Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Зверик ("небольшая" шалость)
Зверик
СветланаДата: Суббота, 10.11.2012, 23:14 | Сообщение # 1

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Название произведения: Зверик
Автор: я
Бета: я
Разрешение на копирование: с разрешения
Рейтинг: гы... вот интересно, если я скажу, что есть вы мне поверите? dry
Жанр: то ли НФ, то ли ННФ, то ли вообще фэнтези
Пейринг: чего, извините?
Описание: небольшая авторская шалость с умными зверями и забавными людьми
От автора: а чего автор-то? Автор пишет
Статус: в процессе


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Суббота, 10.11.2012, 23:16
 
СветланаДата: Суббота, 10.11.2012, 23:18 | Сообщение # 2

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Зверик

Дмитрий видел, где притаилась опасность. Жаль, ничего предпринять уже не успевал. Отпрянуть в сторону и то не удалось. Тело стало ватным и непослушным.
Огонь опалил плечо, в голове помутилось. То, как встал на ноги, стиснул зубы, чтобы не кричать, побежал – Дмитрий почти не помнил. Шелестели листья, и что-то звякало о бордюрный камень. Со спины бил ветер, словно подталкивал. С его помощью бежать было легче.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Gita_OggДата: Суббота, 10.11.2012, 23:23 | Сообщение # 3

Просто менестрель
Сообщений: 1019
Награды: 14
Репутация: 6
Статус: Offline
Ух-ты! А дальше-то хде? Я тожа хочу дальше smile

История только тогда ненапрасна, когда в неё верят.
 
СветланаДата: Воскресенье, 11.11.2012, 00:09 | Сообщение # 4

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 1
Смотрины и красный монстр


- Я прошу, сделайте для меня исключение! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!.. - Аллочка обворожительно улыбнулась и захлопала длинными слипшимися от изобилия синей туши ресницами. Помнится, Дмитрий, когда впервые ее увидел, подумал, что это довольно оригинально – синяя тушь. Приглашенная сестрой девушка, наверняка искренне считала, будто этот цвет грамотно оттеняет ее светло-серые глаза.
- Мне очень жаль, но вход с животными в наше кафе категорически воспрещен.
- Но посмотрите, она же крошечная-крошечная, - казалось, Аллочка сейчас расплачется. – Обещаю, она будет тихонечко-тихонечко сидеть в сумочке. Я ее никуда-никуда отпускать не буду.
Она продемонстрировала розовую, усыпанную стразами сумку. Оттуда послышалось тоненькое потявкивание. Поднялась мохнатая головенка. Собачка повела мохнатым носом, несколько раз моргнула, став вдруг поразительно похожей на хозяйку.
- Не в этом дело, - в который раз принялся объяснять администратор, - у наших клиентов может быть аллергия...
- Да какая еще аллергия?! – перебила его Аллочка. – Аллергия на мою Масюсюньку? Это исключено!..
- Апчхи, - прокомментировал ее высказывание Дмитрий, заслужив недовольный взгляд стоявшей рядом сестры. Ее спутник, ради которого и затевалась сегодняшняя встреча, слегка улыбнулся.
- Хорошо. Давайте сделаем так, - за четверть часа, прошедших с начала этого бессмысленного разговора, администратор не утратил вежливости и все еще ослепительно улыбался. – Вы сядете на улице, а я вашу питомицу не замечу.
- Под открытым небом?! – в ужасе закатила глаза Аллочка. – А вдруг пойдет дождь? А ветер?.. Нет-нет, это исключено!
Дмитрий скрипнул зубами. Наивное кукольное личико, вечно удивленные глаза, идеально-прямые пепельные волосы, розовая помада, розовое платье, розовые туфли, розовая сумка, розовые... – подруга сестры его не раздражала. Она его БЕСИЛА!
- Спасибо, мы сядем, - не выдержал он. – Там навес. Ураган не предсказывали. К тому же, у меня аллергия на питомиц: маленьких, крохотных и даже сумочных, - Дмитрий вышел на улицу, с трудом удержавшись от того, чтобы не хлопнуть дверью. В конце концов, кафе не виновато. А вот его сестра, устраивая смотрины очередного претендента в мужья, могла и не тащить с собой эту дуру.
Свести Дмитрия с кем-нибудь из своего многочисленного окружения в последние годы стало для Ленки идеей фикс. Вероятно, она не замечала отвратительную склонность своих подруг оказываться либо непроходимыми дурами, либо последними стервами. Из-за этого семейные встречи у Дмитрия ничего, кроме стойкого раздражения давно не вызывали.
Дмитрий выбрал столик с краю, сел и сделал вид, словно внимательно читает меню. Дамы, конечно, предпочли бы сесть в центре. Им почему-то казалось, что так на них обратят внимание все присутствующие в кафе мужчины. Не будь отвратительной сцены с администратором, он, возможно, уступил бы. Сейчас – нет!
Кавалер галантно отодвинул перед Ленкой стул. Скромно потупился, а уж морду скорчил такую, словно ухаживал за английской королевой, а не бухгалтершей. Он явно переигрывал, впрочем, Ленке выпендрежники всегда нравились.
Расселись. Аллочка все время, пока не пришел официант, демонстративно смотрела в центр стола, меню просматривать отказывалась и уверяла, будто находится на строжайшей диете. Когда же официант подошел, придвинулась к Ленке и принялась читать.
- Бокал вина. Красного. Мерло, - заказала сестра, - салат фруктовый.
- Может, лучше бутылку закажем? – все Ленкины подруги почему-то торопились напиться. Иногда Дмитрия это наводило на неприятные мысли: может он из той категории мужчин, быть с которыми можно лишь под градусом?
Вроде, нет. На внешность грех жаловаться. Высокий, стройный брюнет с каре-зелеными глазами. Вниманием женского пола он начал пользоваться лет с четырнадцати. А сейчас – к тридцати трем годам – мог менять любовниц, каждую неделю. Если бы захотел, конечно.
Не хотел. Искал ту единственную, с которой можно прожить сто лет и умереть в один день. Пока такой не находилось.
- Я спешу, - предупредил он.
- Тогда тоже бокал красного-красного, - скороговоркой проговорила Аллочка, - а еще салат «цезарь», фруктовый салат, мороженое и молочный коктейль.
Произнеся все это, она улыбнулась, продемонстрировав окружающим белые, ровные и, наверняка, очень острые зубы.
«Дамочка, вы же на диете!» - Дмитрий с трудом удержался от высказывания.
- Может, за знакомство? – предложил Ленкин кавалер.
- Я за рулем, - вздохнул Дмитрий.
- Тогда свинину с грибами и сыром, пятьдесят грамм водки, апельсиновый сок.
- Кофе черный, - заказал Дмитрий, - без сливок и сахара.
Он вытащил серебристую зажигалку, повертел в пальцах. С ней он не расставался уже лет десять, хотя, конечно, смелого наименования «Зингер» она не оправдывала – на одном из боков очень мелкими буковками было нацарапано извечное «маде ин чина». Над надписью, оттягивая на себя внимание, расправлял крылья то ли орел, то ли беркут.
- О, мой подарок! – улыбнулась Ленка. – Фердин, я думала, ты ее давно выбросил.
Дмитрий искренне улыбнулся:
- Ну что ты, сестренка, я до смерти сентиментален.
- Мася не терпит сигаретного дыма, - поспешила вставить Аллочка. – Она от него кашляет. И я – тоже!
Девица пребывала не в настроении и всеми силами это демонстрировала. Глянув на ее поджатые губки, Дмитрий решил, что в нем она, скорее всего, разочаровалась. Его это не расстроило, хотя провести с «куколкой» романтический вечер он не отказался бы.
- Вы видите здесь сигареты? – усмехнулся он, ловя «Зингером» лучик солнца.
- Нет, но...
- Пусть ваша Масю... Масюсю... хм... питомица успокоится, курить я бросил. Только привычка к зажигалке и осталась, - Дмитрий прищурился, пытаясь загнать солнечный зайчик в глубокий вырез декольтированного платья Аллочки. Да, фигурка у нее была, ничего так, жаль, мозги к ней не прилагались.
- Давно? – удивилась Ленка, делая испуганно-большие глаза. – Фердин, ты же с шестнадцати лет смолил не переставая! Молодец, поздравляю, конечно.
- Вчера.
- А... Ну, тогда не считается, - махнула рукой Ленка и показала брату язык.
Официант принес заказ. Дамы подняли бокалы. Кавалер попросил пустой стакан и быстренько смешал себе коктейль типа «Отвертка».
- Тадам!.. – пропела Ленка. – Прошу любить и жаловать. Это Аркадий Голицкий мой друг и будущий муж.
«Угу, надеемся, – прибавил про себя Дмитрий, - сколько подобных было и не вспомнить».
Имя сестриному кавалеру не подходило. Как-то не сочеталось оно с плечистым румяным светловолосым мужичком. Светло-голубые глаза, широкий нос и толстые губы – разве это Аркадий? Про себя Дмитрий окрестил Голицкого «Иванушкой Запечным» - больно образ подходил для русских народных сказок.
Троица соприкоснулась сосудами и дружно выпила, Фердин кивнул им в знак солидарности.
- И чем же вы занимаетесь? – обратился он к Аркадию.
- О... – с придыханием ответила за кавалера Ленка, - Аркаша ученый.
С точки зрения Дмитрия ученый лучше бы смотрелся на комбайне, чем в лаборатории или за компьютером.
К Ленкиным знакомым Дмитрий всегда относился предвзято и прекрасно об этом знал. Несмотря на сестрин несносный характер и неиссякаемую с годами вредность, он хотел видеть рядом с ней только лучших:
- А он сам ответить не может?
- Зануда, - фыркнула представительница самой скучной профессии в мире.
- Я биопрограммист, - ответил Аркадий.
- Интересно, - Дмитрий слышал об этой профессии впервые, но выказывать удивления не стал. – Так и... чем вы занимаетесь?
- Программированием биологических видов, - ответил ученый и состроил гримасу, словно только последний профан не знает столь понятных вещей.
- НЛП что ли? – поморщился Дмитрий.
В мировые заговоры он не верил. Паранойю под общим названием «из нас делают биороботов» - презирал. Пресловутое нейролингвистическое программирование занимало почетное второе место между теми вещами, которые Дмитрий считал полнейшей чушью. Первым было предсказание о скором прилете инопланетян, третьим – удивительные свойства двадцать пятого кадра.
- Нет, что вы! – возбудился Аркадий. – Это совсем другое! Наш институт специализируется на работе с животными. Ну, скажем, насколько было бы удобнее, если бы собаки сами себя выгуливали, а?
- Не знаю. У меня никогда собак не было, - признался Дмитрий.
- А, скажем, пес, ходящий в магазин? Или кошка, следящая за детьми? Птицы, которые сами себе насыпают корм и убирают в клетке? – Аркадий распалялся все больше. – Правда, все это дополнительные функции. Вы помните о волне, прокатившейся по городу года два назад? Тогда чуть ли не каждый день передавали о нападениях животных на людей. Так вот, с этого все и началось. «Сверху» пришла директива: снизить общую агрессивность четвероногих.
- Ах, как это интересно! – восторженно воскликнула Аллочка.
- И как?.. Получилось? – поинтересовался Дмитрий.
- Еще как! И вы даже не представляете, какие возможности после этого открылись! Если хотите, я вам покажу. Вы приезжайте к нам в институт, а?
- Вы всех к себе на работу водите? – Дмитрий внимательно посмотрел на Аркадия. Ему показалось, что Голицкий пьян. Во всяком случае, глаза у того были ненормальные. С расширенными зрачками. Если Ленкин муж каждый раз станет пьянеть от пятидесяти грамм водки, то в будущем это может обернуться проблемами.
- Ой, - Аркадий икнул и прикрыл рот ладонью. – Вы меня простите, конечно. Вы не подумайте ничего такого, наш институт не закрытый. Более того, он функционирует с начала нынешнего столетия. Все вполне официально. ОАО «Зверик», можете проверить. А я вам так еще и свой телефончик оставлю.
«Обязательно проверю», - решил Дмитрий. Аркадий нравился ему все меньше. К тому же, Ленка смотрела на него непрерывно, даже есть забывала. Ни с одним из ухажеров она так себя не вела! Раздражение, которое испытывал Фердин, было ни чем иным как ревностью, но он плевать хотел на это.
- Что ж, благодарю за компанию, мне пора, - Дмитрий допил кофе и поднялся. – Рад был познакомиться, Аркадий, Алла. Ленк, я позвоню.
- Вы все-таки подумайте насчет зверушки. Уверен, вам удастся что-нибудь подобрать. За счет института как будущему родственнику, - заверил Аркадий.
- Ты что же, Аллочку не подвезешь? – нахмурилась Ленка.
- До метро, - как можно лучезарнее улыбнулся Дмитрий, - хотите?
- Нет, я тоже за рулем, - фыркнула девушка.
«И выпивши к тому же», - очень захотелось добавить Дмитрию, но он сдержался. Сам он никогда нетрезвым за руль не садился. Тех, кто так поступал – презирал.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Воскресенье, 11.11.2012, 00:10 | Сообщение # 5

