора.
-Ребенка можно спасти, но ваша дочь умрет. Мы можем еще две недели продержать ее в таком состоянии и шанс того, что ребенок выживет, будет девяносто процентов. В нашей клинике работают одни из лучших педиатров в мире. Выбор за вами, либо ребенок, либо Хизер.
Доктор протянул мне бланк с моим согласием на аборт. Я взял бланк, посмотрел через стекло на Хизер. Ее черты лица вселяли спокойствие. Такое ощущение, что она просто спала и видела приятный сон. В детстве она всегда хороша спала. Казалось, что она сейчас проснется, встанет с кровати и обнимет меня. Доктор Хэнор ждал моей подписи. Не надо было тянуть с этим решением. Каждая минута на счету. Рядом с Хизер еще были пару врачей, которые были готовы ее реанимировать и срочно доставать ребенка.
-Я понимаю, вы пытайтесь спасти свою внучку. Ваша дочь еще молода и у нее еще будет много детей, - сказал доктор.
-Хорошо. Делайте аборт, - сказал я и подписал медицинский документ.
Я вошел в палату дочери, чтобы поговорить с ней. Она без сознания, но может она меня услышит. Доктор Хэнор попросил оставить нас наедине. Врачи встали со своих мест и вышли за дверь. Я думал, что ей можно сказать в такой тяжелый момент, но не знал. Своей правой рукой начал поправлять ей одеяло, как увидел большое красное пятно.
- Доктор помогите! Помогите кто-нибудь! У моей дочери кровотечение! – громко стал я кричать. В коридоре увидел знакомое лицо доктора Формана.
- Успокойтесь. Что случилось? – спросил меня Форман.
-Помогите! У моей дочери кровотечение.
-Здесь нет никакой дочери. Вы находитесь в соседней пустой палате. Мы должны положить вас психиатрическую клинику. Мы думаем, что у вас галлюцинации. Если не подтвердится, то будем вас снова лечить от другого заболевания.
Я посмотрел на Формана, потом снова на кровать. И, действительно, кровать была хорошо заправлена и на ней никто не лежал. Все приборы и датчики были отключены и находились на своем месте. За стеклом в коридоре я увидел, как Эмбер смотрела на меня и улыбалась. «Это все ее рук дела, беспощадная стерва» - подумал я.
-Мне нужна помощь. Я согласен пройти лечение в психиатрической клинике.
Форман посмотрел на меня и похлопал по плечу.
-Сейчас принесу бланк согласия на лечение.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:27 | Сообщение # 9

