Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Шаг в небо (магия, техника, тайны, любовь, - адская смесь)
Шаг в небо
Gita_OggДата: Вторник, 27.11.2012, 21:13 | Сообщение # 1

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Название произведения: Шаг в небо
Автор: Анна Безкровная (aka Gita Ogg)
Бета: сама себе бета
Разрешение на копирование: не разрешаю, ибо книга претендует на бумажную версию
Рейтинг: 16+
Дисклеймер: Все права на героев, идею и сюжет принадлежат автору произведения
Жанр: технофэнтези
Описание: Магия, техника, тайны, война, любовь, ненависть - адская смесь
От автора: очень прошу, не стесняться и высказывать личное мнение
Статус: в работе


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Вторник, 27.11.2012, 21:13 | Сообщение # 2

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Пролог

Маленькая голубая планета Тиора. Крохотная глупая песчинка, всецело зависящая от прихоти огромной оранжевой звезды. Её жители так несовершенны: две руки, две ноги, уязвимое тело и не менее уязвимая душа. Все они смотрят на мир так, будто рассматривают картину гениального художника. Но почему-то всегда под углом. Причём у каждого этот угол свой собственный, а потому картина мира одних темна и безрадостна, а у других она полна красок и гармонии. Кто-то ропщет на чересчур сложный и запутанный орнамент, а для кого-то рисунок слишком прост даже для наброска. Но как бы то ни было, совершенно разные тиорцы схожи в одном – они не могут жить без любви. Это единственное, чему даже сильные духом так и не научились сопротивляться.

Любовь. Многие называют её мимикрирующим паразитом, ведь доподлинно известно - для того, чтобы окончательно и бесповоротно подчинить себе ничего не подозревающее существо, хитрая гадина способна копировать любые формы. Заползая в сердце мудреца, она принимает вид любви к истине, поражая романтика, обретает форму восхищения миром, оккупируя разум политика, обращается тягой к власти.

Она одна способна притвориться чем угодно, лишь бы убедить довериться, заставить возжелать и отдаться душой и телом. Чтобы закрепить результат, она благосклонно дарит тебе одно мгновение наслаждения. Некоторое время ты корчишься в эйфории - мягкий, податливый, словно воск. И, наконец, совершенно обезумев от подложного счастья, обнажаешь сердце, отдавая и его ненасытному монстру. И вот тогда, притаившаяся до поры змея, покидает логово и наносит смертельный удар. Всё. Ты отравлен, убит, уничтожен. Дальше, холод, тьма, пустота и одиночество. Не слишком ли высока цена за несколько минут радости?

- Досточтимый кирий, мы ждём вас.

Кесэй встрепенулся. Проклятая тварь опять завладела мыслями, заставив позабыть о деле. Он лихорадочно сгрёб разбросанные по столу фото и небрежно кивнул лопоухому юнцу. Тот поспешно растворился, но кирий успел заметить ужас на лице подростка.

«Экзамен по истории тысячелетней войны, - Кесэй хищно улыбнулся, - это всегда приятно».


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Вторник, 27.11.2012, 21:13 | Сообщение # 3

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава первая. Призвание бить по лицу.

Битый час Аберония торчала у дверей координатора Выпускающей комиссии. Отвратительная процедура таможенного досмотра осталась позади, но унижения на этом не закончились. В сотах-кабинетиках мелкие чиновники, возомнившие себя божками местного разлива, упивались возможностью разделять и властвовать, прилагая недюжинные усилия к тому, чтобы каждый посетитель до конца осознал всю значимость процесса, а в особенности того, кто этим процессом заведует. Длинноногие девицы, отличающиеся друг от друга только глубиной декольте, расплывались в одинаковой самодовольной улыбке, стоило им произнести сакраментальное: «Ожидайте, вас пригласят». Пухлые клерки в форменных комбинезонах, смешно обтягивающих отвислые животы, выползая из каморок, важно надувались и совсем по-жабьи оттопыривали нижнюю губу. Даже роботы-поломойки и те, похоже, заразились вирусом всеобщего самолюбования, потому как бесцеремонно проезжались по ногам усталых, измученных посетителей, даже не удосужившись принести извинения.

«В конце концов, кто кому нужен!» – злилась про себя Аберония, меряя шагами похожий на кишку коридор.

Сонор издал вопль агонизирующей робоквочки. Молодая женщина нервно поправила очки, напичканные электроникой по самые дужки, и мысленно приготовилась к скандалу. Перед глазами возникло крайне недовольное, чуть тронутое сеточкой морщин, но все ещё красивое лицо Катарины Гай. Высоко поднятый подбородок, глаза, мечущие почти осязаемые молнии, выбившаяся из идеально уложенных волос прядь, - всё говорило о том, что буря готова разразиться в считанные секунды. Аберония решила действовать как обычно, на поражение.

- Мама, как замечательно, что вы позвонили, - запричитала она тоном профессиональной подлизы. – Мне жизненно необходим ваш совет.

Лицо недоумённо застыло. В точку! Аберония даже руки потёрла от удовольствия. Столько лет прошло, а этот фокус всё ещё работает. Для строгой женщины, которая вот уже четырнадцать лет являлась и свекровью, и матерью в одном флаконе, казалось, не существовало преград. Будь то покупка новых видеообоев или воспитательная речь для нерадивой невестки, Катарина следовала только продуманному плану, словно полководец вознамерившийся выиграть битву. Но Аберония давно научилась использовать эффект неожиданности способный выбить из седла и более стойкого противника. Уже через пару фраз можно будет не волноваться и о том, какого совета попросить. Вряд ли сама Катарина вспомнит об этом.

- Семьдесят два сообщения, - неуверенно начала свекровь. – Я отправила тебе ровно семьдесят два сообщения. И после этого ты говоришь, что нуждаешься во мне?

- Так много? – Аберония всплеснула руками.

Отыгрывая роль, она забыла, что Катарина только слышит, но не видит её.

- Разве ты не получила? – голос свекрови окончательно потерял былой напор.

- Нет, - почти натурально возмутилась невестка, но снова переиграла, старательно изображая обиду. – Вы же знаете, я бы не медлила с ответом!

Врать, конечно, нехорошо, особенно тем, кого любишь, но иногда просто нет выхода, да и ни к чему женщине преклонного возраста знать, у кого всё это время находился раскалённый от сообщений сонор.

- Это верно, - теперь вид у Катарины стал совершенно иным, больше виноватым, чем обвиняющим. – Давно говорила тебе, пора сменить технику. А ты всё за это старьё держишься. Сроднилась с ним, что ли?

«Старьё?» - Аберония мысленно улыбнулась.

- Как-нибудь сменю. Пока нет времени.

- Угробишь ты себя, девочка, - пробурчала Катарина, - Лакир мне сказал, ты получила новую работу.

Женщина вздохнула.

– Ума не приложу, как он отпустил тебя, почему? В моё время женщина должна была сидеть дома, а не шастать где попало.

- Это всего лишь работа, я буду приезжать на выходные.

- В том-то и дело, что только на выходные, - Катарина сделала паузу. – Не понимаю нынешнюю молодёжь. То их водой не разольёшь, запираются вечно и шушукаются, а то вдруг жена бросает мужа и, очертя голову, пускается в неизвестность.

