Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » Учитель?.. Ученик?.. (Творчество Нелиссии, по ГП, AU, джен, PG-13, макси, в работе)
Учитель?.. Ученик?..
НелиссияДата: Вторник, 17.01.2012, 14:25 | Сообщение # 1

Опытный
Сообщений: 128
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: Учитель?.. Ученик?..
Бета/ Гамма: нет
Персонажи: Гарри Поттер, Эстас, Альбус Дамблдор
Рейтинг: PG-13
Тип (категория): джен
Жанр: Общий /Angst /AU
Размер: макси
Статус: в процессе
Дисклеймер: Герои – Роулинг, буквы – алфлвиту. Моя – только фантазия...
Аннотация: К чему могут привести идеи братания с магглами, особенно в послевоенное время? Если ты, Повелитель, Древнейший и Мудрейший Владыка, остался в новом мире единственным, кто помнит, что было по другому? Если твои дети никогда не видели голубого неба? Вернуться и изменить? Ведь для тебя нет ничего невозможного...

От автора: Таймтревел, частично постапокалиптика, АУ после победы
 
НелиссияДата: Вторник, 17.01.2012, 14:25 | Сообщение # 2

Опытный
Сообщений: 128
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
ПРОЛОГ.

Молодой мужчина стоял возле окна, высматривая в жарком мареве что-то, видное лишь ему. Взгляд Повелителя задумчиво скользил по ровным улицам с совершенно одинаковыми трехэтажными домиками, по чахлым деревцам в некоторых дворах, по выжженной равнине, начинающейся прямо за невысокой стеной.
− Не такой судьбы хотел я для мира... − мужчина прижался лбом к стеклу. В его глазах промелькнула тоска. Да, совершенно не такой судьбы. Уничтоженный материк, выжженные территории и двести пятьдесят три оазиса во всем мире. Ах да, еще и множество чудовищ и мутантов, расплодившихся после того Ада...
Сколько сотен лет прошло с тех пор? Многие люди и нелюди даже не догадываются, что когда-то все было совершенно по-другому. Даже его самые старшие птенцы не знают КАК было раньше. Не помнят больших лесов, полноводных рек. Не помнят мир, когда маги, ставшие ныне спасителями и хранителями человечества, самым драгоценным его сокровищем, когда они скрывались от магглов. Когда нелюдей изничтожали, словно животных. Они не помнят. Помнит лишь он. Повелитель. Владыка. Их хранитель и спаситель. Его извечная дурость и желание спасти мир в конце концов спасли его. Спасли мир, где его объявили опасным существом, когда умирающий Перворожденный смог дообратить его и передать свои силы. А когда магглы применили свое оружие, выжила лишь горстка магов, он, да несколько новообращенных птенцов, укрывшиеся в его гнезде. Магглы будто сошли с ума. Они применяли свое атомное оружие против магов, против других стран... А потом вдруг резко все прекратилось. Запасенное оружие кончилось, а химических лабораторий не оказалось.
Тогда-то и настало время оглядеться немногим выжившим. Южную и Северную Америку просто смели с лица Земли, как и Австралию. Великобритания превратилась в множество маленьких островков. Европа, Африка и Азия представляли собой выжженные равнины. Люди были в отчаянии. Им было нечего есть, начались генные мутации из-за большой радиоактивности. Они были стадом, стадом, готовым пойти за кем угодно, лишь бы наладилась жизнь. И он пришел. Пришел со своими друзьями и птенцами, и уже не важно было, что он обладает Силой, неважно, что он пьет кровь. Он знал что делать.
Мужчина усмехнулся, вспомнив себя прежнего. Знал что делать, как же! Просто взыграла кровь да синдром спасителя, а вот дальше уже пошла сплошная импровизация. Он собирал разрозненных людей в определенных местах, пригодных для жизни. Его подруга разработала артефакт, защищающий от радиации. Друг возглавил первый отряд Охотников. Они отказались от обращения и умерли в свой срок. А он создал свой клан.
Вампиры оказались практически невосприимчивы к радиации, что дало им огромные преимущества. Именно они встали во главе нового мира. А во главе клана стоял Повелитель. Он уже не помнил, как и когда именно стал Повелителем, не помнил в деталях многие вещи. Полностью все устроилось лишь через тысячу лет. Те, кто тогда выжили с ним во время атомной войны не пережили эту тысячу лет. Ну а он... Тварь живучая, как метко прозвали его в народе. Ну что же, тварь так тварь...
Сейчас он уже практически не занимался политикой, точнее жалким ее подобием. Объединив своей силой пять оазисов, он создал Академию. Академию для новых птенцов и обнаруженных магов. И первых и вторых было очень мало.
Маги почему-то практически перестали рождаться, если один ребенок из тысячи будет магом − уже праздник. С птенцами все было намного сложнее. Он сам отбирал будущих учеников, поименно знал всех своих птенцов, а их было не меньше пяти сотен. И это лишь те, кто выжил. Каждый Высший имел право обратить одного. Каждый Перворожденный − двоих. У его детей, вампиров королевского рода, могло быть по три птенца. Простые кровососы не имели права обращать новых. И на все требовалось личное разрешение Владыки. Вампиры − это элита, правящий класс. И не следует допускать до власти кого попало. Но все должно быть не так! Люди не должны бояться выходить за ограду Должны течь полноводные реки, зеленеть леса и поля. Воздух должен быть свеж и чист, а радиация не должна витать в воздухе. Это неправильно!
− О чем задумался, Мудрейший? − чуть насмешливый, но все же почтительный голос раздался от дверей.
Гермиона, его любимая дочь и самый лучший товарищ. Ну а имя... Кто вспомнит про его боевую подругу, кто обвинит старого вампира в сентиментальности? Вампиресса была младше его на три тысячелетия, но на их дружбе это не сказывалось. Все вампиры, да и люди тоже, были ему как дети.
− Так не должно быть, − стукнул кулаком по стене Повелитель, не отрывая взгляда от выжженной равнины за окном. − Так не должно быть, Миона!
− Так измени, − пожала плечами девушка, не понимая затруднений.
Измени... Она так просто говорит об этом! Она даже представить не может, что для него есть что-то невозможное. Хотя... Разве ему утверждать, что есть что-то невозможное?! Тому, кто прожил более шести тысяч лет на этом свете, пережил крушение одной цивилизации и на ее обломках построил следующую буквально своими руками. Ему ли утверждать, что есть нечто невозможное?!!
Когда в изумрудных глазах вспыхнул огонь, девушка отшатнулась. Столько решительности и упрямства было в этом взгляде, что ей стало страшно. Не ведала вампиресса, что подобный огонь горел в глазах ее отца и тогда, когда он вышел из своего гнезда, чтобы в очередной раз спасти мир.
− Ты права, Гермиона, − Владыка скинул традиционную мантию, оставшись лишь в брюках и рубашке. − Я изменю!

Глава 1. Ошибочка вышла...

Исследования и расчеты заняли еще двести лет. Но для него это было мелочью, ста годами больше, ста годами меньше − какая разница? Да и помимо исследований его внимания требовали и обычные заботы, которые он не мог пустить на самотёк. Многие его приближенные недоумевали и всеми силами пытались вызнать суть исследований Владыки, но ничего ни у кого не вышло. Наконец все было готово. На одном из полигонов в тысяче километках от Главного оазиса суетились несколько десятков вампиров. Они вычерчивали на бетонном полу ровные, аккуратные и точные линии, посекундно сверяясь с чертежом, что дал им Владыка. К ночи все было готово, и помощников отправили по домам. Мужчина же еще раз оглядел чертеж, удостоверяясь в правильности его выполнения. Осторожно пробравшись в центр, не потревожив кровавые линии, он затянул медленный речитатив. Все это должно было перебросить его в прошлое, на несколько тысяч лет назад, когда мир еще был живым. Вихрь воронки затянул его в непроглядную тьму, а в следующий миг мужчину уже выплюнуло куда-то. Он покатился по траве. Стоп! По траве?..

