Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » "Нить". (D.Gray-man, Джен, ООС, АУ, драббл)
"Нить".
Kir_LugaruДата: Понедельник, день тяжелый(((, 30.04.2012, 22:24 | Сообщение # 1

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: Нить.
Автор: Kir Lugaru
Бета: Илья Ильич и любимый диван.
Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: Канда Юу, Лави
Рейтинг: G
Жанры: Джен, AU
Предупреждения: OOC
Статус: закончен.
Описание: Люди, прошедшие вместе через тяжелые испытания, связаны нитью, которая тянет их друг к другу.
Публикация на других ресурсах: Запрещена без разрешения. Под угрозой расстрела.
Предупреждения от автора: N-лет спустя. Каким-то боком вдохновилось под песню Мельницы - Шаман. Читать под самокруткой Х)


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Понедельник, день тяжелый(((, 30.04.2012, 22:25 | Сообщение # 2

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
- Мы ведь знакомы, – полу-вопрошая, полу-утверждая произнес Канда, глядя на шамана.
- Что тебя натолкнуло на эту мысль? – почти беззвучно спросил его собеседник. Несмотря на его тихий говор, голос его мечник прекрасно расслышал и с уверенностью готов утверждать, что с этим человеком он раньше сталкивался. Да и внешность яркая, с такой невозможно не заметить, если только объект наблюдения сам этого не захочет.
- Я помню тебя.
Шаман заинтересованно посмотрел, наконец, на гостя, оторвавшись от сортировки сухих трав:
- Ты так в этом уверен?

**
Уже неделя прошла, как Канда поселился в небольшом селении, на опушке леса. Погода, правда, оставляла желать лучшего – то снег, то дождь, но коренное население терпит, только чаще обращается к местному шаману, который из своей хижины, стоящей поодаль от всех, почти не выходит. Канде, в принципе, все равно на причуды местных – его не трогают, и на том спасибо. Правда, сосед-старожил постоянно заглядывает, но, стоит отдать ему должное, не с пустыми руками, да и совет дельный может дать. Он-то и помогает японцу с обустройством на новом месте, выражая свою надежду, что «молодой человек с руками, растущими из нужного места» останется тут жить. Зовут соседа Стенька. Смешное имя для пожилого человека, не правда ли? Резвый, к слову, старикашка – и у себя в огородике повозится, и у мечника на нервах поиграет.
Дом у Канды не отличается от остальных: деревянное одноэтажное строение, одна большая комната, разделенная на кухню и спальню, чулан, низкий подвал для хранения запасов продовольствия. Правда, в сильные дожди, которые в этой местности частые, приходится доставать ведра, кастрюли и ставить их под протекающую крышу, а в солнечные часы забираться наверх и латать дыры.
И вот сейчас, стоя в раскорячку на вышеупомянутой крыше, ругаясь сквозь зубы на кривожопых бывших владельцев, Канда мысленно просит о двух вещах: чтобы дождя не было хотя бы день и чтобы Стенька, воодушевленно рассказывающий кто тут кому родственник и у кого какие скелеты в шкафу, заткнулся и подал, наконец, эту чертову доску!
- А ты чего такой хмурый-то? Ты посмотри только – красота какая! Солнце высоко, небо чистое, и шаман сказал, что дождя не будет неделю! – Канда на последнее замечание только презрительно «тч»-кнул. Старик лишь добродушно улыбнулся, подумав о том, что молодежь ныне пошла не верующая ни во что.
- Кстати, он, наверное, твоего возраста. Может тебе сходить к нему, найдете общий язык? – Как все пожилые люди Стенька не мог смотреть на то, как его названный им же внучок проводит время в одиночестве или в «печальной задумчивости», как говаривала жена соседа.
- Он шарлатан. Видит, что здесь живут по большей части одни старики, вот и выдает себя за шамана, а вы введетесь как шавки за пообещавшим колбасу человеком. – Не поведя бровью, спокойно сказал Канда, садясь рядом и принимая протянутую пиалу с зеленым чаем.
- И все равно ты не прав, – удивительный человек, этот Стенька. Он довольно быстро привык к тому, что Канда говорит то, что думает, и совершенно не важно, кому – пожилому или маленькому капризному ребенку. – Мне кажется, что у него тоже в прошлом что-то случилось.
- Или он хочет вызвать у вас жалость, – фыркнул Канда, переведя взгляд на виднеющуюся вдали хижину шамана.
- Для того, чтобы судить, нужно хотя бы взглянуть, – философски изрек Стенька, посмотрев туда же, куда и мечник. Возникла неловкая пауза. Старик, поерзав, все же спустился вниз, крикнув на прощание:
- Кстати! Зовут его Вагошэнс*.
Канда лишь подумал, что имя дурацкое даже для шамана.