- Почему же неизвестность? – Аберония добавила беспечности в голос. – Я сама заканчивала Академию.

- Я помню, - холодно отрезала свекровь. – А ещё я помню, чем была твоя хвалёная Академия до Пакта о сотрудничестве. Неужели тебя потянуло обратно к предателям? Хочешь снова погрязнуть в их заблуждениях?

- Мы это уже проходили, помните? Нет никаких предателей и заблуждений тоже, - Аберония решила оставить роль покорной невестки. – Есть Общая технико-магическая академия, которую признали, кстати, обе Цитадели. Более того, я буду там преподавать, как бы вы к этому не относились!

- Хорошо, девочка, - удивительно быстро сдалась свекровь. – Только как это воспримет Сэлий?

- А кто его спрашивает-то? – взгляд молодой женщины потеплел. – Переживёт.

- Ну, ну, посмотрим, как ты запоёшь через месяц.

- Есть ещё вариант, - усмехнулась Аберония. – Я могу делать вид, что мы незнакомы.

- Думаю именно этого Сэлий и хочет, но я, со своей стороны, категорически настаиваю…

Дверь распахнулась. Декольтированная красавица вальяжно выплыла в коридор.

- Авентина Аберония Гай, - пропела она.

- Вынуждена с вами попрощаться, - заторопилась Аберония. – Увидимся на будущих выходных, мама.

- Погоди, ты не сказала, что за курс ведёшь.

- Потом!

- Думаешь, тебе по душе придётся? – не унималась Катарина.

- Можно сказать, это моё призвание.

Аберония щёлкнула кнопку отключения на правой дужке, очки снова стали полностью прозрачными.

- Аберония Гай, что, нет такой? – раздражённо переспросила длинноногая.

- Есть, есть!

Красавица пропустила посетительницу в кабинет, бесцеремонно разглядывая её как нечто очень любопытное. Причмокнув, она спросила:

- Неужто вы и есть авентина Гай? Забавно. Когда заполняла ваши бумаги, даже представить себе не могла женщину, подобную вам.

- Интересно, что именно вас смущает? – молодая женщина прищурилась.

- Нет, ничего, - длинноногая с усмешкой качнула хорошенькой головкой. – Просто для боевых искусств вы слишком…

Она немного подумала. Аберония на миг представила, как шуршит воображаемый жёсткий диск под светлыми, налакированными кудрями.

- Мелкая, - ехидно закончила красавица, видимо расценив по-своему улыбку посетительницы.

- Бывает, - неопределённо протянула Аберония и шагнула в комнатку очередного напыщенного чинуши.

продолжение следует...


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
АзазеллоДата: Вторник, 27.11.2012, 21:31 | Сообщение # 4

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
все... я скоро брошу все - и уйду отсюда нафиг! Ибо еще чуть-чуть - и просто не буду успевать читать все, что начал; все, что понравилось sad . А я б на месте Аберонии на выходе все ж закатил бы секретарше пяточкою в носик - чисто так, для профилактики smile . Имха, конечно, полная - просто бюрократы тоже достали wacko , и уже давно...
Ждем проды smile !


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
Gita_OggДата: Среда, 28.11.2012, 15:07 | Сообщение # 5

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Спасибо, Аз. Пожалуйста не бросай и не уходи, ты нам нужен smile

История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Среда, 28.11.2012, 15:08 | Сообщение # 6

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
(продолжение первой главы)

Круглый клерк высокомерно оглядел посетительницу. На вид ему было не больше сорока, а учитывая как добавляет возраста неумеренная полнота и ранняя плешь, возможно, и того меньше. На обтягивающем комбинезоне цвета болотной тины, чуть выше груди навязчиво замигала надпись «Критерий Ориас – главный координатор Выпускающей комиссии». Аберония придала лицу выражение человека, желающего угодить, хотя одно только имя чиновника вызывало бурю сарказма. Но здесь проколоться непозволительно. Этот «крепыш» последняя преграда на пути к цели и было бы огромной ошибкой, поддавшись усталости и раздражению, дать волю эмоциям.

- Ваше имя, - скучающим тоном небожителя произнёс координатор.

Надпись на комбинезоне сменилась бегущей строкой: «К сведению покидающих пределы Цитадели. Выпускающая комиссия настоятельно рекомендует не доверять незарегистрированным перевозчикам и не поддаваться желанию сэкономить на путешествии. Это может стоить вам жизни. Пользуйтесь только туннеливиками корпорации Румпот». Агрессивная проблесковая реклама не столько приковывала взгляд, сколько неприятно щекотала нервы.

- Аберония Гай, - протянула посетительница, делая вид, что внимательно читает предостережение и возмущённо добавила, - замечательно! Комиссия наконец-то обратила внимание на проблему. Столько жуликов развелось последнее время. А их корыта? Вы видели эту груду металлолома? Это же кошмар, тихий ужас! Того и гляди, развалится прямо в воздухе. Я всем знакомым говорю, чтобы не смели пользоваться ничем, кроме туннеливиков. Да-да, если вы не жалеете себя, то хоть детей своих пожалейте, говорю я, крошки-то в чём виноваты…

Чиновник кашлянул.

- Досточтимая авентина, - сказал он, машинально заслоняя ладонью рекламную строку, - от лица Выпускающей комиссии выражаю вам искреннюю благодарность за поддержку, но давайте вернёмся к делу.

- Конечно, конечно, - Аберония энергично закивала, будь у неё хвост, она для большей убедительности вильнула бы ещё и им. – Заверяю вас, я ничуть не хотела мешать, просто это ведь очень важно, на чём добираются наши граждане. Или вы так не считаете?

Она прищурилась.

- Нет, что вы, - на лице клерка отобразился испуг, он порылся в кармане и, выудив на свет, скомканный несвежий платок, утёр лоб, - я абсолютно того же мнения, досточтимая.

Его движение позволило разглядеть новую шуструю надпись: «Возьмите с собой в поездку новый томик стихов нашего прославленного поэта Простурция, и несколько часов утомительного путешествия покажутся вам одним щелчком магнитных часов!»

- О! – воскликнула Аберония так громко, что сбитый с толку чиновник, подпрыгнул на месте. – Простурций удивительный поэт! Я всегда ношу его стихи с собой. Чего стоит только: Как правильно жить в мире без иллюзий, без ветра в голове и без идей о сдвигах времени и прочих искаженьях, что так ужасно засоряют мозг такого совершенного созданья, как тиорец!

Аберония воздела руки к потолку и вдохновенно закатила глаза.

- Внемлите! – что было сил, заорала она. - Кого вы называете друзьями?

Толстый клерк стал ещё яростнее возить мятым платком по лицу, инстинктивно сползая под стол. Посетительница запнулась. Умоляюще поглядев на взмокшего чиновника, она спросила:

- Как дальше-то? Я забыла. Как?

Координатор затравленно помотал головой и просипел что-то нечленораздельное. Сорвав с плеча сумку, молодая женщина принялась лихорадочно рыться в содержимом. С каждой секундой руки дрожали сильнее. Наконец, она просто вывалила всё на пол и, опустившись на колени, начала разгребать кучу всевозможного барахла.

- Я его потеряла, - жалобно причитала она. – Что же делать? Что я теперь буду читать ученикам, как объясню им?