***

Глубоко вдохнув, Владыка закашлялся. Давно уже он не вдыхал столь чистый воздух. Когда вампир все же решился открыть глаза, то первым делом его взгляд наткнулся на траву, судорожно сжимаемую в кулаке. До сих пор до конца не веря в происходящее, мужчина растерянно провел другой рукой по зеленому травяному ковру, на который приземлился.
− Трава... Настоящая...
Оглядевшись вокруг, вампир увидел высокие могучие деревья, шелестящие кронами на легком прохладно ветерке, увидел весело чирикающую птичку на ветке, увидел голубое небо. Чистое, ничем не замутненное голубое небо!
Это уже было невозможно выдержать равнодушно. В уголках глаз появились слезы, а потом Повелитель заплакал от радости. У него получилось! У него все получилось! Он вернулся на несколько тысяч лет назад, и он сможет изменить историю! Сможет все исправить!
Беззаботно смеясь, он привалился спиной к дереву, ласково проведя рукой по шершавой коре. Немного успокоившись, Повелитель поднялся на ноги, вынужденный ухватиться за дерево, чтобы не упасть. Ритуал отнял немало сил, хотя это и неудивительно. Странно было бы, если бы он прошел вообще без последствий. Невдалеке мелькнул просвет между деревьями. В голове всплыло знание, что там вроде должен быть выход из леса. Шатаясь и цепляясь за деревья, мужчина, выбрался на опушку. Некоторое время он смотрел на величественный замок, силясь вспомнить − отчего ему столь знакомо это строение? Ответ пришел почти сразу, набатом прозвучав в голове. Хогвартс. Это был Хогвартс, школа Чародейства и Волшебства. Владыка недоуменно покачал головой. В ритуал не было заложено никаких изменений месторасположения, появиться он должен был на том же самом месте, что и отправился. Что-то пошло не так. А если он попал не в то место, то мог попасть и не в то время. Это надо проверить.
Собравшись с силами, вампир поплелся к дверям замка. Судя по всему, сейчас было лето − это если верить смутным воспоминаниям детства. Далекого-далекого детства. Всего тридцать лет он прожил в нормальном мире. Потом начался Ад. Потом он стал Владыкой. Стал основателем новой цивилизации. И воспоминания юности, столь бережно хранимые в сердце, уже успели подернуться радужной розовой дымкой. Как забываются все детские обиды и поражения, как кажется более сильной испытанная радость, и как кажется, что мир был лучше и добрее.
За размышлениями Владыка не заметил, как добрался до каменной горгульи. Человеческое, да и вампирское подсознание − странная штука. Ты не помнишь дороги, но ноги послушно ведут тебя в нужное место, пусть даже прошло уже несколько тысячелетий с момента, как ты последний раз ходил этим путем. Замерев перед горгульей, он задумался. Здесь нужен был пароль. Какой? Ха, логичный вопрос! В голове крутились только какие-то лимонные дольки, которые Владыка и озвучил. Каменюка насмешливо покачала головой. Фыркнув, вампир скользнул в тень, выйдя позади стража. Так просто...
Стоя перед дверью в кабинет директора, он волновался, словно какой-то нашкодивший первокурсник. Это сравнение позабавило − он в три-четыре десятка раз сейчас старше этого человека, а все же волнуется.
Толкнув дверь, он беспрепятственно проник в кабинет. Там находились всего двое − седовласый старик и мрачный черноволосый мужчина. Дамблдор и Снейп. Он ни с одним из них так и не успел толком познакомиться. Только сейчас Повелитель задумался, зачем вообще пришел сюда. Все изменить можно было бы тихо и незаметно, не привлекая к себе внимания. Но он зачем-то пришел сюда. Зачем?.. Просыпается гриффиндорское безрассудство? Это было бы нежелательно. Молчание затягивалось. Обе стороны внимательно изучали друг друга. Наконец, заговорил директор.
− Молодой человек, что вам надо?
Повелитель не смог сдержать короткого смешка. Так его уже давно никто не называл. Человек, да еще и молодой! Кто же тогда старый?.. Повелитель вошел в комнату, заинтересованно оглядываясь. Многие предметы были ему незнакомы, потому что он не успел узнать их назначения до армагеддона, а потом их просто не существовало.
− Молодой человек, я задал вопрос! − чуть настойчивей повторил Дамблдор.
Владыка перевел на него чуть рассеянный взгляд.
− Я услышал. И я не знаю, зачем я пришел сюда, − тут его взгляд зацепился за лимонные дольки.
− Конфеты, − словно смакуя слово, произнес он. − Какая бесполезная вещь. Но тем и прекрасен этот мир, что в нем есть место бесполезным вещам...
Дамблдор и Снейп переглянулись. Незнакомец казался странным, даже опасным.
− Как же вы попали сюда? − попытался прояснить ситуацию Дамблдор.
− Я составил ритуал, я вернулся... − бархатистый голос завораживал. Только вот на слове "вернулся" оба волшебника насторожились, но ничего не сделали. Незнакомец тихонько играл с фениксом, повернувшись к ним спиной.
− Я вернулся, да... Только вот немного непонятно. В ритуал не была заложена смена месторасположения. Похоже, закралась небольшая ошибка... Простите, какой сейчас год? − Владыка вопросительно взглянул на Дамбллора.
− Тысяча девятьсот восемьдесят третий.
− Как интересно... − протянул Повелитель. − Мда, капитально я ошибся. Господин... − небольшая заминка, − директор, прошу позволить мне воспользоваться библиотекой Хогвартса, чтобы восполнить свои знания. Увы, во времена моего обучения я не сильно стремился к самосовершенствованию, да и слишком много времени минуло с тех пор, как я закончил школу.
− Откуда вы вернулись? − настойчиво спросил Дамблдор.
− Вы все равно не поверите, профессор, − грустная усмешка. − Зачем говорить то, во что твой собеседник изначально не поверит? Вы примете мою просьбу?
− Не знаю почему, но приму, − устало кивнул директор. Дамблдор не знал, отчего счел этого юношу достойным доверия. Не понимал. Но интуиция старого мага не подводила никогда, да и феникс с удовольствием принимает ласки этого человека.
− Альбус!.. − вскинулся Снейп. − Разумно ли это?
− Постой, − взмахом руки угомонил зельевара директор. − Я приму ее при условии, что он принесет Непреложный Обет о своей непричастности к Волдеморту и нежелании захватить мир.
− Захватывать мир? − казалось, незнакомец был крайне удивлен подобным предположением. − Господи, директор, да кому этот мир нужен?! Доклады, отчеты, жалобы, суды, политика, распри... − Владыка коротко взвыл, припомнив свое первое тысячелетие на посту Повелителя мира. − Туда съезди, там бунт угомони, а там вообще твари прорвались, Владыка, без вашей помощи не обойтись! − передразнил он своего секретаря. − Нужна мне эта головная боль как драклу второй хвост!
Директор был ошеломлен. Этот юноша говорил про мировую власть как про нечто вполне возможное, только совершенно нежелательное и приносящее множество хлопот.
− Уважаемые, быть может, я наконец-то поклянусь в лояльности и все такое, и вы отпустите меня в библиотеку? − ехидно усмехнулся Владыка, уловив мысли собеседников. Они даже не представляли, насколько правы.
- Конечно же, − кивнул Дамблдор. – Только я надеюсь, что вы немного расскажете о себе. Не знаю как Северусу, но мне интересно было бы узнать ваше имя, узнать, откуда вы пришли. К тому же я так и не понял, зачем вам это надо.
Повелитель лишь покачал головой на подобное упорство.
− Думаю, вы о многом догадались сами, но все же есть вопросы, для ответов на которые еще не пришло время. Я пришел из будущего, из Первого Оазиса, хотя вряд ли вам это что-то скажет. Мое же имя... − тут он замолк.
− Ну же! − поторопил его директор. На лице Владыки появилось немного растерянное выражение.
− Простите, позвольте мне вспомнить, − незнакомец прикрыл глаза.
По имени Владыку звали лишь друзья, и это было очень давно. Мудрейший, Древнейший, тварь живучая, Господин, Великий... У него было множество прозваний, но лишь одно мирское имя, которое есть ни что иное, как пустой набор звуков для удобства... В какой-то момент это стало слишком личным, и он доверил его лишь самым близким, после же их смерти забыл его. Забыл, потому что не осталось никого, кто звал бы его по имени. Даже для собственных детей он был Отцом, Мудрейшим, Владыкой, но не...
− Гарри Поттер. Меня зовут Гарри Поттер. − Повелитель резко распахнул изумрудные глаза.


Глава 2. Новое время, новые заботы. Часть 1.