Столкнуться с этим Вагошэнсом довелось по причине смерти старушки, супруги Стеньки, Аделаиды, через пять дней после разговора на крыше. На похороны явился весь поселок. Доброй души была женщина – обид ни на кого не держала, всегда помогала, чем могла, если к ней приходили с просьбой, слово ласковое говорила, если человеку худо. А какие у неё цветы в саду растут! Она говаривала, что люди - те же цветы, среди них есть неприхотливые в уходе, а некоторым, особо экзотичным, просто нужны особые условия, даже если те будут все молча терпеть, не капризничая. И ведь к каждому, кто с ней знаком хотя бы мельком, она старалась найти подход, порой даря цветок, который ассоциировался с человеком, если такое растение находилось у нее в саду. Канда по-своему сочувствовал Стеньке, стоило ему только взглянуть на поникшего старика, стоящего рядом с гробом своей жены и так же, как и остальные, ждущего шамана.
- Простите за задержку, – разрушил молчание тихий, чуть хриплый голос, – Пора, – с этими словами Вагошэнс развернулся и направился в сторону кладбища, находящегося в самой гуще леса, в небольшом озерке, вода в котором была так прозрачна, что можно было разглядеть надгробия на дне.
Стенька положил на плечо Канды руку:
- Помоги нести гроб, внучок.
Не видя смысла отказывать, Юу лишь кивнул, берясь за ручки. Гроб держали четверо, включая самого старика и Канду. Несли не спеша, чтобы не уронить, стараясь не раскачивать. Многие с каким-то облегчением радовались, что дождя не было, отчего можно спокойно донести гроб, не утопая в грязи по колено. Кто-то говорил речи, восхваляя покойную. Кто-то пел на родном наречии погребальные песни. Кто-то, как большинство, шел молча, лишь порой подходя к шаману и о чем-то своем спрашивая, получая неизменный ответ «после похорон». Когда процессия дошла до озера, гроб опустили на подготовленный широкий плот. Туда же забрались Стенька, Вагошэнс, брат Аделаиды и сам Канда. Пока отплывали от берега, мечник внимательнее разглядел шамана: рыжие короткие волосы, словно перья торчащие во все стороны, правый глаз скрыт черной повязкой, руки и шея покрыты страшными обширными ожогами двух- или трехлетней давности. Несмотря на теплую погоду Вагошэнс был одет в длинные темные штаны из грубой ткани, в штопанной-перештопанной зеленой водолазке с короткими рукавами до локтей. И все бы ничего, если бы Канда не встретился с взглядом зеленых глаз…глаза.
- Мы знакомы? – не в привычках мечника начинать разговор первым, если того не требуют обстоятельства, но не спросить он не мог – в голове словно что-то щелкнуло, и память стала выкидывать какие-то мелкие, несвязные между собой картинки.
- Ты так думаешь? – хрипло, почти беззвучно ответил шаман, лишь на мгновение вглядываясь в глаза Канды, который мог поклясться, что во взгляде Вагошэнса он заметил узнавание, которое тут же сменилось на безразличие.
- Останови здесь, Стенька, – дальше последовала молитва на языке, судя по выражениям стариков, неизвестном даже им. Во время своей длинной речи шаман то и дело доставал из небольшого набедренного мешочка лепестки цветов и травы, кидая их в воду. Удивительно, что они шли на дно там, где приземлились.
- Опускаем, – с этими словами шамана Стенька, как самый близкий родственник покойной, вместе с ним спрыгнул в воду, – вместе со мной спустишься….
- Она потащит вас вниз, – вмешался Канда, глядя на весь этот абсурд.