Это было последней каплей. Координатор вскочил. Выдернув сумку, он быстро сгрёб в нее рассыпавшееся по полу барахло и заставил женщину подняться.

- Ничего страшного, милая авентина, - успокаивающим тоном психиатра проговорил он. – Я сейчас же распоряжусь, чтобы вам выдали новый экземпляр.

- Бесплатно? – глаза посетительницы наполнились слезами.

- Для вас, конечно!

- О, вы просто не представляете, что сделали для меня, - Аберония повисла на рукаве координатора. - Вы мой благодетель!

Чиновник натянуто улыбнулся и аккуратно высвободил одежду из рук посетительницы. Аберония с удовольствием отметила, как за его доброжелательной маской всего на мгновение мелькнула тень брезгливости.

- Ступайте, досточтимая, я распоряжусь, чтобы вам выдали пропуск, - он мягко подтолкнул женщину к двери.

- Нет, погодите, - она стала упираться. – А как же вопросы? Я знаю процедуру, вы обязаны…

Клерк стал багровым. Не говоря ни слова, он выпихнул её за дверь. Щёлкнул замок. Декольтированная удивлённо уставилась на посетительницу. Такой короткой беседы в этих стенах отродясь не бывало. Пожав плечами, Аберония поплелась к выходу.

- Стойте, - окликнула секретарша, - а что мне с вами дальше-то делать?

- Вы меня спрашиваете? – Аберония сложила руки на груди.

Девушка поспешно нажала кнопку коммуникатора.

- Кирий, что мне делать с авентиной Гай?

- Купи ей Простурция и проследи, чтобы она уехала! – раздался истеричный голос координатора.

Вздёрнув подбородок, Аберония вышла в коридор. Уже снаружи она услышала приглушённый голос клерка:

- Эта баба абсолютно сумасшедшая фанатичка, побольше бы таких.

Кивнув самой себе, Аберония двинулась в каморку-распределитель. Теперь оставалось пройти сканер и можно будет ненадолго расслабиться.

Почти у самого сканера догнала длинноногая. Сунув в руки новенькую книжицу, девушка самостоятельно воткнула в паз пластиковый треугольник пропуска и крикнув безразличному охраннику:

- Личное распоряжение кирия Ориаса! - умчалась, даже не удостоив женщину взглядом.

Охранник изменился в лице. Он засуетился, будто бурундук не успевающий запастись провизией на зиму. Пригибаясь и пританцовывая, лихорадочно жал кнопки, пока Аберония неторопливо ступала на платформу сканера. Процедура закончилась в считанные секунды.

Оказавшись перед огромными, уходящими в свинцовое небо, воротами, Аберония посмотрела вверх, бросила быстрый взгляд назад и плотно зажала уши ладонями. Чудовищный скрип оглушил, заставляя непроизвольно сжаться. Ворота поползли в стороны, открывая вид на тёмный зев туннеля. Внутри уже пульсировал гибкий транспортный робочервь – туннелевик. Пройдя вперёд, Аберония остановилась, чтобы снова согнуться, зажимая уши. Ворота захлопнулись. Цитадель выпустила. Впервые за четырнадцать долгих лет.

Мотнув головой, чтобы отогнать нахлынувшие эмоции, женщина уверенно шагнула в полумрак и, заскочив в пасть робочервя, приложила ладонь к сенсорной панели. Панель окрасилась зелёным, это означало, что посадка разрешена и зарегистрирована. Теперь нужно было действовать быстро. Аберония рванула спиной назад. Пасть лязгнула. Туннелевик, извиваясь, рванул вперёд.

- Не ушиблась? – мягкий голос наставника подействовал как хорошее успокоительное.

Она обернулась, но яркий свет не позволял разглядеть получше знакомое и уже почти родное лицо немолодого тиорца.

- Сюда, быстрее! - фигура наставника скрылась в потайном люке, Аберония прыгнула следом.

Короткое падение и вот уже тело крепко сдавленно ремнями безопасности миниатюрного воздушного курсора.

- Как прошёл спектакль? – наставник внимательно посмотрел на подопечную.

- Поверили, - не без гордости ответила Аберония, с отвращением глянула на томик "великих" стихов и, бросив его на пол, отпихнула ногой.

- Отлично! Теперь бы не облажаться с прибытием.

- К чему такие сложности, кирий? – ученица легонько тронула наставника за плечо. - Не проще было бы добраться туннеливиком?

- Нет, - грубые пальцы ловко забегали по приборной панели.

Курсор завибрировал и будто камень, выпущенный из раскрученной пращи, бесшумно взвился в небо. Аберония хотела задать ещё вопрос, но мельком заглянув в исцарапанный иллюминатор, осеклась. В этот момент она получила ответ на все свои вопросы.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Понедельник, день тяжелый(((, 03.12.2012, 15:28 | Сообщение # 7

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава вторая. Если нет, так что же?

Откинувшись в кресле, Кесэй с ехидной полуулыбкой наблюдал за академистами. Раскрасневшиеся от напряжения лица подростков, слишком сильный нажим на светопис, закушенная верхняя или нижняя губа, - всё указывало на то, что Изувер в который раз оправдал своё прозвище. Сто один вопрос. По одному на каждое десятилетие и в придачу требование выразить собственное отношение к Великой войне.
Но что они могут выразить? Кесэй потёр подбородок. Нет, не для того был введён последний вопрос, чтобы заставить их думать. Кому-то там наверху очень понадобилось выяснить, что говорят родители этих детей. Как именно рассуждают те, кто видел войну, знал её изнутри. Те, у кого она отобрала всё, оставив только рубцы от ожогов на теле и пепел в душе.

Значит, снова пора браться за работу. Как всё-таки своевременно был издан приказ о введении стандартного набора академиста. Серый комбинезон из самоочищающейся ткани, универсальный учебник-хамелеон в паре с такой же тетрадью и, конечно светопис – скромное богатство школяра, призванное стереть различия между представителями нового поколения Тиоры. Так сказано, а на самом деле? Об этом знает лишь горстка посвящённых и он, Кесэй.

Поначалу всеобщая уравниловка ужасно возмущала юных максималистов и «свободоборцев», но, как известно, на каждого ребёнка всегда найдётся свой «ремень». Хотя в последнее время кирий стал замечать, что подростки перестали конфликтовать открыто. Академия теперь всё больше походит на то, чем должна была стать изначально - главный столп на котором держится хрупкий мир. Не мудрено, что обе верхушки заволновались.

Четырнадцать лет магический совет Цитадели Онейра и правящая корпорация Цитадели Дрази молча зализывали раны, прикрываясь Академией, как двусторонним щитом. Четырнадцать лет они успешно делали вид, что работают на общее благо. Но мысли детей, к сожалению, долго не удерживаются в голове. Им просто необходимо достичь как можно большего количества ушей. И хотя система непрерывного образования способна привести к общему знаменателю любую информацию, ей не под силу унять огонь ненависти тщательно и бережно взлелеянный в неокрепшей душе. Но этого, как раз, от неё и не требуется.