− Гарри Поттер?! − директор удивленно привстал, внимательно вглядываясь в юношу. Не так, совсем не так он представлял этого мальчика. В его мыслях Гарри Поттер был веселым, бойким мальчуганом, который потом бы вырос в такого же балагура, как Джеймс. Сейчас же перед ним стоял меланхоличный юноша, от которого за версту веяло опасностью. Юноша, который вполне допускал возможность своей власти над миром. Юноша, который сам смог составить ритуал возвращения в прошлое Мерлин знает, на сколько лет назад.
− Не беспокойтесь, директор, эту ящерицу красноглазую я уничтожил. Том не успел уничтожить целый мир, но это с успехом сделали ваши идеи сближения с магглами.
− Это невозможно! − возмущенно возразил Дамблдор. − Я хочу, чтобы волшебники прекратили презирать магглов, объединились с ними! Как это может уничтожить мир?!
− Увы, − Владыка позволил себе грустную усмешку. − В этом вопросе Том оказался намного проницательнее вас. Идея полного сближения с магглами просто невозможна. − Владыка тряхнул головой, в попытке отогнать страшные воспоминания об атомной бомбардировке. Как выдержало тогда его гнездо − одному Богу известно.
− У вас после войны осталось множество последователей. Маги думали, что их примут с распростертыми объятьями. Так и было... Поначалу. Конечно, были и завистники, и священники, жаждущие вернуть святую Инквизицию, но они особо не вылезали – слишком сильна была радость большинства. Но даже обычные жители, а тем более – спецслужбы, быстро смекнули, кто виноват во множестве нераскрытых преступлений, в терактах и "взрывах бытового газа". Они умные люди, директор. Магов начали изучать − они возмутились. Простецам это не понравилось. Магглы обезумели, и вновь активизировавшиеся священники только подливали масла в огонь. Началась третья мировая. Третья мировая, которой так опасались маггловские ученые и аналитики. И они не ошиблись. Мир оказался на грани уничтожения. Желаю вам никогда не видеть того, что видел я, − под конец голос Повелителя был практически неслышен.
Перед его глазами мелькали картины выжженных равнин, переломанных и горящих лесов, красных от крови рек... И монстров. Множества мутантов, разрывающих людей и нелюдей на части. А ведь они когда-то тоже были разумны...
− Я ведь не от хорошей жизни вернулся, директор! Для меня голубое небо и зеленая трава уже стали чудом! Озера и реки − я не видел их множество лет! Мои дети даже не знают, как выглядели эти вещи! Они не знают, что это такое − чистая вода! Они никогда не видели чистого неба! − вампир яростно шипел, надвигаясь на директора. − Они никогда не знали, что такое конфеты, но с трех лет держали в руках оружие! Эстас в девять лет убил своего первого мутанта, из-за халатности дежурного мага пробравшегося за оградительный барьер, но никогда не целовался с девушкой под луной. Просто потому, что луна не показывалась никогда на оранжевом небе! Гермиона никогда не ела хлеба, потому что его просто не существовало! Юрия убили, когда ему было всего лишь чуть больше сотни лет − помогал мне отражать атаку мутантов в седьмом Оазисе. Эта операция должна была стать его боевым крещением... − Повелитель обессилено рухнул в кресло, запустив пальцы в волосы.
− Я не знаю зачем пришел сюда, я не знаю зачем рассказываю все это, − пробормотал он. − Верно, совсем ты на старости лет последние мозги растерял, Владыка...
− Владыка? − уловил последнее слово Дамблдор.
− Разве вы еще не догадались? − искривил губы в горькой усмешке юноша. − Перед вами Владыка Земли, Повелитель мира, Древнейший и Мудрейший среди живущих людей и нелюдей, Спаситель и Хранитель человечества и всех разумных. Как меня только не называли. За глаза даже прозвище ходит − тварь живучая. Везде пролезу, везде выживу, всех спасу.
− Сколько вам лет, мистер Поттер? − незаметно (для директора, но не для Владыки) подошел Снейп.
− Поттер? Да, меня называли так... Очень давно. Вы спрашиваете сколько мне лет, юноша? − Повелитель с улыбкой наблюдал, как передернулся от подобного обращения молодой зельевар. − И не надо кривиться, я имею полное право называть вас так. Даже многоуважаемый господин директор младше меня в несколько раз. Позвольте мне сохранить свой возраст в тайне, поскольку не хотелось бы чувствовать себя в вашем обществе дряхлой развалиной или реликтовым ископаемым, − Повелитель позволил себе легкую усмешку. − Считайте, что мне... Ну, лет тридцать-сорок. Но давайте вернемся, наконец, к Обету.
Дамблдор и Владыка соединили руки. Снейп вытащил палочку. Вампир сначала покосился на нее с недоумением, после чего на лице Мудрейшего проступило понимание, но он ничего не сказал.
− Клянешься ли ты в своей непричастности к лорду Волдеморту?
− Я клянусь в том, что ненавижу и презираю красноглазого монстра, что назвал себя Волдемортом, в неприятии его целей и методов. Клянусь, что не являюсь его последователем, − чуть изменил клятву Повелитель.
− Клянешься ли ты в своем нежелании завоевать мир либо какую-нибудь его часть?
− Клянусь! − намного более охотно сказал Владыка. Вторая огненная лента обвила их руки. Повелитель вдруг усмехнулся.
− Клянетесь ли вы, Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор и ты, Связующий Северус Тобиас Снейп, что ничего из сказанного здесь с момента моего появления не будет доверено третьим лицам без моего на то разрешения?
− Клянемся, − после небольшой заминки произнесли маги.
− Клянетесь ли вы сознательно не причинять мне вред ни словом, ни делом, ни действием, ни бездействием? − медленно произнес Повелитель, переводя проницательный взгляд с одного на другого.
В этот раз заминка была более долгой. Ленты незавершенного обряда начали колебаться, готовые в любой миг разорваться.
− Клянемся.
Последняя, наиболее яркая лента объединила запястья трех мужчин и исчезла, оставив на них тонкие полосы едва различимых рун. Довольно улыбаясь, Владыка развалился в кресле, весело поглядывая на явно недовольных Дамблдора и Снейпа.
− Господа, а вы не знали про подобную возможность? Ни за что не поверю! Обоюдные клятвы считаются наиболее крепкими и надежными, так как исключают предательство обеих сторон. Или же вы собирались меня убить чуть позже? Тогда это была бы очень плохая и трудновыполнимая идея даже без клятвы! − с угрозой произнес вампир, выдвигая верхние клыки. Директор лишь головой покачал:
− Ты вампир?
− Да. Но серебро и солнце не оказывают на меня ни малейшего влияния. Я не знаю, кто я по классификации этого времени. Даже низшие обращенные в моем времени вообще от солнца и серебра не страдают. Но пусть лучше Низшие прячутся по своим норам, чем вновь смотреть на уничтожение мира, − чуть усмехнулся Повелитель.
− Что ты теперь собираешься делать? − поинтересовался директор, сплетая пальцы и глядя на собеседника поверх очков.
− Просмотрю информацию по нынешней цивилизации. Проведу сравнительную характеристику уровня магии и магических методик до и после катастрофы, − четко ответил Владыка.
− А потом, что ты будешь делать потом, Гарри Поттер? В кабинете воцарилось молчание. Повелитель откинулся на спинку кресла, внимательно глядя на Дамблдора.
− Потом это будет потом, Дамблдор. И хоть когда-то я и был Гарри Поттером, сейчас это имя для меня не более чем пустой звук. Может быть, я помогу вам в борьбе с Реддлом, но не факт. Ваш Гарри Поттер сейчас живет на Тисовой улице в доме № 4 со своими родственниками. Позвольте откланяться − я и так сказал больше, чем собирался.
Владыка встал со своего места, коротко кивнул и вышел из кабинета, не обратив внимания на оклик директора.