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 7

Здание психиатрической клиники находилось на возвышенности. Вид оттуда был чудесный. Можно было разглядеть зеленые поля, автомобили, которые ездят по главной трассе федерального значения. Территория клиники была просторной. Имелся замечательный сад с фонтаном посередине территории, кустарники, деревья. В углу территории была выделена баскетбольная площадка, на которой больные могли размяться с мячом. Единственное, что в этом месте напоминало клинику – это высокий металлический забор. Невозможно было через него перелезть без помощи большой лестницы. А ее тут никак нельзя достать. Перед входом много парковочных мест среди высоких деревьев. Что тут еще сказать – отличное географическое положение. Когда смотришь на небо, то оно кажется необычайно чистым. Облака тут редко заглядывают. Клиника находилась в десяти километрах от города, поэтому была спокойная атмосфера. Когда выезжаешь из города, то можно заметить вдоль дороги стройку новых пятиэтажных домов. Вроде бы стройка, но все равно шума от работы совсем немного. Я раньше себе представлял, что клиника будет похожа на тюрьму, но на самом деле внешне больше напоминало санаторий. Меня одного положили в палату. Внутри было ужасно. Высокий серый потолок и голые желтые стены. Мне сразу пришла в голову мысль о карцере. Возможно, мрачными стены они только кажутся. Мои окна были настежь открыты, но металлическая прочная сетка не давала сбежать из своей палаты. С улицы доносилось легкое звучание приятной мелодии. Наверное, что-то из классики. Я в этом не силен. Никаких занавесок на окнах не было в целях безопасности. В больнице я запомнил свои занавески приятного нежно кремового цвета, которые не бросались в глаза, а только успокаивали. Меня в столовую никто не водил. Три раза в день мне приносили еду в пластмассовой посуде и лекарства. Гости ко мне не заходили. Один раз в неделю ко мне приходил доктор и осматривал меня. Задавал вопросы о моем самочувствии. Один раз в неделю меня выпускали на территорию клиники, чтобы поиграть в баскетбол. Но я в это время немного решил побегать. Прошло две недели. Я чувствовал небольшое улучшение в состоянии здоровья. Эмбер и Лоуренса я уже не видел. Зрение ко мне вернулось и память. Я подумал, что лекарства стали мне помогать. Но это место мне казалось подозрительным. Я никогда в своей жизни не слышал об этой клинике и не видел главного врача. Тот доктор, который меня осматривал, скорее всего, работал тут по совместительству. Проводил беседы с пациентами и что-то записывал в карту. У этого доктора была странная манера общения. Наверное, он так делал специально.
-Доброе утро. Помните нас? – услышал я знакомый женский голос. Это была Эмбер. Рядом с ней оказался доктор Катнер, который в руках держал дефибриллятор.
-Давно не виделись, - сказал с улыбкой Катнер и намазал гелем электроды.
Я оказался не в своей палате. Эта комната оказалась огромной, что напомнило мне цех завода. Высокий темно-серый потолок, светло-желтые стены. На потолке было два люменесцентных светильника с двумя лампами, которые ярко светили и неприятно шумели. Я лежал в металлической прямоугольной тележке. Мои руки и ноги были привязаны кожаным ремнем к ручкам этой тележки. Эмбер прокатила меня ближе к окну, которое находилось у самого потолка. Эта тележка мне напомнило то устройство, с помощью которого двигатели и трансформаторы отправляют сушить в горячую печь. Температура там может достигать порой и тысячу градусов. Тележка двигалась на рельсах. Между рельсами была свежая деревянная стружка, от которой и доносился этот запах дерева.
-Сейчас мы вас немного полечим, - продолжила доктор Волакис. – Доктор Катнер сейчас вам сделает небольшой массаж сердца. Он у нас профессиональный дефибрилляторщик и знает, как обращаться с этим прибором.
-Мы вам проведем электроимпульсную терапию сердечного ритма, - сказал Катнер. - Начнем с напряжения 4000 вольт, а потом увеличим и до 7000. Так как, мы здесь одни, то вашего согласия нам не нужно. Эти электроды я приложу вам к грудной клетке. Вас немного тряхнет.
-Подождите, - сказал я с тревогой. – Мне не нужна терапия сердечного ритма. Мое сердце в порядке.
-Сейчас оно в порядке, - перебил меня Лоуренс. – Но после нашего экстремального лечения у вас произойдет остановка сердца, и, тогда с вашим сердцем уже не будет все в порядке.
-Не надо, пожалуйста, - закричал я, и пытался выбраться из металлической тележки.
