Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Наше последнее «ура» (путешествия, культурологическое эссе)
Наше последнее «ура»
szemtsovДата: Вторник, 30.10.2012, 06:18 | Сообщение # 1

Увлеченный
Сообщений: 42
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Название произведения: Наше последнее «ура»
Автор: Сергей Земцов
Разрешение на копирование: с разрешения автора
Рейтинг: G
Жанр: Публицистика
Описание: культурологические эссе из книги Sergey Zemtsov, "Essays and Observations", iUniverse, 2012
Статус: закончен



Наше последнее «ура»

-1-

Наши так называемые «здоровые инстинкты» аморальны и безнравственны. В то же время, мораль, добродетель, нравственность, религия насаждаются в течение столетий, двух последних тысячелетий. Существует теория, что безнравственными методами, и только с помощью таких методов, данной формы морального Зла, цивилизация борется с культурой, управляет стадом. Стадо желает попов, продовольственную программу, положительные и нормальные науки, бесплатные институты – и данные структуры того стоят; стоят того, чтобы кучка Наполеонов организовала их. Существующая теория власти и нигилизма вопрошает: так какой же ВРЕД мораль, добродетель, нравственность и религия принесли человечеству как виду животных, населяющих планету Земля, как форме жизни, которая может быть слабее, или сильнее – в зависимости от того, что там устраивают между собой господа и рабы? То, что жизнь человечества вредна – не вызывает сомнения, если посмотреть на масштабы современных концлагерей, гетто, если задуматься с какой лёгкостью стали «работать» политтехнологии, революции и насколько зияют противоречия. «Она одна из тех 50 миллионов, которые помогают нам быть свободными». Бомжи, живущие под мостом в Сан-Франциско, ведут свои блоги во всемирной Сети. Да и в России хватает писателей, живущих непонятно где, и непонятно как оплачивающих спутниковые каналы связи.
Впрочем, оказалось мои здоровые инстинкты работают на меня – я лечу осматривать город Рим. Мы летим вдвоём с женой над Альпами, «через которые перелезал Суворов». Алина, где-то пролетая над Гренландией, видела не то метеорит, не то НЛО – сидела у окошка в этом идиотском «пепелаце», и при взлёте и посадке что-то в нём дребезжало. Перед экскурсией в Италию я прочитал три биографии Гоголя: психиатра Чижа (примерно 1910), советского литератора Александра Воронского (1934), и Игоря Золотусского (1979). Конечно, брал в русской библиотеке также «Рим» и «Выбранные места из переписки». Но на улицу Sistine добрался только на второй день. Кафе «Греко» оказалось закрыто, не повезло. В двух комнатах, в которых Николай Гоголь, или, как пишет посольство Украины в Италии, Микола Гоголь, писал первый том «Мёртвых душ», – живут современные итальянцы. На стене всё же висит мемориальная табличка – а под ней бизнес, кафе «Gogol» с русскоговорящей официанткой, но кушать пельмени нам было некогда. Выходит, я летел из Торонто, чтобы посмотреть на мемориальную табличку. Впрочем, в Иерусалиме я был в церквушке на холме, в той самой, которую посещал Гоголь – ему, в 19 веке, показывали то же, что и мне в 21 веке – отпечаток ног Иисуса Христа в гипсовой плите. Накануне, в Риме, в церквушке «Domine, Quo Vadis» на античной аппиевой дороге мы увидели точно такой же слепок ног Иисуса Христа – но тут он являлся будущему апостолу Петру. Похоже, и в Иерусалиме, и на аппиевой дороге – плитка с отпечатком ног – сделана одинаково, где-то в Ватикане. Мы также осмотрели катакомбы первых христиан.
Также мы попали на официальную экскурсию в собор святого Петра. Cтарый итальянец, рассказывающий про Ватикан, оказался одним из лучших гидов, которых я слушал за последние 12 лет. Алина утверждает, что он специально выключил мобильный девайс и сказал следующее: «Eсли из английской, французской, немецкой, итальянской церкви и религии выбросить национальные черты – то что останется? Останется ислам, и мусульмане». В храме Агриппы я увидел в центральном положении греческую икону, подозрительно православную, и спросил его, что это такое – оказалось, это «русская икона», и католики выставляют её по случаю. На всех античных домах – figurines of the Virgin Mary. Через три дня мы уже сами добрались до Sistine Chapel, или Сикстинской Часовни, и прошли через палаты «канделябров», «древних карт». Ах да – я сфотографировался рядом с бюстом Сократа. Внутри Sistine Chapel – не разрешали фотографировать и снимать на видео, но все туристы только это и делали. У меня, к сожалению, вся съёмка получилось размытая, там ещё темно для фотографирования без вспышки. А за вспышку убивают на месте. Точно также без вспышки не получились фотографии «Трансфигурации Рафаэля», тайной вечери и разного рода ангелов небесных.
Больше всего нам с женой понравилась Венеция. Мы поехали на европоезде на магнитной подушке – поезд, кажется, на самом деле «взлетал» – вечером Алина нашла в интернете этот поезд, и, оказалось, это правда, нам не мерещилось. В Венеции на железнодорожном вокзале я не нашёл наземных такси, только water taxi. Канал начинается от вокзала, по берегам канала – музеи современного искусства. Накануне я дозвонился до маленького туристского агентства. Но оказалось, попробуй это агентство найди! – в паутине средневековых переулков, с фантастическими венецианскими масками в мелких витринах сувениров. Я думал – опоздаем, но успели, попали на катание на гондоле. Почти час плыли по улочкам, которые вдохновляли Шекспира и Байрона.
Также мы заплатили за 14-часовой тур из Рима в Неаполь и Помпеи. Это в программу не входило, подвернулось неожиданно. Но в детстве у меня был буклет с фотографиями раскопок в Помпеях. Этот буклет привезла в 20-х годах моя бабушка, которая в те времена ещё ухитрилась «выехать за рубеж» – училась на журналиста. Удивительно, что в Помпеях, в 2011 году, я нашёл в стеклянной витрине собаку, которую залила лава Везувия – в точности ту, что я видел в буклете моей бабушки. Впрочем, это сентиментальная деталь. Видели раскопки арены гладиаторов, храм Аполлона – со скульптурами Аполлона и Дианы. Видели дом и фреску «осторожно, злая собака». Но, кажется, все известные фрески наш экскурсовод нам не показала – она на английском, испанском и итальянском комментировала античную «попсу». Таблицу, свидетельствующую о началах политической коррупции: «Я заплатил здесь за всё, теперь попрошу голосовать за меня на выборах». Для мужчин на стенах античного города – указатели в виде фаллосов, как короче пройти к проституткам в лупанарий. В самом лупанарии – фрески, меню эротических поз – но, видимо «Камасутра» более продвинута.
Целый день мы потратили на самостоятельную прогулку по Римскому форуму, причём стояли в очереди, чтобы зайти в Колизей – не стали платить за быстрый вход с группой. Когда-то в Париже мы не поднялись на Эйфелеву башню, чтобы час не стоять в очереди. Из Колизея вышли в античные развалины – в направлении Капитолийского холма. И цель была – найти форум Юлия Цезаря. Мы его искали 4 часа. Хорошо, в фонтанах Рима – питьевая вода, по вкусу неплохая и, кажется, чистая. Правда, потом заплатили немного city taxes, рассчитываясь с гостиницей.
Впрочем, вернёмся к нашим баранам. Когда читаешь «Волю к власти» – ощущение, что писал сумасшедший. И, на самом деле, Ницше умер в застенках госпиталя. Впрочем, в мемуарах Сальвадора Дали – тоже мегаломания. Или, мне довелось перелистывать избранные философские произведения Чарльза Сандерса Пирса – рекомендую. Xотя непонятно кому… Tаким же сумасшедшим? Чтиво для стада известно – рекомендую – «Маськин» Бориса Кригера, переведённый на 40 языков, откомментированный рецензиями профессиональных филологов.
Всё же чрезвычайно забавны наезды на Николая Васильевича Гоголя: сделанные и профессиональным психиатром Чижом, и повторяемые Александром Воронским, казалось бы, честный советский писатель, но прямо называет диагнозы из специального медицинского досье – шизоидность, шизофрения. Видимо, тут была корреляция с задачами советской литературы. Игорь Золотусский, другой биограф Гоголя, нигде мастурбацию и медицинские диагнозы не упоминает и интересно рассказывает об отношениях Гоголя с Белинским, и об отношениях Гоголя с женщинами из высшего общества. Мне довелось читать также и третий том «Капитала» Карла Маркса – очень болезненное впечатление от пассажей в духе Гегеля на полстраницы. И хотя шизофреником Маркса психиатры не квалифицируют – всё же бедняга изводил себя табаком: головные боли и никотиновая интоксикация чувствуются, как и паранойя Ницше в исследованиях морали.
Существует теория вредных последствий морали и нравственности, которая включает также и «преступления психологии» – это то, что очевидно абсолютно, но стадо «верит врачам». Ведь на самом деле – зачем Ницше нужно было изучать Ренессанс, Вольтера и Руссо, и зачем Эдуард Лимонов объездил все моря и побратался со всеми бандитами? Это излишества. А также пресыщенные писатели золотого миллиарда – тратят деньги на путешествия к йогам в Индию, на шатания по всем алтарям всех существующих религий и сомнительных сект... Зачем тратить деньги и зачем доводить себя до паранойи? Цивилизация позаботилась, добродетели торжествуют – и нужно верить врачам! Врачи говорят: не открывайте чакры, скрывайте сидхи, для этого есть антидепрессанты, разнообразный ассортимент мягких нейролептиков, простые коробки валиума, которые можно купить вместе c таблетками weight loss – от переедания в McDonalds. Всё для человека, в ущерб человечеству. «Мы – наследники совершавшихся в течение двух тысячелетий вивисекции совести и самораспятия». (Ф.Ницше)
А вот утверждения Ницше, что души не существует, что истина – капюшон женщины... Животное лучше человека, разменивающего инстинкты на умственные теории... Есть такие парадоксы, первое впечатление от которых – игра ума, метафизика. Цезарь, Наполеон и, конечно же, Гитлер. Великие ряды великих реформаторов, и совсем забыли – кто такой был император Нерон, и кто были первые христиане в катакомбах. Воистину всё движется по кругу, хотя и пытаются соорудить «диалектическую» спираль. Нерон сжигал христиан, христиане сжигали Коперника. Заманчиво было бы считать, что пришло время интегральной религии – но нечистая совесть тянет на исповедь, грехи замаливать, и даже покупать индульгенции. Далее, Цезарь и Наполеон вдохновляют, но и герой «Иванова Детства» Тарковского заставляет подумать: так ли необходимо командовать полками, чтобы достичь предельной полноты жизни. Счастливы бывают сжигающие себя маленькие люди.