***

− Что ты о нем думаешь, Северус? − Дамблдор жестом попросил зельевара сесть.
− Он не врал, − задумчиво произнес тот. − И такое впечатление, что он считает нас маленькими детьми, − это уже было произнесено с заметным раздражением.
− Судя по некоторым оговоркам, он имеет полное на то право, − проницательно заметил Дамблдор. − Ты сам сказал, что он не врал нам, но многое из его рассказа доказывает, что ему как минимум тысяча лет.
− И что же это? − приподнял брови Северус, не лишая старика возможности прочитать очередную лекцию.
− Новые цивилизации не строятся за пару сотен лет, это раз. Также его младшему сыну была сотня лет, когда тот должен был пройти "боевое крещение", а значит это считалось довольно молодым возрастом. И, наконец, не могли за какую-то сотню-другую лет из людской памяти стереться воспоминания о былом. На это уходят века.
− Что ж, тогда пока нам остается только наблюдать.
− Ты прав, мой мальчик. Ты прав.


Глава 3. Новое время, новые заботы. Часть 2.

Повелитель медленно шел по Хогвартсу, наслаждаясь чистым воздухом и теплыми лучами солнца. Он до сих пор не мог до конца поверить в свою удачу. Он смог это сделать. Смог вернуться! А значит, сможет и все изменить...
Владыка остановился возле деревянной двери в библиотеку. Нерешительно проведя рукой по ней, он вошел. При виде высоких стеллажей, забитых книгами, Повелитель замер. За многие годы он привык ценить бумажные книги, да и дерево было практически недоступно. Дерево было намного более ценным, чем золото или одежда. В его кабинете стоял дубовый стол, и это считалось шиком! А уж бумага так тем более была ценна.
Только в Академии был один стеллаж с парой десятков книг. В его время писали на тонких пластинках крыльев одного из устойчивых видов мутантов. Они были гибкими, непрозрачными и своей структурой походили на пергамент, только были менее хрупкими и более долговечными.
Вообще все в его времени было построено на животных, которых он по привычке звал мутантами. Были созданы заповедники, где разводили определенные виды. Невозможность производить привычные продукты привела к поиску заменителя для них. Даже одежда на Повелителе была сшита из кожи нерва и частично из шелка паука злоби. Легкий, но прочный доспех был когда-то панцирем жука нОро, а верхний плащ − крылом дельфИриуса. Эти материалы были одними из самых дорогих, поскольку виды не были "одомашненными", и Охотники зачастую не возвращались, отправившись за ними. Но Повелитель мог себе позволить это, хотя бы потому что сам отправлялся за этими "зверьками". Вспомнив об этом, мужчина неосознанно потер плечо, куда в последний раз пришелся удар норо.
− Что вам здесь надо? − его вырвал из воспоминаний строгий голос мадам Пинс. Мысленно обругав себя за потерю бдительности, Повелитель повернулся к женщине:
− Господин директор разрешил мне воспользоваться библиотекой и находиться здесь столько, сколько я пожелаю, − с легким поклоном ответил он. Уважение к слабому полу было присуще всем разумным его времени. Они были матерями, что для всех было очень важно, они обеспечивали Оазисы многими вещами, например, теми же книгами или одеждой. Ударить женщину-мать было кощунством, а уж убийство каралось очень жестоко. Конечно, среди них были и воины − прекрасным примером тому Гермиона, − но это были редкие исключения.
− Ну раз господин директор... − недоверчиво пробормотала Пинс и вернулась к своему занятию. Владыка же чуть пошатнулся и ухватился за косяк. Потеря сил. Как он мог забыть про нее?! Но здесь... Не выгонят ли его сразу после первого же покусанного? Хотя есть и другой выход.
Повелитель не любил это творение одного из своих приближенных, но не мог не признать, что препарат действует просто идеально. Имея гадостный вкус, вид и запах, зелье помогало восстановить жизненные силы вампира в рекордные сроки. Это было наиболее актуально во время рейдов, когда после боя может не оказаться ни единого человека в пределах тысячи километров. Решившись, мужчина вынул из кармашка маленький пузырек с серо-буро-зеленой тягучей жидкостью и, морщась от отвращения, проглотил препарат.
Потом Владыка обошел всю библиотеку, выбрав пару десятков томов, что сейчас летели за ним по воздуху. Устроившись в самом дальнем и темном углу библиотеки, мужчина погрузился в чтение.

***

Поздним вечером директор обеспокоился местонахождением гостя. Попросив замок отыскать вампира, директор с удивлением обнаружил того сидящим в уже закрытой библиотеке. Покачав головой, Дамблдор оставил странного пришельца в покое.
Ну а Повелитель и не думал отрываться от чтения, хотя бы для того чтобы поспать. Сон был ему практически не нужен, да и еда необязательна, особенно после порции кровезаменителя. А потому в своем уголке он просидел более четырех дней, пока в библиотеку не явился наконец директор.
К тому времени Повелитель успел прочесть Историю Хогвартса, маггловский томик Географии, неизвестно как попавший в библиотеку Хогвартса, и Историю Магии в изложении профессора Оксфорда Мэтью Бэрбиджа. Столь медленное чтение было связано с несколькими причинами.
Во-первых, Владыка не мешал себе изредка погружаться в воспоминания, стараясь вспомнить свою жизнь до атомной войны. К тому же за многие века Повелитель уже успел частично забыть английский, и если изъясняться он на своем родном языке мог (хранилось это знание тщательнейшим образом, да и в Академии дозволялось говорить только на чистом английском), то вот письменность он уже успел немного подзабыть, и через первую книгу продирался с большим трудом. Ему был намного привычнее другой язык, тот, который сам сложился под влиянием времени. Все же выжили люди из разных стран, говорящие на разных языках, и приходилось как-то объясняться, а потом и переписываться. В привычном Владыке языке смешалось большинство нынешних земных языков в совершенно диких соотношениях, но это было уже совершенно обычным и даже родным.
К тому же Повелитель поймал себя на мысли, что этот, еще чистый и нетронутый мир был ему чужим. Он восхищался чистым воздухом, но все еще глубокие вдохи вызывали приступы кашля. Он восхищался солнцем, но оно слепило его. За тысячи лет он возвел этот мир в ранг недосягаемого идеала, ему он казался утопией по сравнению с тем, где он жил. Но тем не менее он успел полюбить и выжженные равнины, и оранжевое небо, и даже Оазисы, лишь отдаленно похожие на нынешние города

А этот мир... Он был бесспорно прекрасен, но живущие в нем не ценили свой мир, его природу... И это заставляло Повелителя бессильно сжимать кулаки, когда он читал об очередной "экологической проблеме". Они были столь малы по сравнению с проблемами его времени, но столь велики для нынешнего мира. И если этот процесс не остановить, то спустя пару тысяч лет Земля вновь превратится в ту выжженную равнину, что он привык видеть за окном. Всего спустя пару тысяч лет − что это значит для бессмертного?! − или даже раньше.
− Нет, нет Владыка, ты справишься... Ты справишься, драклы тебя дери! Иначе зачем ты вернулся? В мире нет ничего невозможного, Древнейший, тебе ли этого не знать?!! А значит ты сможешь, сможешь изменить это! Не будет больше выжженных равнин, не будет монстров, не будет черных ручьев отравленного питья... Ничего этого не будет, не будет никогда, ведь для тебя нет ничего невозможного, Повелитель, ничего... − вампир зажмурился и сжал пальцами виски, в попытке успокоиться и не замечая невольного свидетеля своей слабости.
− Мистер Поттер? − Дамблдор выступил из-за стеллажа.
Вампир мгновенно вскочил, выхватывая скрытый до поры до времени клинок и складывая пальцы левой руки в странную фигуру. Но, разглядев посетителя, Повелитель заставил себя расслабиться и опустил меч.
− Я попроссссил бы большше не подкрадыватьссся ко мне, госсссподин директор, − помимо воли в холодный голос Владыки прорывались шипящие нотки. − В ссследующщий разсс я могу не уссспеть оссстановитьссся, и изсс васс получитсся ссимпатичшшное жшшаркое.
Повелитель загнал клинок в ножны и осторожно вернул пальцы в нормальное положение. Выбравшись из-за стола, он досадливо фыркнул:
− Др-раклы, давно в поле не выходил. Надо было хоть сходить поохотиться перед отправлением. Но для вас это даже лучше, господин директор, иначе, как я уже говорил, из вас получилось бы замечательное жаркое, да и за сохранность библиотеки не поручился бы. Зачем вы пришли?
− Я беспокоился о вас... − начал было директор, но вампир прервал его веселым смехом.
− Вы беспокоились ОБО МНЕ?!! Не смешите мои старые кости, уважаемый!
Дамблдор укоризненно поглядел на мужчину. Тот замолчал, вгляделся в лицо собеседника, будто пытаясь отыскать там что-то, но на самом деле вслушиваясь в эмоции и мысли Альбуса. Через пару секунд мужчина отвел взгляд, удивленно покачав головой:
− Я всегда удивлялся вашему умению прощать, Альбус, удивлялся вашей вере в людей,- тихо заговорил он. − Я не могу так. Я вырос на войне, я лучше всего умею лишь убивать. Отчасти в этом есть и ваша вина, причем я говорю не об идеях, а о вполне конкретных действиях. Но мы с вами похожи... Мы оба всегда действуем во имя всеобщего блага, часто не замечая, как гаснут многие жизни, ведь в мировом масштабе это такие мелочи... Но в отличие от вас я никогда не посылал на передовую детей, не прятался за чужими спинами. Не знаю, почему вы пытаетесь скрыться за спинами детей, но ничего хорошего из этого не выйдет. Говорю вам это как бывший некогда одной из ваших фигур, одним из детей войны. За эти четыре дня я успел хорошо подумать, Альбус. И я предлагаю вам сделку − прекратите продвигать в массы идеи сближения с магглами, дайте своему герою нормальную семью, и я уничтожу Тома. Я убью Темного Лорда, избавив вас от этой головной боли. Только прекратите вести мир к катастрофе и дайте Поттеру нормальную семью. Мне кажется, это не так уж сложно выполнить, да и цена за избавление не столь велика. Вы не знаете о Волдеморте и половины того, что знаю я, вы не знаете, каким способом он смог достичь бессмертия. А я все это знаю, более того, единожды уже уничтожил его. Подумайте, хорошо подумайте над моим предложением, − серьезно закончил вампир, глядя прямо в глаза директору. Через секунду он усмехнулся:
− Можете не стараться, я совершенствовался в ментальном искусстве на протяжении многих сотен лет.
− Я подумаю, − кивнул Дамблдор, после чего в его глазах появились всем знакомые лукавые искорки:
− Быть может, присоединитесь за столом к остальным?
− Не откажусь, − улыбнулся мужчина.
 