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Gita_Ogg)
Ух-ты! А дальше-то хде? Я тожа хочу дальше


Пишется
мееедлеееннооо
biggrin


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Воскресенье, 11.11.2012, 14:23 | Сообщение # 6

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
***
- Извини, сигаретки не будет? – знакомый официант, куривший у парковки, протянул пачку «Парламент Супер-Лайт».
Слишком легкие. Впрочем, подумав, Дмитрий решил, что это даже хорошо. Избавляться от вредной привычки он собрался твердо, несмотря на маленькие послабления.
Желание закурить вызвала машина. Огромный красный джип сверкал на солнце литыми дисками и надежно закрывал его полуспортивную Хонду. Выехать не удалось бы никак. На заднем стекле монстра красовалась вульгарная надпись: «Не хватает лошадей, будь скромней».
Двигатель Хонды превосходил красного мерзавца по мощности раза этак в полтора. Но подобное не имело значения – выехать ведь невозможно все равно. Устраивать гонки по московским улочкам, дабы показать нахалу, у кого тачка круче, Дмитрий считал ниже своего достоинства. Искушение попросту набить гаду морду с каждой минутой становилось отчетливей.
- Пойду, поспрашиваю, чья это машина, - предложил официант.
«И я его изничтожу», - с неожиданной злостью подумал Дмитрий и посмотрел на часы. До сделки, на которую лучше не опаздывать, оставалось чуть больше получаса.
Он кивнул. Официант удалился.
- Ох, простите-простите, - из кафе выбежала Аллочка.
Пикнул замком-сигнализацией красный Хамер. Девушка открыла водительскую дверь. Скинула туфли, зашвырнула их на пассажирское сидение и полезла в салон.
Дмитрий мысленно выругался. Эта кукла никак не могла оставить его в покое!
- Простите-простите, - повторила Аллочка, заводя мотор.
- Вы рассчитываете на роль проклятия? – поинтересовался он. – Моего персонального.
- Что?.. – не расслышала девушка.
Фердин махнул рукой.
«Не задела бы кого, - подумал он, глядя на то, как сорвался с места джип, - иначе придется отчитываться перед Ленкой, почему я бросил ее подругу в столь неприятной ситуации. Кругом виноватой и после бокала вина. Что б у этой Аллочки права отобрали! И ей всю жизнь на метро ездить!!! Вот ведь, когда нужно, ни одна собака в полицейской фуражке не нарисуется!..»
Отъехала Аллочка благополучно и с ювелирной точностью закрыла круглофарый Мерседес и пошло-тонированный жигуль.
Ждать, пока она выйдет из салона и скажет что-нибудь вроде «пока-пока», Дмитрий не стал. Махнул рукой в знак прощания и полез в свою машину. Завел, круто развернулся и выжал педаль газа.
Взвизгнула резина. С парковки Хонда вынеслась на непозволительно-высокой скорости. Очень уж Фердина разозлила надпись на джипе.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Вторник, 13.11.2012, 19:05 | Сообщение # 7