Дергал со всей силы руками, ногами и головой. Я был привязан очень крепко к тележке, и сопротивление было бесполезным. Катнер еще раз намазал гелем электроды, растер их, и со словами «Внимание, разряд!» приложил их к моей грудной клетке. Мое тело резко дернулось вверх. Такое ощущение, что я мог долететь до потолка, но кожаные ремни меня сдерживали. Говорят в таких случаях - вся жизнь пролетает перед глазами. Я такого не почувствовал. Был очень яркий свет перед моими глазами. Такое ощущение, что я вырубился ненадолго, а потом вновь пришел в себя. Получилось вроде перезагрузки компьютера. Когда я открыл глаза, то увидел, как Эмбер и Лоуренс смеются надо мной.
-Хорошенько его тряхнуло, - сказала беспощадная стерва Лоуренсу.
-А то, я же профессиональный дефибрилляторщик, - сказал он гордо и засмеялся, будто обкуренный.
-Как вы себя чувствуйте? – спросила меня Эмбер, которая не могла перестать смеяться.
-Помогите! Меня убивают! Помогите! – стал я громко кричать.
-Это бесполезно мой милый друг, - сказал Катнер. – Вас тут никто не услышит. Ах да, забыл сказать. Завтра мы продолжим нашу терапию, будьте готовы снова полетать. Сегодня к нам в команду присоединиться еще один доктор.
Из-за его спины появилась красивая девушка в белом халате. Я обратил внимание на ее темные шикарные волосы и голубые глаза. Она мне кого-то напоминала, но я не мог вспомнить кого.
-Добрый день, - сказала мне незнакомка. – Я доктор Реми Хадли, но можете называть меня Тринадцатой.
Меня осенило. Мурашки пробежали по всему моему телу. Дыхание участилось. Такое ощущение, что сердце сейчас вырвется из груди. «Неужели это она меня так действует или это реакция моего организма на дефибрилляцию?» -подумал я.
- Реми, почему ты? Как же так получилось? – спросил я.
-Вот как, - ответила Тринадцатая. – Ты все-таки меня помнишь. Я начала себя плохо чувствовать и ушла из госпиталя. Болезнь Хантингтона* начала сильно прогрессировать и бороться было очень тяжело. Я проиграла эту войну.
* Болезнь Хантингтона — генетическое заболевание нервной системы, характеризующееся постепенным началом обычно в возрасте 35-50 лет и сочетанием патологических внезапно возникающих непроизвольных движений в различных группах мышц и психических расстройств. Нейроморфологическая картина характеризуется атрофией анатомической структуры конечного мозга, а на поздней стадии также атрофией коры головного мозга. С момента появления первых симптомов продолжительность жизни составляет около 15–20 лет. Смерть обычно происходит не из-за болезни Хантингтона, а из-за сопутствующих ей осложнений, включая пневмонию, заболевания сердца и травмы. Также частой причиной смерти является суицид.
Я помню Реми еще подростком. Я никогда не забуду эти два года, которые мне пришлось с ней прожить. Наши дружеские отношения начались весной и закончились также весной. Тогда мне приходилось жить в подозрительных местах, потому что с деньгами приходилось туго. Работу было трудно найти, но все-таки мне удалось. Я был вожатым в детском летнем лагере. Утро начиналось с поднятия флага. Все это делалось под гимн, который специально написали музыканты. Этот флаг поднимался так высоко, что из любой точки, которая входит в территорию лагеря, можно было его увидеть. В ту весну я увидел Реми. Мы познакомились на церемонии открытия лагеря. Она стала моим ассистентом. Мы разговорились, так и подружились. У меня тогда была очень смешная стрижка, что Хадли постоянно мне об этом напоминала и постоянно поправляла мои волосы. Когда мы поселились в городке, то каждое утро вместе завтракали, а потом на целый день разбегались по своим делам. Вечерами сидели у костра, пили пиво и разговаривали. Она мне рассказала про болезнь, от которой умерла ее мать. Реми не хотела, чтобы наши отношения стали серьезными. Она говорила мне, что если у нее есть эта болезнь, что у матери, то никаких серьезных отношений лучше не заводить. Я пытался ее отговаривать, но это оказалось бесполезным. Так мы и расстались и больше не пересекались до этого момента.
-Теперь ты на их стороне? – спросил я Тринадцатую.
-Я ни на чьей стороне. Тебе самому нужно отсюда выбираться. Мы пытаемся тебе помочь. Доверься нам, - сказала Хадли.
-Хорошо, - ответил я.
Реми достала из кармана своего халата шприц с лекарством и медленно ввела его мне в плечо.
-А теперь нам пора. Еще увидимся, - сказала Тринадцатая и исчезла за дверями вместе с Эмбер и Лоуренсом.
Мои глаза снова стали закрываться.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:28 | Сообщение # 10