Кесэй снова оглядел класс. Эмблемы и нашивки – вот что стало основной отличительной чертой "обновлённых" академистов. Вращающийся октаэдр с голубой планетой внутри и неизменным девизом «Я – будущее Тиоры!». У всех. Но вот природа его возникновения совсем неодинакова. У одних еле заметное зеленоватое свечение выдавало магическую сущность, а у других тоже неброские, но всё же видимые помехи указывали на наличие электронного чипа. Именно так с самого первого дня дети безошибочно определяли кто враг, а кто друг и поступали соответственно.

В отличие от подростков Кесэй не имел права давать волю собственной ненависти, а потому привык носить узкие полупрозрачные очки, которые довольно часто протирал специальным магическим раствором. Состав последнего держал в строжайшей тайне, как и факт отменного зрения. Об истинном назначении этих очков не знал никто, включая директора Халарис. Что же до директора Тимоса, то с ним Кэсей предпочитал общаться как можно реже по причине всё той же жгучей ненависти.

- Досточтимый кирий, - темноглазый угрюмый подросток возник возле стола преподавателя.

Кесэй схватил миниатюрную влажную салфетку из специальной ёмкости, нервно протёр стёкла очков, и только после того, как надел их, взглянул на мальчишку.

- Академист Гай, - холодно сказал он. – Я надеюсь, вы закончили, раз позволили себе без разрешения покинуть рабочее место.

- Закончил, - отчеканил подросток, пристально глядя в глаза учителю.

Этот взгляд всегда выводил Кесэя из себя, как собственно и его обладатель. Мальчишка имел отвратительную привычку пялиться, почти не мигая, и никогда не отводил глаз, какие бы приёмы не использовал преподаватель. В такие моменты, кирию казалось, что странный подросток смотрит прямо в душу, прощупывая и считывая всё, что спрятано в самых потаённых её глубинах. Вдобавок мальчишка был из ряда непробиваемых - и похвалы, и выволочки выслушивал с одинаковым каменным выражением лица. Это бесило посильнее неуютного взгляда.

Поддаться эмоциям и вышвырнуть молокососа из класса? Ни за что! Кесэй невозмутимо протянул ладонь, продолжая играть с подростком в «гляделки». Тот без тени сомнения отдал тетрадь.

- Так, поглядим, - Кесэй быстро пробежался по ровным, будто выведенным под линейку, строкам.

Отменные знания. Как обычно не к чему придраться. Гнев уже подобрался к горлу и барабанным боем отдавался в ушах. Но тут кирий добрался до последнего вопроса, и язвительная улыбка растянулась на губах, будто греющаяся на солнце змея.

- Ложь не красит тиорца, Гай.

Подросток скептически изогнул бровь. Кесэй из последних сил усмирил рвущийся наружу ураган ярости и небрежно ткнул в пустую строку.

- Здесь должен быть ваш ответ. Или вы способны только на то, чтобы заучивать мысли других?

Есть! Академист вспыхнул, как неудачно использованный реактив. Не говоря ни слова, он наклонился над тетрадью и тщательно вывел: «Война – это куча дерьма, на вершине которой копошатся жирные черви». Кесэй застыл. Нервно глотая воздух, он схватил тетрадь, сгрёб мальчишку за шкирку и выволок из класса.

- Ты что делаешь, а? Ты вообще понимаешь, что творишь? – прошипел кирий, когда они оказались на приличном расстоянии от тех, кто мог услышать.

Мальчишка выпрямился.

- А разве вы, - тихим, но очень жёстким голосом проговорил он, - иного мнения, кирий?

Кесэй схватился за голову.

- Моё мнение совпадает с мнением исторических справочников, Сэлий, - быстро сказал он и замолчал.

Это было неслыханная, вопиющая наглость тринадцатилетнего сопляка, но отчего-то в этот самый момент Кесэй проникся неуместной и пугающей симпатией к подростку. Будто этот вопрос перевернул с ног на голову уже устоявшееся за три года представление о заносчивом и неприятном академисте Гае. Кирий устало снял очки. Теперь ничто не мешало хорошенько разглядеть мальчишку. Всё тот же угрюмый взгляд, те же взъерошенные волосы, тот же серый комбинезон, но что-то было не так, что-то не давало покоя. Небольшая аккуратная эмблема не светилась и не мигала. Словно не принадлежала ни к одной из Цитаделей.

- Сэлий, кто делал тебе нашивки? – не веря глазам, осторожно спросил Кесэй.

Мальчик вздрогнул, будто от удара.

- Этого вопроса нет в экзаменационном листе! – зло выпалил он и развернулся, чтобы сбежать.

- Что же тут приключилось? – улыбчивая директор Халарис преградила юному академисту путь.

Опустив голову, Сэлий насупился. Кесэй поспешно спрятал тетрадь за спину.

- Да вот, пришлось немного пожурить молодого человека за излишнее рвение, - спокойно сказал он. – Одно из правил Академии гласит, что работы должны сдаваться всеми академистами одновременно. Но вы же знаете, как им порой неймётся.

Директор притворно нахмурилась.

- И правда, Сэлий, тебе стоит немного сбавить обороты и подумать не только о себе, но и о товарищах.

- Я подумаю, - пробурчал Гай.

- Вот и хорошо, - директор перевела взгляд на Кесэя, - можем отпускать?

Тот махнул рукой. Халарис посторонилась, и подросток тут же умчался прочь.

- Досточтимый кирий, а к вам у меня есть весьма неотложное дело.

- Но у меня экзамен, - Кесэй указал на дверь в другом конце коридора.

- Ничего, я уже распорядилась, за ними присмотрят, - она мягко улыбнулась, в уголках глаз появились лучики морщинок, - да и тебе пора дать детям передохнуть, Изувер.

- И вы туда же, - недовольно проворчал Кесэй. – Глядите, чтобы в один прекрасный день вам тоже не дали какое-нибудь прозвище.

- Уже, - она довольно цокнула языком.

- Быть не может!

- Да, они зовут меня Бабуленция. Каково? – директор засмеялась.

- Кошмар, - возмутился Кесэй, - и даже после этого вы станете утверждать…

- Ладно тебе, - насмешливо перебила Халарис, - вспомни, как ты сам звал меня.

- Я всегда был почтителен, - хмыкнул Кесэй, но предательская улыбка уже коснулась уголков его губ.

- Вы все мои дети, - вздохнула Халарис. – А к детям нельзя быть слишком строгим.

- Дети, - качая головой, повторил Кесэй. – Разница лишь в том, что у этих есть родители.

- Именно, - подтвердила директор, - и это одна из причин, почему мне срочно понадобился ты.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Понедельник, день тяжелый(((, 03.12.2012, 15:28 | Сообщение # 8

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
(окончание второй главы)

Кесэй не удивился. Директор частенько советовалась, просила помощи. Особенно если требовалось жёсткое бескомпромиссное решение. Эстия Халарис была скорее совестью Академии, нежели полноценным руководителем. Магический совет определил её на столь высокую должность лишь по двум причинам: безграничная преданность и чудовищный стаж работы. Ходили слухи, что она стояла у истоков, но Кесэй не верил, иначе ей должно было бы перевалить за пять сотен лет.