НелиссияДата: Вторник, 17.01.2012, 14:26 | Сообщение # 3

Опытный
Сообщений: 128
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 5. Решения, планы, намерения…
- Ясно... А почему все же они зеленые?
- Это долго объяснять, Эстас, - поморщился мужчина. - Солнце уже садится, а обсудить надо еще многое. Например, где мы будем жить. В библиотеке, конечно, хорошо, но постоянно там обитать не очень удобно. Даже мне, а уж про тебя и речи не идет, - пресек все возражения Владыка. - Альбус, вы не могли бы выделить нам где-нибудь комнату?
- Конечно, Герман, - Дамблдор прошел к своему месту. - Хогвартс велик, и здесь есть множество свободных комнат.
- Был бы очень признателен, если бы нашлись комнаты в подземелье, - чуть наклонил голову Повелитель. - Лучи солнца не губительны для меня и моего сына, но все же доставляют некоторое неудобство.
- Я думаю, Северус сможет подобрать вам комнаты, - старик многозначительно взглянул на зельевара.
- Я посмотрю, директор. - Снейп стремительно вышел из кабинета. Дамблдор вновь перевел взгляд на вампира. - Но давайте поговорим о том предложении, что вы высказали за обедом. Вы действительно предлагаете себя на роль учителя?
- В этом времени для меня это было бы лучшим вариантом, - спокойно ответил Владыка, опускаясь в кресло. Младший немедленно устроился на полу рядом с отцом и положил голову тому на колени, тем не менее внимательно отслеживая все движения Дамблдора.
- Сейчас я никто, да и позже мало какие навыки могут мне пригодиться. Политика меня не прельщает, а умение убивать мало где можно использовать в рамках закона. Остается лишь мой немаленький опыт, как учителя, наставника, директора детсада, если хотите, - Владыка усмехнулся, на мгновение показав клыки. - Вы, люди, такие забавные иногда бываете, а уж с маленькими птенцами возиться веселее всего - кто знает, что эти охламоны выкинут в следующий момент? Вот этот, например, однажды собрал команду и они отправились за пределы защитного контура. Решили, значит, каура сами добыть! - Повелитель дернул сына за ухо, вспомнив, что чувствовал, когда от дежурного поступило сообщение о пересечении контура группой птенцов, возглавляемых его сыном. Ох и устроил он наставникам Академии, когда вернулся, пригнав обратно "великих Охотников". Долго еще вампиры отходили от нагоняя, устроенного Повелителем. Причем, как старшие, так и сами "герои".
- Владыка, нам тогда двадцать лет всего было! - жалобно протянул Эстас, не сводя обиженного взгляда с отца. - И ты обещал про тот случай забыть...
- Я никогда и ничего не забываю, Эстас, - грустно вздохнул Повелитель, погладив сына по голове, - Хотя многое не прочь бы и стереть из памяти.
- Кхм... - напомнил о себе директор. Повелитель встрепенулся:
- Простите старого вампира, Альбус, - пожал плечами он - Я привык к неспешному течению времени, когда незаметно пролетают не то что годы - века... На чем мы остановились?
- На вашем назначении, Герман. Я не совсем понимаю, что вы хотите преподавать детям. Основы рукопашного боя и фехтование - это звучит слишком расплывчато.
- То, что я хочу передать твоим птенцам - основы выживания. Маги совершенно беспомощны, если оказываются без палочки. И в моем прошлом выжили в основном именно магглы. Просто потому, что когда вокруг творится черте что, не всегда есть возможность сохранить деревянную палочку в целости и сохранности, а новые делать просто некому. Да и в битве использовать и магию и оружие намного эффективнее. Я тут прикинул - в случае ближнего боя победителем в схватке выйдет простой человек, знающий основы рукопашного боя, а не маг, умеющий колдовать. Так что я просто попробую научить студентов выживать в любых условиях. Без магии, без средств к существованию.
- Но Герман, зачем это детям? - удивленно вскинул брови директор. - Я понимаю, что подобному учат авроров, но простым детям это не надо!
- Не надо, говоришь? - зло прищурился вампир. - А когда ребенка расстреливают в упор, потому что он волшебник, а он не может защититься? А когда превосходного дуэлянта убивают, банально всадив ему нож в спину? Или когда не жрешь нихрена по трое суток, потому что не знаешь, как развести огонь без магии и хоть что-нибудь найти себе на обед в лесу? Альбус, я не знаю, получится ли у меня изменить историю и не допустить применения атомного оружия и начала войны всех против всех, но детей надо готовить именно сейчас, чтобы они в случае чего смогли выжить. Да и общая физподготовка не помешает никому. Я же не собираюсь делать из них убийц или хотя бы простых бойцов? Да твои ученики и пару кругов вокруг замка не пробегут, не запыхавшись! Умение падать, знание с какой стороны за кинжал браться, способы вырваться из захвата.
- И все же эта твоя идея мне не нравится, - покачал головой директор. - Зачем это детям?
- От-же упорный! - дернул головой Владыка. - Ну да ладно, тогда поступим другим образом. Ты же меня видишь? Видишь. Сколько лет мне можно дать на вид?
- Лет восемнадцать... - неуверенно ответил Дамблдор.
- Правда? - чуть удивленно вскинул брови Владыка. - Хотя... Когда меня обратили? Ага, Тома я прибил, потом еще год жили, Джин... - он что-то подсчитывал в уме, а потом уже громко сказал:
- Ну а обратили меня в девятнадцать, так что нормально. Если сейчас по учителям твоим пробежаться, да память подправить, то можно будет сдать в Министерстве за шестой курс экзамены и поступить на седьмой. Приехал, мол, из Америки, был на домашнем обучении и все такое.
- Герман, да вы просто фонтанируете идеями! - покачал головой директор. - Но у меня к вам другое предложение.
- Готов внимать вам, - хмыкнул Владыка.
- Ты же помнишь то, первое свое предложение? - осторожно начал Дамблдор.
- Несомненно, - кивнул вампир, вмиг посерьезнев.
- Я предлагаю тебе взять юного Гарри на воспитание.