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 2
Питомец

Остаток дня прошел благополучно. Сделку заключили, и делать стало совершенно нечего. Часы на стене мерно отсчитывали половину пятого.
- Дмитрий Николаевич, кофе? – в дверях возникла секретарша.
В компании существовало негласное, но свято соблюдаемое правило: подчиненные не уходили раньше начальника. В то же время, никто не обязывал работников высиживать до шести вечера, если текучка сделана и не предвиделось ничего срочного.
«Вот такой вот парадокс», - усмехнулся Фердин про себя.
- Неа, - Дмитрий демонстративно посмотрел на часы. – А знаете что, Галочка?.. Скажите всем отправляться по домам. И сами идите. Сегодня как-никак был сложный день. Пусть он будет коротким.
В нижнем ящике стола дожидалась своего часа непочатая бутылка виски. Но откупоривать «Чивас Ригл» и, тем более, пить при подчиненных Фердин не хотел.
Через десять минут он набрал в поисковике «биологическое программирование» и ничего не нашел, кроме скабрезного НЛП. Затем поискал в сети что-нибудь связанное с ОАО «Зверик» и неожиданно отыскал несколько объявлений и даже сайт организации.
Главная страница сайта не сообщила ему ничего нового. Аркадий-Ванечка говорил, как по писанному, в смысле, слово в слово повторял рекламный ролик своей организации. Разве только расценки сообщить забыл. Впрочем, он же обещал посодействовать в приобретении животного бесплатно.
«Как будущему родственнику», - скривился Фердин.
Когда-то давно, лет в пять, мальчику-Диме очень хотелось кошку, потом – собаку. К окончанию школы он был готов даже на птичку. Увы. Аллергия не позволяла ему завести даже аквариумных рыбок. При этом аллергологи, гастроэнтерологи, психологи и прочие терапевты лишь разводили руками. По их мнению, пациент обладал исключительным здоровьем и ничем страдать не мог в принципе.
Приобретать земноводных Дмитрий не желал. Насекомых – тем более. Ухаживание за всевозможным электронным зверьем считал извращением.
«Заводить себе тамагочи – то же самое, что спать с резиновой женщиной», - кажется, так он ответил кому-то из сослуживцев.
Перед окончательным уходом Галочка заглянула попрощаться. Неброская невысокая женщина средних лет – такой она пребывала на работе. Воплощенное олицетворение надежности, уверенности и знания своего дела, вкупе с тремя европейскими и одним китайским языком. Сейчас она сменила мышиного цвета костюм на приталенное платье, распустила волосы и чуть обновила макияж. И Дмитрий с трудом удержал челюсть в естественном положении.
«Свидание? Вполне может быть».
Ее уход ознаменовал окончание рабочего дня, и Фердин потянулся к бутылке. Теплая золотисто-коричневая жидкость наполнила квадратный стакан, и на душе сразу полегчало.
Стометровый пентхауз находился в соседнем доме, и изменять себе, садясь за руль нетрезвым, Дмитрий не собирался. Домой, впрочем, его не тянуло. Там никто не ждал. Некому было спросить, как прошел день, или просто улыбнуться. Иногда Фердину казалось, что у него аллергия не только на животных, но и на людей. Потому он до сих пор и не женился, не завел пару вечно галдящих оболтусов и не обзавелся коттеджем где-нибудь за МКАД с непременным садом и креслом-качалкой.
«Бедный я бедный», - усмехнулся Дмитрий. Подумал о том, что привычку дублировать слова мог подхватить от Аллочки и рассмеялся.
То ли под действием алкоголя, то ли просто так захотелось подвигов. Например, все же смотаться домой, захватить гитару и всю ночь петь на Арбате, а потом швырять в фонтаны заработанную мелочь. Или поехать в Коломенское и пролежать остаток вечера на траве, вглядываясь в темнеющее небо. Нарвать спелых вишен и примкнуть к группке студентов-геодезистов, у которых в это время проходит обязательная практика по землеустройству. У Дмитрия она тоже была и, черт побери, он многое помнил. Где располагаются вторая и третья речные террасы – уж точно.
Еще через час он набрал номер Аркадия и договорился о встрече. Кто ж его знает, этого ученого? Возможно, он сможет запрограммировать какую-нибудь кошку так, чтобы та не линяла или вообще облысела? Правда, модных некогда сфинксов Фердин не любил. Их голая вся в складках кожа и сморщенные физиономии казались ему отвратительными. Все-таки кошка должна оставаться кошкой, а не обтянутым кожей скелетом.
На подходе к дому он купил охапку алых роз. Едва умещающийся в руках букет Дмитрий преподнес первой попавшейся старушке. Ей было далеко за семьдесят, и вряд ли кто-нибудь на протяжении последних тридцати лет дарил ей цветы.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Среда, 14.11.2012, 16:56 | Сообщение # 8