Конечно, он помнил, как звал её. Мама Эсти. Это не было прозвищем, это шло изнутри, из самой середины маленькой дрожащей души одинокого озябшего ребёнка. Родителей растерзала война ещё до того, как он смог выговорить первое слово. Никому так и не удалось до конца заполнить пустоту, и почти никому не удалось заглянуть под панцирь безразличия, старательно выращенный из ненависти, страха и тоски. Только Эсти смогла, а ещё Митидас и...

Кесэй сжал кулаки.

- Больше никого не было, - вслух сказал он.

- Что? - директор недоумённо моргнула. - Я спросила, не слишком ли тяжела нагрузка?

- К чему этот вопрос? - Кесэй насторожился. – Если мне не изменяет память, ни жалоб, ни прошений я не писал.

- Это верно, но думаю, исключительно из гордости и упрямства.

- Досточтимая авентина, - казалось, его взгляд вот-вот покроет инеем всё вокруг, - прошу вас вспомнить, что я давно уже не ученик, а значит, со мной следует говорить без прологов и вступлений.

- Без вступлений, так без вступлений – Халарис набрала побольше воздуху, - я снимаю с тебя исполнение обязанностей преподавателя боевых искусств!

- Как вы сказали? – рот искривила угрожающая усмешка. - Снимаете?

Директор сжалась. Глядя, как побелели её губы, Кесэй в который раз подумал, что совет поступил очень опрометчиво, назначив слабую женщину на такой ответственный пост.

- Курсы слишком разные, чтобы юные академисты могли надлежащим образом увязать их с личностью одного преподавателя, - скороговоркой пролепетала Халарис, - это твои слова.

- Вы отлично знаете, - взревел Кесэй, - я никогда не имел в виду, что хочу оставить за собой историю.

Он был взбешен. В Академии каждый рано или поздно сталкивался с тем, что холодный и жестокий Кесэй Ратиа не переносит, когда его загоняют в рамки или заставляют поступать вопреки собственной воле. И в такие моменты гнев мог обратиться во что угодно не оставляя «виновному» ни малейшего шанса на осуществление задуманного.

Директор попятилась. Высокую фигуру тиорца окутали грязно-серые грозовые тучи. Они вспучивались, меняли форму, образовывали кокон и лопались миниатюрными электрическими разрядами. Кесей лишь пугал. Контролировать магию не составляло труда, как и контролировать эмоции.

- Не лучше ли оставить всё как есть? – вкрадчиво произнёс он.

Пульсирующий серый кокон покрылся зловещими трещинами молний. Халарис зажмурилась, но вдруг выпрямилась и со всей храбростью, на которую ещё была способна, шагнула навстречу свирепой стихии.

- Ты знал, что занимаешь эту должность временно, ты знал, что ни я, ни совет не доверим курс истории кому-то ещё, - её голос стал жёстче. - В тебе говорит самолюбие, я бы даже сказала, самолюбование. А между тем ты жизнью поклялся защищать наших детей. Или тогда тоже имел в виду что-то другое?

Гулкий громовой раскат прокатился по коридору, отдаваясь от толстых звуконепроницаемых стен. Кокон лопнул. Впиваясь ногтями в ладони, Кесэй молча смотрел, как оседают на пол пепельные хлопья и тают, едва касаясь поверхности. Боль помогла усмирить ярость, но принесла с собой саднящее беспокойство. Что-то произошло. Что-то настолько ужасное, что даже директор Халарис проявляет невиданные чудеса твёрдости.

- Хорошо, - сцепив зубы, выдавил он, - я подчинюсь.

- Спасибо, - взгляд Эстии немного потеплел. - Имитация боя не твой уровень. Уступим это дразийцам.

Она подошла совсем близко и понизила голос до шёпота:

- Очень скоро простому учителю истории придётся вспомнить, кем он был до Пакта.

Кесэй почувствовал, как сильный жар поднимается от ступней к макушке. Давно забытая жажда встрепенулась, словно разбуженный хищник. Он закрыл глаза, нащупал главную эмоцию, которая всегда давала наилучший результат. Месть. В ладони полыхнуло. Яркая сфера, пока ещё маленькая, не больше горошины, приятно обожгла кожу.

- Я не забывал.

Халарис быстро кивнула и, оглядевшись по сторонам, поманила за собой.

- Пойдём, представлю тебе нового преподавателя боевых искусств.

- Он уже здесь? - внутренний хищник оскалился.

- Он? - директор нервно поёжилась. - Боюсь, что да.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 03.12.2012, 22:40 | Сообщение # 9

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Я немного подемагизирую, можно?
По прологу (остальное - позже, глаза слипаются)

Quote
Это единственное, чему даже сильные духом так и не научились сопротивляться.

Не знаю, но меня сильно царапнуло это "духом". Сразу возникли мысле-штампы типа троичности человека и всего такого. Имхо, "даже самые сильные из них так и не научились" - смотрелось бы лучше.

Quote
она благосклонно дарит тебе

не уверена, уместно ли здесь повествование от второго лица? Все же, апеллирование к читателю - довольно опасный прием.
Quote
Некоторое время ты корчишься в эйфории


Quote
Тот поспешно растворился, но кирий успел заметить ужас на лице подростка.

Так и подмывает прочесть буквально.
"Тот поспешил уйти. Словно растворился. Был и нет уже. Однако Кирий успел заметить"... Ну так, наверное, написала бы я.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Вторник, 04.12.2012, 09:56 | Сообщение # 10

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Продолжу.

Язык яркий. Картинка вырисовывается. И читается довольно легко.

Упоминание Катарины "в мое время женщины сидели дома" вот только царапнуло. Странно такое утверждение для далекого будущего. Вот для нашего времени - вполне, а для ихнего... С чего, спрашивается, брачные отношения взад вильнули, если даже уже поколению 21го сие не свойственно?
Вот если бы Катарина говорила только о себе, а не о времени - другое дело. Типа: "вот меня... и тд.
Ессно, имхо. Просто подумай.

И мне показалась некоторая избыточность заглавных букв: Выпускающая комиссия, Пакт о сотрудничеств и тп. Мне кажется, без них (в смысле заглавных) вполне удалось бы обойтись. К примеру, поиграть со словом Пакт - герои произносят его с большой (событие ж), а во всех упоминаниях он - с маленькой. Ну, а комиссию я бы не выделяла вообще.

Quote

Мы это уже проходили, помните? Нет никаких предателей и заблуждений тоже, - Аберония решила оставить роль покорной невестки. – Есть Общая технико-магическая академия, которую признали, кстати, обе Цитадели. Более того, я буду там преподавать, как бы вы к этому не относились!

Звучит как-то слишком по-преподавательски что ли. "мы это уже обсуждали", имхо, лучше. И "кстати" неудобно разбивает информацию. Лучше бы вынести его вперед или назад, а информационный блок оставить целым.

Quote
Неужто вы и есть авентина Гай?

Quote
Досточтимая авентина

после
Quote (Gita_Ogg)
- Авентина Аберония Гай
, признаюсь, думала, что это одно из ее имен.

Quote

что Изувер в который раз оправдал своё прозвище. Сто один вопрос. По одному на каждое десятилетие и в придачу требование выразить собственное отношение к Великой войне.
Но что они могут выразить? Кесэй потёр подбородок. Нет, не для того был введён последний вопрос, чтобы заставить их думать. Кому-то там наверху очень понадобилось выяснить, что говорят родители этих детей.