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 8

-Очнитесь. Мы знаем, что с вами, - услышал я голос доктора Формана. Я хотел спросить « И что со мной?», но мои челюсти будто затвердели. Во рту сильно пересохло. Я не мог ничего с этим поделать, а только лишь кивал головой.
-Я доктор Тауб. Буду помогать доктору Форману провести эту процедуру, - увидел я мужчину невысокого роста с длинным носом. Он оказался человеком, который обладал противоположенными качествами Форману. Мне казалось, что Тауб был приятным в общении, что порой даже производил на меня впечатление. Многие врачи были грубыми с пациентами, а он не такой. Наверное, не зря его сделали лицом госпиталя. Мы проехали длинный коридор и оказались в лифте. Внутри было пусто. «Какую процедуру?» - подумал я. Полагаясь на свои ощущения, я предположил, что мы поднимаемся вверх. Когда всей компанией вышли из лифта, то увидели еще один такой же коридор, который не отличался от предыдущего. Мы остановились у одной двери, которая ни чем не отличалась от других. Форман достал ключ и открыл дверь. Внутри оказалась такая же комната, в которой я лежал. Этот же серый потолок с желтыми стенами. Хаус лежал на кушетке на левом боку, прижав колени к животу. Его фиолетовая рубашка была уже мокрая. Я посмотрел в лицо Хауса и увидел в его глазах боль, которая завладела его телом. Лицо его немного побледнело, и было покрыто капельками воды.
- Откуда вы берете воду для питья? – спросил меня Хаус и с трудом приподнялся с кушетки.
Я хотел ему ответить, но не мог. Мои челюсти совершенно не хотели двигаться.
-Введите ему лекарство, чтобы наш пациент смог открыть рот, - скомандовал Хаус.
-Уже, - сказал Тауб с небольшим расстройством.
- Лекарство ему должно было помочь, - продолжил Хаус.
-Из крана, я всегда ее оттуда пью. А что-то не так с водой? – спросил я сказав практически шепотом, потому что челюстью было по-прежнему тяжело шевелить.
-Возможно, - ответил Хаус, - А в последний раз. Что-то необычное было?
- Да, - начал я припоминать. - В последний раз воду принесла Лия в бутылке. Сказала, что она лечебная и выводит многие токсины из организма. Мы вместе попили чай. А потом я еще перед уходом выпил стакан воды. Она мне велела. А сама выпила стакан апельсинового сока перед уходом.
- Лия хотела вас убить. – сказал Хаус. – Вода, которая якобы была целебная, оказалась очень даже ядовитой и опасной. Мои помощники проникли к вам в квартиру и взяли пробу воды из бутылки. Там мы обнаружили Pseudomonas aeruginosa в огромном количестве, а проще - бактерию синегнойной палочки. Она обитает в воде и почве и патогенна для человеческого организма. Бактерия является анаэробной и 37 градусов для нее идеальная температура. Вместе с водой бактерии попали к вам желудок, а потом дошли и до глаз, поэтому вы потеряли зрение. Повезло, что она еще не успела проникнуть в легкие, и сердце, но до вашего мозга бактерии добрались, что вызвали головную боль. Пока вы с утра чистили свои зубы, то зубной нитью повредили десну зуба. Через эту рану инфекция и попала, что вызвала боль и скованность в челюсти. Вы были простужены, и ваш иммунитет оказался не способным побороть эту бактерию, особенно в таком огромном количестве. Антибиотики широкого спектра и вы поправитесь. А ваша подруга Лия, сейчас находится в полицейском участке и дает показания.
Хаус оказался настолько приятен в общении, что на меня произвело впечатление. Никакого проявления сволочизма я не наблюдал. Он взял шприц с лекарством и вколол мне в руку.
- Но как же доктор Волакис и Катнер? Вы тоже их видели?
- Я соврал. И со мной тоже все хорошо, а капли воды на лице – они не настоящие.
- Но почему вы соврали мне, Хаус?
Он посмотрел на потолок, вытащил из кармана желтый пузырек с викодином и пару таблеток закинул себе в рот.
- Все люди лгут, - ответил он мне.
 
LonePersonДата: Вторник, 14.08.2012, 15:29 | Сообщение # 11

Увлеченный
Сообщений: 48
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Эпилог.

Люди не могут с самого начала безошибочно разглядеть внутренние стороны человеческой души. На поверхности одно, а на самом деле за этим таится большая тайна, спрятанная за несколькими дверями с большими замками. Люди порой не замечают, как живут в собственном мире безо лжи. Но настоящий мир напоминает ад. Нет ни одного человека, который совсем не лгал. Возможно, есть очень искренние люди, которые признают свои ошибки, но все же, это другое. Есть вещи, которые хочется утаить от других, чтобы было выгодно тебе и близкому человеку. Так можно добиться чьей-либо помощи и поддержки. Однако, никто не может раскрываться до конца, иначе его могут приравнять к самоубийце. Люди оказываются свидетелями многих сцен, которые долго продумываются. Вас завлекают в игру, чтобы вы помогли осуществить их план. Все люди лгут.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » В психушке с Хаусом (рассказ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы пишите?
Всего ответов: 131
 





 
Поиск