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
***
- Вот, значит, добро пожаловать, - Аркадий по-дружески приобнял Дмитрия за плечи. – Проходи...те, будь...те как дома.
- Давай...те, - передразнил Дмитрий, - уж лучше на ты?
Щелкнула электронным замком Хонда. В не самом благополучном районе, на стоянке института, где ее окружали в основном авто советского и постсоветско-российского производства, машинка выглядела, как чистокровный арабский скакун в коровьем стаде.
Институт оказался старой четырех этажкой еще советской постройки. С облупившейся плиткой, полуразрушенными ступенями парадной и ярко-пурпурной табличкой у двери. По всему фасаду огромными буквами красовалось: «Институт Генетики и Общей Биологии».
Жирная ворона, примостившаяся на подлокотнике лавочки, не крашеной минимум с позапрошлого года, деловито копалась в урне. Из окурков птица складывала четырехугольники, а из конфетных фантиков – треугольники. Вытащенные оттуда же жестяные банки долбала клювом, превращая в нечто блинообразное. И уже из них составляла узор, весьма напоминающий цветочек или солнышко, как рисуют его дети. Кружок, неумело нацарапанный лапой, и лучик, лучик, лучик...
- Ах ты... – замахнулся на нее Аркадий. – А убирать за тобой академик Павлов будет?
- Каррр, - произнесла ворона, но не улетела.
- Ваша разработка? – поинтересовался Дмитрий. Виски, которым он начал заправляться с самого утра, кончилось, эффект от его использования – тоже. Фердин сам не понимал, зачем приехал. Мог же, в конце концов, спрятаться за неотложные дела или внезапный вызов в офис?
- Если бы, - Аркадий потупился. – После того как Коро улетел, у нас таких «разработок» полный район. Коро – черный ворон, - зачем-то пояснил он. – Животные - на удивление податливый для обучения материал. Более того, существует теория сто первой особи. Слышал о ней?
Дмитрий покачал головой.
- Ну... лучше я на примере тогда объясню. Скажем где-то в океане на далеком-предалеком острове обезьяна, схватив извалявшийся в песке фрукт, решила его вымыть. Через некоторое время ее примеру стали следовать увидавшие это действие собратья. Ведь, согласись, есть с песком неприятно. Он на зубах скрипит.
- Не знаю. Не пробовал, - скрыл улыбку Дмитрий. – Тебе виднее.
- Ага, - не понял шутки Аркадий, - так вот, когда количество таких обезьян перевалит за сотню, где-нибудь на материке, вдали от этого острова, все обезьяны станут мыть фрукты перед едой! Понял? Все без исключения! Это же удивительно!!!
- Это точно, - согласился Дмитрий, - теперь у нас все вороны станут складывать из мусора геометрические фигуры.
- А собаки уже в метро научились ездить. А воробьи по куполам церквей катаются, сам видел.
- Умнеет зверье, - подыграл ученому Дмитрий. – Но мы здесь, кажется, не для обсуждения теорий и наблюдений?
- Да, - Аркадий хлопнул теоретически-возможного шурина по плечу, - проходи. – Будешь удивлен, я обещаю.
За дверью ничего неординарного не нашлось. Там даже будки вахтера не оказалось.
«И почему я был уверен в том, что в каждом уважающем себя институте должен быть вахтер?» - подумал Дмитрий.
Никто не спрашивал пропусков и не задавал вопросов. Единственным живым существом во всем холле оказался пушистый черный кот.
- Это со мной, Котофей Котович, - вежливо поздоровался с ним ученый.
Дмитрий шутки не оценил и прошел за Аркадием, поприветствовав кота лишь громким чихом.
- Мог бы и нормально поздороваться, - заметил Голицкий. – Котофей у нас обидчивый.
Кабинет тоже не представлял собой ничего примечательного. Огромное окно, с потрескавшейся и облупившейся краской на раме, из которого немилосердно дуло. Пара чахлых цветочков на подоконнике, поливаемых, видимо, от случая к случаю. Видавшее виды «кресло большого начальника». Да внушительный стол из ДСП, покрытый черным лаком, потрескавшимся от времени. Еще имелся стул, на который Дмитрий и сел, не дожидаясь приглашения.
«В такой офис порядочного клиента как-то и приглашать совестно», - подумал он.
- Значит... смотри, - Аркадий вынул из нижнего ящика стола несколько папок. – Вот, если коротко, что мы имеем тебе предложить.
- А я в чем-то нуждаюсь?
Ученый удивленно моргнул.
- Я хотел подробнее узнать, с кем связалась моя сестра и только, - пояснил Дмитрий.
- А животные... – похоже, потенциальный родственник обиделся.
- У меня аллергия, - напомнил Дмитрий.
- Так вот, мы и можем презентовать тебе животное, которое не линяет. Более того, очень послушное и понятливое. Понимать все с первого раза будет. Скажешь, к примеру: «Котя, не гадь в тапки». Так и не станет. Или пригласишь в дом неприятного человека, скажешь: «Котя, нагадь». Послушает же...
- Вот тебя и приглашу, - с угрозой пообещал Дмитрий.
Отворилась дверь. Огромная кавказская овчарка ввезла в кабинет невысокий столик на больших, как у детских колясок, колесах. На подносе, расписанном под хохлому, стояли чашечки с кофе, сахарница и овсяное печение в хрустальной вазочке.
Если бы у Дмитрия не защипало в носу тотчас, он, пожалуй, счел бы подобную секретаршу эффектной.
- Послушай, - продолжил он минуту спустя, невежливо прервав лекцию Аркадия о разумных животных и все еще откашливаясь. – Я не стану спрашивать тебя, зачем все это затевалось. В конце концов, ядерную боеголовку тоже из интереса сделали. Зачем вы свое... изобретение на коммерческие рельсы вывели?! Экспериментируете? Готовите ответ Чемберлену, то есть, японцам с их роботами?
- Ты это к чему? – захлопал глазами ученый.
- Может, я и жуткий ретроград и консерватор, но считаю, что вмешательство в мозг, принадлежи он, шавке подзаборной или человеку, ничем не оправдан. Интересом или деньгами – тем более. И, уж точно, ничем хорошим не кончится. Ты уверен? Думаешь, людям нужны животные в роли слуг или, что скорее, рабов?
Его гневную речь прервал звонок. Верещал допотопный дисковый телефон ядовито-зеленого цвета.
Аркадий поднес к уху трубку, внимательно выслушал позвонившего и, не проронив ни слова, положил.
- Я сейчас, - сказал он и вышел из кабинета.
Дмитрий пожал плечами и отпил начавший остывать кофе. Сварен тот оказался неплохо. Видимо, где-то в коридорах института скрывалась кофе-машина.
Когда он допил, явилась «кавказская секретарша». Приподнявшись на задних лапах, аккуратно подцепила пастью чашку и удалилась.
«Черт знает что», - подумал Фердин, прикрывая глаза и стоически переживая очередной приступ.
Через полчаса, когда ему надоело ждать, Дмитрий предпринял попытку выйти из кабинета. «Кавказская секретарша» немедленно поднялась с полосатого коврика, притаившегося за дверью (и как только, входя, он его не заметил?). «Улыбнулась», показав клыки, и неугомонному посетителю сразу расхотелось покидать кабинет, ставший в мгновение ока уютным.
- Еще кофе принеси, - попросил он и зачем-то прибавил, - те.
Фердин вернулся в кресло, поглядел на зеленый телефон и прикрыл глаза.
- Нерентабельно, - сказал он вслух то ли себе, то ли выгнавшему Аркадия из кабинета аппарату.
«Кавказская секретарша» подала кофе.
«Интересно, а в туалет она меня выведет?» - спросил сам себя Дмитрий и, поглядев на красотку, решил, что навряд ли.
- Не заскучал без меня?! – дверь распахнулась, вернулся блудный хозяин кабинета. Неожиданно-радостный, с широченной улыбкой и блестящими глазами. В руках Аркадий держал небольшой овальной формы предмет. Дмитрий обозвал его про себя «серебряным яйцом». «Яйцо», кстати, заметно вибрировало. – Вот. Это твой питомец.
- Издеваешься? – спросил Дмитрий без энтузиазма в голосе.
- Держи, - не принимая возражений, ученый сунул предмет ему в руки.
«Хорошо, что не кинул, а то расплачивайся потом» - подумал Фердин.
Боясь раздавить или выронить вне сомнений дорогую вещь, он осторожно сжал предмет... существо или кем оно там являлось на самом деле и...
Подобного он не испытывал никогда в жизни. Казалось, все чувства взбунтовались. В груди расцвел огненный цветок, но не обжигал, только ласково грел. Щекотал лепестками и, казалось, даже источал дурманящий аромат. «Яйцо» осветилось изнутри голубоватым сиянием, вмиг утратив серебристость. А в ушах у Дмитрия поселился переливчатый перезвон.
- Ох, - только и прошептал он, когда все закончилось.
- Ты ему тоже понравился, - улыбнулся Аркадий. – Со мной никогда не светился, предатель.
- Что ЭТО?..
- Ну... мы зовем его Яйцом.
Дмитрий хмыкнул, и решил, что непонятное... существо станет звать Звериком и никак иначе.
В дверь настойчиво поскреблись. Через секунду она открылась. В проеме стоял пушистый черный кот Котофей и недобро щурился.
- Да, конечно, Котофей Котович, - заверил его Аркадий, - Мы уже закончили.
- Муррр, - одобрил кот и принялся вылизываться.
- Берешь? – с надеждой спросил Аркадий.
- Нет, - замотал головой Дмитрий. – Я не знаю, как с ним обращаться.
- Но он же тебе понравился!..
- Он ест? Пьет? Его нужно купать или выгуливать? – больше ничего Дмитрию на ум не приходило. Он почему-то представил себя на кухне с зубной щеткой в руке. Бабушка учила, что серебро нужно чистить зубной пастой или, в крайнем случае, содой, но ничем больше. А Зверик ведь серебряный?..
«Какой же бред в голову лезет»... – вздохнул Фердин.
- Да, ничего не нужно! Брать в руки время от времени и все. Что нужно, он те сам втолкует. Ну... как-нибудь.
- Он чего?.. – прищурился Дмитрий и покрутил пальцем у виска. – Разговаривает?
- Возьми хотя б на время, а?
- Шшш... – раздалось от двери.
- Знаю я, знаю, время уходит! - на Аркадия-Ванечку стало жалко смотреть. Столько искренней обиды отразилось на простоватом лице, что Дмитрий сдался. К тому же, он еще не вполне отошел от вырвавшихся из-под контроля эмоций.
- Хорошо... считай, уговорил.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Четверг, 15.11.2012, 11:19 | Сообщение # 9

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 3
Неожиданная встреча и прочие прелести


Дмитрий сидел в кресле перед плазменной панелью и бездумно переключал каналы. Во всем теле поселилась усталость, в груди было пусто, в голове – тоже.
Тупые слезливые мелодрамы сменялись такими же тупыми кровавыми боевиками. По СNN равнодушный диктор вещал об очередном финансовом кризисе. Аж по четырем каналам, наплевав на этот самый кризис, расхваливали очередную бесполезную фигню ТВ-шопы. На музыкальных каналах резвились полуголые безголосые певички.
В такие вечера Дмитрию хотелось взвыть с досады, а лучше уехать куда-нибудь на необитаемый остров. Он и сам не знал зачем. В огромном мегаполисе он и так умудрялся оставаться одиночкой. С однокурсниками отношений не поддерживал, с однокашниками – тем более. У так называемых приятелей были другие интересы и в личную жизнь Дмитрия они, к счастью, не лезли. Только сестра и осталась.
Порой Фердин радовался тому, что появлялась она нечасто.
На тумбочке в небольшой корзинке мерно светился светло-зеленым Зверик. Дмитрий протянул к нему руку, почувствовал тепло и улыбнулся. На душе посветлело.
И как он не выяснил у Аркадия подробнее, что это за... Существо? Аппарат? Он даже не знал, живое ли оно... и оно ли. Может, он или она?
Зверик замерцал. Дмитрий почему-то решил, что он смеется.
- И ладно. Значит, будешь Звериком. Ты же ничего против не имеешь?
Две коротких вспышки и смену цвета с зеленого на бирюзовый Дмитрий посчитал за согласие.
- Вот и отлично.
От телефонного звонка, тренькнувшего в третьем часу ночи, Фердин подвоха не ожидал. И был слишком сонным, чтобы подумать, почему пожелтел Зверик – в конце концов, он тоже мог не выспаться.
Дмитрий пошарил вслепую под подушкой, извлек смартфон. Открыв один глаз, убедился, что разбудивший его негодяй – не случайно набравшая его номер бестолочь, а местами любимая сестренка Ленка.
Искушение нажать «отбой» Дмитрий задушил в зародыше. Если Ленка хочет его достать, то натолкнувшись на сопротивление, уж точно не отступит. Он принял звонок, поднес аппарат к уху и хрипло протянул:
- Смольный на проводе...
На пару секунд воцарилась тишина, видимо, звонившая проверяла, не ошиблась ли номером.
- К...какой Смольный, Фердин, ты пьян?!
- А куда еще можно звонить в такое время? – ехидно осведомился Дмитрий. – Сестричка, у тебя часики сломались?
Из последующего за вопросом потока слов, ругани, обвинений и эмоций, медленно перерастающих в истерику, Дмитрий понял: шутить начал явно зря.
- Ты можешь внятно объяснить, что случилось?! – не выдержал он.
Ленка была разумным и рассудительным человеком. Если она и паниковала, то только минут десять. По истечении строго установленного срока она садилась и размышляла над тем, насколько ситуация ужасна и что с ней, такой, можно поделать. Часто, заведя всех, до кого могла дотянуться, сестричка сама отыскивала правильное решение. Вот только первые десять минут нужно было как-то пережить!
- Что ты ему сказал?! Что ты с ним сделал?!.. – Ленка орала так, что Дмитрий убрал смартфон от уха подальше. С подобным сопрано никакой громкой связи не нужно.
- С кем? Скажи ты, наконец!
- Да, с Аркадием же... – заныла Ленка. – Он в девять должен был заехать. До сих пор его нет, и телефон не отвечает. Ты последний, кто его видел, ты...
- Погоди... – сон слетел окончательно. Фердин встал, нашарил ногами тапочки, накинул халат и прошел в кухню. Пространство освещал, забытый на столике ноутбук. – Минутку, я сейчас попробую с ним связаться.
Преимущество разработанной совсем недавно и презентованной лично Дмитрию системы было в том, что сигнал пробивался туда, куда не добивали обычные телефоны, к тому же удавалось подсмотреть, где разыскиваемый абонент находится.
- Ну... – поторопила Ленка.
Аркадий находился на улице, поблизости от своего института. Трубку не брал, вероятно, просто отключил.
- В своем ОАО «Зверик». Работает.
- Ты с ним говорил?.. Откуда узнал?! Фердин, дай его мне сейчас же!!!
- Извини, сестричка, он уже дал отбой, - соврал Дмитрий, и пока сестра вновь не разразилась бранью, поспешил пожелать ей всего хорошего и сбросить вызов.
Судя по тому, что Ленка не перезвонила, десять минут, губительные для всего живого – а для мыслящих созданий в особенности – истекли.
- Если уж нас разбудили, то можно не ложиться, - Дмитрий закрыл ноутбук, выудил из холодильника банку темного пива и вернулся к плазме. – Завтра устрою себе выходной, заодно и высплюсь.
В этот раз он почти сразу попал на новости а, вслушавшись, не стал переключать канал.
Скороговоркой прочтенное сообщение Дмитрия сначала удивило, а потом и обеспокоило. Об особой достопримечательности столицы - в Москве постоянно горело – он знал. То, что иногда об этом говорили по телевизору – тоже. Но вот в пожар именно в том здании, которое он посещал накануне, верить не хотелось.
Миловидная дикторша оставалась совершенно спокойной. Голос оставался ровным и с одинаковым равнодушием мог вещать о террористическом акте, автокатастрофе или очередном культурном событии. По ее словам в здании института, скорее всего, случилось банальное короткое замыкание.
В принципе, раз побывав в этом... прибежище науки, Дмитрий не сомневался – когда-нибудь случится нечто подобное. Но не после же его визита. Не после Зверика, буквально впихнутого ему в руки!
И Аркадий этот... Теперь понятно его исчезновение. Сейчас, он, вероятно, всеми силами помогал доблестной пожарной охране и тем мешал ей гораздо больше самого пожара.
Дмитрий открыл пиво и, не сделав ни глотка, поставил банку на стол:
«А если нет?»
Воображение нарисовало бездыханное тело, рухнувшее на черный лакированный стол. И в довесок – заплаканную, возненавидевшую брата за ложь Ленку... Ленку, которая не спит, может точно так же, как он, включить телевизор.
Вот как увидит она новости, как помчится со всей возможной скоростью к институту...
Больше Дмитрий не раздумывал. Он метнулся в комнату, влез в джинсы и свитер, ухватил с тумбочки ключи от машины и чуть не забыл переобуться.
Зверик выдал серию миганий, несколько раз поменял цвет и остановился на кроваво-красном.
- Не хочешь один оставаться?
Странно, но Дмитрию самому не хотелось оставлять неожиданного питомца в одиночестве. В его существование слишком трудно было поверить. Фердин боялся, что оставив Зверика хоть на минуту, больше никогда его не увидит.
«Схожу с ума», - думал он, как можно удобнее устраивая питомца в спортивной сумке.
К двери Фердин подошел вовремя: Аллочка только потянулась к звонку. Наверное, она сильно удивилась. Не каждый же день случаются такие встречи на пороге. Дмитрий тоже удивился, а еще больше - растерялся. Как поступить с поздней гостьей, придумать не получалось. Приглашать ее в квартиру не хотелось, но и выгнать девушку в столь поздний час на улицу, он не мог.
Кроме всего этого, из-за телевизора и сборов Дмитрий совершенно не расслышал предупреждения о том, что кто-то поднимается к нему на этаж. Это расстраивало, если не беспокоило. Знать о гостье заранее не помешало бы.
- Вас послала сестрица в отместку за Аркадия или просто нравится разгуливать по чужим квартирам?
Ответ Дмитрий не расслышал. Девица резко выбросила вперед руку.
Удар.
Ослепительная вспышка перед глазами.
И наступила тишина...


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Пятница, 16.11.2012, 11:51 | Сообщение # 10

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
***
Первое, что почувствовал Дмитрий, был металлический привкус во рту и звон в ушах. Звон, впрочем, достаточно быстро перешел в бухтение. Через некоторое время Фердин, напрягшись, смог даже различить несколько слов. Источником звука являлся телевизор.
«Вечно я забываю выключать технику, когда ухожу... – подумал Дмитрий. - Ухожу? – удивился он. - А куда?»
Память возвращалась со скрипом. Открыть глаза не удавалось, несмотря на все прилагаемые усилия.
«Стоп. Я направлялся в институт...» – всплыла из глубин вязкой хмари, застлавшей сознание, очередная мысль.
«Зачем? Высшее образование у меня имеется и так...» - снова удивился Дмитрий.
«Стоп. Я направлялся в ОАО «Зверек»... э... нет, «Зверик»! – наконец, вспомнил он. - Ленка боялась за своего ухажера. Там ведь пожар. А я сильно задержался. Из-за Аллочки...»
«Стоп! Эта кукла что, меня вырубила?!» - последняя мысль, словно взорвалась, затопив все вокруг ослепительной золотой вспышкой. Разогнала хмарь, как ветер клочья тумана. Он вздрогнул и открыл глаза.
Дмитрий оглядел царящий в комнате кавардак и понял – ночная гостья ему не привиделась.
Вид перевернутых вверх дном ящиков, разбросанной по полу одежды и разграбленного шкафа его, скорее, позабавил, нежели расстроил. Домработница сильно удивится, когда обнаружит этот бедлам. А вот вид нетронутой плазмы навел на неприятные мысли: кукла воровкой не была и искала что-то конкретное.
Руки затекли. Дмитрий попробовал пошевелиться, и не преуспел в этом. Его связали какой-то тряпкой.
Он и хотел бы верить в то, что Аллочка – только наводчица, а обезвредить хозяина квартиры ей помогла хорошо организованная преступная группировка из десяти человек. Увы. Шум доносился только из одной комнаты. А значит, и особь, учиняющая беспредел, была одна. Причем, женского пола в единственно возможном экземпляре. Будь с ней кто-то еще – шуровали бы по всей квартире.
«Куда дотащила, там и бросила, - вздохнул про себя Фердин. – Учитывая параметры Аллочки, таскать на себе таких бугаев – уже подвиг».
Дмитрий попробовал устроиться удобнее. Ощутил резкую боль в основании шеи и оставил попытки:
«Но, черт побери, что она там ищет?!»
Фердин поискал глазами сумку. Та подпирала входную дверь и выглядела нетронутой. От сердца отлегло. Хотя бы за Зверика некоторое время можно не волноваться.
С чего он решил, будто Аллочке нужен именно Зверик, Дмитрий не знал. Ситуация раздражала его в принципе.
«Чисто женская логика, идрить налево, - ругался он про себя, - пойти наводить шмон в квартире, не сунув нос в сумки, - помнится, одна из его бывших пассий таким же макаром искала то косметичку, то мобильник и деньги. - Заорать что ли? Это, конечно, донельзя унизительно, но сейчас не до гордости».
Проблема заключалась лишь в том, что в подобных домах не водилось назойливых и вредных старушек, сующих носы не в свои дела и постоянно вызывающих полицию. Здесь каждый ценил чужое личное пространство.
Его крик молча выслушают, а потом пришлют адвоката с иском за моральный, психологический и прочий ущерб. Наверняка, именно из-за неподобающего поведения Дмитрия у соседа сорвутся очередные переговоры. Или он не выспится перед ответственной сделкой. Или... ну мало ли, при наличии желания придумать можно многое.
Фердин попробовал высвободить руки. Не вышло. Пусть он и был связан впопыхах и чем попало, но довольно грамотно. Минут через пять, оставив бесплодные попытки, Дмитрий понял, что освободиться без посторонней помощи не сможет. Ситуация вырисовывалась донельзя неприятная.
«Скоро она закончит с кабинетом и придет сюда. К нам. Что делать будем?» - неожиданно для себя подумал Дмитрий. Мысль получилась яркой и четкой. Она переливалась фиолетовым цветом и нежным индиго. И это казалось уместным: красный диапазон спектра соответствовал плохо контролируемым эмоциям, например, злобе или панике, когда как синий... И он совершенно, абсолютно не желал задумываться над тем, откуда все это знает?..
От мыслей Фердина отвлекло хлопанье крыльев. Что-то грузное опустилось на карниз. Через мгновение по раме настойчиво постучали. С той стороны!
Дмитрий как можно тише перевернулся. Теперь он мог видеть окно. За стеклом сидел огромный иссиня-черный ворон, непонятно каким чудом не соскальзывая с узкой металлической досочки. Увидев Фердина, он снова постучал.
«И как ты себе это представляешь? - ощущение ирреальности происходящего было настолько сильным, что Дмитрий даже не стал вспоминать, как называются сумасшедшие, разговаривающие с самими собой, животными и неодушевленными предметами. – Коро, ты идиот! Если бы я мог открыть тебе окно, то и в помощи твоей не нуждался б».
Птица расправила крылья и улетела. Видать, Коро обиделся. Или это был не он?
Минуты через две ворон появился снова. В клюве у него что-то блестело. Коро прикоснулся принесенным к стеклу и принялся чертить едва ли не идеальную окружность. У соседа с пятого этажа жил отец – бывший ювелир – наверняка, прибор для резки стекла у него имелся.
Коро выронил стеклорез, грациозно прошел внутрь. Огляделся и приблизился к Дмитрию.
- Ну...
Ворон, склонив голову на бок, окинул связанного человека долгим взглядом, повернулся и упрыгал в ванную.
«Тише там, зараза! - взмолился Фердин, - И... быстрее».
На этот раз ворон притащил в клюве лезвие – подобного добра в ванне валялось с избытком. Электробритв Дмитрий не признавал, предпочитая древний, еще советских времен, станок со съемными лезвиями.
Ворон снова оглядел человека и принялся сосредоточенно разрезать путы. Закончив, Коро не улетел, а спрятался за занавеской. Дмитрий же почувствовал себя значительно лучше. Ему даже захотелось выяснить кое-что.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Пятница, 16.11.2012, 19:13
 
АзазеллоДата: Пятница, 16.11.2012, 18:42 | Сообщение # 11

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Читам, читам)). А вот в последнем абза... в нем, короче, бытовая неувязка: если лезвие - съемное, то бритва - безопасная. Опасная - она ж складная, такой не то, что порезаться - зарезаться не проблема)). Но лезвия от нее не валяются по одной причине - не отстегиваются, заразы((. tongue

Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
СветланаДата: Пятница, 16.11.2012, 19:10 | Сообщение # 12

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Оппа...
Азазелло, что правда?

Я станочек, что валяется в ванной и в который вставляются лезвия всегда обзывала опасной бритвой.
Спасибо, что просветили.

Я исправлю с вашего позволения.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Пятница, 16.11.2012, 19:14 | Сообщение # 13

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Ну, типа уже поправила. smile

Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Суббота, 17.11.2012, 17:00 | Сообщение # 14

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 4
Аллочка


Алла как раз заканчивала с книжным шкафом, когда до нее донеслось:
- Если ищешь грязное белье, то оно в ванной.
Девушка вздрогнула и выбежала из комнаты.
Фердин лежал там же, где она его оставила. Руки и ноги мужчины были надежно связаны. Бровь над правым глазом – разбита.
Алла не слишком усердствовала, но знала, что и как следует делать. Рукопашному бою она посвятила почти десять лет. Получила травму на тренировке и чемпионкой так и не стала. Зато всерьез занялась наукой.
До сотрясения мозга она не довела, значит, Фердин как раз должен был придти в себя. Жаль. Она думала управиться до этого момента и спокойно уйти.
- А где бобик? – Дмитрий склонил голову в знак приветствия. – Ой, то есть, Масю... Масюсю... тьфу... язык сломаешь!
- Нигде, - буркнула девушка.
- Уже усыпили? Как это жестоко. Но и забавно, надо бы сказать - усмехнулся мужчина. – Примерно так же как связывать хозяина квартиры его собственной простыней.
Девушка вздохнула. Объясняться ей не хотелось. Конечно, можно снова дать этому типу по голове, но именно сейчас этого отчего-то совсем не хотелось делать. Она и в первый раз ощутила странную неуверенность, а сейчас внезапно подумала, что не хочет причинять ему боль. К тому же Фердин мог ответить на ее вопросы и, в конце концов, Dr-1-4 она так и не нашла.
- Перестань издеваться!
- Я? – Дмитрий прищурился. – Мне кажется, я не в том положении, чтобы это делать.
Она промолчала.
- Поверьте, в ударе по голове и невозможности двигаться мало приятного, - продолжил, не дождавшись ответа, Фердин. – Откуда вы? ЦРУ, Ми7, КГБ... хм... русская мафия или, Боже упаси, народная армия освобождения... э... Киргизстана? – на плененного, напуганного человека он походил также как красный Хамер на спортивную Хонду. – Устроенное в кафе представление, и сегодняшняя эскапада прекрасно ложатся в сюжет голливудского сценария, но никак не в жизнь...
- Заткнись! – Алла покраснела от ярости и досады, когда как ее собеседник, наоборот, побледнел. Видимо, длинные фразы давались ему нелегко.
- Неужели Гринпис?! – он картинно закатил глаза и попробовал изобразить ужас.
- Не паясничайте!
- На «вы»? Неплохо. Во всяком случае, это меня устраивает более грубости, которая вам совершенно не к лицу, - слегка улыбнулся Фердин кончиками губ. – Милая барышня, я не совсем понимаю, что и зачем привело вас в этот дом. Но я готов простить вам беспорядок. Я забуду даже о своей больной голове, хотя это, поверьте, очень сложно. Но и вы, будьте так добры, объяснитесь.
Алла села в кресло и уставилась на Дмитрия огромными светло-серыми глазами. Теперь его образ совершенно не вязался с впечатлениями о человеке, с которым она познакомилась в кафе. Тот мужчина устал от жизни и себя. Он не сопротивлялся б и, конечно, сразу отдал бы Dr-1-4.
Фердин, который сейчас лежал на полу, вызывал у Аллы плохо контролируемый страх. Он был связан, и голова у него, наверняка, раскалывалась от боли, но говорил Дмитрий как хозяин положения. Даже внешне он, казалось, изменился: то ли голову держал как-то по-особому, то ли плечи расправил.
- ОК, поговорим иначе, - пленник слегка подобрался, устроился удобнее и стал неуловимо напоминать леопарда перед прыжком. - Из вас, Аллочка, такая же актриса, как из меня балетмейстер. Водить машину вы не умеете. Одеваетесь вульгарно, впрочем, также как и деретесь. А учитывая то, что шарите в моих вещах без перчаток, и продемонстрировали мне свое кукольное личико, еще и полная дура.
- А вы... вы... - Алла сжала кулаки. – Эгоист... человек в футляре, вот вы кто! Только и можете сидеть и жалеть себя. Обломов!
Фердин хмыкнул. Девушка либо очень любила классическую литературу, либо помнила школьную программу на удивление хорошо. Во всяком случае, от куклы он, скорее, ожидал мата, чем «человека в футляре».
- Вот и отлично, - улыбнулся он, склонив голову на бок. – Монолог стал диалогом, а это уже прогресс. Приношу вам свои извинения, я погорячился. У вас привлекательное, располагающее к общению лицо. Рубашку и джинсы я не считаю вульгарной одеждой. А жуткий наряд, в котором вы пришли в кафе, скорее, работал на выдуманный вами образ, чем на вас настоящую. Так, зачем вы меня посетили?
- Dr-1-4, - неожиданно для самой себя сказала Алла, - отдайте его мне.
- Простите, не понял.
- Яйцо...
Фердин нахмурился:
- Зачем?
- Это вопрос жизни и смерти!
Дмитрий прикрыл глаза. Злости у него хватило только на монолог. Она испарилась, как только девица начала разговаривать нормально. Снова начала болеть голова, да и истекающая ночь – почти бессонная – бодрости не прибавляла.
- Заканчивайте с голливудщиной, - попросил он.
- Неужели, Аркадий вам ничего не рассказал? – девушка выбралась из кресла и присела на корточки. Смотреть на Дмитрия сверху вниз ей надоело. – Видать, не успел...
Фердин подавил зевок:
- Так... вы не из ЦРУ и не из общества борцов за свободу Удмуртии.
- Может, хватит? – она поджала губы и резко поднялась.
- Алла, - очень устало, даже измучено, проговорил Фердин. - Если вы, конечно, Алла, а не кто-то другой, расскажите, что такое Dr-1-4, в простонародье «Яйцо»?..
Девушка снова перебралась в кресло, причем с ногами. Дмитрий счел это хорошим знаком. Во всяком случае, вскакивать и что-то предпринимать ей в таком положении будет менее удобно. Ему очень хотелось переменить позу или хотя бы руки размять. Но показывать Алле, что он свободен, Фердин считал несвоевременным. Пусть расскажет, а потом видно будет.
- Dr-1-4, разработка нашего института. Он ведь до недавнего времени генетикой занимался ну и... биологией, в общем. Пока Союз не развалился, мы ставили эксперименты в области клонирования доисторических форм жизни.
- Боевые динозавры вместо танков? – усмехнулся Дмитрий.
- Не совсем, но, в общем... вы правы, это был правительственный заказ, - она вздохнула и заговорила очень быстро, почти скороговоркой. – Вы понимаете, Аркадий гений! Он сделал то, что никому еще не удавалось! Всего один эксперимент... и выживший экземпляр!
- В виде... м... яйца?
- Д...да. Аркадия это тоже удивляло, но... но... – она запнулась лишь на секунду. – Мы пытались выяснить потом, но так и не узнали, откуда привезли контрольный образец. То есть, то, откуда удалось взять живую клетку. Нам никто ничего не рассказал, понимаете?
- Конечно. Я вообще, понятливый. Дайте воды, если вас не затруднит, конечно.
За то время, пока Алла бегала на кухню, он все-таки сел удобнее и растер запястья. Основной проблемой оказалось сделать так, чтобы путы лежали естественно и подозрений не вызывали.
Алла догадалась заглянуть в холодильник и взять бутылку минералки, а не налить в кружку воды из-под крана. За это Дмитрий был ей благодарен.
Девушке пришлось встать на колени. Фердин чуть запрокинул голову, обхватывая губами бутылочное горлышко. Вода оказалась обжигающе холодной и очень приятной. Он тотчас почувствовал себя лучше, а в том, как невольно прижалась к нему Алла, было что-то... романтическое.
- Ощущаю себя сказочным рыцарем, - прошептал он, отстранившись. – Которого после отчаянного сражения выхаживает очаровательная принцесса.
Девушка закрутила крышку и поднялась. Слишком поспешно, как показалось Дмитрию.
«Боже ж мой», - подумал Фердин, замечая легкий румянец, окрасивший щеки девушки.
- Итак, - продолжил он через мгновение. – Я понял следующее. Из неизвестного образца живой материи нашему дорогому Аркадию удалось вырастить четыре особи. Дальше?
- Одну, вернее четвертую, - уточнила Алла, - три первых не выжили.
- Предположим, так и есть, - хмыкнул Фердин. – Что в этом... существе особенного, кроме рождения искусственным путем?
- Побочный эффект. Мы не думали... мы и предположить такое не могли! Dr-1-4 начал влиять на живые организмы, находящиеся в непосредственной близости от него. Вначале мы заметили лишь то, что животные в лабораториях стали чувствовать себя лучше. Зато потом! Их мысленная активность в разы увеличилась!!! Это было невозможно и удивительно!
Дмитрий не мог с ней не согласиться. Улучшение чувствовалось и весьма заметно. Он сам испытал и продолжал ощущать нечто совершенно нереальное. И странное. И потрясающее. Однако думать о роли подопытной морской свинки, Фердину не хотелось. Допускать мысль о Зверике как некоем живом организме, способном на него повлиять – тем более.
- Вы даже не представляете, какие перспективы открывались! А потом... пришли... я даже не знаю кто. Военные, наверное. Аркадий, правда, сказал, что это через них удалось найти образец. Он, правда, не хотел отдавать им Dr-1-4.
- И тогда появился я?
- Совершенно случайно, - она вздохнула. - Аркадий просто встречался с вашей сестрой. Я тоже ее через него узнала. Ну, вот и... Нам просто нужно было укрыть Dr-1-4. Вначале хотели у Елены, но потом... в общем, так получилось. Простите.
«Черта с два», - подумал Дмитрий.
- Вам просто отдали Dr-1-4, потом я бы у вас его выкрала и все. Концов не нашли бы!
«Ученые могут быть настолько наивными? - удивился Дмитрий. – Впрочем, кто этих ученых знает?»
- Выкрали бы вы Зверика и что дальше?
- У нас есть секретный бункер. Рядом. На территории института. Если о нем и знают, то все равно не полезут. Бункер был создан еще в разгар второй мировой и напрямую связан с катакомбами и Метро-2. Мы бы доставили Dr-1-4 туда... Вы назвали Dr-1-4 Звериком?! – и без того немаленькие глаза Аллы стали поистине огромными.
- Я не знаю, кто вылупится, - пошутил Дмитрий. – Вот когда будет ясно мальчик это или девочка, тогда и переназову.
- Этого нельзя делать!
- Почему?
- Оно всегда было против... именования!.. – Алла закрыла рот ладонью, боясь произнести еще хоть что-то.
«Вот как? – подумал Фердин. – А чего ж не сказал?»
В голове уже привычно вспыхнуло. Веселое перемигивание тонов индиго и бирюзы совершенно не мешали. Аллочку и свою квартиру Дмитрий воспринимал глазами, а цветоволны Зверика – мысленно. Его больше не удивляло и не волновало, что это происходит. Такое общение казалось ему столь же естественным, как слова.
Алла, отпила из бутылки. Когда она поставила ее на пол, руки ее заметно тряслись:
- Вы только не сочтите меня сумасшедшей. И не смейтесь... Аркадий, помнится, смеялся, когда я сказала, что чувствую желания Dr-1-4. Кстати, именно он захотел отдать его вам. Не знаю почему. Я предложила, Аркадий счел это целесообразным.
Он вздрогнул. Его словно ледяной водой окатили. В квартире вдруг стало неуютно.
- Не буду, - пообещал Фердин. – Сейчас мы поедем в бункер, а там уже станем действовать по ситуации.
Оставаться здесь было смерти подобно.
- Мы?
Дмитрий резко встал, кивнул оконной занавеске и оттуда не замедлил вылететь Коро. Ворон опустился на его плечо. Острые коготки проткнули тонкий лен рубашки – это было неприятно, но терпимо.
Немую сцену прервал мелодичный перелив телефонного звонка. Кто-то поднимался к ним на этаж.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Понедельник, день тяжелый(((, 26.11.2012, 15:26
 
СветланаДата: Среда, 21.11.2012, 09:13 | Сообщение # 15

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Глава 5
Побег


Дмитрий готов был благословить больного паранойей соседа и собственную дальновидность. Бывший думский депутат спал и видел, как его придут убивать. В свое время он умудрился перейти дорогу и браткам, и аппаратчикам одновременно. Тогда-то он и предложил знакомым установить в квартирах подобные устройства.
Когда кто-нибудь нажимал на кнопку лифта и поднимался до этажа Дмитрия, в квартире незамедлительно срабатывал «звонок». Шел он из новомодного телефонного аппарата, который к городской сети не подключался.
- Быстро! – прикрикнул на девушку Фердин и схватил Аллу за руку.
Подхватил сумку. Запер дверь квартиры и по лестнице спустился на два этажа.
- В холле нас, наверняка, ждут, - проронила Алла. Ее голос звучал не то, чтобы очень уж убито, но замучено.
- Ждут. Обязательно! – в отличие от нее Дмитрий, наоборот, развеселился. В конце концов, подобные приключения случались с ним впервые.
Происходящее не казалось реальным. Скорее уж странной компьютерной игрушкой или красочным сном. В голове беспрерывно хохотал Зверик. Он был счастлив и, неминуемо, заражал положительными эмоциями и Дмитрия. – Только мы туда не поедем.
- А куда?
Один из лифтов прибыл.
- Ниже. Гораздо ниже.
«Пока войдут в квартиру, а это непросто, пока осмотрятся, - подумал Фердин. – Время есть».
Парковки располагались аж на трех нижних этажах. Удобно – не всяк разберется, где, перехватить беглецов. К тому же, в последнее время, Дмитрий пользовался не своим местом. Знакомый из апартаментов выше, имени которого Фердин не помнил – то ли Вася, то ли Миша – поссорился со своей очередной пассией. Девица оказалась нахальной и мстительной. Да еще и жила в том же доме и даже на том же этаже. Машину неверного бойфренда она постоянно запирала. Тому приходилось забираться на водительское сидение через пассажирское, а те, кто предпочитают спортивные авто знают, насколько это непросто.
Помучившись с недельку, Миша-Вася предложил махнуться местами. В качестве компенсации за временные трудности он и презентовал Фердину отследившую Аркадия программу. С ее помощью было весьма удобно ловить нечестных подчиненных, по дороге на работу постоянно застревающих в пробках.
Парковка встретила их пустотой и дрожью лампочки искусственного света. Похоже, их никто не ждал.
Хонда приветственно мигнула фарами.
- Садитесь, - приказал Фердин.
Коро, все это время не слезавший с его плеча, каркнул и унесся под потолок. Лезть в железную клетку он не желал категорически. Зато Алла, не задавая вопросов, юркнула на заднее сидение.
Визг шин разорвал гулкую тишину, и Хонда сорвалась с места. Фердин спешил. За плечом несколько раз охнула Алла. Наверняка, готовилась к столкновению. Когда впереди показался квадрат черного ночного неба, Дмитрий выжал педаль газа и едва не лишился антенны, чиркнувшей по пластику автоматического шлагбаума.
- Твою мать...
Город встретил их пустотой, которая случается лишь ночью. В те самые темные и сонные часы пред рассветом. Зато на Крымском мосту они потеряли двадцать минут – такое в Москве сплошь и рядом. Здесь можно пролететь без осложнений Садовое в час пик и наглухо встать в четыре часа утра в каком-нибудь тоннеле.
Дмитрий то включал радио, то выключал. Медлительная, плавная мелодия навевала сон. Безумная дискотечная дрянь – только раздражала. Радио Шансон и русская попсня входили в черный список.
- Не волнуйтесь, пожалуйста, - решила подбодрить его Алла.
- Я не волнуюсь. Я нервничаю, - Дмитрий беспрерывно поглядывал в зеркала заднего вида. Он понимал, что никогда не вычислил бы слежку. Но так почему-то было спокойнее. От гаишников он удерет. Благо, двигатель Хонды позволял сделать это с легкостью, да и московские улочки Фердин знал неплохо. А вот от кого-нибудь похуже...
- И какая разница?
- Кардинальная, - огрызнулся Дмитрий. – Где ваш монстр?
- На стоянке. Я его напрокат брала.
- А почему красный?
- Розового не было.
Дмитрий кивнул и резко вывернул руль. Послышался визг тормозов. Кажется, Фердин только что стал причиной столкновения. Тех, кто мог за ним ехать, это на некоторое время должно остановить.
- О чем вы думаете?..
- О том, что вы сейчас ведете себя как девица из затасканного анекдота. Вот только та донимала ухажера вопросами в стиле «что ты чувствуешь?» после секса, а вы – просто так.
Похоже, она обиделась, но как раз это беспокоило сейчас Дмитрий меньше всего. Он глянул на часы. Электронное табло выставило полшестого. Дмитрий резко развернулся, проигнорировав две сплошные, и прибавил скорость. Машина оглушительно взвыла, пролетела какими-то переулками и резко затормозила на Волхонке.
- Вылезайте, - Дмитрий отстегнул ремень и развернулся вполоборота к Алле. Та даже с места не сдвинулась. – Ну!
- За...зачем? Вы передумали? Мы не едем за Dr-1-4?
- Метро Кропоткинская. Вам выходить.
Алла непонимающе похлопала длинными и пушистыми, несмотря на отсутствие туши, ресницами. И Фердин подумал, что так – без лоска и блеска – ей намного лучше.
- А вам? – девушка нахмурилась, и Дмитрию, пожалуй, это понравилось.
Он не хотел иметь дела с прежней глуповатой Аллочкой. Против этой – он не возражал.
- И мне тоже, но позже, - в горле пересохло, он потянулся к бардачку за непочатой бутылкой минералки. – Вы сядете в метро, проедете одну станцию и станете меня ждать на Библиотеке, ясно?
- Да, но...
- Я припаркуюсь на Тульской и приеду. Мне, знаете ли, дорога моя машина. И не хочется, вызволять ее с ДПСной стоянки.
Она кивнула и освободила, наконец, заднее сидение Хонды. Алла, наверняка, не поверила ни единому его слову. И не зря. Дмитрий боролся с искушением ее бросить. Если со Звериком он возился добровольно, то присматривать еще и за взбалмошной девицей, с зашкаливающим уровнем авантюризма в крови, готов не был. Останавливал его, пожалуй, лишь тот факт, что просто так пробраться в его квартиру, обычная особа не могла. Оглушить его – тоже. К тому же Алла оказывалась единственной ниточкой, ведущей к Аркадию, и знала, возможно, гораздо больше, чем рассказала.
На катакомбы Дмитрий не особенно рассчитывал. Весь его диггерский опыт складывался из юношеских походов в подмосковные Съяны, да экскурсионной прогулки от Китай-города до Охотного ряда. Впрочем, и его хватало на то, чтобы понимать – без проводника, припасов и света под землей не продержаться и дня.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Зверик ("небольшая" шалость)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы пишите?
Всего ответов: 131
 





 
Поиск