Quote
Хотя в последнее время кирий стал замечать, что подростки перестали конфликтовать открыто. Академия теперь всё больше походит на то, чем должна была стать изначально - главный столп на котором держится хрупкий мир. Не мудрено, что обе верхушки заволновались.


Дальше отмечать не буду. Обращу лишь внимание - паразиты полезли начиная со второй главы.

Еще следует послебить за "было" в различных вариациях - не так как со "что", но тоже в избытке.
Например тут:
Quote

Халарис была скорее совестью Академии, нежели полноценным руководителем. Магический совет определил её на столь высокую должность лишь по двум причинам: безграничная преданность и чудовищный стаж работы. Ходили слухи, что она стояла у истоков, но Кесэй не верил, иначе ей должно было бы перевалить за пять сотен лет.
Конечно, он помнил, как звал её. Мама Эсти. Это не было прозвищем


Quote
Конечно, он помнил, как звал её. Мама Эсти. Это не было прозвищем, это шло изнутри, из самой середины маленькой дрожащей души одинокого озябшего ребёнка. Родителей растерзала война ещё до того, как

ну, дальше просто цеплялки. smile


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Gita_OggДата: Вторник, 04.12.2012, 10:06 | Сообщение # 11

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Спасибо большое. Паразитов почищу ближе к концу, а вот обо всём остальном обязательно подумаю.

История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Вторник, 04.12.2012, 23:32 | Сообщение # 12

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава третья. Уничтожить за ненадобностью.

- Подлетаем, - наставник посмотрел в лобовой иллюминатор.

Аберония проследила за взглядом. С высоты развалины старой Академии выглядели словно трупные пятна на потрескавшейся коже Тиоры. Обугленные колонны торчали скрюченными пальцами. Битое витражное стекло, отшлифованное песчаными бурями, ловило лучи Иллиос - оранжевой звезды - и пускало багровые блики по выщербленному камню уцелевшей стены. Воспоминания об ужасе и безысходности нахлынули, как сильный порыв ветра.

- Cпустимся ненадолго, - тихо попросила она, - пожалуйста.

Наставник не ответил. Его пальцы бегло коснулись сенсорной панели. Курсор плавно опустился. Аберония рванулась наружу, но запутавшись в ремнях безопасности, безвольной куклой повисла у открытого люка. Всё, что она любила, всё что бережно хранила в самых сокровенных уголках памяти теперь высилось перед ней грудами безжизненного мусора.

Ветер выл громко и протяжно, как воет пёс, почуявший близкую смерть. Захотелось завыть вместе с ним. Глаза защипало, по телу волной прокатился удушающий жар, и пришла жажда. Она обрушилась разрушительным цунами, комкая, давя, уничтожая всё на своём пути, кроме тихой животной злобы и дикой рвущей на части тоски.

Наставник закричал, но Аберония уже не слышала. Страшный гул, поднявшийся, казалось, из самого центра развалин проник в каждую пору кожи и заставил повиноваться. Новый рывок. Нет, так не сбежать. Будто в буйном наркотическом сне, маленькая женщина осторожно вынула кинжал из потайных ножен, вшитых в рукав куртки, и молниеносно разрезала «путы». Гул нарастал. Теперь ей чудился крик. Дети. Десятки детей. Они визжат, плачут, рыдают, зовут на помощь и среди них голос, такой знакомый и такой чужой:

- Пожалуйста! Пожалуйста, Аби!

А потом она увидела их. Десятки тёмных силуэтов выползли из-за камней и замерли в ожидании. Она сделала шаг навстречу, ещё один и ещё и вдруг побежала. Увязая в песке, спотыкаясь о камни и падая на груды стекла, она спешила туда, к одинокой обожённой башне. Там, в огромном чёрном провале стоял единственный родной человек.

Подобравшись почти вплотную, она протянула к нему руки:

- Митидас!

Он покачал головой, и песок вокруг зашуршал:

- Ты вернулась, Аби. Ты вернулась за мной…

- Да, я вернулась!

Имитируя крик, надрывно застонало эхо. Женщина метнулась в башню, но резкий удар в спину повалил навзничь. Проклятый песок тут же набился в рот. Ярость саданула в виски. Подхватившись, Аберония развернулась, отпрыгнула в сторону и ударила. Мощный воздушный поток неконтролируемым шквалом врезался в того, кто посмел напасть первым.

Сбитый с ног враг упал на спину. Одним прыжком женщина оказалась рядом. Сплюнув, она оседлала гнев, подобно искусному наезднику, пустив его галопом в унисон с переполнявшей воздух магией. Лёгкий песок жгутами взвился над поверженным противником, оплёл руки и ноги, затянулся петлёй на шее.

- Отличная работа, - просипел тот, - но ты постоянно забываешь...

Слабый электрический разряд несколько раз тряхнул податливое тело. Аберония попыталась удержать связь, но песок тонкими струйками уже осыпался на землю, отпуская жертву. Нападавший встал, неспешно отряхнул одежду и, обхватив женщину за плечи, легко поставил на ноги.

- Вначале нужно лишить врага оружия.

Морок развеялся. Теперь она ясно разглядела осунувшееся лицо наставника.

- Простите меня, кирий.

- Здесь нет твоей вины, - наставник изобразил что-то вроде улыбки, но шрам, доставшийся в наследство от войны, превратил её в уродливую гримасу, - это место защищено от непрошеных гостей. Здесь самая сильная боль приобретает материальную форму. Твои соотечественники постарались на славу.

Болезненно запершило в пересохшем горле, Аберония закашлялась.

- Вы знали? – с трудом выговорила она.

- Да, и хотел видеть, как выглядит твоя боль, - он чуть приобнял подопечную за плечи. – Ты не справляешься, Аберония, это очень плохо. Советую приходить сюда. Так ты поймёшь, что память, в нашем деле, всего лишь атавизм.

Он развернул её лицом к себе.

- Заставь себя принять это, иначе я не смогу доверять тебе.

Аберония опустила глаза. В прозрачном осколке у ног, она заметила растерянное лицо сбитой с толку женщины и отказалась верить, что оно принадлежит ей. Впалые щёки, потухший взгляд, болезненный румянец, встопорщенный ёжик чересчур коротких волос и тяжёлое дыхание загнанного в угол зверя. Незнакомка. Только похожий на трилистник шрам от ожога на правом виске говорил об обратном. И что теперь? Годы тренировок, чтобы понять – ты такая же, как была – глупая девчонка, неспособная стать воином.

- Так и будет, - она тряхнула головой, отгоняя сомнения.

- Дай клятву! – он вцепился в плечи.

- Клятв не даю, - глухо отозвалась она, - это лишь умело подобранные слова, они теряют значение сразу после того, как умолкнет говоривший.

- Хорошо, - наставник ослабил хватку, - просто скажи, что справишься.

- Я справлюсь.

- Идём, - тиорец быстро зашагал вперёд.

Аберония посмотрела на кинжал, который всё ещё сжимала в руках. «Однажды ты поймёшь, что нет лучшего оружия, чем внезапность, Аби», - именно так он говорил. Спрятав кинжал, она устремилась за наставником. Первое испытание с треском провалено, а сколько их ещё впереди?