-2-

Впрочем, почему великие учителя человечества лгут? Это замечал и Ницше, но впрочем, это легко заметит кто угодно. Потому что мышление часто приходит к нежелательным выводам. Если тотально избегать негативныx результатoв мышления – будет сплошь и рядом истерическое вытеснение, свойственное женщинам. Думать нужно обо всём: и о смерти, и о проигранной войне, и о бессмысленных жертвах... В голову приходят очень плохие мысли... Прятаться от них можно, но в таком случае можно просто подавлять – и мысли, и творчество. Обратитесь за консультацией к вашему терапевту, к вашему попу.
Критика капитализма фильммейкером Мишелем Муром – остроумный перформанс – capitalism: love story. Интересно, что фильм сделан после всего, что вытворяли в 20-м веке Сталин, Мао, Че Гевара. Оказывается, есть ещё что добавить. Оказывается, Рузвельт был пророк, и его ещё не оценили. А капитализм – плохой общественный строй, потому что коллективист лучше эгоиста.
Плохие ночные мысли подливают маслa в огонь... А может быть, нет в космосе никакого разума, кроме математической синергетики, от которой никогда нам не будет никакой ни пользы, ни любви? А может быть, Гитлер в своём виртуальном гробу сейчас совершенно счастлив: с тем что СССР прекратил существование – никакой Победы не было, и в Рейхе 6 миллионов евреев сожгли за дело – ещё мало им. А вот ещё «научные определения предательства», которые даёт методолог Александр Зиновьев. Видимо, методология и наука как алхимия и химия. Методолог пролезет в любую щель. Так вот, «пятая колонна» в СССР предала Западу «великую страну». Хорошо, а кто же предал пятую колонну? Как же так Зиновьев нигде не упоминает евреев, только Запад и Америку... Это что, истерическое вытеснение?
А впрочем, вернёмся к нашим путешествиям. До кукурузно-свиной Айовы я не доехал по мелким техническим причинам, но понаведался в город Амхёрст в штате Нью-Йорк. Интересно, что за мотель заплатил в 4 раза дешевле, чем в случае заказа по интернету. Пресловутый comparative shopping. Я уже знаю, что какой попало fast food в Пиндосии покупать нельзя, но всё-таки что-то свежее продают, хотя и ждёшь 10 минут, пока пожарят. Мороженое, впрочем, второй раз продали кошмарное – какой-то жирный крем, а не мороженое. Сразу вспоминаешь счастливое детство и пломбир за 19 копеек. Всё ещё вспоминаем с Алиной столовые – коржик молочный за 9 копеек, пирожные по 22 копейки. Всё это в Торонто продают и сейчас в русских специализированных магазинах для эмигрантов, а также сталинские подстаканники с Марксом и Энгельсом, почему-то со Звездой Давида... Вроде как магазины с атрибутикой хиппи, которые критиковал советский журнал Крокодил, преображённые в магазины с атрибутикой СССР. Но а в Амхёрсте сохранились ещё старые бутики с постерами и маечками – t-shirts – времён Джимми Хендрикса и Фрэнка Заппы. Я, впрочем, постеры не покупаю – покупал и вешал 30 лет назад – надоело. Но вот в отдел с дисками СD и DVD наведываюсь. В Амхёрсте антологию Битлз – можно купить за 30 долларов, когда в Канаде за 150. Кроме того, практически отдел дисков букинистический – продают second hand диски. Я тоже хочу продать свою коллекцию – так как все рипы сделаны – но только оптом, какому-нибудь богачу-celebrity, или новому русскому. А впрочем, можно и в печку, после моей смерти. Хотел купить диски к 40-летнему юбилею King Crimson – но из трёх купил только один, новый – «Дефицит Чудес». Алина предлагала вернуться и купить остальные – добрая женщина, понимает мой западный менталитет – но что-то было жарко возвращаться по лабиринтам витрин... Она купила какие-то кеды в клеточку, а я просто выпил минеральной водички и вернулся в машину... Потом заехали в Американскую Ниагару и обнаружили там памятник Николe Тесле, изобретателю электрических машин. Как этот памятник там оказался – непонятно, кто-то ему благодарен за изобретение электрических машин. В Торонто приехали ещё засветло – пролетели по шоссе QEW. Алина что-то за руль не садилась, хотя права и собственная машина у неё уже есть. Видимо, кому-то и это интересно прочесть.
Я вчера раздобыл DVD с новым оркестром Питера Габриеля, и впечатление совершенно другое чем с живого концерта. К сожалению, DVD производит худшее впечатление. Например, эта реклама, что не применяют guitars & drum kit... Разжился старик Питер Габриель деньгами, чтобы нанять оркестр с дирижёром, трубачами и скрипачами... Гитары и барабаны не нужны. Но, кажется, эти бедные музыканты во фраках, при прочих равных условиях, с большим бы удовольствием играли Бетховена, а не Габриеля.
Но есть ещё Electric Light Orchestra, Ayreon – далеко в стороне от гаражных направлений. Где авангард, и где эпигоны? А Вагнер почему-то не любил итальянский ренессанс... Обломки музыкальных кораблекрушений везде!
Но что действительно интересно – так это эволюционная война. Или мы сравниваем, или нам запрещено сравнивать. Если нам запрещено сравнивать пьющего Ивана Говнова с выпускником Гарварда – тогда и не будем пытаться. Иван может ни с того ни с сего подняться к звёздам. Теоретически это возможно. Выпускники Гарварда сидят на Уолл-Стрите и грабят Америку. Но, кто устанавливает запреты? Кант что ли пытался? Всё-таки я сравню. Будь что будет. Иван в России сидит, никуда оттуда не выезжая. И одна у него главная теория – как нам обустроить... Слава Богу, в супермаркет в России подвозят еду и одежду. И cлава Богу, хотя бы за «Жирика» можно сходить проголосовать. Разного рода саркастические дедукции не обязательно приводят к фрустрации и поводу мстить. Ведь это только логические редукции. Скажем, в теоремах Eвклида: мы от противного доказали А и не-А, получили противоречие. Что, это А и не-А – какое-то ужасное говно? Нет. Всего лишь результат редукции к абсурду. Так что не надо меня упрекать в непатриотической любви к Ивану. Я, может быть, и не против Ивана, и жалею его всей силой той памяти, которая осталась у меня после 40 лет жизни, когда Иван был моим соседом по лестничной площадке. Я через его бесчувственное пьяное тело перешагивал, когда пробирался в свою российскую квартиру.
Но вот, с точки зрения методологической алхимии, Александр Зиновьев и Егор Летов характеризовали Ивана Говнова, жителя Ибанска, обитателя зияющих пустот, как полное схематическое духовное ничтожество, а потом сделали реверансы – и поставили Ивану памятник. Это, видимо, в ходе эволюционной войны необходимо для какого-то «дела». В общем-то ясно – знаю я «ваши дела». Когда-то ехал я в поезде из Омска в Новосибирск в одном купе с полковником на пенсии. Выпили и закусили, и полковник стал читать свои стихи на тему, как он ненавидит Михаила Горбачёва. Очень хорошие искренние стихи. В Израиле я общался с неким воином, побывавшем в Афганистане. Он рассказывал мне, как в воинской части в Афганистане они в первый раз услышали речи Михаила Горбачёва на тему нового мышления, и все думали, кто это такой вылез к народам СССР с речами? Я лично припоминаю эти же речи Горбачёва и статьи в «Правде» – но я тогда был занят, как Хайдеггер, который во времена Гитлера изучал досократиков. Но и сейчас мне нет дела до личности Горбачёва, потому что не он развалил цивилизацию. Неважно, пигмей он или предатель – не он решал судьбы народов. Вспомним, что писал Лев Толстой про Наполеона. А вот обитатели Ибанска, перекочевавшие в Гайд-парк – это они предали Запад... Как-то слушали джаз и рок-н-ролл и мечтали о выезде за рубеж – а теперь только и делают, что смакуют дефолты.