6

Глава 6. Владыка?..
В кабинете воцарилась тишина. Дамблдор ждал реакции на свое предложение, Владыка обдумывал его же, пытаясь понять - почему он?
Какой-то вампир, пришедший непонятно откуда и говорящий невероятные вещи. Сначала его восприняли всерьез, не потребовав каких-либо доказательств, поверили на слово. Потом дали пропуск в библиотеку, опять же не попытавшись выяснить большего. Сейчас Повелитель мог трезво оценивать ситуацию. Чуть раньше он понял, что действия, казавшиеся ему самыми логичными, на самом деле были довольно недальновидными. Он не мог это объяснить ничем, кроме как последствиями переноса и эйфорей от возвращения. В нормальном состоянии он не рассказал бы о себе Дамблдору и Снейпу, не стал бы действовать столь прямо и открыто. Даже, верно, стоит благодарить Эстаса за его появление - именно ответственность за жизнь сына позволила ему выйти из расслабленного состояния.
Слава богам, что воспоминания этих дней, что он убрал на задворки памяти за ненадобностью и потому что они долгое время вызывали душевную боль, слава богам, что они вернулись. Не все, но все же многие из них.
Теперь бы он не удивился, что маги использую палочки для колдовства, да и свое имя и достаточно короткий (по сравнению с прочим) отрезок времени, когда его называли этим именем, тоже всплыл в памяти. Он никогда и ничего не забывает, но постоянно помнить все шесть тысячелетий его жизни невозможно. Вот и запирает он многие моменты на задворках памяти, чтобы использовать их, когда понадобятся.
Пока Владыка обдумывал все это, ни единой эмоции не промелькнуло на его лице. Он все так же немного рассеянно поглаживал голову сына, следя за танцем пламени в камине.
- Почему? - тишину разорвал тихий вопрос, но Повелитель даже не повернул голову в сторону директора.
- Я привык доверять своей интуиции, - старик пожал плечами.
- Она редко ошибается, но ее ошибки зачастую оказываются фатальны, господин директор, - легкая усмешка мелькнула в уголках губ вампира. - Она толкает вас на довольно хлипкий мостик, висящий над пропастью. Готовы ли вы довериться ей, и, возможно, потерять все?
- Иногда стоит рисковать, чтобы потом получить многое.
- Что ж, Альбус, это твой выбор. Я же согласен, - Повелитель поднялся. Эстас тут же встал слева от отца. - Прикажи подготовить нам комнаты в какой-нибудь башне. Они должны быть светлыми, но без гриффиндорской расцветки. Для детей вредно постоянно находиться среди столь агрессивных цветов. Лучше, чтобы все было оформлено в бежевых тонах. И подыщи кого-нибудь из Министерства, чтобы я и Эстас смогли легализоваться в вашем времени и усыновить Гарри. Оформи нас... Братьями. Я выгляжу слишком молодо, чтобы быть его отцом. Эстас вполне сойдет за совершеннолетнего, лет, скажем, двадцати трех, меня запиши чуть младше - например, лет двадцать. Свою истинную сущность мы выставлять напоказ не будем. Профессорам все же лучше подтереть память, я смогу заняться этим завтра. Если ты согласен с этим, то я предпочел бы прогуляться. - Владыка выжидательно взглянул на Дамблдора.
Тот вздрогнул и отвернулся, не в силах смотреть в эти холодные изумруды. Этот Гарри Поттер привык к подчинению абсолютно всех, хотя и дает ему право выбора. Но это лишь иллюзия выбора...
- Нет, Альбус, ты не прав. - голос Владыки заставил директора вздрогнуть. - Это не иллюзия выбора. Я не жестокий тиран и всегда прислушиваюсь к мнению прочих. Если тебя что-то не устраивает, то порядок действий можно изменить, как возможно изменить и сами действия. А потому еще раз спрашиваю - ты согласен?
- Да, Герман, - Дамблдор вздохнул. - Когда вы отправитесь за Гарри?
- На следующей неделе. Эстасу надо показать это время - здесь все очень сильно отличается от того, где он родился и жил. Не дело приводить еще одного ребенка, когда один из опекунов совершенно не ориентируется в окружающем мире.
- Хорошо. Тинки!
- Чего желает господин директор Дамблдор, сэр? - маленькое ушастое создание склонилось в низком поклоне перед директором.
- Ты будешь прислуживать вот этим двум господам, пока я не отменю приказ.
- Тинки все сделает, господин директор Дамблдор сэр! Чего желают... - эльфийка повернулась к Повелителю и Эстасу, после чего вдруг бухнулась на колени, уткнувшись головой в пол.
- Все чего пожелает Великий Мастер, почтивший своим присутствием нас, недостойных и дозволивший узреть его сиятельный лик! Тинки исполнит любое повеление Великого Мастера сэра...
- Встань и замолчи, - холодный голос плетью хлестнул склонившуюся домовиху. Та мгновенно вскочила, желая услужить.
- Почему ты назвала меня Великим Мастером?
- На лике Господина клеймо Плетельщицы, Господин есть Древнейший из ныне живущих, не-мертвый не-живой на грани стоит по грани ходит, потоки течений вспять обращает, суть неизменного изменяет, жизни плетет, как Мастерица плетет! Эльфы всегда знали, что вы придете! Завещали нам Знание хранить великое о приходе Мастера Плетельщицы. - зачастила домовиха.
- Хватит! - Повелитель прикрыл глаза. - Я понял. Подготовь комнаты, на которые укажет Альбус. К семи подай легкий ужин. Пока не позову - не являйся. Поняла?
- Да, господин Великий Мастер сэр!
- Альбус, я подойду завтра к десяти в твой кабинет. Если не сложно - собери всех профессоров. Я изменю им память, но можешь не беспокоиться - ничего заметно не будет. Они даже не поймут, что в их мозгах кто-то копался.
Дамблдор лишь покачал головой.
Владыка вышел из кабинета, спустился по лестнице. Эстас неслышно следовал за ним, исполняя привычную роль телохранителя - Повелитель был непревзойденным бойцом, он оттачивал технику веками, но некоторые магические действия требовали огромной концентрации и не давали возможности отвлекаться на прочее. За все время службы Эстаса его услуги потребовались лишь три раза. За все время существования Оазисов подобных покушений на жизнь Повелителя было не меньше двадцати, и это не считая многие самоубийственные акции, проводимые под его руководством.
Но сейчас Эстас, хотя и был опытным воином, изредка сбивался с шага, узрев еще что-либо необычное, движущиеся картины даже заставили его выхватить кинжал, но это движение было остановлено тихим голосом Владыки:
- Они не опасны, это просто картины. Главное никогда не забывать, что они - шпионы директора. У Альбуса есть глаза и уши во всем замке именно благодаря магическим портретам и призракам.
Дальнейший путь проделали в молчании. Эстас восхищался всем, что окружало его, ведь это был тот самый мир, про который в Оазисах ходили легенды! Очень многие, даже долгоживущие, не верили в правдивость этих легенд. Но Эстас всегда знал, что такой мир был когда-то, ведь отец никогда не врал ему! Хотя было очень сложно поверить, что с деревом, которое в Оазисах ценилось очень и очень высоко, можно обращаться как с камнями на равнинах. Или что когда-то существовали полулюди-полукони, хотя в последнее верилось даже больше, чем в древесные рощи (сам видел мутанта с длинным хвостом и когтями! А еще у него уши мохнатые были!). Но даже пребывая в подобном состоянии эйфории, Эстас не забывал отслеживать окружающую обстановку всеми доступными органами чувств.
Повелитель же вновь был полностью погружен в собственные мысли. Это была одна из причин, по которой он последние полторы тысячи лет практически всегда ходил с телохранителями. Сменяющиеся каждые три сотни лет вампиры были также его личными секретарями и "часами". Очень часто Владыка начал уходить в собственные мысли, забывая следить за временем. Когда живешь столько лет, то поневоле время перестает быть для тебя значимым. И какая разница - неделя или семь лет? Но в остальном Повелитель все так же цепко и твердо управлял Оазисами, не забывая ни единой мелочи, а потому на небольшие странности Мудрейшего прочие закрывали глаза. Он стал для всех разумных незыблемым и вечным, бессмертным и неуязвимым. Даже покушения на него устраивались не из желания убить, устранить - нет! Просто лишь чтобы в который раз удостовериться, что с их обожаемым и боготворимым Владыкой ничего не может случиться, что вот этот невысокий худой черноволосый юноша - вечен и неуязвим. Ведь сменялись поколения даже не людей - вампиров, строилась новая цивилизация, а Древнейший существовал всегда. А бессмертным и всемогущим можно простить небольшие странности, если они не угрожают безопасности Оазисов. К тому же многие привычки у Повелителя не менялись на протяжении столетий, да еще и вошли в народное творчество. Например, традиционное десятиминутное опоздание на ежегодный Совет Оазисов: "Прям как Мудрейший на Совет приходишь!" - говорили учителя тем, кто регулярно опаздывал на уроки. Владыка заменил всем этим разумным бога, просто своими делами выполняя обязанности всевышнего. Хранить и защищать, помогать по мере сил и наставлять на путь истинный - именно этим Повелитель занимался из года в год.
Если сравнивать с магическим сообществом, то он стал кем-то вроде живого Мерлина. К тому же Владыка никогда не гнушался обением с простым народом, и иногда можно было встретить его на улицах какого-то дальнего Оазиса, в простой рабочей одежде. Разумные могли слать ему письма - и всегда получали ответы. Пусть всего пару строк, но написанных лично ЕГО рукой. Подобные листы хранились в семьях очень тщательно и передавались из поколения в поколение. Никто не решался побеспокоить Повелителя по пустякам, понимая, что у их правителя множество дел и без того, чтобы отвечать на глупые письма.
Сейчас же в мыслях Владыки царил... Он сам. Только не Владыка и Повелитель, а маленький Гарри Поттер, которого он согласился взять на воспитание. Когда-то давно он был им, но теперь это имя не вызывало в нем той бури чувств, что раньше. Когда-то он счел имя чем-то слишком личным для прочих, хотя оно было известно лишь немногим уже тогда.
Всем хватало безликих обращений "Владыка", "Повелитель", "Мудрейший"... И он запер имя в глубине подсознания, стремясь забыть ту боль, что причиняли воспоминания о погибших. Со временем он смог так крепко запереть его, что, даже рассказывая детям сказки, он не ассоциировал себя с Гарри Поттером. Но когда он все же вспомнил свое имя... Ничего. Оно не отдавалось ничем в сердце, оно не вызывало чувства родного и привычного, от него веяло пустотой... Как и от многих других имен, которые никак не относятся к друзьям и близким. Владыка грустно усмехнулся. Ведь со стороны его действия очень похожи на действия одного молодого амбициозного мага - Тома Реддла. Лишь в деталях они различны. Волдеморт ненавидел свое имя - Повелитель же просто жаждал притупить боль от потерь. Волдеморт сам создал себе новое имя, заставил всех бояться его - Повелитель не обращал внимания на новые прозвища и именования, которые придумывали разумные для своего Владыки.
А теперь... Теперь он - Герман Эванс, и это имя подходит ему куда больше, чем прошлое. Он теперь не герой, а расчетливый политик, уже пришедший в себя после переноса. И право на воспитание юного Поттера дает ему огромнейшие перспективы в будущем.