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
Gita_OggДата: Вторник, 04.12.2012, 23:37 | Сообщение # 13

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Заскочив в курсор, Аберония осмотрела ремни. Несколько точных разрезов превратили добротную защиту в кучу бесполезного тряпья.

- Безнадёжно испорчены, - вздохнула она. – Сколько, по-вашему, будут стоить новые?

- Тебя не должно это беспокоить, - наставник снова напряжённо вгляделся вдаль.

Вскоре курсор начал снижаться и, гулко стукнувшись о твёрдую поверхность, замер. Выбравшись наружу, Аберония осмотрелась. Серые плиты из шлифованного камня справа, слева, впереди. Насколько хватает обзора только унылые плиты и больше ничего — вот и весь пейзаж. Хотя есть ещё ветер, но здесь он тихий и тёплый, да ещё вдобавок игривый – вон как погнал сухой клубок перекати-поля. Подбросил, отпустил, снова подбросил. Совсем как судьба. Поиграет-поиграет, потом даст передохнуть ненадолго и снова гонит из привычного уюта туда, где тебе вряд ли обрадуются.

Наставник опустился на колени и. Приложив ладони к одной из плит, прислушался.

- Вибрация усиливается, робочервь скоро будет под нами, - сообщил он, сильнее нажимая ладонями на шлифованный камень, и вдруг вскочил так резко, что Аберония вздрогнула. - Бежим!

Он стремглав бросился вперёд. Аберония понеслась за ним. Она не представляла, как возможно попасть внутрь движущегося на огромной скорости робочервя, который к тому же сам себе прокладывает дорогу. Это не туннель у Цитадели, где по три нелегальных выхода на квадратный метр. Чтобы добраться до туннеливика, придётся каким-то способом пролезть под толщу иссушенной почвы и, рискуя быть раздавленным, вскрыть прочную обшивку робота. Но даже если это и удастся, то техники Цитадели обязательно обнаружат повреждение и начнут, подобно самому червю, «рыть землю», чтобы отыскать преступника.

Быстрый бег не сбивал дыхания, но мешал хорошенько обдумать возможные варианты появления в Академии так, чтобы это ни у кого не вызвало подозрений. Оставалось полагаться на план наставника, который тот упорно не желал сообщать.

Впереди показалась довольно странная конструкция. Небольшая пирамида из такого же серого камня, что и плиты. Абсолютно гладкая, без проёмов, дверей и каких-либо опознавательных знаков.

- Что это такое? – набегу выкрикнула Аберония.

- Академия, - не оборачиваясь, бросил наставник.

- Что? – женщина затормозила. - Это шутка?

- Шутки меня мало интересуют, - наставник остановился в нескольких метрах от пирамиды и принялся выстукивать по земле носком сапога.

Она подошла ближе.

- Как эта штуковина может быть Академией? Дразийцы позволили искривить пространство?

- Нет времени объяснять, - теперь наставник опустился на четвереньки и медленно полз вперёд, продолжая постукивать уже кулаком.

Глухой стук отдавался в ушах, заставляя пульс биться чаще. Аберония ожидала увидеть всё, что угодно, но только не то, что видела сейчас. Серая рукотворная пустыня, будто созданная гигантом из детских легенд, маленькая пирамида, не имеющая ничего, кроме четырёх отшлифованных граней и несгибаемый наставник, ползающий по земле, будто обезумевшая ящерица.

Но даже не это настораживало. Что-то в его неуклюжих движениях было одновременно и знакомым, и чужим. Казалось, она хорошо знает этого мужчину, но вместе с тем он совсем не тот, кому доверилась когда-то. На миг пришла страшная мысль: а что, если всё это лишь продуманный фарс, чтобы заманить в ловушку? Что если наставник совсем не тот за кого себя выдаёт? Стараясь не создавать лишних звуков, она дёрнула магнитный клапан на рукаве, достала кинжал и спрятала за спиной.

- Здесь! – наставник поднялся и оттёр руки о штанину. – Прыгай на счёт три! Один, два…

Аберония присмотрелась. Плита, на которой стоял тиорец, ничем не отличалась от своих сестёр. Зрение дразийки не позволяло увидеть скрытое, но вот зрение мага могло помочь увидеть и не такое. Наставник учил доверию, но сейчас его наставления почему-то не представлялись такими уж верными.

Она сосредоточилась, стараясь расфокусировать зрение и одновременно позволить магии оттеснить разум. Постепенно «туман» рассеялся, и в середине плиты появилось лёгкое зеленоватое свечение. Чем дольше Аберония смотрела, тем ярче становился свет. Зелёные лучи паучьей сетью оплетали камень, подрагивая от нетерпеливого ожидания момента, когда глупый «слепой» угодит в умело расставленный капкан. Женщина напрягла память. Цвет ловушек всегда был связан с их функцией. Красный – смерть, синий – невыносимая боль, зелёный…

- Время! – прикрикнул наставник.

Она сжала кинжал и несколько раз подпрыгнула на месте. В борьбе за лишние секунды и бдительность противника строить из себя дуру, было самым верным приёмом. Наставник оторопел.

- Ты издеваешься? – выдал он слишком эмоционально, почти надрывно.

Рванув вперёд, он обхватил женщину за плечи и попытался толкнуть в центр плиты. Та ловко увернулась. В одно мгновение тонкое лезвие оказалось у незащищённого горла лже-наставника.

- Предупреждаю, - прошипела она, - дёрнешься, и я отберу твою жизнь без лишних вопросов.

Тиорец замер. Аберония легонько нажала на рукоять.

- Кто ты, и что тебе нужно? – её голос приобрёл угрожающе низкий тембр.
Лже-наставник расплылся в довольной улыбке.

- Как догадалась?

Его собственный голос тоже зазвучал по-иному – похоже, лезвие повредило замаскированный модулятор. В том, как он говорил, также как и в слегка лукавой улыбке, почудилось что-то неестественно-родное. Это испугало больше, чем сама подмена.

- Я – маг по рождению и по сути, - она прищурилась, - а вот кто ты такой?

Она надавила сильнее, так чтобы вызвать боль, но не повредить настоящую кожу, спрятанную под тонким слоем искусственной.

- Маг? – присвистнул пленник, - А я нет. И знаешь, Рони, учитывая твой ножик, я уже жалею об этом.

Рони! Как обухом по голове. Аберония убрала нож и, сложив руки на груди, отступила, скептически оглядывая собеседника. Теперь всё наконец-то стало на свои места.

«Удивил, очень удивил, - подумала она. – Но тебе об этом знать совершенно ни к чему».

Она издевательски приподняла бровь.

- Лакир, неужели ты думал, что ваш маскарад способен обмануть меня?

- Напротив, - его улыбка засветилась, подобно лучу Иллиос, – я как раз надеялся, что нас ждёт провал. Поможешь избавиться от маски?

- Нет, - Аберония нахмурилась. – Зачем ты здесь?

- Любой преданный муж просто обязан проводить жену, - он скорчил смешную рожицу.

- Совершенно не умеешь быть серьёзным, так? – она раздражённо дёрнула плечом.

- Что ты, Рони, - Лакир замахал руками, - я серьёзен, как робочервь. Кстати, последний уже подкапывается к Академии. Советую усмирить гнев и поторопиться.