-3-

Впрочем, мне приснился очень странный сон. Как будто сегодня у меня день рождения, и кажется, что спал soundly очень долго до 10-11 AM. Совершенно счастливое пробуждение. Но что-то заподозрил и позвал Алину – спросил: «Kоторый час?» Она ответила, что 7.40 АМ, и что она поехала на работу... Мне осталось 20 минут, чтобы собраться: душ, пять-шесть старческих таблеток от давления, почек и подагры. Жить хочется, хотя бы и на таблетках. И на работу, в офис. Днём я вспомнил, что сегодня за день – ровно 13 лет, как я улетел из Новосибирска в Тель-Авив. Кто-то или что-то считает за меня, посылает сны.
Хотя оставим сны и неврозы. В очередной trip я отправился один, без жены. У жены что-то там на работе нужно доделать и отчитаться. А я на работе заявил, что мне нужно отдохнуть. На этот раз поехал в сторону Чикаго. Между Чикаго и Айовой – городок Peoria. Как потом мне сказали, знаменитый тем, что он ничем не знаменит – famous of being nothing. Хотя как знать... В Earthbound можно найти песенку «Peoria»:

«Don’t make no difference what you think about me
But it makes a whole lot of difference what I think about you, yeah»
Boz Burrell

В Айове живёт некий Дэн Буски, который родился в Сан Франциско, в 1968-м был на фестивале Woodstock. Кроме того, говорит, что общался с Jefferson Airplane – ну совсем как Александр Рожков с «Гражданской обороной»... Тимоти Лири и Ричарда Алперта он зовёт просто – Тим и Боб. Я ему когда-то что-то писал про Маркузе... Он вспомнил. Спросил: «Что ты думаешь про него?» Я сказал, что я думаю. Сказал: «B 1973 году мы Маркузе не читали, только критические статьи о Маркузе. Но в 1990 году у меня был его «Одномерный человек»...» – «Ну знаешь, – сказал Дэн, – если бы ты осмотрелся в своей Сибири, то обнаружил бы там Одномерную Сибирь». Я долго смеялся, потом попросил: «Mожно я это процитирую в какой-нибудь статье?»
Ах да! Жена у Дэна русская, и более того – моя одноклассница из Сибири. Её зовут Ольга. Она написала в этом году и опубликовала учебник для вузов. Всё бы было хорошо, но она рвётся теперь в России преподавать курс по своему учебнику. Не то в Питере, не то в Волгограде – только её и ждут... российские студенты и советские доценты, коллеги по академии наук. Дэн, вообще-то, хочет, чтобы она в цветочном магазине в Айове продавала цветы. Но не давит. Уважает свободу воли и научные интересы. Мы с Ольгой пошли в местную филармонию в Айова-cити на джаз. Афро-американский. Но прогрессивный, что-то там как у Chick Corea, Miles Davis. А кубинский drummer даже немного потанцевал. Ольга тоже пританцовывала. Кроме науки она ещё очень любит танцы. Дома Дэн включил Dave Dudley, «Truck Drivin’ Man», и она тоже станцевала, правда одна, без партнёров:

Pour me another cup of coffee for it is the best in the land
I’ll put another quarter in the jukebox and play the Truck Drivin’ Man

В Айове есть университет, и на джазовом концерте в зале с нами рядом оказался китайский студент, который весьма чисто говорил по-русски. Он, видите ли, изучает в Айове русскую политику. Я спросил его, зачем он её изучает. «Да так просто. Вернусь в Китай, буду там профессором русской политики!»
Книжные магазины в Айове несколько отличаются от канадских – неуловимо другой ассортимент. Уложился ниже 150 долларов. Но всё, что хотел, не купил. Хотел купить книгу о нацистской медицине, экспериментах доктора Менгеле. Но уже на кассе мне предложили посмотреть другую книгу на эту тематику – «In the garden of beasts», Erik Larson. Я взял её, а про медицину поставил назад на полку. Впрочем, ещё две книги по нацизму я взял. Общий обзор про Аушвиц и книгy «Ordinary Germans and the Holocaust», Daniel Goldhagen. Буду читать и сравнивать Германию с СССР. В Германии я не жил. А СССР помню и наблюдаю за российскими трансформациями. Дэн говорит: слышал о книгах Larson и Goldhagen. Показал мне, что сам читает на эту тему. «Новелла Холокоста» из Франции – о «добрых людях»: «The kindly ones», Jonathan Littell. В Торонто, в Chapters, она продаётся. Ольга записала мне со своего лаптопа фильм «Подстрочник», биографию Лилианы Лунгиной, советской переводчицы. В 76 лет Лунгина очень ясно мыслит. Если бы мог себя прокормить переводами, пошёл бы в переводчики, но нет формального литературного образования. Не будут издавать.
Дэн посоветовал мне на обратном пути заехать в Кливленд. Там какой-то хороший музей Rock Fame. Но в Кливленде я уже был, когда ехал в Айову. Впрочем, по ошибке. Чёртов навигатор GPS потащил меня через пограничный док на Буффало. Впрочем, я сам виноват. Во-первых, я не поставил из лени транспондер на toll routes. Навигатор стал обходить платные шоссе. Во-вторых, я прекрасно знал, что навигатору доверять нельзя. Надо было съехать с шоссе и посмотреть карту. В доке меня спросили, почему это я говорю, что еду в Детройт, а нахожусь совсем в другом месте? Потом попросили открыть багажник и спросили: а где мой чемодан, если я еду «на неделю в Штаты»? Хотя я и объяснил, что у меня рубашки, трусы и зубная щётка лежат «вон в том мешке», за неадекватность меня сдали службе безопасности, но на это ушло минут 20. Нашли в Айове, в компьютере, Дэна и Ольгу, к которым я ехал – и отпустили. Молоденькие такие бдительные пограничники. Так что я от Буффало доехал уже в темноте до Кливленда и остановился в пригороде переночевать. На следующий день до Айовы я доехал примерно к 6 часам вечера, ещё засветло. Между Детройтом и Чикаго мощный highway, в Канаде такого нет: 360 километров перегон без остановок. Также в Америке у грузовиков и легковых автомобилей разный speed limit, 20 миль/час разница. Так что грузовики все конвенционально должны обгонять или уступать дорогу тем, кто обгоняет. Я это не сразу понял, и какой-то обшарпанный чёрный забрызганный автомобиль кое-как от меня добился понимания, а когда обогнал, показал из окошка левой рукой fuck. Я уловил ситуацию и, когда следующий мне дал сигнал фарами, стал ускоряться сам – он так ехал за мной минут 30. Потом он мне надоел, я свернул направо – вижу: да это полицейская машина! Он меня должен был остановить и оштрафовать за превышение скорости. Может быть, это не «гаишник», мигалки у него не было. После этого случая я стал нормально ехать, 160 километров в час... Правда, по окраине Чикаго были пробки – ползком ехал. Бак бензина сжёг от Кливленда, полбака долил. Домой, в Канаду, я уже ехал совершенно правильно. После тёплого Иллинойса в Индиане, впрочем, оказался снег и гололёд. Так что я оценил на перекрёстке время до Кливленда и до Детройта – и в Кливленд не поехал, перепрограммировал навигатор. Около Детройта навигатор опять потащил меня на юг, в объезд платных шоссе. Но я это быстро заметил. Далее был выбор: ехать через Ambassador Bridge или подземный туннель в районе Виндзора, но там платные шоссе – я поехал немного севернее, сразу на шоссе 401. По одометру до моего дома в Торонто – примерно 500 километров. На самом деле, Канада для меня – уже мой родной дом.

-4-

В Айове я сочинил стихотворениe «Кому мы нужны?». Стихотворение не то что «экспериментальное», а вообще ни в какие ворота номинаций не пролезающее. Ольга по-русски читает – сказала, что поток сознания Джойса. Но там были ещё импринты из Подсознания. Так что не разберёшь, что там за стихотворение. Впрочем, в Торонто я купил публицистические статьи Оруэлла – два эссе как раз про советскую литературу и союз писателей. Там Оруэлл утверждает, что прозаику труднее, чем стихотворцу, сохранить свою независимость и писать честно. Так что повторим в прозе вопрос «кому мы нужны?!».
То, что «свалив из России», мы, эмигранты, там никому не нужны, мне уже сообщали – в комментах. В определённом смысле, то есть, до некоторой степени свободы и «степени нужности» – это правда. Да и нам Россия не нужна. Как там в жизнеописании Бродского? Упоминается шутка – «хороша Москва, когда смотришь на неё из окна бомбардировщика». Но это всё здесь и сейчас. Для здоровья ностальгия вредна.
В то же время поток эмиграции из России никто не останавливал, у разных людей остались разные мотивы. Предположим, мотивы всякие, но неужели только отрицательные? Может быть, иногда разумно уехать, а не выбрасываться из окна или пожизненно пользоваться услугами психолога-терапевта. Если с этим согласиться, то «мы нужны», мир оказывается шире. И вообще, что это ещё за очередное «табу» – не думать, что где-то в мире не может быть лучше, чем «на родине»? «Лучше» в самом естественном, положительном и разумном значении слова. В таком случае, почему бы не поучиться на курсах межличностной коммуникации образца «золотого миллиарда»? Не нужно «Всё Понимать Буквально» – это не значит «Свалить». Изучение американской культуры и науки может способствовать лучшим патриотическим устремлениям.
Но вернёмся к нашим баранам – к Ницше и Сократу. Парадокс в том, что Ницше многое предвидел совершенно практически. Даром, что числился в сумасшедших. Посмотрите фильм «Триумф Воли» – это же триумф Ницше. Вся эта музыка, все эти цветы, речи бюрократов – это всё для маленьких людей. Это всё во имя социального прогресса. Это всё против элиты. Это всё прямая дорога в гестапо, в НКВД. Где Ницше ошибался, когда говорил, что «маленькие люди» представляются ему ненужными, бандерлогами эдакими? Маленьким людям нужен интернет и шоппинг. Мы не нужны.

-5-

Свобода, «которая встретит нас у входа», согласно лекции философа Дугина, поэтом Пушкиным выдумана, это симулякр, или копия, утратившая оригинал. Какая у меня свобода, если я вынужден работать на мелкий бизнес в Канаде, чтобы выплачивать кредит, взятый на 30 лет вперёд? На иллюзию такого рода свобод ещё указывал наш журнал «Крокодил», а газета «Правда» в шутки не шутила. То, что я катаюсь на автомобиле, так это не свобода – здесь этих автомобилей, как дерьма. Всё же важнее, в голове у меня что делается – какая там «свобода»? Самое печальное то, что когда-нибудь я умру, и печально то, что из, скажем, 70 лет я прожил 40 лет в России, на Родине. Я там каждый день ходил на работу, «хотя бы было лучше, если бы не ходил». Я бы хотел – да – дожить до 100 лет, но потому что езжу на автомобиле в Канаде, а в России и в 35, и в 40 лет я подумывал о смысле жизни негативно несколько, ну как Башлачёв. Но Пастернак – фигура более солидная, чем Башлачёв. Он-то как-то жил на свой даче среди членов Союза Писателей, а вроде бы человек хороший. Но был ли Пастернак свободен? Наверное, были такие рубежи свободы, которых он боялся. Что там за Париж такой?
Куда я в следующий раз поеду? Наверное, в Атланту, штат Джоржия. Далеко, но я понял, что доеду, даже зимой по ледяным мостикам. Впрочем, жену нужно свозить в Сан-Франциско и город ангелов, LA, тем более, что жена у меня – сама ангел. А там, может быть, из Калгари прилетит ещё товарищ, из этих, из белорусов, сваливших через Израиль. Я, конечно, умру и так и не пойму – почему это СССР развалился. Что за коллапс такой, и почему это кадры политические были разбазарены, если не считать московского методологического кружка, который играет в «игры и диалоги» на развалинах Империи. Воистину, доктор философии, он как таракан – стабилен, приспособлен, свободен.



Сообщение отредактировал szemtsov - Четверг, 01.11.2012, 05:43
 
дзихикоДата: Вторник, 30.10.2012, 12:40 | Сообщение # 2

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
оформите пожалуйста правильно шапку http://mycoffee.ucoz.ru/forum/36-118-1

у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
szemtsovДата: Четверг, 01.11.2012, 05:24 | Сообщение # 3

Увлеченный
Сообщений: 42
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline


Критика элиты авангарда

Timothy Leary. «Neuropolitics. The Sociobiology of Human Metamorphosis».

Pецензия

Религия без церкви

Тим Лири – свидетель 60-х. Так или иначе, его книги, интервью, его жизнь интересны для определённого круга читателей, для поколения, которое пережило «те времена» и для всех тех, кто умеет из истории извлекать нечто значимое для «вечности». Что-то более значимое, что-то менее значимое, но вряд ли исчезает бесследно message сотен тысяч людей. Они воевали во Вьетнаме или участвовали в демонстрациях: они – electroid – сеть мозгов, которые промывались изощрёнными методами. Но элита авангарда утверждала, что земной – terrestial – политике приходит конец, и существуют «непромытые» зоны мозга, предназначенные для будущей эволюции. Существует пятый контур нервной системы.
Они говорили: «SMILE» – «улыбайтесь», штамп американского образа жизни. Но аббревиатура «S.M.I.I.L.E» значила «Space Migration, Intelligence Increase, Life Extension». Это тактические ходы эволюции. Space Migration – путешествие к звёздам, именно в этом цель, стратегия эволюции, или Плавка (Fusion at higher levels of intensity, acceleration, aesthetic complexity). Выпадение из цепей роботизации личности Тим Лири прямо называет религиозным актом.
В некотором смысле это был уход от земных проблем, уход в религию ничем не хуже того, что давно уже «автоматизировала и роботизировала» основная религия человечества, в течение сорока веков.
Хорошо известны методы поколения 60-х годов XX века – это наркотики и секс. Очищенный LSD как раз и открывал заблокированные зоны мозга, «третий глаз жабы» – пререквизиты метаморфоз и эволюции. Впрочем, Барроуз описывает нечто другое – полный беспредел нейронавтов, когда для того, чтобы достичь «высоких состояний», get high, употребляли разные грибы, любые суррогаты наркотиков, включая синтетический клей. Здесь имеется в виду друг Тимоти Лири писатель William Burroughs, и, в частности, его новелла «The Naked Lunch».
Параллельно с наркотиками появилось и другое направление, например, философия Grateful Dead о том, что можно достичь высоких состояний с помощью медитации.
Тим Лири упоминает секс с «пятиконтурной подругой», который открывает горизонты нервной системы не хуже, чем химические препараты. Но пойди ещё найди такую тантрическую даму! Так что секс у хиппи был, конечно, проще. С другой стороны, когда часть американцев бросилась в сексуальную революцию, другая часть, как пишет Лири, читала шпионские романы и предложения очистить страну от инакомыслящих. Лири пишет, что в Америке чуть ли не главным инакомыслящим, делающим jam в Системе был он, а в России – Сахаров. Вообще, «Нейрополитика» написана сочным критиканским языком, который очень напоминает мне язык газеты «Завтра» в России, передовицы Лимонова.
Вроде бы, Тим Лири дружил с Джоном Ленноном – come together – и участвовал в акциях в Торонто, но почитайте, что он пишет об этом... А Роберт Циммерман – Боб Дилан – прямо вынесен в заголовок главы как эксплуататор контркультуры. Язык и стиль Лири предельно ядовит и проясняет тот факт его биографии, когда, чтобы освободиться из тюрьмы по обвинению в распространении ЛСД, Лири охотно «продал агентам FBI» сотни своих соратников по движению 60-х годов. Ни в какую terrestial политическую борьбу за идеалы справедливости он не верил. Видимо, не только он один, но и другие представители элиты авангарда. Во что же они верили? В духовность, которая стоила им не так уж дёшево, и включала, например, обязательное путешествие в Индию, к йогам. О таком «обязательном путешествии» упоминают Лири и его друг Ричард Альперт – Боб Рамдас. Ричард Альперт описывает очень подробно эти духовные паломничества ко всем алтарям мира в книге «Зерно на мельницу». Что же делать людям, которые в поисках духовности вынуждены спасаться в монастырях и других asylums?

Человеческие Метаморфозы

То, что людям свойственно приспосабливаться и менять убеждения, хорошо известно. Причём иногда приспособление и выживание сопрягаются с известной подлостью – не хватает под солнцем места. Животные убивают друг друга ради еды, люди становятся по ходу истории более гуманными. Уже никто на улице не протыкает шпагой надоедливого бомжа или бедного простолюдина. Бедным людям помогают социальные службы, общественные и гуманитарные организации. Вопрос: за внешним гуманизмом общества какие «жёсткие законы» остаются и продолжают действовать, как и действовали в Средние века? То, что Лири называет нейрополитикой, как раз и есть аналог жёстких законов выживания, которые Маркс называл экономическими, а ещё раньше Гоббс – войной каждого против всех. Ну, разумеется, Ветхий Завет говорит одно и то же уже четыре тысячи лет.
Так или иначе, прочитав «Нейрополитику», должен окончательно отказаться от какого-либо романтизма, свойственного и поколению из России, наблюдавшему революцию 60-х из тоталитарного СССР и носившемуся с именами Джимми Хендрикса, Джима Моррисона, Джанис Джоплин. Тим Лири чётко доказывает, что эти люди, или артисты, полностью интегрированы в Систему, прошли через все полагающиеся метаморфозы. Единственное, все они умерли молодыми, земные метаморфозы слишком рано оборвались.
И сейчас, в 2010 году, можно купить музыкальный DVD – коммерческий, разумеется, на котором рассказывается история Джона Леннона в абсолютно розовых тонах. Дескать, «Plastic Ono Band» – пример творческого очищения и упрощения после «Beatles». Тимоти Лири, напротив, приводит этот пример как образец метаморфозы Леннона, который «перечислил список ценностей, в которые он не верит», а затем «нанял адвокатов», доказывающих республиканскому правительству, что он безвреден, harmless. И не для того, чтобы остаться жить в Америке, которая ему была как-то близка по духу, а для того, чтобы не платить налоги. Никакого «романтизма», в чистом виде дадзыбао. Но, впрочем, это может быть только лишь точкой зрения, отрезвляющей фанатов, которые танцевали рок-н-ролл и голову не включали – были же и такие.
Далее интерпретация истории с Патти Хёрст и Чарльзом Мэнсоном. Patricia Campbell Hearst – внучка знаменитого Уильяма Рэндольфа Хёрста, американского миллиардера и газетного магната. Charles Milles Manson – американский преступник, лидер коммуны «Семья», отдельные члены которой в 1969 году совершили ряд жестоких убийств. Вообще, заметно, что Тим Лири черпал вдохновение в массовой культуре, он не изучал древних греков (Платона, Аристотеля) и немцев (Лейбница и Канта). Так вот, Патти Хёрст родилась в богатой семье, её похитили и стали требовать деньги. Но так случилось, что внучка миллиардера обратилась в веру террористов, и даже банк ограбила. Типичный предмет для ажиотажа в «жёлтой» прессе.
Мэнсон начинал с культа «Beatles». Вообще, Тим Лири упоминает, что и в его кругах «Beatles» считали мутантами, которые прямо связаны с путешествием к звёздам, Space Migration. Да, я видел в редком фотоархиве фотографию автобуса Magical Mystery Tour, на котором гоняли по штатам продавцы LSD. Хочется верить, что музыка всё же сделала прорыв и указала путь к звёздам через медитацию, а не только химические препараты и грибы из Мексики. Чарльз Mэнсон довёл до логического конца как раз криминальную компоненту «революции», убил сотни человек.
Так что же из данного дайджеста извлекает Тим Лири? Была Система, которая воевала во Вьетнаме, и прочее… Были люди, недовольные этим, и устраивали в Системе Jam. По-русски, вставляли палку в колёса. Якобы в СССР этим занимался Сахаров. Что это был за Jam? В 2008 году на выставке в Лондоне, посвящённой холодной войне, иронические британцы демонстрируют комиксы: два супермена в костюмах USA и USSR и сувенир – «космический карандаш». «Космическим карандашом» закончилось соревнование в космосе: «Скоро будет произведён запуск «Шэньчжоу-7». Китайские космонавты впервые возьмут с собой на прогулку в космосе «космические карандаши» отечественного производства. Этот карандаш для письма разработан и изготовлен Первой китайской ОАО карандашей, и теперь в данном аспекте восполнен пробел космического технического оснащения в стране».
Постепенно Тим Лири приходит к идее, что «Бог – это Ты сам». Он глобально отрицает «репрезентативное правительство», когда один человек представляет интересы группы (избирателей), то есть отрицает принцип демократической Конституции. Это он пошёл, кажется, дальше Сахарова...

Как «Это» называется?

Чарльзу Мэнсону Тим Лири посвятил специальную главу, сделанную в форме фантастического рассказа, в котором некий внеземной (extraterrestrial) агент, разъясняет уголовнику принципы S.M.I.I.L.E. Во-первых, Чарльз Мэнсон – абсолютная жертва нейрологического импринтирования. Или, в другом аспекте, Чарльз Мэнсон – следствие «тюремной системы», а «тюремная система» – следствие taxpaying граждан. Эти налоги, taxes, покоя не дают Тимоти Лири, только все тем и озабочены, как бы уклониться от налогов, или, наоборот, заплатить налоги и спать спокойно.
Таким образом, в какой-то момент Мэнсон спрашивает агента космической миграции: «Когда мы принимаем «кислоту», мы растворяемся в ничто, в вибрациях. Пространство становится временем, и нет ничего, кроме чистой энергии. Понимаете, о чём я говорю?» Агент отвечает: «Да». «То есть, это момент истины. Но ЧТО ЭТО? Как вы ЭТО называете?»
Агент отвечает, по известной традиции, вопросом на вопрос: а что Чарльз сам в этот момент открывает для себя? «Ничего. Только то, как должна выглядеть смерть. Правильно? A что вы в этом находите?»
Далее, словами агента выражена любимая мысль Тимоти Лири, мысль о бессмертии индивидуального сознания. Death is obsolete, or will be soon. «Смерть» – устаревшее понятие, или скоро будет устаревшим. Наркотическое путешествие всего лишь суспензия биохимических импринтов нервной системы, которое ты, Чарльз, просто купил. Но, начиная с данного момента, ты свободен. Take off from there and go anywhere. Ты мог бы заняться любовью, так как любовь – это поток энергии. Чарльз Мэнсон садится в позу лотоса и улыбается.
Из других источников о жизни Тима Лири мы знаем, что на судебных процессах по обвинению в распространении ЛСД он делал упор на то, что распространял «чистый» Sandos, и в этом-то весь point – хорошо очищенный ЛСД безусловно полезен. С другой стороны, в «Нейрополитике» Тим Лири не может оставить без внимания 35,000,000 участников движения хиппи, которые в основном курили каннабис – pot smokers. В отличие от фашизма, расизма и сексизма, свойственного «семье Чарльза Мэнсона», хиппи предприняли peace-love-ecology trip. Мне кажется, Лири сдерживает свою иронию по отношению к движению хиппи и даже называет его экспериментом самоиндуцированной перестройки мозга – self-induced brain change – в отличие от промывания мозгов, brainwashing, свойственного американцам, которые «съели 1.8 *(10**10) гамбургеров в «Макдональдс» и выбрали Никсона на второй срок».
Моё поколение в России, правда, не в 60-х, а уже в 80-х годах, также наблюдало альтернативную Систему russian hippies между Калининградом, Киевом и Москвой, в Крыму и Прибалтике. Что касается человеческих метаморфоз, то некто Сергей Жариков приписывает себе заслугу трансформации «хиппаря Игоря Летова» в национального большевика, которого Баркашов упрекал в том, что тот «бедно одевается», а Ампилов лично держал в руках микрофон, в который Игорь Летов пел свои песни для масс. Если Роберт Циммерман – Боб Дилан – в результате метаморфоз и мутаций стал «жертвой литературной мафии, которая замораживает его как поэта битников», к сожалению, в России нет такой же литературной мафии, которая бы оценила поэзию Игоря Летова. Впрочем, Тимоти Лири отмечает, что «поэты в советских тюрьмах слышали это» – сигнал надежды и свободы, который хиппи послали всему миру.
Тим Лири отмечает Фридриха Ницше и Алистера Кроули – интересная пара – в качестве предтеч современной нейрополитики. Из представителей науки – Альберт Эйнштейн открыл ковариантность времени и пространства. Но самое важное научное открытие – эволюция кода ДНК. Как только двести лет назад не знали того, что программы ДНК и есть «смысл жизни»? Молекулярная, электроидная, компьютерная основы цивилизации для элиты авангарда совершенно ясны – им ясно, в каком направлении движется ВСЁ. Да, вот ещё: сорок веков иудео-христианского скептицизма pop up в голове капитана. На одном из интернет-сайтов Лири предупреждение: «осторожно монотеизм», примитивная религия.
Некоторые эпилептики, такие как Достоевский, а некоторые шизофреники, такие как Ван Гог, стали спусковым крючком нейросоматических мутаций. У Роберта Антона Вилсона есть книга «Космический триггер». Эта книга продаётся в Cannabis Headquarters и в 2010 году.
Можно ли сравнивать движение 60-х с движением ранних христиан? По крайней мере, и тем и другим свойственно искать нечто за пределами Земли. Становление же новой религии занимает не одно поколение, и кто знает, как это было две тысячи лет назад… Возможно, был бунт, один, другой... потом сто лет было тихо, а потом Нагорная проповедь или какое-то ещё внеземное – extraterrestrial – вмешательство.

Несколько подробнее о легальных наркотиках

Тимоти Лири совершил пять-шесть тысяч путешествий (trips) c помощью ЛСД. Причём он говорит, что «легальные наркотики» никто не запретит, так же как никто не запретит пиво. Другое дело, что существуют современные ТАБУ – на гомосексуализм, на наркотики. Тимоти Лири никогда не рекомендовал употребление ЛСД всем желающим и тем более – желающим кайфа.
Однако существует базовое понятие – нейрологический импринт, и ЛСД – всего лишь навсего способ снятия импритов, переимпринтирования. Причём трудно не согласиться с учёными в том, что химический способ переимринтирования вполне легален, в тех случаях, когда это обосновано, полезен. Остаётся вопрос: нужно ли «открывать чакры»?.. Тимоти Лири на данный вопрос отвечает в духе «постэйнштейновской эры»: нужно или не нужно – уже поздно думать, мы имеем дело с эволюцией. Мы либо погибнем, либо мутируем.
Вообще, ставится вопрос об Активации новых возможностей эволюции. До сих пор были известны некоторые уровни такой Активации, ведущие к «шизоидным ситуациям»:

1. Уровень гиперчувствительности, или уровень «хрупкого артиста».
2. Уровень психической, телепатической нейроэлектрической чувствительности, причём приводится пример – Nikola Tesla.
3. Уровень генетической, межвидовой, реинкарнационной чувствительности, причём приводятся примеры – Luther Burbank, Dr. Jagadis Chandra Bose.
4. Уровень атомной и квантовой чувствительности.

Желающие могут пойти на приём к психиатру и сообщить, что обладают элементами чувствительности из данного списка. Сообщите психиатру, что вы чувствуете работу ваших генов, вашей ДНК…
Но психиатры прекрасно осведомлены о существовании чувствительности, которая является объектом подавления. Люди, которые пережили «неопознанные состояния», часто не хотят возвращаться к нормальной жизни. В «Больнице преображения» Станислав Лем описывает консилиум, на котором учёный психиатр демонстрирует пациента, кажется, простого крестьянина, который хочет остаться жить в госпитале. И учёный психиатр этот случай трактует таким образом, что, собственно, переживания психоза привлекательны, а не то, что в госпитале кормят.
В качестве своих учителей Тимоти Лири называет Алана Гинзберга, который появился когда-то в Гарварде и был вдохновителем исследований сознания, рассказав об употреблении галлюциногенных грибов в Мексике. Ричард Альперт пишет, что все тогда хотели достичь высоких состояний, то есть таких, от которых лечили и лечат психиатры, но они думали, что эти высокие состояния сами по себе являются Результатом духовной жизни. Оказалось, эти состояния – всего лишь «зёрна на мельницу», с этими состояниями «надо работать» всю оставшуюся жизнь. Что касается Мексики – именно об этом все книги Кастанеды.
Таким образом, далеко не для всех – опыты с наркотиками. Более того, есть категория людей, которая охотно соглашается с авторитетом психиатрии, с тем, что «высокие состояния» надо лечить и избавляться от них для успешной карьеры в социуме.
«Хочу, чтобы ты был здесь».
Ясно, что психоделическая музыка – не вся без исключения, конечно, – предлагает get high без наркотиков, с помощью медитации. Если говорить о человеческих метаморфозах в смысле Тимоти Лири, то что там скромный Роберт Циммерман... Примером метаморфозы психоделических pipers в миллионеров, магнатов музыкального бизнеса является группа «Pink Floyd». Кроме того, эта группа вышла из эпохи 60-х, они тогда находились в эпицентре. Подавляющему большинству людей в этой истории не нравятся просто Деньги – riding a gravy train. Не нравится electroid-стиль рок-н-ролла Роджера Уотера по сравнению с «бардовскими направлениями» Cида Баррета, группы «Traffic», вообще, с направлениями british invasion до «Beatles», когда все пытались самовыражаться с помощью простых средств. Некоторые, «Led Zeppelin» и «Deep Purple», выразились лучше, чем другие.
Интересно, что и сам Тим Лири (вместе с Simon Stokes) записал диск рок-н-ролла «Right To Fly», в котором тексты песен, в принципе, иллюстрируют американскую «философию головы»: «я буду Дельтой, твоей собакой Дельтой, символом изменений». Вообще, Тим Лири сменил много профессий, он и программистом, говорят, работал. По крайней мере, в числе книг, которые он написал, а он «изготавливал по две книги в год», была «Цифровой политеизм».
Тимоти Лири придумал некую мантру, которую и в 2010 году разжёвывают в Leary Study Guides – Turn On, Tune In, Drop Out. Видимо, это описание ЛСД-путешествия – приход, отходняк. Впрочем, некто, кто продемонстрировал человечеству правильный Drop Out, был Будда.
Но что остаётся от бублика, который съели? Желание, которое будет продолжать оставаться таким красивым... wish you werе here...

Высший Разум и Сказки о Высшем Разуме

Важнейшая концепция Лири – Intelligence Increase – связана с космическим происхождением ДНК. Материалистическая теория о саморазвитии «коацерватного бульона» просто не рассматривается всерьёз. Жизнь на Земле посеяли Космические Садовники, Cosmic Gardeners. В Декларации Эволюции сказано, что конечная цель – миграция в Центр Галактики.
Изобретатель ЛСД Albert Hoffman of Sandoz впервые синтезировал препарат в 1938 году, но слишком рано. Но Высший Разум, Supreme Intelligence, среагировал только после Хиросимы. Единственное, что опасно для ДНК, – это радиация. В декабре 1943 года доступ к атомной энергии, полученный человечеством, изменил всю систему энергетики в солнечной системе. Альберт Хоффман повторно синтезировал ЛСД, и на этот раз ЛСД стал антидотом атомной энергии, ЛСД стал психоактивным. Кстати, если бы президента Кеннеди не убили, пишет Лири, легальные исследования ЛСД в Гарварде не подвергались бы преследованиям.
Как это всё согласуется с «серьёзной» наукой и «серьёзной» религией? Ясно, что S.M.I.I.L.E никто не принимает всерьёз – кому есть чем заниматься на Земле и на Небе.
Так или иначе, в который раз мы задаём себе вопрос: есть ли Бог? Точнее, что мы знаем о Боге, и можем ли проповедовать от имени Бога. Старые каббалисты, например, охотно объясняют, продают видеозаписи с популярными лекциями – зачем и почему Иегове понадобился Большой Взрыв. То есть, просто люди делают бизнес. Для того, чтобы не покупать всё, что пытаются продать, – не нужно принимать ЛСД для снятия зависимости и переимпринтирования. Но предположим, всех торговцев изолировали от предмета, важного для нас независимо от ситуации, в которой мы живём. Я готов принять ЛСД по такому случаю! И что такое Бог? Кто знает?
Тимоти Лири, Роберт Уилсон не зря часто вспоминают Алистера Кроули... Уж не пахнет ли серой, и не беседуем ли мы с чертями? На этот вопрос отвечали хиппи – те самые 35,000,000 и ещё миллионы, затерявшиеся «в советских тюрьмах». Зачем стремиться знать, что такое психоделия, когда мы можем просто жить с этим? И увидел Бог, что это хорошо. А что касается политики, нейрополитики, цифрового политеизма… Talk, talk, it’s only talk.
Тимоти Лири – кем бы он ни был – видел в своей жизни Лучшие стороны человеческой природы и пытался отделить моменты истины от моментов идиотизма своих современников. И оставил после своей «несовременной смерти» ещё один Дизайн Бессмертия. Так или иначе, эти времена должны были оставить след в истории, но наш Разум не Высший, и мы не понимаем, зачем мы жили.
Не верьте тем, кто хочет вам это объяснить, вместо того, чтобы дать шанс – понять этот мир без них.

Критика элиты авангарда

Timothy Leary. «Design for Dying».

Рецензия

Cмерть как вечеринка в университетском кампусе

Тим Лири – свидетель шестидесятых. Он написал около сорока книг о human conditions. Насколько содержание этих книг общезначимо, полезно для истории, не ясно. Но материал существует. Возможно, это всего лишь контент в киберпространстве, столь презираемый людьми, имеющими академический стаж.
Буду исходить из того, что есть. Тим Лири всю свою жизнь выявлял разного рода табу и нарушал все запреты, сознательно вносил хаос, создавал «пробки» в системах. Люди, паразитирующие на короткоживущих – до ста лет – концепциях, принципиально хотят считать все идеи Лири графоманством, интеллектуальным мусором.
То, что устроил Лири из своей смерти, – ещё одно покушение на социальное табу. Почему бы нет? Это были его последние слова: «Why not?» Перед смертью он снова собрал вместе свои мысли, которые не столько уж глубоки, но всё же точны. Они не глубоки, потому что «связь истории» в них порвана, или вообще в них нет никакой истории. А точны они постольку, поскольку точно работал его мозг, или его нервная система, которую он всегда считал, скажем так, ВАЖНЫМ узлом эволюции всей жизни на Земле. Это его концепция номер один.
У Тимоти Лири исторические знания были «вынесены за скобки» – в главе «Принципы Жизни» он рисует придуманный им иероглиф – (…), и рассуждает в связи с этим о сложнейших вещах. Вместо исторического познания он приспособил для себя некий миф о дезоксирибонуклеиновой кислоте – ДНК. В первую очередь это панспермия – учение, которое, строго говоря, до сих пор не доказано, но со времён Джордано Бруно висит в воздухе. Ну кто не верит в то, что в нашей Галактике есть звёзды, на которых есть жизнь? Разве что какой-нибудь цензор академии наук. Тимоти Лири пишет, что он заключил «пакт с ДНК». Это концепция номер два. Ну, я далее нумеровать не буду...
Так или иначе, если исходить из всех нейроконцепций Лири, смерть – это интересное время. Собственно говоря, смерть – своего рода экстаз. Если, конечно, позаботиться о дизайне смерти. В момент смерти нейроны и ДНК как-то должны взаимодействовать. Прежде чем отключиться, мозг может некоторое время работать в необычном режиме. Причём умирающего уже никакие инстанции не накажут. Узнав, что у него рак простаты, Тимоти Лири стал готовиться к путешествию, на этот раз не смешивая ЛСД и ДМТ или что-то там вроде этого, а предвкушая то, что в фокусе сознания проявится информация, доступная только при окончательном сбросе всех нейрологических импринтов. Если кто-то не уверен, что знает, о чём идёт речь, то простейший имринт возникает у новорождённого птенца, который начинает ходить за мячом, если мяч ему покажут раньше, чем он увидит свою мамочку – ну там, курицу или гусыню.
Известно, что старики устают жить и встречают смерть радостно. Тимоти Лири решил позвать друзей. И даже понаехали журналисты. Вообще-то, хотя те и сказали, что старик сделал good job, – лучше бы их не было. Такое развлечение, конечно, не для всех. Как говорится, смерть – это последний одинокий бизнес. Однако почему нет – why not? Какие ни есть, а друзья нашлись. Возможно, наличие друзей важнее последнего диалога нейронов с ДНК. А то, когда друзей нет, – ну что там разговоры?..

Что досталось Богу

Тимоти Лири – вряд ли антисемит, хотя в антисемиты каждого могут зачислить за всё что угодно. Но иудеохристианство, и шире – монотеизм, он попытался охарактеризовать негативно. Впрочем, известный способ познания – перечисление того, чем Бог не является, так что Иегова не обиделся. Ибо совершенное существо не может обижаться – в этом было бы отсутствие совершенства. Впрочем, по поводу гнева Божьего в классическом варианте – всякие там нашествия саранчи на неразумного фараона - Лири не мог не обойти вниманием и вволю поиронизировал, мягко выражаясь. Бог-полицейский, апостол Пётр, охраняющий рай от инакомыслящих, – это всё задевает верующих, которых на Земле великое множество. Но Лири не к верующим обращается, верующие его книги не читают. Скорее, он обращается к тем, про которых Ницше задавал вопрос: «И что же у них есть такое, что они считают себя лучше пастухов?» «А! – говорил Ницше. – Вот что отличает их от пастухов – у них есть образование!» В наше время Ницше, возможно, расширил бы парадигму своей «Весёлой науки»: и что же у них есть такое, что отличает их от образованных? «А! – сказал бы Ницше. – Вот что у них есть – степень доктора философии, или у некоторых даже faculty position». Тимоти Лири, как известно, из Гарвардского университета изгнали за опыты со своим сознанием, но в своём интервью он назвал всех, кто в Гарварде остался, роботами. И уехал путешествовать в Индию за свой счёт.
Вообще, в те времена, которые меня интересуют, многие путешествовали в поисках духовной пищи. Безработные on the road колесили между Сан-Франциско и Новым Орлеаном.
Джек Keроуак пишет о том, как шериф задаёт этим ребятам «хороший вопрос»: «куда вы едете?», «куда-то?» или «просто едете?» «A tall, lanky fellow in a gallon hat stopped his car on the wrong side of the road and came over to us; he looked like a sheriff. We prepared our stories secretly. He took his time coming over. «You boys going to get somewhere, or just going?» We didn’t understand his question, and it was a damned good question». Jack Kerouac. «On The Road». 1955.
Стихи писали – кто, как Хлебников в России, перевозил их в наволочке, кто пошёл по пути социальных метаморфоз и далеко зашёл, как Роберт Циммерман. А если рукописи, в частности стихи, не горят – разве что, когда 451 градус по Фаренгейту, – то сколько же заброшено в параллельные миры? А там, где-то в параллельных мирах, есть Бог, может быть, Иегова (jude hej vav hej), коль скоро методисты всё же настолько восхищены священным текстом как таковым. Вот и радость хасидов проходит мимо нас. А на месте поколения хиппи cейчас поколение сети. Мало кто в это поверит, учитывая роль Интернета в коммерции и бизнесе.
Тимоти Лири, впрочем, настолько увлекался компьютерами, что его можно назвать пионером сети. Моя тётя в Вирджинии, женщина образованная, сказала мне: «Мы к Интернету не принадлежим». Это было в 1990 году, и она предпочитала вступить в rotary club, а Интернет мыслила себе как новый бизнес или новую политическую партию, то есть Brainwashing. Вероятно, эта точка зрения актуальна и двадцать лет спустя. Тимоти Лири считал, что поколение хиппи имело экологическую нишу – тело. А для поколения сети экологическая ниша – мозг. Ещё одна неакадемическая концепция, а впрочем, может быть, уже купили! Но Тимоти Лири, конечно, несёт, и он придумал ещё и нанопоколение – nanotech generation. Но пройдём мимо, мало ли что пишут.
Да, так Тимоти Лири умирал в 1996 году. Кроме своего «Why not?», он ещё успел записать: «I don’t believe in belief», – перевести эту фразу легко, но лучше оставить так, как она звучит. А свои концепции панспермии, эволюции мозга и message генетического кода Тимоти Лири тут же называет «probably a reasonable good guess», возможным предположением. Так что Бог не обидится.

Увлечение молодости

Тимоти Лири сообщает, что когда ему был двадцать один год, он решил стать психологом. Видимо, он в этой области разбирается, так как сделал исторический обзор от бихевиоризма – deindividualizing psychology of behavioral contol – до последних гуманитарных подходов. Последние гуманитарные направления в психологии, пишет Лири, надоели людям хуже, чем бихевиоризм и психоанализ, ангажированные ЦРУ. Что же купили себе спецслужбы за свои деньги? Три науки – клиническую психологию, психологию личности и социальную психологию. Но все три науки занимаются вопросами приспособления – psychology of adjustment. Лири спрашивает: «Are you well adjusted? Huh? What the fuck does that mean…» Вы хорошо приспособились? Какого чёрта… что это значит в обществе 1990-х? Приспособлены к «чему»? Мы пришли к пониманию того, что ничего «нормального» не существует. Видимо, поэтому центральная глава последней книги Тимоти Лири называется «Мутанты».

Мутанты

Рыбы плавали в океане и высовывались из него, чтобы дышать атмосферным кислородом. У рыб была своя эволюция и своя ниша существования. Но всё-таки эволюция шла вперёд, и жизнь продолжалась на суше, на сухих поверхностях, – жабры остались у рыб, а кислород стал поступать в мозг через лёгкие. Тимоти Лири сравнивает ход эволюции тогда и сейчас. Люди, которые употребляют ЛСД, ДМТ и кетамин, стали дышать «новым кислородом», и для них открыт новый путь эволюции.
Церковь учила: только Бог может быть бесконечным. Среди математиков и «кислотных голов» («acid heads») еретическое переживание бесконечности процветает. Ещё Эвклид, изучая свойства треугольника, обнаружил несоизмеримость отрезков и иррациональные числа. Современная высшая математика продолжает становиться ещё более высокой, get higher – игра слов!
Предположим, важно не средство, а цель, то есть эволюция считается возможной. Мутанты победили – the mutation is a success, Doctor. Наша культурная война закончилась победой. Тимоти Лири прямо отождествляет мутантов и элиту. Элите свойственно творчество, и воображение, и даже «хакерство» – toward scientific and technological reality hacking. Фридрих Ницше и Алистер Кроули сделали всё, чтобы декаданс стал демократичным. Впрочем, изучая человечество в состоянии дикости, Джеймс Фрезер в книге «Золотая Ветвь» пишет:
«...Племя в скором времени приобретает богатство и рабов, которые, освобождая целые классы людей от постоянной борьбы за выживание, дают им возможность посвятить себя бескорыстному приобретению знаний – этого благороднейшего и сильнейшего орудия – с целью улучшить жребий человека».
Другими словами, элита, в том числе рабовладельцы Древней Греции и Древнего Рима, играют в истории человечества благороднейшую роль и улучшают жребий человечества – эта мысль не очень хорошо согласуется с тем, чему нас учили в школе.
В главе «Мутанты» Лири практически воспроизводит содержание главы «Из внутреннего пространства во внешнее» из своей книги «Нейрополитика». А именно определение контуров – circuits – cознания. Контуры выше пятого предназначены для будущей эволюции. Кстати, в книжных магазинах можно купить совсем популярные изложения этой теории – ликвидация безграмотности молодых людей. Но, разумеется, никто эти пособия не покупает. Серьёзные молодые люди предпочитают не читать тонкие брошюры в ярких обложках, а взять солидный курс у живого профессора в университете.

Современная алхимия

Современной алхимией Тимоти Лири называет киберпространство или «кибернавтику» – то, что пришло на место старых, мёртвых, ограниченных хиппи. Но в киберпространство входит нечто большее, чем поколение сети. Тимоти Лири пишет об управлении хаосом, ссылается на Эйнштейна и Пригожина. Как известно, Эйнштейн сказал, что Бог не играет с миром в кости («God does not play dice with the universe»). Сегодня стало ясно, что, напротив, «многие боги на самом деле играют» – «there are many gods who do indeed play dice». Илья Пригожин называет это эволюцией, диверсификацией и нестабильностью. Пригожин изучал самоорганизующиеся «диссипативные» структуры, которые могут вопреки интуиции сопротивляться закону возрастания энтропии и могут достигать состояния локальной упорядоченности.
Трансцендентная физика больше не имеет дело «с тремя коровами и с тремя яблоками», план строится в абстрактном пространстве, во внутреннем мире, а затем проецируется (answer back) во внешний мир. Поэтому не удивительно, что математика есть, вероятно, единственная область науки, в которой внутренние миры полностью приемлемы (inner worlds have achieved complete consensus acceptability). В рамках математики дискуссия о нематериальном (intangible) никогда не будет считаться мистическим нонсенсом.
Конечно, Тимоти Лири в очередной раз ссылается на массовую культуру. Да, абстрактная чистая математика хороша сама по себе, но важно, что практическая технология непрерывно пополняется. И тут же поп-звезда David Bowie упоминает в откровенно неакадемических источниках «airy inner and earthy outer worlds» – внутренние миры на небе и внешние миры на земле, и более того, это нe что иное, как Кетер и Малхут – каббалистские тайные вселенные.
В корнях программирования компьютеров Тимоти Лири усмотрел intimation of godhood – можно перевести как «намёк на божественное». Но, очевидно, только потому, что, как свидетельствуют биографы, сам увлекался «программизмом». Так же, как Алан Тьюринг плохо играл в шахматы, но шахматы любил. С точки зрения социальной реальности программисты – всего лишь обслуживающий персонал, ценятся личности, например, «настоящие физики», которые говорят программистам, что они должны программировать. Но, как всегда, бывают плохие и хорошие программисты. Хорошие, возможно, могут иметь интимные отношения с Богом. По крайней мере, так считает Тимоти Лири. Или, в любом случае, программирование – это очередной инструмент для мысли (tool for thought).

Галактика Гуттенберга

В эпоху между Платоном и Кантом считалось, что власть слова есть абсолютная и объективная власть, и все, кто разговаривает на данном языке, разделяют одно и то же значение – same thing. Эпоха Гуттенберга, печатание книг, на самом деле имеет свои негативные стороны.
Кто-кто, а уж искушённые постмодернисты (sophisticated postmodern citizens) знают толк в мультимодальной игре. А прочие смертные до сих пор путают целостность, непротиворечивость и истину. Система может быть внутренне когерентна и широко применима – например, религиозная догма – но может не иметь отношения к истине. Конечно, вопрос прокуратора Иудеи Пилата: «А что есть истина?» – актуален и сейчас. Но очень уж много тренеров (coaches), так много, что нельзя доверять никому. Не покупайте!
Однако то, что пишет Тимоти Лири, звучит правильно: каждая личность, индивидуальность должна быть «личным учёным» (personal scientist), конструктором фреймов значений. Это пересекается у него с декларацией правильной позиции психолога – не авторитарные, но коллаборативные отношения. Терапевт и пациент должны работать вместе как команда – as a team. Терапевт должен предоставить пациенту инструмент и тренинг, необходимый последнему для исследования собственного психологического makeup. Очень всё это хорошие слова! Вероятно, исключительно благими намерениями, как всегда, мостится дорога... Как там говорил один лирический герой: «Я очень хочу работать агентом КГБ! Запишите меня в КГБ! Я обязательно напишу письмо в КГБ!» Это из редкой записи «Через Призму Винта» Сергея Глазатова. Но и в «Дизайне Смерти» есть глава «Мутанты становятся агентами». Разумеется, не агентами разведки, а агентами эволюции, но агенты разведки могут назвать себя агентами эволюции... Более того, Тимоти Лири заявляет буквально, что история цивилизации есть история агентуры. Но это остаётся на его совести.
Оказывается, если верить Тимоти Лири, индустрия развлечений (entertainment) – это тоже диверсия мутантов. От джаза до сюрреализма, от Пикассо до Элвиса Пресли, от Гретты Гарбо до Мадонны – список в книге длинный. Тут уж обнаруживается явно «пиндосcкая ментальность», которая систематически критикуется и пародируется оппонентами с «правильной ментальностью».
И, наконец, Тимоти Лири упоминает то, как умирал Сальвадор Дали: уединившись и в нищете (если не материальной, то в духовной). Хорошо известно, что не только Сальвадор Дали, но и многие другие уходили в одиночестве. Хотя ещё лучше, может быть, умереть в авиакатастрофе или в автокатастрофе. Это пропуск в Центр Галактики.


Сообщение отредактировал szemtsov - Четверг, 01.11.2012, 05:42
 
szemtsovДата: Четверг, 01.11.2012, 05:30 | Сообщение # 4

Увлеченный
Сообщений: 42
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline

Критика элиты авангарда

Timothy Leary. «Politics of Ekstasy».


Рецензия

«Я не знаю, где здесь пластика, если люди падают ниц».

Евгений «Джон» Соловьёв

-1-

Конечно, никому не нужны динозавры. Если есть интерес – в связи с тем, что происходит в мире здесь и сейчас. Уроки истории должны учить тому, что актуально относится к современности, так или иначе. С другой стороны, все эти потерянные поколения, кокетливо потерянные Хемингуем – дескать, потерянные-то, конечно, потерянные, но... Также и другие случаи, поколение «хиппи», поколение «шестидесятников», клуб самодеятельной песни – целые букеты субкультуры и контркультуры. Делать-то нечего – со своим поколением, со своей эпохой; это и Dasein, и лягушки, которых резал Базаров, для кого-то это родина, которая непонятно с чего начинается, и чем кончается.
Переписку Каутского с Энгельсом я не читал, но переписку Гинзбурга с Кероуaком – взял. Я и не гомофоб вовсе, с хорошим гомосексуалистом и на брудершафт выпью. Впрочем, гендерные вопросы вообще за пределами данной статьи. Примем аксиому, что когнитивная сложность не способствует коммуникативной компетентности, и тогда проваливаемся в континуум диалогических социальных миров, когда все друг другу внимают, но каждый вещает для себя, не в интересах истины, но в интересах ипотеки.
Мне сказали, а также я это и прочитал в интернете, что лучшая книга Тимоти Лири – это «Политика Экстаза». По крайней мере по критерию «настольности» для поколения, которое вроде бы и вымерло, но всё-таки ещё реферируется пиаром. Тимоти Лири, недаром что Ph.D., он определение даёт тому, что такое экстаз. Впрочем, именно это определение я цитировать не хочу, и так понятно тому, кто понимает. Там у них была Лига – IFIF – International Federation For Internal Freedom. Опять же, кому надо, прогуглите, пожалуйста.
Всё, что я писал до сих пор о Тимоти Лири, всё-таки недостаточно полно. Абсолютной полноты, как сказал Гёдель, не бывает, но меня там перепечатывают на leary.ru и scortcher.ru, и даже залили на ebookscenter.co.uk – коль скоро чёрный пиар стал таким нудным – я чувствую желание дополнить свои импрессионистcкие исследования. Дополняя и дополняя, мы приближаемся к так называемой истине. Не к той истине, про которую Пилат спросил – «а что это такое?». И не к той истине, на водоразделе материального и спиритуалистического, для функционирования которого требуется Параматма, и не то, что побудило Хайдеггера уклониться от визита на похороны Гуссерля... Всё-таки, что есть истина-процесс? Во всяком случае, может, и стоит держаться от неё подальше.
Тимоти Лири кем только не был, а был он и психологом, и первым internet savy – и он изложил учение о нервной системе как божественном устройстве – device – для того, чтобы пользоваться которым, нужно прочитать инструкцию. В Америке, вообще, пишут инструкции везде и приделывают их всюду – это менталитет. Начиная от инструкции что делать, если – choked – подавился. Или, что сотрудникам кафетерия после посещeния туалета – мыть руки. Эти инструкции какое-то дополнение к свободе. А тут инструкция от профессора Гарвардского университета – что делать с мозгами. В глобальном баре Америки, если вспомнить Rammstein, есть sometimes кока-кола, sometimes война.
Лири – писатель, а вероятно, от писателя ждут предвидений и прогнозов так или иначе. Кое-что он и на самом деле предвидел. Но я хотел бы соотнести предвидения старого времени с последним временем. Замечу, что моё «последнее время» точно так же окажется устаревшим через декаду-другую. Всё, что говорилось о так называемой киберкультуре, или cyberspace, в момент зарождения этой киберкультуры – было правильно и точно. Подтвердить это может Cтивен Уилсон – Steven Wilson – из Porcupine Tree. Или Дэвид Бирн – David Byrne – из Talking Heads.
Или вот цитата из канадского поэта:

Теперь я поселился в Монреале, и тут моя работа.
В чём заключается она? Всё, что мы делаем, – сидим в кафе,
И обсуждаем лишь единственную Тему:
A стала ли литература Available for free on the Internet?

David McGimpsey, «Моя Жизнь как Жизнь Канадского Писателя».
Перевод автора.

И в чтениях Щедровицкого (а Г.П. Щедровицкий, если кто не знает, – это гений всех советских времён и всех советских народов) упоминается конец «эпохи общественных институтов». Его окончательно признают, когда восстановят СССР.
Что есть общего во всех атаках против общественности и общественных институтов – то, что эти институты больше не нужны, или у нас теперь другие представления – зачем они нужны, кому они нужны, и как они работают в цивилизации. Возвращаясь к Тимоти Лири – тот говорил о конце политики, о переходе от земной политики к политике космической – terrestrial и celestial. Дэвид Бирн называл себя наблюдателем за человечеством, пришельцем из космоса. Cтивен Уилсон – по эстафете, сообщает, что современное искусство, если это мануфактура, никому не в радость, и именно для поколения «хиппи», или поколения «политики экстаза», искусство стало способом существования. Cтивен Уилсон заходит в музыкальный магазин, берёт там в руки пачку аудиодисков – и как я, утверждает, что интернет и свободный поток – streaming – музыки, который не контролирует музыкальный бизнес, – есть свобода. Поколение Сети, поколение интернета – преемник свободы «хиппи», которые начали с освобождения тела, в то время как предвидели освобождение нервной системы. И, оказывается, наркотики – частный случай медитации. Что касается литературы, книг – то и тут тема: насколько они стали свободны в интернете, и что теперь является очередными задачами союзов писателей?
У меня есть плохая манера – сливать в ведро несколько тем сразу. Тороплюсь, и, вообще, это можно считать компактным стилем, или импрессионизмом, или мозговым штурмом. Вероятно, кому-то ясно всё, что я пытаюсь сказать, а кому-то даже в медленном темпе не поможет. Но у меня вот такая вторая сигнальная система, можно жаловаться психиатрам. Но и это совершенно двусмысленно – они сами мне жалуются.
Я хотел бы поиграть со своей второй сигнальной системой, и сравнить полёты. Полёты в Америке, Get High. И то, что ассоциируется с бригантиной, поднимающей в дальнем синем море паруса – как это они так взяли друг друга за руки, чтобы не пропасть по одиночке – в России. Эпоха одна и та же, 60-е годы двадцатого века. Но пропадали. И в Америке, и в России.
Заметим, между организованным насилием, типа гитлеризма и холокоста, и насилием в Комбинатах имени Кена Киза, с полётами над кукушкиным гнездом, есть, как говорят в Одессе, две большие разницы. Приведу длинную, но поучительную цитату:

Хребты безумия – тайны психиатрических больниц штата Огайо
Athens Mental Hospital/Athens Lunatic Asylum.
Афинский центр психического здоровья располагается на холме, по соседству с рекой Хокинг. Он открылся 9 января 1874 года на землях, приобретённых у местного фермера Котса. Больница была построена как дом для ветеранов гражданской войны, страдающих от посттравматического стрессового расстройства. Lunatic Asylum создавалась с философией д-ра Томаса, который верил в проектирование приютов в форме реального дома, чтобы принести знакомый комфорт для своих пациентов. Население быстро выросло с 200 до 2000 в начале 1900-х, правильный уход был даже отдалённо не возможен. В попытке сделать большое количество психически больного населения более управляемым, регулярно проводилась лоботомия в 50-х годах. Доктор Уолтер Джексон Фримен, доктор философии, иначе «Отец трансорбитальной лоботомии», проводит более 200 лоботомий в одиночку.
В последние годы кампус Государственной больницы, также известной как «Хребты», перешёл в распоряжение Университета штата Огайо, и сейчас там располагаются сразу несколько учебных зданий.
Старожилы города помнят старую государственную больницу. Это было внушительное массивное здание, стоявшее на северной стороне Уэст-Брод-стрит. Психиатрическая больничная система была создана в Колумбусе в 1838 году, но главное здание возвели только в 1870-1877 годах. Постройка была настолько огромной, что, по некоторым источникам, стала лидером по площади чуть ли не во всей стране.
Больница для умалишённых просуществовала до 1980-x годов, когда уже почти вся краска слезла со стен, и клетки-комнаты в подвалах давно были заброшены.
Сейчас на этом месте высится новый монстр из стекла и стали – Департамент транспорта штата Огайо. Но остатки старой лечебницы ещё можно кое-где найти.
В Columbus Dispatch за 18 октября 1894 годa была опубликована одна любопытная статья. Надо отметить сразу, что тот отрезок эпохи отличался особыми стандартами журналистики (полная свобода) и медицинской этики. Абсолютно спокойно печаталось содержание предсмертной записки самоубийцы, а порой и убийство из ревности облачалось в романтические цвета. Это был почти особый вид искусства, в котором сплетались тёмные и чарующие нотки. По этой теме даже вышла книга Майкла Леси «Wisconsin Death Trip», по которой в последующем был снят одноимённый фильм.
«Это коллекция фотографий и статей, описывающих жизнь в маленьком городе штата Висконсин. В книге были фотографии младенцев в гробах, сообщения из психиатрических больниц, детали сцен убийств… это невозможно забыть. Книга произвела на меня огромное впечатление». (Уэйн Статик, лидер индастриал-метал группы Static-X)
Так вот, о статье. Она называлась «Капризы разума». В ней врачи лечебницы спокойно раскрыли детали различных психозов своих пациентов, что сейчас является совершенно неприемлемым. Более того, газета опубликовала статью в качестве юмористической колонки.
Приведу самые яркие случаи. Один пациент, совершенно нормальный на первый взгляд, имел лишь одно отклонение: знание о Море смерти. Он утверждал, что это море составляет 18 дюймов в ширину, 150 футов глубиной и тысячи километров в длину. Больше о нём рассказать ничего не мог.
Госпиталю принадлежали четыре кладбища (по другим источникам: три):
– State Old Insane and Penal Cemetery (oldest)
– State Feebleminded Cemetery (second oldest)
– State of Ohio Asylum for the Insane Cemetery (third oldest)
– State New Insane Cemetery (most recent)
State Old Insane and Penal Cemetery.
В списке это самое крупное кладбище, к тому же самое трудно находимое. Оно служило местом захоронения пациентов Государственного института для слабоумных (старое название бывшей психиатрической больницы Колумбуса) и заключённых пенитенциариев Огайо (исправительное учреждение тюремного типа). