Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Непешие прогулки (Творчество Tabic, повесть)
Непешие прогулки
TabicДата: Вторник, 06.12.2011, 20:53 | Сообщение # 1

Увлеченный
Сообщений: 90
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Название произведения: Непешие прогулки
Автор: Tabic
Разрешение на копирование: с моего
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: мне
Жанр: мистика
Пейринг: Гарик и др
Описание: билет в один конец
От автора: Всякий раз, выходя за дверь,
надо быть очень осторожным,
потому что тропинка, начинающаяся у крыльца,
на самом деле дорога, а дорога бесконечна. (с) С.Кинг

Статус: готов
 
TabicДата: Вторник, 06.12.2011, 20:54 | Сообщение # 2

Увлеченный
Сообщений: 90
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
состоит из 3 частей

Часть 1
Метро


Ветер тормошил его волосы и обдувал, охлаждая каждую клетку тела. Он то толкал в спину, то прыгал в лицо, так что предугадать направление было невозможно. Иногда он даже задувал в уши, на секунду оглушая. Он мог всё. Вернее так думал Гарик. Даже не думал - мечтал, спускаясь в душном метро, в самый жаркий день этого лета на самом, наверно, медлительном эскалаторе. Лампы, горящие непонятно зачем, ведь от них же шел нехилый искусственный электрический жар и рекламные вывески (корм для собак (а иногда и кошек) сменялся очередным блокбастером, который призывают обязательно не пропустить кинотеатры города) плелись мимо как гусеницы на сладкое. Его все раздражало. И поручень, который движется всегда с другой скоростью, нежели эскалатор; и голосовая реклама, циклично повторяющаяся на протяжении такого долгого пути в одну сторону; и бегущие мимо (вот они сами знают, куда они спешат, а?) пассажиры. Он бы и сам пробежался, но как в старом анекдоте, решил потерпеть и не "снимать обувь". Все было не так в этот самый жаркий день. Гарик никогда не ошибался в своих ощущениях, и в тот день он чувствовал неладное. Однако все равно спускался в пропасть метро. Ведь это самый безопасный транспорт, не так ли? Главное держаться за поручни на эскалаторе. Главное не пересекать черту на краю платформы. Главное, главное, главное... Так много ограничений, но все-таки самый безопасный вид транспорта - неизменно метро. В тот момент Гарик выполнял один из пунктов, не понимая толком, зачем. Но он держался за поручень. И не зря, как оказалось. Ни с того ни с сего эскалатор остановился, да так резко, что последний "спринтер", не успевший добежать до конца пути с "ОХами" и "АХами" и с матом кубарем покатился, собственно, к концу пути. На секунду садистское удовлетворение отразилось в улыбке Гарика, но, затем, он все-таки одумался и пожалел беднягу. Быть может он, и впрямь, куда-то спешил. Вслед за резким торможением погасли лампы. Дальше, меньше чем через минуту, прекратилась смена картинок на транспарантах, превратив некоторые из них в очень своеобразные карикатуры. Мечта Гарика сбылась, но почему-то он не был этим доволен. Ступор в умах пассажиров прошел, и вниз, в район кабины диспетчера было послано множество замечаний. Гарика от диспетчерской отделяла больше половины пути, но, не смотря на невысокое зрение, он сумел разглядеть красноречивый жест женщины-диспетчера: она просто развела руками. Затем послышался ее зычный внушающий доверие голос, коротко "попросивший":
- Никому не двигаться!
Больше она ничего не сказала, но и этого, знаете ли, хватило для того, чтобы не ослушаться. Продолжая легонько, но уверенно держаться за перила, еще пока спокойный Гарик огляделся по сторонам, разглядывая "соседей". И ничего в этом такого неприличного нет, так как они ("соседи") маялись тем же самым. Делать-то нечего. В двух ступенях выше него стоял крепкий, невысокий парень лет тридцати-тридцати пяти. Стоял он, выпрямившись, как аршин проглотил, крепко вцепившись в перила, как велосипедист в руль, севший первый раз. Аж костяшки побелели. Гарик даже пожалел, только вот не знал кого: парня, настолько напряженного и, не много не мало, испуганного; или перилину эскалатора, которую он ненароком вырвет. Парень поймал взгляд Гарика и горько улыбнулся, после чего Гарик поспешил перевести свой взгляд куда подальше, но, на всякий случай, улыбнувшись в ответ. Остановил он его на девушке, стоящей перед ним также на расстоянии двух ступенек. Светловолосая (именно светловолосая, а не блондинка), насколько он мог судить со спины, вполне себе симпатичная. Даже милая, но, ни в коем случае, не красавица в отрицательном понимании этого слова (постная, без единой искорки в глазах, вешалка для бесконечного, как этот эскалатор, ряда шмоток). Она сжала перила не слабее, чем качок позади. "Что же они все так вцепились-то? - поинтересовался у самого себя Гарик. - Или они знают что-то, чего не знаю я?". И на "всякий пожарный" тоже крепко сжал резиновое покрытие поручня.
- Ну, мы трогаемся или нет? - не выдержал Гарик, наклонившись вбок, чтобы лучше видеть диспетчерскую будку. Странно, но женщины в ней не оказалось. Наверно, пошла за служащими метро. Так как возглас Гарика прозвучал в полной тишине, не нашлось ни одного человека, кто бы его не услышал. Большинство негодующе закивало, также как и Гарик, всматриваясь в будку. Как назло, в этот момент прозвучал гул уходящей электрички. Гарик, конечно, никуда не спешил, цель его никуда не денется, но неприятное чувство возникло. Разумеется, те, кто был ближе всех к зубчатой полоске в самом низу, в которую погружаются ступени, уже давно сошли и преспокойно, наверно, уехали каждый в свою сторону. А вот те, кого остановка застала на достаточной высоте, оказались в неудачной ситуации. Вроде бы и спуститься-то хочется и не очень хочется падать, если эскалатор вдруг резко поедет
Пока Гарик размышлял, произошло одно странное, и даже страшное событие. Про такие обычно люди говорят - "оно изменило всю его жизнь". Внезапно из ближайшей ступени повалил дым, и уже спустя секунду Гарик не мог разглядеть даже очертаний девушки, стоявшей через ступеньку. В страхе отпустив поручень, он обернулся на здорового парня позади в надежде на помощь, но парня там не оказалось. Вернее Гарик его не видел. Из ступеньки за ним валил тот же дым, что и спереди. Он в ловушке, потому что что-то подсказывало ему - не стоит проходить сквозь этот дым. И на этот раз он послушается и довериться своему чутью. Лихорадочно соображая, Гарик, прежде всего, решил позвать кого-нибудь. Раз его не задел странный дым, может кого-нибудь тоже?
- Эй! - во всю глотку крикнул Гарик и тут же пожалел об этом.
Чтобы понять, что он испытал достаточно надеть на голову большую кастрюлю и крикнуть что есть мочи. Схватившись за голову, оглушенный парень чуть не рухнул в пространство дыма, но сумел-таки удержаться. Вскоре звон в ушах и боль в голове стали отступать и обрадованный тому факту, что он не оглох, Гарик решил пробраться в единственное свободное от дыма пространство - через перила туда, где располагались лампы и рекламные транспаранты. Но, едва он вскарабкался на балюстраду, как эскалатор заурчал. Гарик не знал, что ему делать, но на выбор не было времени, поэтому он остался на площадки, на которую только что залез. Там было как-то безопаснее, что ли. Эскалатор тем временем «зафыркал» чуть сильнее и ступенька, на которой Гарик стоял каких-то тридцать секунд назад, задымилась, как и все остальные. Теперь уже весь эскалатор был в странном дыму. И этот дым двигался вниз вместе со ступенями.