Он отошёл на несколько шагов от хитрой плиты-ловушки и указал себе под ноги.

- Здесь лаз. Наши друзья подготовили его довольно давно. Ведёт к самому нижнему этажу Академии, как раз туда, куда прибудет туннелевик.

Он порылся в кармане, достал маленький брелок-трилистник и нажал одну единственную кнопку. Что-то клацнуло.

- Отвечая одним махом на все предыдущие вопросы, - продолжил он, - сообщаю тебе, что нет, дразийцы никогда бы не позволили искривлять пространство и да, та постройка действительно Академия, но только самая её верхушка. Всё остальное надёжно скрыто под землёй.

- Верхушка пирамиды, - Аберония задумчиво поглядела на серое сооружение.

- Не пирамиды, а октаэдра.

Она встрепенулась.

- Откуда тебе всё это известно? Почему мне ничего не говорили? Как наставник пошёл на такую авантюру и для чего?

- Ого, сколько вопросов, - усмехнулся Лакир. – Именно поэтому и не говорили. Ответить на один, означает получить ещё сотню.

Аберония вспыхнула.

- В отличие от тебя, я не воспринимаю нашу цель, как возможность побывать в увлекательном путешествии или пережить забавные приключения. Ты, так же как и я, видел Тиору. Ты знаешь, наша планета умирает, а правительство занимается пропагандой и тратит средства на укрепление вооружения.

Улыбка сползла с лица мужа.

- Ты тоже думаешь, что новая война неизбежна?

- Я боюсь этого, но гораздо больше я боюсь того, что Тиора взбунтуется раньше. Мы умеем сражаться против себе подобных, но мы лишь горстка бактерий на теле планеты. Очень скоро она устанет от бесчинств, и тогда ни магия, ни высокие технологии не смогут помочь нам выжить.

Лакир опустил голову.

- Вот для чего я здесь, - тихо проговорил он. – Мы должны были удостовериться, что ты знаешь, на что идёшь и во имя чего. Ты умеешь видеть то, что не способны увидеть другие. Сегодня я сам убедился в этом. Я – твоё второе испытание. Ты с честью его прошла.

Он поднял глаза. В их тёплом зелёном океане Аберония различила пронзительную, ни с чем не сравнимую боль.

- Твоё третье испытание ждёт внизу, и боюсь, с ним будет очень нелегко справиться.

Она шагнула навстречу и обняла его. Он дёрнулся.

- Иди, иначе поднимут шум.

Аккуратно отстранившись, он отодвинул тяжёлый люк. Чёрная дыра лаза хищной глоткой уходила далеко вниз. Вбитые в одну из её стен металлические скобы не внушали доверия, но иного пути не было, и Аберония присела, чтобы ухватится за одну из «ступеней».

- Рони, - голос мужа звучал ласково, но как то пугающе-тоскливо,- иногда память самая неприступная преграда на пути к цели.

Она кивнула.

- Я буду помнить об этом, Лакир, обещаю.


История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
СветланаДата: Среда, 05.12.2012, 09:08 | Сообщение # 14

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
В прошлый раз списала на настроение и поэтому не стала говорить. Проверила сегодня - результ тот же. Какое-то непонятное раздражение вызывает у меня обезличенное "наставник". Ну, как бы роль отыгрывает актера что ли. К тому же в литературе столько раз всяких наставником появлялось, что в бошках читателя сидит штамповесия йоды мудрого.
Ессно, имхо.

Quote
Битое витражное стекло, отшлифованное песчаными бурями

честно пыталась представить себе отшлифованные осколки. Туго.

Quote
- Cпустимся ненадолго, - тихо попросила она, - пожалуйста.
Наставник не ответил. Его пальцы бегло коснулись сенсорной панели. Курсор плавно опустился. Аберония рванулась наружу, но запутавшись в ремнях безопасности, безвольной куклой повисла у открытого люка.

А вот здесь мне представилось, словно ее в "бомболюк" чуть не выкинули. biggrin Может стоит все же добавить, что э... леттельный аппарат опустился?

Quote
обрушилась разрушительным

сочетание не очень.

Аналогия - жажда-цунами - интересная.

Quote

резкий удар в спину повалил навзничь

Ой! Это как?! Ее ударили в спину и она же упала на спину?
И как в таком случае,
Quote
Проклятый песок тут же набился в рот.
? Типа его нанес ветер?

Quote
Сбитый с ног враг упал на спину.

Что-то они все на спину падают. cool

Quote
Слабый электрический разряд несколько раз тряхнул податливое тело. Аберония попыталась удержать связь, но песок тонкими струйками уже осыпался на землю, отпуская жертву.

"уже" - лишнее.

Еще у меня сбоит, когда наставник ее "в руках вертит".
Quote
Нападавший встал, неспешно отряхнул одежду и, обхватив женщину за плечи, легко поставил на ноги.
Аберония, кстати, разве падала? От удара - да, а потом, когда контратаковала? Вроде как только гнев оседлывала.
Ну предположим... мало ли (и тоже на спину, бедняжка :D)
то есть они стоят друг против друга.
Quote
Морок развеялся. Теперь она ясно разглядела осунувшееся лицо наставника.

подтверждение - друг против друга
Quote
приобнял подопечную за плечи

Это не значит, что он ее обошел, ведь так? Приоднять можно и из того положения, в котором они находятся.
И в таком случае
Quote
Он развернул её лицом к себе.
выбилось из картинки напрочь. Потому что "развернул ее" - это полностью. А не скажем, ухватил за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.

Quote
Аберония опустила глаза. В прозрачном осколке у ног, она заметила растерянное лицо сбитой с толку женщины и отказалась верить, что оно принадлежит ей. Впалые щёки, потухший взгляд, болезненный румянец, встопорщенный ёжик чересчур коротких волос и тяжёлое дыхание загнанного в угол зверя. Незнакомка. Только похожий на трилистник шрам от ожога на правом виске говорил об обратном.

Можно ли рассматривая себя "анфас" в зеркале/осколке и тп увидеть шрам на виске? Сомневаюсь.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Среда, 05.12.2012, 09:13
 
СветланаДата: Среда, 05.12.2012, 09:36 | Сообщение # 15

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote
наставник снова напряжённо вгляделся вдаль

слишком неопределенно

Quote
Наставник опустился на колени и. Приложив ладони к одной из плит, прислушался.

Очепятка.

Quote
Улыбка сползла с лица мужа.

Он же, вроде, от маски так и не избавился?

В общем, странное у меня чувство от сцены. Недоумевающее какое-то.
И "ловушка" беспокот меня особенно. И не только потому как заезжено, и так и не расшифровано, что было б, если героиня туда на голубом глазу зашла.
Просто нелогично. Потому что если уж решили Аберонию отправить в эту академию, то пути назад нет, даже если она не готова.
Смысл доптрудности ей устраивать, когда она даже чиновников всех прошла? Ставить под опасность ее миссию?
Все равно же иной кандидатуры вряд ли найдется.

Кстати, то, что я не отмечала крякозябры не значит, будто их тут нет. tongue
Погоняй чтошки потом.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Среда, 05.12.2012, 09:39
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Шаг в небо (магия, техника, тайны, любовь, - адская смесь)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы думаете о современно литературе?
Всего ответов: 89
 





 
Поиск