- Ты пока здесь многого не знаешь, Юу Канда, – спокойно парировал Вагошэнс, наблюдая сменяющееся удивление на лице мечника сдерживаемым гневом.
– Слухами земля полнится. – Словно ответив на немой вопрос, сказал шаман, вновь обратившись к Стеньке, - спустимся вместе, поставим вон на тот выступ. На гроб положишь вот эту ветку, в замок же – вот этот мешочек с лепестками и бусами. Понял?
Далее последовало нечто непонятное и противоречащее законам физики: по идее, гроб, который не без помощи Канды и брата Аделаиды был спущен на озеро, должен был камнем пойти на дно, но он, словно ничего не веся и состоя из пенопласта, лишь наполовину погрузился, удерживаясь на плаву до тех пор, пока Вагошэнс с Стенькой на потянули его за собой под воду.
- Все дело в форме гроба и дереве, из которого он сделан, – подал голос брат покойной, неотрывно наблюдая за происходящим на дне. «Если бы все так и было» - подумал Канда, нахмурившись и предположив, что, возможно, без Чистой Силы тут не обошлось.
Война, вошедшая в историю не без помощи Книжников, под названием Священная, закончилась добрых семь лет назад. Оставшиеся в живых экзорцисты и искатели за ненадобностью были расформированы и отпущены на все четыре стороны. Также были закрыты и организации, имеющие хоть какое-то отношение к тому сражению. Говорят, правда, что кто-то все равно остается верным ЧО и продолжает искать частицы Инносенс, которые так и не попали ни к Графу, ни к экзорцистам. Оставшись без дома, которым стал для него Черный Орден, Канда долго блуждал по миру, старался устроиться на работу хотя бы тем же охранником, но не мог долго находиться на одном месте. Вначале из-за рефлексов: чуть что - сразу за Муген. Потом из-за характера. Со временем, правда, стал спокойнее, но даже это не помогало надолго засесть в каком-нибудь городе. На недели три – максимум. Из памяти по прошествии времени постепенно стирались имена, лица тех, с кем он был по одну сторону баррикад. Теперь с трудом удавалось вспомнить какой-то конкретный случай из той жизни. Но почему-то сейчас то, что не давало о себе знать, начинает подниматься из глубин бессознательного, вороша давно забытое.
Погрузившись в раздумья, мечник не сразу понял, что Стенька с Вагошэнс уже со всем закончили, выплыв на поверхность. Время на озере течет непозволительно медленно. Забравшись на плот, шаман старику начал давать указания, в суть в которых Канда не вдавался, а лишь смотрел прямо на рыжего парня, не в силах понять, почему ему он кажется таким знакомым.
- Ты сделаешь во мне дырку, Юу. Может, хватит уже? – немного нервно сказал Вагошэнс, повернув голову и посмотрев на брюнета.
- Не смей звать меня по имени, – привычно огрызнулся Канда, и виду не подав, что удивлен своей реакцией, потому что он уже давно так не реагировал. Хотя, по правде говоря, давно его так и не звали. В памяти смутно всплыл какой-то персонаж из прошлого, связанного с войной. Но очертания настолько расплывчатые, что разглядеть его невозможно.
Дальше в тишине они доплыли до берега и разошлись каждый в свою сторону. Проводив Стеньку до его дома, Канда без лишних слов крепко пожал ему руку. Старик со слезами на глазах поднял взгляд на мечника, подался вперед и заключил брюнета в объятия. Так они простояли несколько минут, пока Стенька сам не отстранился и, пожелав доброй ночи, скрылся за дверью своего дома. Канда, не проронив ни слова, ушел к себе.
Ночь прошла в попытках понять, почему Вагошэнс вызывает жуткое чувство, словно они родственные души с этим шаманом.