- Спасибо, - тихо, но с чувством произнес Гарик, обращаясь к неизвестному герою с транспаранта, на который он облокотился. - Не знаю как мир, но меня ты спас. Ну, или помог, как минимум.
- Эй! - снова крикнул он, на этот раз не так громко - голова еще болела. Надежда встретить хоть кого-нибудь живого таяла с каждой секундой, но еще существовала. Крикнув это, он удивился тому, как странно прозвучал его голос. Как-то непохож он был наего. Через секунду он радостно воскликнул: из-за транспаранта, находящегося выше него, выглянуло знакомое лицо. Это был тот самый здоровяк, что стоял позади на эскалаторе. Радость, наполнившая Гарика, была такой же, с которой смотрел на него этот парень. Настало время и Гарика выглянуть из укрытия. Прямо "под" ним за "кормом для собак" расположилась знакомая светловолосая девушка. А за ней еще несколько человек, все как один, прислонившиеся к "рекламе". Они улыбались.
- Я даже не знаю, что сказать! - крикнул здоровяк, оглядывая всех нас. - Я так рад вас видеть!
- Я тоже, приятель! - приподнимаясь, ответил Гарик и вместе с ним ответили примерно тоже самое все остальные.
Они действительно были рады видеть друг друга. И у них были на то причины. Все-таки не так неприятно попадать в форс-мажорную ситуацию, если ты не один.
- Ну что, пошли? - спросила девушка снизу. Все кто как, но согласились с этим.
Гарик, уже успевший подняться, уперся одной ногой в транспарант, ожидая, пока вниз направится девушка, чтобы ненароком не зашибить ее. Как только девушка поднялась, а вместе с ней и все остальные, они сплошной организованной "лавой" направились вниз. До лампы и до следующего транспаранта, до лампы и до следующего транспаранта. Сойдя на горизонтальную поверхность балюстрады, идти стало легче. Почему они решили пойти именно вниз, а не вверх, они, разумеется, не знали. Наверно, пойди они вверх, не было бы этой истории. Хотя кто знает? И так, они пришли вниз. В надежде на спасение. В надежде сесть на ближайшую электричку в любую сторону и, уехав, забыть эту историю.
"Слава Богу! - думал каждый из них. - Добрались. Хоть куда-то".
Осмотревшись, Гарик посчитал количество человек: их было девять человек, вместе с ним десять. Немного, однако. Передохнув, они быстрым шагом двинулись вниз по лестнице, переговариваясь, знакомясь и подшучивая над сложившейся ситуацией. Шутки быстро свернулись, как только они рассмотрели платформу. Она была пуста. Никого. Ни людей, ни электричек. Даже звука движущихся поездов не слышно. Воцарилось напряженное молчание. Пока что испуг еще не распространился среди единственных десяти человек на платформе, но лица были напряженные.
- Вон, киоск с газетами, - кивнул мужчина лет сорока пяти, который представился как Александр. Все направились к ней, в надежде узнать у продавщицы что случилось. Но, уже подходя к киоску, поняли, что что-то не так на этой платформе: будка была пуста, но дверца была открыта. Бери - не хочу.
- Эй! - крикнул любимое междометие Гарик. Всех, в том числе Гарика, перекосило. Причиной этому был страшное по силе эхо.
- Не делай так больше, ладно? - с кривой улыбкой попросила девушка-соседка по эскалатору. Ее звали Света, но это имя ей почему-то не шло.
- Верно, - кивнул Александр, осматривая станцию.
Кроме того, что она была, мягко говоря, пуста, в ней было что-то странное. Гарик заметил это, и судя по всему Александр тоже. В его глазах блестела какая-то мысль, но на вопросительный взгляд Гарика он покачал головой, мол "не сейчас, я еще подумаю". Пока все разглядывали помещение, он, просунув руку в оконце будки, вытащил первый попавшийся журнал. Пролистав его, удовлетворенно хмыкнул и убрал в задний карман джинс.
