Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » "Театр Абсурда". (Сборник зарисовок; Vampire Knight; ООС; AU; Джен)
"Театр Абсурда".
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 21:58 | Сообщение # 1

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: Театр абсурда.
Автор: Kir Lugaru
Фэндом: Vampire Knight
Персонажи: Посмотрим по ситуации
Рейтинг: G
Жанры: Джен, AU
Предупреждения: OOC
Статус: в процессе написания
Описание: Сборник зарисовок. Ни больше, ни меньше.
Публикация на других ресурсах: Запрещена без разрешения. Под угрозой расстрела.
Примечания автора: Жанров мало, но и самих работ для этого сборника тоже немного. Но самое основное указано в шапке.


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 21:58 | Сообщение # 2

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка Первая.
Песня идущего домой. (Зеро Кирию)


Одинокая высокая фигура стоит на краю снегопада, между железнодорожными путями, в глухом лесу, сильно выделяясь в этой снежной замерзшей сказке своим темно-серым легким пальто, из-под которого можно увидеть длинный ворот черной водолазки. Холодные, бледные руки ловят хлопья снега, а серые с легким фиолетовым оттенком глаза с давно забытым детским любопытством наблюдают за тем, как маленькие кристаллики замерзшей воды медленно тают на пальцах, потерявших на время из-за морозов чувствительность.
Здесь давно не ходят поезда: лет двадцать тому назад случился оползень, из-за чего, безопасности ради, эту ветвь железнодорожных путей закрыли, тем самым создав пищу для местных фантазеров, которым только дай волю, и они уже понапридумывают черти что. В каждом городке должна быть своя легенда, разве нет?
Молодой человек с волосами цвета жидкого серебра как-то полу-улыбнулся, стряхнув с ладони холодные капли растаявших снежинок и тут же засунув руки в карманы, поежившись подобно воробью под дождем, словно пытаясь на время сбросить все с плеч, выкинуть все мысли из головы, чтобы, наконец, сделать шаг вперед и прийти домой. Домой…
Но, как назло, ноги не слушаются мысленных приказов юноши. Ни сугробы до колен тому виной, ни красивый закат с купающимися в лучах заходящего солнца хлопьями пушистого мягкого снега, обманчиво теплого, как пуховое одеяло.
Домой… Где его никто уже не ждет. Ни матушка, чьи прикосновения теплых ласковых ладоней успокаивали, прижимали к себе, шепча, что все будет хорошо, что они с отцом рядом. Ни папа, который учил стойкости, выдержке, но в то же время был безгранично добр и заботлив к своим детям. Ни младший брат, который больше не постучится в комнату с испуганными глазами, прося очередную ночь провести рядом, под одним одеялом. Домой, где этого уже не будет. Ничего этого больше никогда не будет.
Мотнув головой, зажмурившись на мгновение, юноша собрал волю в кулак, продолжив свой путь, мысленно твердя себе то, что говорили мама и папа. «Все будет хорошо. Я со всем справлюсь. Они и Ичиру всегда будут рядом». Но стоило только упомянуть имя брата, стоило только вспомнить лица родителей, как молодой человек, резко остановившись, упал на колени, беря в ладони снег и растирая им лицо, словно умываясь, стараясь успокоиться, восстановить дыхание, сделать так, чтобы горький ком в горле исчез, чтобы исчезли все мысли, чтобы не погрузиться в воспоминания, которые приведут – обязательно приведут! – к той кровавой ночи, когда все рухнуло. Когда не стало семьи, а детство разбилось на множество осколков, переливающиеся в алой крови родителей. Когда среди этого мерзкого запаха витал еще более ненавистный с того момента легкий аромат сакуры. Когда длинные волосы, цвета серебра, щекотали шею, а тонкие холодные пальцы перебирали короткие мальчишеские лохмы, тем самым вызывая неконтролируемую дрожь, сковывая все тело, давя волю к жизни, забивая её в темный угол, чтобы не высовывалась. И когда была всего одна мысль о брате… «Как ты мог, Ичиру…».
Прошло столько лет после смерти родителей и предательства младшего братишки. За это время много чего произошло – и плохого и хорошего: чуть не скатился до уровня «Е», но кровь чистокровных – да пропади они пропадом! – помогла победить вечно голодного зверя внутри него, сделав из Кирию-старшего полноправного вампира; почти смирился со своей сущностью, как с вирусом, от которого никогда не смогут создать лекарства; покинула девушка, которую он успел полюбить не просто как сводную «сестру», но и как, возможно, будущую мать его детей; отказался от поста Главы Гильдии охотников, оставшись всего лишь рядовым служащим.
«Все. Довольно. Пора домой». Вот так. Одним лишь усилием воли заставить себя подняться и идти вперед. Говорят, что назад дороги нет. Но сейчас, когда охотник возвращается в старый дом, ему кажется, что время пошло вспять или вовсе остановилось. Даже снежинки замерли в воздухе, в последний раз сохраняя образ юноши, который сейчас так похож на них – хрупкий, светлый, чистый.… С той только разницей, что он один, в то время как их - бесчисленное множество.

Он не помнит, как дошел до дома. Словно снег, желая сделать хоть что-то хорошее этому юноше, забирал с собой все его мысли, чтобы не было так больно ступать на порог своего детства. Он не понимал, не чувствовал, с каким трудом ему удалось открыть старую дверь. Не из-за того, что её петли давно не смазывали. Не из-за того, что она простояла закрытой столько лет, а из-за тяжелых, запятнанных кровью воспоминаний, которые забирал себе тот самый снег, запутавшийся во взъерошенных серебристых волосах единственного выжившего из клана охотников.
Потребовалось всего несколько мгновений, чтобы Зеро вошел внутрь, закрывая за собой дверь, тем самым отрезая пути к отступлению. Бежать некуда. Его там так же никто не ждет: ни Кайен, ни Тога, ни, тем более, Юки. А тут, какой никакой, но дом, в котором они с Ичиру росли.
Все происходило как в густом сером тумане над рекой: пересекая гостиную, охотник вылавливал взглядом засохшие лужи крови, пропитавшие дощатый скрипучий пол; слои пыли, покрывшей подобно тонкому савану мертвецов мебель, вещи. Хоть дом и не состоит из одних только стен, но щемящая пустота давит на сердце, вынуждая Зеро дышать как можно тише, принуждая стараться быть как можно незаметнее для призраков этого дома. Вглядываясь в такую родную, знакомую обстановку в этой пугающей атмосфере Смерти, Кирию-старший с трудом проглотил горький ком в горле, рвано, шумно выдохнув. На грудь и плечи словно толстая, хищная кошка по кличке Отчаянье улеглась, злорадно мурлыча на ухо, обвивая шею своим длинным гибким хвостом, уничтожая в пыль мнимое спокойствие охотника. Не в силах сопротивляться ей более, Зеро упал на колени, упираясь ладонями в окровавленный пол. Больно… Невыносимо больно осознавать, что родной дом стал чужим и теперь с холодным равнодушием встречает потерянного во мраке сына. Давно пролитая кровь родителей все еще витает в воздухе неуловимым человеком ароматом, смешиваясь с чертовым запахом гнилых лепестков японской вишни, отчего юноша закрыл себе нос и рот ладонью, не в силах держать себя в руках. Из груди предателем рвется не то крик, не то беспомощное скуление, а щеки обжигают соленые слезы.
Сегодня можно. Сегодня можно дать слабину: кричать, бить кулаками в пол, захлебываться слезами и, подобно ребенку, свернуться калачиком, закрывая руками голову, словно тем самым стараясь спрятаться, исчезнуть. Все равно никто не услышит, никто не увидит. Никто, кроме призраков дома.


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 21:59 | Сообщение # 3

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка вторая.
Забота бывает разной. (Ягари Тога, Зеро Кирию)


- Ты кретин. – Констатировал факт Тога, морщась от боли и медленно садясь, прижимая мало-мальски здоровой рукой первую попавшуюся тряпку к ране на груди. Ну, хоть легкое не задето, и на том спасибо этим кровососам. В ответ на данную нелестную информацию объект размышлений охотника хрипло рассмеялся, почти сразу же раскашлявшись и чуть ли не повиснув на спине учителя.
- Зато мы в расчете. – Заявил Кирию, с трудом сдерживая зверя внутри себя. Густой запах крови в этом разрушенном городишке, в котором кишели вампиры уровня Е, безумцы, без намека на человечность, только больше будоражил, дразнил беспокойно ворочающего и вечно голодного хищника, заставляя обнажать острые, аккуратные клыки, принюхиваться и облизываться самым что ни на есть плотоядным мыслям про вымотанного долгим боем Тогу.
- Тебе пулю в лоб пустить или сам застрелишься? – Любезно спросил Ягари, быстрым взглядом оглядывая своего лучшего ученика: рваные раны не заживают, аметистовые глаза, которые все чаще приобретают алый цвет, смотрели в землю, крепкие цепкие пальцы со всей силы сжимают рукоять Bloody Rose, вторая рука сдавливает горло, словно пытаясь удушить рычащего зверя, чтобы эта тварь, наконец, оставила в покое.
- А не пойти бы Вам, сенсей… - старший охотник усмехнулся, в глубине души радуясь упрямству своего подопечного. Если бы не это качество – то одним спятившим вампиром было больше. Но сейчас, оценив ситуацию, учитель и старый друг последнего из клана Кирию понимает, что на одних кровяных таблетках и упорстве его напарник долго не сможет держаться за то, что осталось от человека.
«Единственный вампир, которого я не смогу убить».
Горько усмехнувшись этой мысли и перехватив ружье в другую руку, Ягари не без толики волнения и сомнения посмотрел на Зеро, который с отчаянным хриплым рычанием выпустил из рук оружие и пытается уползти от наставника, из ран которого текла горячая, свежая, одурманивающая своим запахом густая кровь цвета бургундского вина. Тело сводит болезненной судорогой, вынуждая согнуться в три погибели и тихо, едва слышно, заскулить, с трудом проталкивая в сжатые легкие воздух, до ран впиваться в плечи чуть отросшими заостренными черными когтями. Одна ошибка – и зверь вырвется на свободу, сбросив с себя печать и «груз» в виде охотника.
Надо было что-то предпринять. Срочно. Не раздумывая и подчинившись инстинктам, которые не раз выручали опытного охотника в самых паршивых ситуациях. Вот и сейчас, понимая, что все рациональные размышления тут приведут только к серебряной пуле, Тога отложил ружье в смятую траву и решительно подсел к Зеро, не дрогнувшей рукой заставил сереброволосого юношу сесть и уткнуться ему в шею. Стоило только Кирию почувствовать запах тела, услышать чутким слухом, как бешено бьется жилка под загорелой кожей, как он стал вырываться, рыча, шипя маты и проклятия.
- Я не позволю тебе убить ни в чем не повинных людей только из-за жажды. Пей. Это приказ. – Твердым, сухим голосом произнес Ягари, одной рукой прижимая дрожащего мальца к себе, второй же, бесцеремонно зарывшись в спутанные окровавленные волосы, сжимая пряди в пальцах, вновь ткнул носом в свою шею, словно нашкодившего котенка.
Обжигающее сбивчивое дыхание у вены вызывает неконтролируемую дрожь по всему телу, но отступать от своих принятых – и, наверняка, правильных, на взгляд Тоги – решений охотник не намерен. Слишком многое на кону, и даже жизни других людей не настолько сильно волнуют Ягари, как жизнь его ученика, который, сдавшись зверю и удерживающим рукам, впился клыками в шею наставника, большими глотками утоляя жажду, сминая в руках и так пострадавшую, рванную рубашку на мужчине.
«Какой же ты еще ребенок, Зеро».
Без какого-либо дурного подтекста подумал охотник, неловко погладив короткие волосы прохладной ладонью.
- Довольно. – Вновь приказ, вновь причиняющие боль грубые пальцы оттягивают за волосы, заставляя Кирию очнуться от наваждения и с ужасом посмотреть на бледного спутника.
- У..учитель… - не смотря на то, что губы в крови, что в аметистовых глазах все еще присутствует оттенок хищного красного цвета, Ягари вновь увидел перед собой того мальчишку, который так же виновато смотрел на него, сидя у постели, где лежал пришедший в себя старший охотник с бинтами на пол рожи.
- Какой же ты еще ребенок. – Вслух произнес Тога, обняв юношу и прижимая к своей груди, и хмыкнул почти удовлетворенно, почувствовав, как несмело его обняли в ответ. Раны на теле ученика постепенно стали затягиваться, вызывая болезненное шипение Зеро. Повинуясь все тем же инстинктам, Ягари успокаивающе начал поглаживать подрагивающей ладонью по волосам. Не часто есть возможность иначе проявить свою заботу об этом ходячем недоразумении, которое каким-то образом умудряется нахватать на свою задницу неприятностей. Прикрыв глаза, охотник позволил себе расслабиться – других вампиров по близости не ощущается, а все произошедшее сильно вымотало даже такого закаленного в боях и не менее упрямого человека.
- Полтора часа перекур и отправляемся обратно, а то Кросс мне все мозги выебет своими истериками. – В ответ же было уставшее сопение уснувшего на его груди Кирию.
«Точно оболтус».


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 22:00 | Сообщение # 4

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка третья.
Пешка на краю стола.(Зеро Кирию; мельком: Ридо Куран, Кайен Кросс, Ичиру Кирию)


- У вас проблемы. – У Кросса по спине пробежались холодные мерзкие мурашки, которые зарылись где-то на затылке в волосах, спрятавшись и заставив невольно поежиться. Уж больно знакомый голос раздался в темноте кабинета, где проводятся совещания. Где-то кто-то щелкнул переключателем, и тусклая лампочка загорелась, освещая помещение и давая охотникам лицезреть восседающего на месте Главы Гильдии Зеро Кирию, который бесцеремонно закинул ноги на стол, откинувшись на спинку стула и держа в руке верную Bloody Rose. Кажется, его никак не волновал тот факт, что его могли без предупреждения застрелить, проткнуть катаной сердце или еще что похлеще. От охотников можно многое ожидать, как и от вампиров. Те еще хищники.
- Кто объявился, - с каким-то уважением хмыкнул Тога, который первый из всей компании пришел в себя. – Ну и хули?
- А нехули. – Огрызнулся сереброволосый юноша. – Я все еще охотник, Ягари-сэнсэ-э-эй. – Протянул Кирию, не улыбнувшись, а оскалившись, обнажая аккуратные острые клыки, но глядя немигающим взором лиловых глаз. – Есть у меня наводка, что Король решил устроить кровавый пир во время чумы. Вы по уши в дерьме, господа основное блюдо.

**
Слишком внезапно и быстро - за какой-то год власть в Гильдии взял в свои руки охотник Зеро Кирию. Кроссу оставалось только догадываться, что же способствовало такому перевоплощению приемного сына, ведь жалкие пять с лишним месяцев назад юноша безучастно вел себя по отношению к будущему своему посту Главы. Хотя Кайен не упускал такой возможности, что Зеро решил преподать Курану урок за то, что тот сделал его своей пешкой в мучительно-долгой шахматной партии начавшейся для выжившего близнеца чуть ли не с момента рождения.
Кирию старался контролировать все, до чего мог дотянуться, услышать или увидеть. Но в частности большее внимание уделял подготовке юных охотников и статистике участившихся нападений вампиров на людей и друг на друга. Помогали же ему Ягари с Кайто в тех вопросах, которые для Зеро были еще темным лесом. Да и для Кросса «сынок» нет-нет да найдет дельце, чтобы «скучно не было».

Зайдя в свой бывший кабинет, Кросс застал «сына» за сборкой и разборкой оружия.
- Что случилось, Зеро? – Не видя смысла скрывать свое беспокойство, спросил Кросс, проходя внутрь и садясь напротив рабочего стола Главы Гильдии.
- Вы знали? – Вопросом на вопрос. Видимо, что-то серьезное задело и так не сладко поживающего юношу. Да и тон: холодной, властный, почти без лишних эмоций. «Маска». Не нужно быть гением, чтобы вспомнить – лучшей защитой является нападение.
- О чем ты?
- О плане Курана. – Бережно, словно любимую, положив пистолет на кипу бумаг, Кирию поднял глаза, глядя на своего опекуна, переплетя пальцы в «замок» перед своим лицом. «Защита».
- Нет. – Неверие и подозрение в глазах юноши, которого взял под свое крыло охотник, Кросса задело, но уже ничего не поделаешь. Процесс запущен, и только один способен его остановить. Хотя бы потому, что больше никого к себе так близко не подпустит.
- Зеро, а не слишком ли…
- Не слишком. – Резко прервал начавшего говорить мужчину Кирию, хлопнув ладонями по столу. – Завтра, в шесть утра жду у себя в кабинете. – Тоном, не терпящим возражения, произнес сереброволосый, откинувшись на спинку кресла и устремив взгляд аметистовых глаз в окно, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Поднявшись со своего места, Кросс окинул взглядом о чем-то своем задумавшемся молодого охотника так обманчиво сейчас расслабленного и вышел. Спорить не хотелось, лезть в душу – тоже. Остается надеяться, что Кирию вскоре сам все расскажет.

Когда дверь за опекуном закрылась и перестали быть слышны шаги в коридоре, Зеро бросил книгу в лампочку, тем самым погружая помещение в темноту. За спиной у Главы появились две тени. Одна из них представляет собой юношу с длинными серебристыми волосами, собранными в низкий хвост лентой, на конце которой был прикреплен колокольчик. Младший брат выполнил свое обещание – всегда находится рядом. Вторая тень – взрослая копия Короля вампиров, но с разноцветными глазами. Ридо Куран ухмылялся, одна его рука находилась на плече у Зеро, словно поддерживая всю его авантюру, которая будет стоить ему жизни. Каждому из присутствующих здесь есть, за что мстить Королю.

- Что ж, Куран, ты добился своего. Хотел сделать из нас с Ичиру живое оружие, способное уничтожить всех чистокровных? – Тихо произнес Кирию, чуть наклонив голову и прикрыв горящие алым глаза, затылком чувствуя присутствие единственно-родного человека, которого не смог уберечь. – Хорошо же ты все рассчитал. Я буду оружием, но тем, которое пойдет против тебя.

Черная пешка, дошедшая до противоположного края поля, стала Королевой.


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 22:00 | Сообщение # 5

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка четвертая.
Мартовские коты. (Канаме Куран; Зеро Кирию).

Предупреждения:
Обоснуй? Не, не слыхал ни разу. (с)

- Блять. - Как можно точно выразил всеобщее удивление присутствующих Кирию, с ухмылкой наблюдающего за откровенно-раздраженным президентом Ночного класса, который пытается угомонить виляющий из стороны в сторону хвост. Нет, не почудилось, действительно хвост. Гибкий, кошачий, пушистый такой хвостик цвета темного шоколада, под стать ушкам.
- Пиздец. – Еще раз красноречивость светловолосого охотника прекрасно описала всю гамму эмоций, которые можно прочитать в глазах стоящих рядом ректора Кросса, Юки, которая уже протянула свои ручки к ранее упомянутым ушкам Курана, невольно подставившегося под ласки и замурчавшего. Ну, рядом еще присутствовал и Такума, так и не сдержавшего улыбку при виде такого Короля, который словно очнулся от нахлынувших инстинктов породы кошачьих из-за начавшего смеяться…нет, ржать - да, именно так – Зеро, чья хрупкая и немало расшатанная психика не выдержала такого зрелища.
- Кр-р-роосс, от этого мо-ожно как-нибудь избавиться, мррррр? – Пытаясь сохранить личину «мачо» и не поддаться искушению размурлыкаться и поиграть с висящей над полом кисточкой для штор, спросил Канаме, таки уткнувшись носом в ладонь своей будущей Королевы, у которой тут же запылал румянец смущения на щеках.
- Я попробую посмотреть, конечно, по своим источникам, но мне нужны подробности…
- Давайте, я Вам все расскажу. – Подал, наконец, голос Такума, жестом приглашая ректора пройти за ним в другую комнату. Кивнув, Кросс посмотрел на утихшего и вытирающего слезы Зеро, который уже не спеша совершал поползновения в сторону двери:
- Зеро-кун, проследи, пожалуйста, чтобы Канаме-кун никуда не выходил и чтобы к нему никто не приходил. – Слова эти подействовали на молодого охотника как на быка – тореадор, размахивающий тряпкой перед его носом.
- А что? Думаете, пойдет гулять по крышам и кусать кошек, ибо людей на территории Академии жрать нельзя, а на дворе все же март? - Никогда так сильно Зеро не рвался на ненавистное им ночное дежурство. Но стоило только посмотреть на то, с каким усердием, повинуясь кошачьей натуре, Куран уж чуть ли не на спине разлегся, подставляя живот под поглаживающие ладони девочки, как Кирию принял решение. – Хотя я согласен.
«Еще покусаешь её во время «игр», кошак дранный. Заодно и отдых от дежурства. Красота» - наивно думал Кирию, предвкушая реализацию своей нехитрой маленькой мести.
- Вот и чудно! Юки, доченька, пойдем. – Почти оторвав юную Кросс от «большой кошки», троица вышла, закрыв дверь. Зеро, с грустью проводя их взглядом, обернулся к поймавшему себя за хвост Курану, вновь старающегося обуздать в себе внезапно появившуюся природу ушей и хвоста.
- Чего пялишься? – Фыркнул Канаме, глядя на гаденько ухмыляющегося вампира.
- Это же какая тебя кошка укусила? Кис-кис-кис. – Позвал Зеро, присаживаясь на корточки и протянув руку к чистокровному.
- Зря стараешься. – Еще раз фыркнул Король, поведя пушистым ухом и тщательно душа в себе порыв встать, пойти на звук и обнюхать пальцы этого белобрысого гада, посмевшего так издеваться над любопытством кота… Стоп! Не кота. А вампира, мать твою! Да непросто вампира, а Повелителя! Куда там этому жалкому уровню Е, у которого так заманчиво выглядывает цепочка из под пиджака, что хочется протянуть лапку и….
- Совсем охуел?! - Видимо, все же «лапку»-то Куран и вытянул, игриво дернув за «игрушку», за что тут же получил отнюдь не ласковой рукой по аристократичной кисти.
- Мммрряяяяяу! – Недовольно проорал Канаме, процарапав руку охотнику до крови и, как завороженный, глядя на выступившие красные капельки. Не отрывая заалевшего взгляда от столь заманчивого нектара, Куран медленно пригнулся, приготовившись к прыжку, и тут Зеро осенило - надо бежать. Ибо весь вид вампира так и выдавал отнюдь не славные добрые мысли, заполонившие голову Короля, о чем можно судить по прижатым к голове ушам и поднятому хвосту в предупреждающем добычу жесте.
- Хороший котик, тихо… Спокойно… Давай, я тебе лучше молочка принесу… Кошки же любят молоко, да? – Как можно невиннее спросил Кирию, медленно, осторожно отступая назад, к двери. Чистокровный же только ниже пригнулся к земле, примяв поудобнее ковер под ладонями. Кирию не на шутку испугался, даже забыв про то, что под пиджаком имеется пистолет.
И, когда на него кинулась отнюдь не самая легкая туша с диким воплем, без проблем повалив на пол, Зеро внезапно так обидно стало, что все ученики Ночного класса были на занятиях благодаря стараниям ректора и Такумы.

На следующий день Куран проснулся от истошного «мяяяяяяяяяяууууууууу», доносящегося откуда-то рядом. Поморщившись, подняв свою царскую голову от чего-то мягкого, но внезапно дернувшегося от его движения, и открыв глаза, Канаме с удивлением посмотрел на обнаженную и исцарапанную спину молодого охотника. Но больше всего его внимание привлекли торчащие пятнистые уши с кисточками на кончиках. Быстро проведя ладонями по голове, зарываясь пальцами в пряди, облегченно выдохнул – отпустило. Да и нет больше такого желания, как сожрать сырую рыбу целиком или поиграть с бумажками или мурлыкать при виде…
- Куррррррааааааан! – То ли промяукал во всю свою молодецкую глотку, то ли прорычал Кирию, еще раз дернув таким же пятнистым хвостом, на котором, как оказалось, и спал «донельзя обнаглевшая скотина» (со слов разбушевавшегося и сыпавшегося на темную головушку чистокровного проклятия Зеро), тем самым заставив вампира оторваться от своих мыслей и вновь обратить взор на злого как черт парня.
Усмехнувшись, Куран развалился на постели, глядя на вошедшего в азарт охотника.
- Кис-кис-кис. – Позвал Канаме, поманив пальчиком замолкшего на время Кирию.

Март только начался, а коты уже в ударе.


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 22:00 | Сообщение # 6

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка пятая.
"Скажи, Король..." (Куран Канаме; Кирию Зеро).


- Скажи, Король, ты знаешь, как умирают кошки?
Возникшая тишина нарушалась лишь непозволительно громким тиканьем старинных часов. Всего секунда – и изящная черная минутная стрелка дошла до изображения римской цифры XII, сливаясь воедино с позолоченной массивной часовой. Раздался оглушающий бой, отчего кажется, что воздух становится все тяжелее, с каждым громогласным ударом давя на барабанные перепонки присутствующих на собрании. Первой не выдержала малышка Юки:
- Зеро, ты о чем? – Взволнованно прошептала Принцесса, вставая и подходя к верному другу, беря его прохладные ладони в свои. Стоящий рядом Кайен подозрительно покосился на своего подопечного, который все так же выжидающе смотрел на Короля, ожидая ответа и не обращая внимания на бой часов.
- Они умирают в гордом одиночестве, в тишине, вдали от своих хозяев, Кирию. – Как только Куран ответил, минутная стрелка сдвинулась с места и пошла дальше, оставив позади часовую. Сейчас тишина кажется оглушающей.
- К чему это ты, Зеро? – Подал голос Кросс, понимая, что неспроста его приемный сын задает такие вопросы.
- Просто интересно. – Отмахнулся Кирию, склонившись и целуя кисти возлюбленной, что все еще держала его за руки. Выпрямившись, молодой охотник покинул комнату для совещаний, оставляя за своей спиной тех, кто по-своему стал ему дорог и кому он небезразличен, чувствуя кожей их состояния: недоумение и беспокойство, подозрение и волнение, безразличие и холодность.

**
Придя домой, в однокомнатную квартирку, Зеро вытащил из кобуры Bloody Rose и бережно положил её на стол, почти любовно проводя подушечками пальцев по царапинам на оружии.
- Сейчас не наше время, Роза. Но когда оно настанет, мы возродимся вновь. – Тихий шепот непривычным легким шелестом подобно стелющемуся по траве ветру мягко исчезает в полумраке, освещаемом только едва-едва треплющемся свечением пистолета, созданного для защиты людей от вампиров. Кирию видит, чувствует, что для него и Кровавой Розы больше нет работы – почти все чистокровные, что способны обратить человека в кровососущего монстра, уничтожены им и Кураном, а те, кто остались, лишены сил и полностью под контролем своего Короля. С оставшимися вампирами уровня Е успешно справляется Гильдия охотников во главе с Ягари Тогой. Отпрыски аристократов продолжают учиться под присмотром Кайена Кросса и покровительством Юки Куран в Академии. Что же тогда остается делать тому, из кого чуть ли не с рождения создавали мощное оружие?
- Нам пора.
Взяв в руку Bloody Rose, охотник, убивающих таких же, как он, вампиров, прошел к окну, открывая створки и вдыхая свежий ночной воздух, наполненный ароматом дождя и далеких луговых цветов. Постояв так еще немного, подставляя лицо влажному ветру, Зеро спрыгнул на землю, мягко приземлившись и устремляясь вперед, чувствуя, как разрушающая сила его оружия проникает теплым потоком в кровь, распространяясь по телу и медленно подступая к сердцу, чтобы затаиться и уснуть в ожидании момента, когда потребуется помощь, и они смогут окрасить белоснежные лепестки обжигающей багряной кровью. А до этого времени Кровавая Роза со своим хозяином будут перерождаться, принимая разные облики, но неизменно находясь рядом, не блокируя память, чтобы Кирию не забыл о том, кто он и для чего он.

Чем дальше от города, тем свежее воздух, тем свободнее дышать и легче бежать вперед, уже не чувствуя почвы под ногами. «Еще немного». Глаза уже непроизвольно закрываются, все мышцы гудят, но пальцы все сильнее сжимают рукоять пистолета. Собравшись и совершив последний рывок, заставляя тело сделать еще несколько шагов, Зеро резко остановился, пошатнувшись, посреди поля в высокой траве. Открыв глаза, Кирию с несвойственным ему спокойствием наблюдал, как Bloody Rose медленно рассыпается полупрозрачной серебристой пылью, а следом – и он сам, растворяясь в лучах восходящего солнца и опадая на землю, подхватываемый ветром и исчезающий полностью, как только дневное светило поднялось выше.

**
Спустя много столетий власть над ночным народом захватил другой клан чистокровных вампиров, убив всех приверженцев старого Короля, его супругу, детей, а самого Курана заточив в подземелье, оковы которого медленно забирали кровь и силу могущественного Повелителя, удерживаемого еще и печатями на крови его семьи.
Не в состоянии уснуть, как когда-то, Куран день ото дня не оставлял попыток выбраться. Но если в первое время его посещали с целью насмехаться над не утратившим гордость Королем, то вскоре Канаме остался в полном одиночестве, оставленный медленно умирать от сумасшествия и жажды.

Здесь нас больше нет,
Мы легче, чем воздух и свет.
За мной.
Покидай…*

- Скажи, Король, ты знаешь, как умирают кошки? – Непривычно-звонкий мальчишеский голос заставил вынырнуть Курана из забвения, не услышавшего шагов за звуком капающих с потолка вод.
- Кирию? – Открыв глаза, чистокровный вампир вглядывается в темноту, вылавливая в ней металлический блеск стали знакомого пистолета и серебра взъерошенных коротких волос. Еще совсем ребенок, но уверенно держащая Bloody Rose рука и взгляд темных аметистовых глаз выдают истинный возраст их обладателя. Мальчишеская фигура спокойно стояла напротив бывшего Короля, все еще не утратившего своего величия, хоть и то дало трещину.
- Пора, Канаме. – Не по-детски твердая рука взмыла вверх, направляя дуло пистолета в лоб мужчины, чьи глаза окрасились в темно-алый цвет. – У нас есть дела.
Выстрел. И следом – грохот тяжелых оков об каменный пол.

__
• Биопсихоз – =/=


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Вторник, 03.04.2012, 22:01 | Сообщение # 7

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка шестая.
Король и Паж. (Куран Канаме, Кирию Зеро)

От автора:
Можно считать продолжением предыдущей зарисовки "Скажи, Король..."
Примечание: Дабы было немного понятнее и название, и конец:
Паж - в средневековой Западной Европе мальчик из дворянской семьи, состоявший на службе (в качестве личного слуги) у знатной особы; первая ступень к посвящению в рыцари.

- Господи, какой же ты ребенок, – обреченно произнес мужчина с отросшими до лопаток волосами цвета горячего шоколада, собранными в низкий аккуратный «хвост». Сидя на лавочке, находящейся в тени старого векового дерева, укрывающей от палящего летнего солнца, незнакомец наблюдал за стаей голубей, которых гоняет мальчишка лет десяти с короткими, взъерошенными волосами редкого пепельного цвета. – Я уже скучаю по старому вспыльчивому подростку.
- Отвали, вампир, – фыркнул мальчонка, медленно приближаясь к ни о чем не подозревающей птице, чистящей свои перья в фонтане. Тому, кого назвали вампиром, оставалось только оценивающе наблюдать за действиями ребенка, который, поскользнувшись на мокром бортике, напугал пернатую жертву и с матами плюхнулся в воду. Проходящие мимо молодые мамочки с ужасом закрывали своим чадам ушки и – кто с понимающей, сочувствующей грустью, кто с укором (и не всегда немым) – поглядывали на мальчика, который, выбравшись из фонтана, отряхивался от воды, подобно собаке, попавшей под дождь.
- Простите, это Ваш ребенок? – неуверенно вмешалась миловидная барышня, обращаясь к мужчине на скамейке и удивленно его рассматривая. Еще бы! В такую жару сидеть в белой рубашке, черных классических брюках и в узконосых ботинках.
- Мой, – едва заметно скривившись, но совладав с собой, произнес шатен, переведя взгляд на девушку. К несчастью молодого человека приходится называть этого мальчишку своим сыном, чтобы не привлекать ненужного внимания. «Хотя в данном случае его мамаша явно наставила мне рога, - мысленно усмехнулся «вампир», краем глаза наблюдая за пепельноволосым мальцом, подошедшим к ним и с детским интересом вслушиваясь в разговор старших, - Хорошо же ты вжился в эту шкуру».
- Почему Вы не следите за мальчиком?! – внешне безобидная женщина в момент превратилась в мегеру с обостренным материнским инстинктом, – Люди добрые, да посмотрите: он же живодер! Ребенок без присмотра, в семье пьяниц и матершиников, иначе бы откуда мальчику знать такие слова?!
По мере увеличения громкости её голоса и активности жестикуляций вокруг троицы собиралось все больше мамочек, включившихся в разговор и всей толпой осуждающих непутевого «папашу».
Мужчина, которому перемывали косточки, меланхолично смотрел на этих людей, которые и трети не знают, какой из него на самом деле отец. Все еще держа на лице дежурную маску «я вас внимательно слушаю», шатен погрузился в воспоминания, перечеркнутые темно-вишневой чертой. Кадры событий сменялись в голове один за другим, и, подобно цветам радуги, с яркого радужного и теплого оттенка, намертво закрепившегося за семьей, сменялись на темные, обжигающе горячие тени олицетворяющие «сегодня».
Из пелены дум его вырвал детский плач навзрыд. Даже женщины заткнулись все разом, поняв, что больную тему задели. Прокручивая мысленно возгласы людей, мужчина понял причину слез «сына»: речь пошла о матери.
- Она мертва, – подал голос «вампир», вставая со скамейки и подхватывая на руки плачущего мальчика, уходя прочь, оставив позади виновато молчащих в неловкой ситуации баб.

**
- Успокоился? – и не поймешь же, из вежливости или из беспокойства спрашивает.
- Да, – Зеро принял протянутый стакан с водой, осушая его быстрыми глотками, – Чертово тело. Любая эмоция проявляется физически. Бесит.
- Дети более чувствительны, привыкай, Кирию. Тебе в нем щеголять еще долго, – произнес Куран, ложась рядом с мальчиком на одну-единственную кровать в однокомнатной квартирке в заброшенном доме.
- Заткнись. Без тебя тошно, – непривычно и необычно слышать раздражение в севшем от плача детском голосе. Чистокровный вампир лишь ухмыльнулся, посмотрев на сутулую угловатую фигурку. Лучи заходящего солнца окрашивали пепельные короткие пряди в красный цвет, спускаясь по худым рукам, кошкой лаская светлую кожу.
Наконец, мальчишка лег на свою половину постели, начав выдергивать из-под Канаме одеяло. Несмотря на вампирскую сущность, Зеро сейчас не сильнее котенка, если в руках нет Bloody Rose. Куран объяснил это тем, что силы с перерождения просыпаются не сразу, тем более у бывшего уровня Е. Пришлось охотнику смириться. Ну, хоть регенерация осталась на высоком уровне, и на том спасибо, из-за чего солнечные ожоги не вызывают проблем.
- Скажи, Король, где наш приют? – спросил укутавшийся в тонкое покрывало мальчишка, глядя в упор на чистокровного. А за окном сияют звезды, и величавая Луна освещает тусклым светом уснувшую землю, словно желая одним добрых снов, а других благословляя на отличную охоту.
- У нас его отняли, но мы его вернем, Зеро, – ответил после долгого молчания Король, посмотрев на прижимающегося к нему во сне ребенка, инстинктивно ищущего тепла. – Но сейчас придется подождать, пока ты из щенка не вырастешь в волкодава.

Как бы ни был силен Владыка, ему нужен верный рыцарь, который пройдет с ним через пески времени.


Dead come back home on Samhain.
 
Kir_LugaruДата: Суббота, 02.06.2012, 22:40 | Сообщение # 8

Любитель
Сообщений: 20
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Зарисовка седьмая.
Без названия. (Кирию Зеро/fem!Ягари Тога)

Предупреждения: смена пола, AU, OOC

- Твою ж мать. – Максимально сдержанно выругалась женщина, садясь в кресло ректора Академии и закидывая ноги на стол, совершенно не заботясь о том, что с высоких сапог грязь капает на бумаги, которые возможно даже важные для Кросса. Сейчас охотницу волновало одно:
- Ну и какого хрена Я должна вести у этих кровососов уроки этикета?!
- Ну, лапушка, ну, пожалуйста. – Почти что размурлыкался Кайен, старательно и осторожно убирая ноги Тоги со своего рабочего стола, словно боясь сделать лишнее движение, зная вспыльчивый нрав старой подруги. – Это же не сложно….
- Кросс, ты дурак, да? – Ягари скептично на него взглянула. – Посмотри на меня внимательнее и скажи, Я похожа на преподавателя э-ти-ке-та?
Ректор Академии Кросс чуть отошел и придирчиво стал разглядывать женщину, находящуюся явно не в добродушном настроении: строгий чуть ли не уничтожающий взгляд, темные вьющиеся волосы в легком беспорядке, шляпа-трофей, чуть подранный дорожный плащ и ружье всегда на расстоянии вытянутой руки. Мда… Этикетом тут и не пахнет, если судить по видимой расслабленности, небрежной позе и вновь закинутым на стол ногам.
- Но! Если ты наденешь миленькое платьи… - договорить ему не дал предупреждающий выстрел в потолок.
- Беги, старик… - почти прорычала Тога, медленно, с какой-то кошачьей хищной грацией поднимаясь и направляя дуло на побледневшего ректора. – Три… Два…
Повторять дважды не пришлось – Кросс вылетел из кабинета, тут же спрятавшись за широкую спину приемного сына, который хотел было просто отдать отчет по прошедшему заданию по очистке небольшого городка от уровня Е.
- Крррроосс! – все так же угрожающе произнесла охотница, выстрелив: пуля пролетела в миллиметрах от уха Кирию, красиво войдя в стену. В прошлом легендарный охотник позорно капитулировал, держась цели оставить Академию целой и частично невредимой.
Тога хмыкнула, глядя, как пятки сверкают у беглеца. Зеро, положив документы на стол, обнял сенсея со спины, издевательски протянув на ухо:
- А тебе пойдет платье, учитель.
- Изыйди, щенок! Совсем страх потерял. – Недовольно проворчала Тога, но скидывать обнимающие руки не спешила. Зато теперь знает, чем можно удивить своего вампиреныша. Разнообразие в отношениях не помешает же.


Dead come back home on Samhain.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » "Театр Абсурда". (Сборник зарисовок; Vampire Knight; ООС; AU; Джен)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Какие книги вы читаете?
Всего ответов: 101
 





 
Поиск