**
В течение месяца Канда издали видел рыжую макушку среди толпы людей, пятым чувством понимая, что он является причиной того, что затворник покинул свою хижину и теперь чаще появляется в поселении. Нос к носу им пришлось столкнуться еще раз, когда Стенька тяжело заболел, и никакие травы и лекарства не помогали. Канда, выхаживающий старика, вначале отказывался от того, что позвать шамана, упрямо утверждая, что ничем он не поможет. Но когда сам Стенька попросил об этом, мечник, скрипя зубами, на следующее утро уже стоял у порога дома Вагошэнса, из-под двери которого валил дым. На перилах крыльца сушилась одежда хозяина жилища. Само же крыльцо вызывало опасение – выглядело так, что один шаг и вся конструкция рухнет. Решив, что стучаться и спрашивать разрешения войти у человека, который треплет твое имя, не стоит, Канда, немного подождав, таки зашел внутрь, лицезрев такую картину: рыжеволосый шаман, развалившись на импровизированном из одеял и потрепанных подушек ложе, держа в зубах самокрутку, обрабатывал ожоги на груди. На присутствие постороннего оный никак не отреагировал.
- Для Стеньки возьми травы, они на подоконнике в коричневом мешке, – сказал Вагошэнс, морщась от боли.
- Слухами земля полнится? – усмехнулся Канда, оглядевшись: жуткий бардак. На полу лежало множество книг, связки трав, на столе и стуле – иглы и исписанные листы бумаги. Шаман лишь кивнул, теперь потягиваясь и стараясь обработать ожоги на спине. Оставив Вагошэнс разбираться со своими проблема и прихватив мешочек, Канда уже собрался отправиться к Стеньке, как замер на пороге, смотря на Молот, спрятанный от невнимательных глаз в слоях дорожного плаща.
- Ты спрашиваешь, знакомы ли мы? – тихий, хриплый от курения голос прозвучал совсем близко со спины, заставив мечника напрячься и еле сдержаться от рефлекторного удара.
– Нужны будут ответы – заглядывай, – пожав плечами, вновь закуривая, шаман обошел Канду, вышел на крыльцо и проверил одежду на сухость. При свете дня можно было разглядеть сетку ожогов, покрывающих почти все тело шамана.
- Иди, чем раньше дашь Стеньке настойку, тем быстрее он выздоровеет и дольше проживет, – сказав это, Вагошэнс ушел в дом, закрыв за мечником дверь, напоследок таким мерзко-наглым голосом протянув, - удачи, Юу-у-у-у.
И почему-то захотелось прибить этого рыжего кролика.

**
Благодаря травам шамана Стенька и вправду быстро пошел на поправку и все никак не переставал благодарить Канду за то, что тот с ним терпеливо возился весь год, пока хворь не отступила. Вагошэнс вновь перестал появляться на людях без значимых причин, но от этого бывшему экзорцисту не легче – из головы все не шли последние слова шамана, вернее то, как он произнес имя Канды. Образ в памяти становился все отчетливее, но не хватало зацепок. Да еще и Молот... В том, что это оружие да еще и синхронизированное с Чистой Силой, Канда не сомневался ни на секунду. Следовательно, Вагошэнс был экзорцистом. И, возможно, они с мечником пересекались. Но, скорее всего, они работали вместе в Главном Управлении Черного Ордена, иначе бы знакомство с ним не вызывало в памяти такие волнения, как брошенный камень на воде.
По натуре своей не терпя сомнений, Канда в дождливый день вновь стоял на крыльце шамана, перебирая в голове все моменты своей жизни в ГУ ЧО.
- Долго будешь стоять на пороге? - из размышлений Канду вырвал тихий голос, звучащий из задымленной комнаты за дверью.
- Давно понял, что пришли? – зайдя в помещение, японец тут же закашлялся от едкого дыма. Подойдя к окну, Канда распахнул его, впуская влажный от дождя воздух внутрь.
- Нет, – честно признался рыжий шаман, куря самокрутку и перебирая травы, – Был в неведении до тех пор, пока тень не скользнула по стеклу. Чай или сразу к делу?
- Мы ведь знакомы.
- Что тебя натолкнуло на такую мысль? – усмехнулся Вагошэнс, мотнув головой, отчего рыжая челка упала на глаза.
- Я помню тебя, – Канда сел напротив шамана, получая какое-то удовольствие, видя, как рыжий затворник на миг замер.
- Ты так в этом уверен? – севший хриплый голос, почти беззвучный, но проникающий словно в самое естество Канды, заставил поежиться.
- Уверен, Лави.
Все сомнения прошли, стоило только какое-то время просто смотреть друг другу в глаза. Ранее расплывчатый образ приобрел форму, становясь рыжим парнем, экзорцистом, учеником книгочея, который постоянно дергал мечника по имени и норовил заплести ему косички. Вот почему, когда Вагошэнс в первый раз позвал японца не по фамилии, захотелось первым делом утопить его. Поэтому, стоило только увидеть Тесея, захотелось как следует побить рыжего за то, что разбрасывается такими вещами. Именно поэтому, когда оный назвал Канду еще раз по имени, захотелось проломить его головой дверь, презрительно обозвав «Усаги».
Память – странная штука. Стоит только перестать раздражающим факторам мельтешить перед глазами, как информация начинает забываться. А когда, забыв обо всем, ты вновь сталкиваешься с элементом прошлого, все, что когда-то связывало с ними, всплывает из подсознательного уровня и не дает спокойно жить, пока не разберешься со всем этим.
- Надо же, я думал, тебе понадобится больше времени. Прости, был не прав, – миролюбиво улыбнулся «Вагошэнс», поднимая ладони, которые также усыпаны вереницами шрамов от ожогов. – Если честно, я и сам уже стал сомневаться. Галлюцинации, знаешь ли, от долгого заточения возникают.
- Или от курения всякой дряни. Что с тобой случилось?
- Ну, это долгая история, – горько усмехнувшись, Лави похлопал ладонью на место рядом с собой. Нахмурившись, Канда все же сел ближе, отнимая самокрутку и всем своим видом показывая, что готов слушать. – После войны я должен был проходить..мммм..скажем так, аттестацию, чтобы стать полноправным книжником. Но, увы и ах, я провалил её. Панда какое-то время поддерживал со мной связь, но возраст взял свое, и вскоре он умер. Похоронив его, я ушел в загул. Был хуже Мариана Кросса, веришь? Правда, стихия вставила пару ласковых в мои гуляния, и два года назад я чуть не сгорел заживо. Так любимый мною огонь решил меня проучить – результат можешь наблюдать. После того, как я более-менее пришел в норму, ушел странствовать. Наткнулся на это поселение, вот и остался здесь жить. Вначале заинтересовался из-за того, что в озере Чистая Сила имеется – сам видел, понял. А потом… Люди добрые, отзывчивые, помогают.
Слушая монолог Лави о том, что здесь сразу виден контраст между войной и миром, Канда подумал, что даже спустя много лет они, те, кто воевал, кто защищал гражданских, не сильно-то и меняются. Вон, стоило только увидеть давнего друга, как рыжий вновь стал глупым кроликом, трындящим без умолку. Наверное, люди впадают в спячку, когда привычное им окружение кардинально меняется, а адаптация к новому почему-то не работает так, как раньше. Но стоит только кому-то из прошлого явиться, как сразу оживает давно покрытая пылью нить, тянущая их друг к другу.
- И что будем делать? – Закончив свою пламенную речь, спросил Лави, глядя на товарища.
- Жить, кролик.

*(перевод: Лисенок. Индейское имя. Источник http://www.mezoamerica.ru/indians/north/ojibwe_names.html#n2 )


Dead come back home on Samhain.

Сообщение отредактировал Kir_Lugaru - Среда, 02.05.2012, 10:04
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » "Нить". (D.Gray-man, Джен, ООС, АУ, драббл)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Какие книги вы читаете?
Всего ответов: 101
 





 
Поиск