- Так, мужики, - громким голосом оперного певца, обратился пожилой толстый мужчина, лет шестидесяти, сидящий на скамейке. - И дамы, - добавил он, потягиваясь - Я так понимаю, мы оказались в затруднительном положении, не так ли?
И он кивнул в сторону эскалатора. Послышался сдавленный вскрик - это не выдержала Света. И у нее были на это причины: подход к эскалатору был заволочен знакомым непроглядным дымом.
- И как это понимать? - обращаясь ко всем и ни к кому, сказал мужчина, крепкого телосложения лет тридцати. Он был одет в черную футболку, но на поясе у него была завязана военная куртка. Разумеется, жарко в ней. Его звали Гена. Понятное дело, никто не смог ему ответить. Вынужденным узникам ничего не оставалось, кроме как рассесться на скамейки и начать дружненько и организованно «впадать в отчаяние». Тишина давила на психику не меньше всей сложившейся ситуации. Еще и никто не старался нарушить ее. Они просто сидели, каждый наедине со своими мыслями. И Александр, и светловолосая Света и качок Леша, с удивительным спокойствием наблюдающий за всем происходящим; и «вояка» Гена, перекинувшийся лишь парой слов с ухоженной представительной женщиной лет тридцати, которая неохотно представилась Еленой. За ними довольно заметной группой сидели два толстяка. Один из них, Тимур, лет сорока, может чуть больше, чье добродушное простое лицо придавало ему шарма и невольно вызывало улыбку. А второй, уже знакомый мужчина с голосом оперного певца, с подходящим по звучанию именем Георгий Владиславович (единственный, надо заметить, мужчина, кто назвал свое отчество, и кто представился позже всех). Мимо прошла девчушка (как Гарик успел заметить встала она не по своей воле, а волею судьбы ей пришлось сидеть между уже названными "толстячками"). А при ее субтильной комплекции, оказаться между такими "мастодонтами" - удовольствие ниже среднего. Она подошла к своей маме и та крепко обняла ее, глядя при этом орлиным взором. Вот уж мымра, так мымра. Она даже дочери не дала назвать свое имя, шикнув на нее. Саму "сердобольную" мамашу звали: Никонарова Людмила Георгиевна. Судя по всему, никто и никогда иначе к ней не обращался. Дальше всех особняком сидел мужчина, неопределенного возраста и неприятной наружности. Глядящий на всех исподлобья, всклокоченный, он напоминал старого не стреляного воробушка. Никто даже не рискнул узнать его имя. Один только Тимур по доброте душевной попытался с ним побеседовать; но, поняв, что это бесполезно, отстал. Из молчаливого ступора их вывел голос Гены:
- Скажите, а только я один заметил отсутствие кабины этой женщины диспетчера?
Гарик напряг память, вспоминая момент спуска и действительно, диспетчерской будки тогда уже не было. Да и, по правде говоря, горизонтальная часть балюстрады была слишком длинной. Припоминая устройство эскалатора, Гарик был твердо уверен, что эта самая горизонтальная часть всего ничего четверть метра. Тогда как они прошли добрых метров пять, прежде чем спрыгнуть.
- Да здесь не только будка отсутствует, - тихо заметил Александр, потирая ладони. - Оглянитесь. А продавщица в киоске? А, черт побери, пассажиры, персонал? - повысив голос, продолжал он. - Да и к тому же, - выровняв громкость голоса, развел руками Александр, - на какой мы станции метро?
Все почти в один голос нерешительно ответили:
- Беломорская.
- Вы видите хоть какое-нибудь этому подтверждение?
И он отошел, дав возможность всем рассмотреть стены метро. Действительно нигде не было названия станции.
- Ни названия станции, - констатировал он, - ни карты метрополитена. Ничего. Мужчина замолчал, достал пачку "Мальборо" и выудил оттуда сигарету. Закуривая, он ухмыльнулся:
- Я буду рад, если придет служащий метро и попросит меня не курить. А пока...
И он, смачно затянувшись, отошел к краю платформы. Заглянув в туннель, Александр покачал головой и пошел вдоль разделяющей линии, о чем-то напряженно размышляя. Георгий Владиславович достал из кармана рубашки таблетки и сунул одну под язык.
- Мне нужно принимать их строго по времени, - объяснил он смотрящим на него Гарику и Свете. Они оба кивнули и погрузились в свои мысли.
"Что это за место, - думал Гарик, подперев подбородок кулаком и наблюдая за гуляющим вдоль края платформы Александром. - Куда все делись? Мы пропали или они? Если предположить, что пропали все остальные, то возникает законный вопрос, почему, а именно каким образом получилось так, что мы не пропали? Что мы сделали?
Гарик нахмурился, пытаясь вспомнить все то, что произошло: жаркий день жаркого лета. Он, гуляя в ожидании маршрутки, заходит в метро, чтобы хоть немного охладиться. Покупает жетон и решает спуститься вниз, в надежде, что там еще прохладнее. Эскалатор, как будто издеваясь, едет необычайно медленно. Далее следует, наверно, одно из самых важных событий, однако ничего особенного Гарик вспомнить не может: это остановка эскалатора. Девушка перед ним, здоровяк позади него. Смотрит вниз, до конца еще очень далеко. Диспетчер ушла (может в этом что-то кроется?). Дым. Вылазка на балюстраду. Эскалатор идет вниз. А они спускаются самостоятельно...
«Нет», - думал Гарик. Он чувствовал, что ходит вокруг да около, при этом, упорно не замечая какой-то мелкой, но очень важной детали. Мимо прошла девчушка, с опаской оборачиваясь. Проследив за ее взглядом, Гарик заметил, что мамаша бедной девочки потеряла бдительность. А вместе с ней и контроль над собой: она сидела, обхватив обеими руками голову, и что-то бубнила. Гарик подмигнул девчушке. Та, покраснев, вяло улыбнулась. Видать никто ее не замечал по жизни.
- Бедная девочка, - со вздохом сказала Света, придвинувшись к Гарику.
- Да уж, не говори, - кивнул он. - О чем ее мамаша только думает? Ты как? - повернувшись к Свете всем корпусом, поинтересовался Гарик. - Держишься?
- Ага, - с натянутой улыбкой кивнула девушка, одними пальцами протирая чуть покрасневшие глаза. Видать ей огромных трудов стоило не расплакаться. Но вдруг ее улыбка стала шире и куда более открытой. Она, глядя Гарику прямо в глаза, протянула руку со словами:
- Меня, вообще, Лина зовут. Друзья. Светой меня только посторонние называют.
- Хорошо, Лина, - пожав руку (она оказалась теплой и мягкой), кивнул Гарик. - Вот это имя тебе прекрасно подходит!
- А Света? - спросила она, наклонив вбок голову.
Вместо ответа Гарик скорчил физиономию, как будто лимон проглотил. Лина засмеялась, причем так по-хорошему, что на душе на секунду стало невероятно тепло.
"Не место, - думал про себя Гарик, глядя на Лину. - Не время и не место!"
- Кристина, - послышалось неподалеку.
Обернувшись, Гарик увидел девчушку, жмущую руку по очереди Тимуру и Александру.
- Ну, вот и познакомились со всеми, - отметил Гарик.
- Почти, - поправила его Лина, кивнув на странную молчащую фигуру странного мужчины. – С «воробушком» не познакомились.
- Аа, - протянул Гарик, признав. - Точно. А и ну его! - отмахнулся он.
- Так нельзя, Игорь, - прошептала она. - Мы же здесь застряли.
- Гарик, - подмигнул он. - Зови меня Гарик. А по поводу него, - он снова посмотрел на злющего как черт мужчину, сжавшегося в комок. - Захочет - сам подойдет. Я ж не против.
- Согласна ...ммм... Гарик - кивнула Лина.
Он встал и подошел поближе к краю платформ; туда, где стояла Кристина и окружившие ее мужчины, чтобы лучше слышать, о чем они говорили. Оказалось, девочка рассказывала о какой-то женщине, которая пропала в "тумане". Это Гарику сказал Александр. "Вероятно, - добавил он, - под туманом, она подразумевает пар или дым, поваливший из ступеней. Это очень ценно, - тихо проговорил он, параллельно слушая рассказ разговорившейся девчушки, - потому что нам до сих пор неизвестно, как ни странно, кто кроме нас, был на том эскалаторе. Оказывается, вот, какая-то женщина пропала. Значит, люди исчезли не только здесь внизу, но и исчезали на пути сюда.
Александр снова закурил и попутно предложил Гарику.
- Сейчас все можно, - подмигнул он, увидев, с каким вздохом Гарик посмотрел на протянутые сигареты. - Я сам не курил двадцать лет. А эту пачку со спичками подчиненный оставил. Даст Бог, выберемся - верну.
Гарик вытащил сигарету и прикурил от спичек Александра. Закурил на удивление спокойно, не смотря на то, что с детства не курил. По малолетству только баловался.
- И, кстати, - расплывшись в довольной улыбке, и наклонившись поближе, прошептал Александр. - Не упускай момент!
И кивнул куда-то за спину Гарику. Он обернулся и увидел Лину сидящую на том же месте и смотрящую на него, не отводя глаз, даже когда их взгляды встретились.
- Юность - такая быстрая река, - зашептал из-за спины Александр. Гарик затылком чувствовал, как он ехидно улыбается. - Не успеешь оглянуться, как эта самая река пропадет в холодном море. И как в любую реку, в нее уже не войдешь дважды.
Гарик чуть заметно кивнул, так чтобы это видел только Александр и направился было к Лине. Но тут неподалеку послышался ужасный грохот, обернувшись на который, все увидели "воробушка", который со всей дури молотил ногами и руками по киоску.
- Слышь, успокойся, - спокойно, но с угрозой произнес Леша, даже не поднимаясь со скамейки, а просто выглянув из-за спин соседей. - Ща допрыгаешься мне тут.
Но буйный неизвестный не унимался, продолжая крушить киоск, хотя и поглядывая на Лешу. Побаивался все-таки.
- Твою... - хотел было выругаться здоровяк, но продолжение его фразы буквально утонуло в ужасном гуле, который возник так внезапно, что всех аж передернуло. А буйный взлохмаченный мужичок даже прекратил свой акт вандализма. Гул усиливался. Так продолжалось минут пять, но кроме звука, начавшего просто-напросто гипнотизировать испуганных пассажиров, ничего не было. Гарик очнулся первым. И то, только потому, что сигарета, упав с губ, обожгла ему ладонь. Он затоптал ее и, оглядевшись, радостно вскрикнул: тоннель был освещен прибывающей электричкой. Свет все приближался, а гул, как ни странно, стал затихать. Друзья, затаив дыхание радостно выдохнули - мимо проехал электропоезд, из которого выглядывали люди.
- Наконец-то, - прошептала Лина. Ее лицо светилось.
Поезд начал медленно останавливаться. Александр уже успел прикурить очередную сигарету, но она просто свисала из открытого рта. Электричка, наконец, остановилась и прямо перед несчастными открылась дверь последнего вагона.
- Не понял? - выдавил из себя Гена, и причин тому было аж две.
Во-первых, кроме двери, распахнувшейся перед ними, ни одна дверь не раскрылась. А во-вторых, вагон был абсолютно пустым. Тогда как, вагоны с закрытыми дверьми, были полны народу. Была и еще одна странность – сакраментальная надпись «Не прислоняться» была, как ни странно, снаружи. Но это уже мелочи.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Непешие прогулки (Творчество Tabic, повесть)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы думаете о современно литературе?
Всего ответов: 89
 





 
Поиск