7

Глава 7. Нехха Шеро ваанор…
Вампиры вышли из замка, солнце заставило их сощуриться.
− Оно такое яркое! − пораженно выдохнул младший.
− Привыкай, Эстас, − улыбнулся Повелитель, наслаждаясь солнечными лучами − В ясные дни оно всегда яркое.
− Бывает и другая погода?
− Дождь, снег, град, просто тучи на небе. И дождь... Представь себе – чистая вода льется с неба!
− И ее можно пить?! − потрясенно переспросил вампир.
− Тебе - да. А вот людям нежелательно, хотя особого вреда не будет. Прятаться, по крайней мере, необязательно. А сейчас пойдем-ка к озеру.
− Озеро, это же природный водоем, да? Как ты рассказывал? – воодушевленно воскликнул Эстас. – И купаться можно?!
− Совершенно спокойно, − хмыкнул Владыка. − Хотя там, кажется, кальмар обитает... Ах да, точно. Там живет гигантский кальмар, водяные черти гриндилоу, и, конечно же, русалки.
− Они живут под водой? − вампир присел на корточки возле воды и нерешительно опустил туда руку.
− Да, Эстас. Этот мир удивительно красив и разнообразен. Здесь есть хищники и травоядные, есть леса, озера, реки, моря... И нет отравленной воды, что кишит мутантами, которые стремятся во что бы то ни стало сожрать тебя. Нет, есть, конечно, акулы в океанах, другие хищные рыбы. Есть хищники, но не в таких количествах, как у нас. Этот мир удивителен, но живущие в нем не ценят своего счастья. – Повелитель вздохнул, провел рукой по мягкому травяному ковру. - А сейчас позволь мне помедитировать. Переход сильно исчерпал меня, как физически, так и психически.
− Конечно, Владыка! − с легким поклоном парень поднялся на ноги. − Что делать с осмелившимися потревожить вас?
− Просто скажи, что я не могу сейчас ответить, не устраивай драку.
− Хорошо.
− Нехха Шеро ваанор
Шеро ранесс деор.
Ассаше ронассс-ра
Сссешесс хассе'шеа ра.
Нехха...
Это была древняя песня-молитва на родном языке вампиров. Этот язык передавался в кланах лишь среди Высших и Благородных вампиров, да и то после катастрофы про него практически забыли. Лишь Владыка хранил и почитал древние обычаи и обряды, знания о которых передал ему умирающий Высший, что когда-то обратил его. Вампиры почитали Творца всего сущего, хотя, казалось бы, для подобных существ не должно существовать ничего святого. Песни-молитвы помогали им войти в транс − боевой или медитативный. Некоторые вводили в состояние транса жертву, помогали проводить обряды на крови. Повелитель считал, что подобным образом его народ использовал магию крови − одну из самых загадочных на Земле. Это было сродни шаманству, но в Оазисах не нашло своего применения. Сейчас же Владыка медитировал, стараясь привести в порядок эмоции, стараясь вернуть себе способность хладнокровно мыслить.
Повелитель также в подробностях вспоминал время, когда в этом мире жил он сам, старался вспомнить культуру, правила поведения в обществе и прочие мелочи, что не были нужны в Оазисах.
Когда Владыка вынырнул из глубин подсознания, солнце уже клонилось к западу. Его пробуждение не осталось незамеченным, и, когда вампир плавно поднялся с травы, Эстас уже докладывал ему обстановку, чуть склонившись.
− Н'кто ни пр'ближе квисс, отец, эт боэл ни явэл жилэсс п'горор.
− Прекрасно! − мужчина довольно улыбнулся. − Как хорошо спустя столько лет отдохнуть от политики. И Эстас, − мужчина посерьезнел, − Отвыкай говорить на всеобщем. Лишь в критических ситуациях, когда высока вероятность подслушивания. Английский должен стать привычным, ты это понимаешь? Если в Оазисах на нем говорили лишь те, кто так или иначе общались со мной, а прочие владели всеобщим, то здесь все наоборот. Всеобщего еще не существует, и я надеюсь, что его никогда не будет.
− Да, Владыка, − младший еще раз поклонился.
− И оставь эти раболепские замашки! − прикрикнул на него Повелитель.
− Но лишь так я способен выразить все свое уважение к Вам... − Эстас чуть растерянно уставился на отца. Тот подошел к сыну и провел рукой по его щеке, глядя снизу вверх.
− Я всегда старался быть для тебя прежде всего отцом, но не правителем, Эстас, − мягко начал он − Но, похоже, все же где-то ошибся, раз ты видишь во мне Владыку. Пойми, здесь это может вызвать много вопросов. Официально ты будешь считаться моим братом, причем старшим, - вампир не сдержал смешка, - а боготворение младшего брата ненормально. Так что постарайся не делать так на людях.
− Хорошо, Владыка, − Эстас послушно склонил голову.
− И зови меня Германом, − Повелитель сделал паузу − Эстас Эванс.
На обратном пути Мудрейший размышлял о той парадоксальной ситуации, когда его СЫН, который младше его на несколько тысячелетий, будет считаться его старшим братом. А все потому, что обращенный вампир, даже проживший такое долгое время, не может постареть или повзрослеть.
Если он достаточно опытен, то вполне возможно омолодить свое тело, но никогда не получится его состарить. И потому в Оазисах Владыка старался давать разрешение на обращение людей не младше тридцати-сорока лет. Тому была еще одна причина − рожденные вампиры не могут вырасти старше своих родителей. И если одному родителю за тридцать, а другому лишь двадцать, то ребенок навсегда внешне будет выглядеть на двадцать лет. В случае же с Повелителем получилось вообще смешно. Гарри Поттер рос в чулане, избитым и заморенным ребенком, и даже несколько лет Хогвартса не смогли поправить это. А потому выглядел он всегда младше своих сверстников, даже не на девятнадцать, а лет на семнадцать. Но вот его дети росли в нормальных условиях, всесторонне развивались и, как следствие, выглядели намного старше своего отца. Про их матерей Повелитель старался не вспоминать. Неизвестно что было тому причиной, но через какое-то время после рождения малышей вампирессы просто тихо угасали. И каждая смерть больно била по Владыке − те девушки на самом деле были ему дороги. Сначала появилась Гермиона − его единственная и любимая дочь. Лишь через тысячу семьсот лет он решился вновь жениться.
Тогда появились Эстас и Юрий. Последнему была всего сотня лет, когда он умер... Это сильно ударило как по Владыке, так и по Эстасу. Юный вампир стал более серьезным, он повзрослел намного раньше, чем сверстники. И Повелитель прикладывал все силы, чтобы Эстас не сломался. И ведь получилось же, в конце-то концов!
Повелитель с гордостью оглянулся на идущего позади сына. Вот он − лучший мечник Оазисов, командир одного из боевых отрядов Охотников, любимец девушек и вот уже двести лет как его телохранитель. Покачав головой, Владыка выкинул из головы мысли о прошлом. В конце концов, если все получится, то никогда не будет ни Оазисов, ни боевых отрядов Охотников, ни Владыки.

8

Глава 8. Творец всемогущий, опять?!
Неделя пролетела как один миг. Повелитель подправил память учителям практически сразу, не сохранив памяти даже Снейпу, как ни просил об этом директор. Ну а потом заметить две бесшумные тени в огромном замке было практически невозможно.
Владыка посвящал Эстаса в премудрости жизни в этом сложном и многогранном мире. Он рассказал сыну про волшебный и маггловский миры, хотя о последнем у Эстаса имелись какие-то представления. Младший научился сдерживаться и не разевать рот при виде обычных для жителей этого времени и невозможных для него вещей: например, деревянных дров или шоколада. Успели они и погулять по Запретному Лесу, и сходить в Тайную Комнату. Конечно, Повелитель предварительно отловил змейку и удостоверился, что его дар змееуста все еще в силе. В василиске Владыка неожиданно нашел родственную душу − тот оказался очень мудрым змеем, но... Все же он был намного младше самого Повелителя, да и Эстаса не особо впечатлил возраст в три тысячи лет. Все же в мире, где вампиры являются хранителями мира и спокойствия, понятия "старый" просто не существует, а "древний" начинается с четырех тысяч лет. Хотя очень немногие доживали до такого возраста. Лишь самые умные, расчетливые и относящиеся к жизни с юмором. Другие просто не могли перешагнуть двухтысячелетний рубеж, уставая от жизни. Перешагивали этот рубеж и те, у кого в этой жизни существовала четкая цель. Например, один из старейших Охотников, приближенный Владыки − Алекс. Еще когда он был человеком, одна из тварей, прорвавшихся в город (а подобное иногда случалось) разорвала всю его семью. Он чудом выжил, его спас сам Повелитель, обратив в вампира. С тех пор истребление чудищ стало смыслом его жизни. Он выживал, чтобы убить как можно больше тварей.
Владыка покачал головой, вспомнив своего советника, но потом вернулся мыслями к прошедшим неделям. Василиск оказался вполне приятным собеседником, и Повелитель пообещал заходить почаще. Также, закрыв ауру, Владыка сводил сына в Косой переулок. В Лютный они пока не заходили − туда можно будет заглянуть чуть позже, когда они уже не будут скрываться от кровососов этого времени. Рассказывал про "ночных охотников" этого мира Повелитель очень тихо, потому что хоть у него и были знания об их обществе, в прошлом он так и не смог влиться в "дружный" коллектив кровососущих. И Владыка не очень хотел объявлять о своем существовании.
ЭТИ вампиры боялись солнечного света и серебра, да и старше пятисот лет в английском клане никого не было. Маленькие дети! На континенте, конечно, были патриархи кланов, помнящие и Древний Рим, и прочие древние цивилизации. Владыка понимал, что по сравнению с ними его умения довольно посредственны. Все же многие его знания очень обрывочны и бессистемны, хотя есть и множество смертельных штучек. Но встречаться с ними у него не было ни малейшего желания. Хотя открыться ему все же придется, но это произойдет чуть позже.
***
В среду Дамблдор, Повелитель и Эстас отправились к Дурслям. С документами пока был полный ноль − ставленник директора уехал в отпуск, а в этом отделе надежных людей у Дамблдора больше не было.
Они аппарировали в темный переулок, который даже в полдень не проникало солнце. Смотрелись они очень колоритно − старик с седой бородой и в лиловом халате (ой, простите, в мантии!) и юноши в черных джинсах и футболках (качественные иллюзии). У того, что повыше, были зеленые глаза с вертикальными зрачками, а черные, как смоль, волосы свободно рассыпались по плечам. Другой же собрал свою гриву в низкий хвост, спадающий до середины спины, а в изумрудных глазах плескалась усталость и какая-то многовековая мудрость. Он смотрел на прочих, как смотрят на неразумных детей, и он казался намного старше своих спутников.
Но вот компания остановилась у дверей дома номер 4 по Тисовой Улице. Тот самый юноша с глазами старика даже не стал стучать − он просто провел ладонью перед замком и тот открылся. Троица беспрепятственно проникла в дом. К счастью или несчастью, но Петунья Дурсль заметила их − она как раз спускалась со второго этажа.
− К-кто вы? В-вы из этих, да?!
− Здравствуй, Петунья, − Дамблдор приветливо улыбнулся женщине. − Ты, должно быть, помнишь меня.
− Вы... Директор этой школы для ненормальных! И это вы подкинули нам этого выродка!
− Замолчи, − Холодный голос Повелителя заставил магглу захлопнуть рот. − Мы заберем ребенка и уйдем отсюда. Если будешь орать, то я тебя убью. Ясно?
− Д-да... − заикаясь, прошептала та.
− Прекрасно. Эстас, он в чулане. Неси его сюда. − Повелитель прошел в гостиную. Первую встречу с... (самим собой?) надо было провести в комфортной обстановке. Эстас вернулся через пару минут, бережно неся на руках четырехлетнего ребенка. Когда он поставил его на пол, то взрослые оказались под взглядом серьезных изумрудных глаз.
− А вы правда меня заберете? − с надеждой спросил мальчик. Владыка мягко улыбнулся. Необычно было видеть себя, но только в столь нежном возрасте.
− Конечно, Гарри. Мы пришли именно за тобой.
− Ты мой папа? − прямо в лоб спросил ребенок. Но его глаза светились такой надеждой, что ответить "нет" было невозможно. Но и лгать не хотелось.
− Я не твой папа, малыш, − покачал головой Герман. − Но я стану им, если ты захочешь, хорошо? − мальчик неуверенно кивнул, закусив губу. − А теперь иди ко мне, маленький, и мы уйдем отсюда.
Вампир присел на корточки, протянув руку своей маленькой копии. Тот неуверенно шагнул вперед и вложил свою ладошку в ладонь взрослого. В тот же миг этих двоих окутало золотистое свечение, не позволяющее рассмотреть происходящее. Эстас дернулся было помочь, но его откинуло в сторону. Через минуту свечение рассеялось, открывая взору сидящего на полу и очумело мотающего головой мальчишку. Именно мальчишку, потому что ему невозможно было дать больше четырнадцати лет. Как ни странно, но одежда (настоящая) была впору − магия не забыла про этот маленький нюанс.
Оглядев себя паренек еще раз встряхнул головой, подошел к зеркалу... И повисшую тишину потряс поток ругательств.
− ...драклы меня дери! − закончил свою экспрессивную речь мальчик.
Эстас наконец-то обрел дар речи. Кинувшись к парнишке, он опустился на колени, с надеждой вглядываясь в его лицо.
− Владыка?!
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Фанфикшн » Учитель?.. Ученик?.. (Творчество Нелиссии, по ГП, AU, джен, PG-13, макси, в работе)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Как вы относитесь к критике?
Всего ответов: 86
 





 
Поиск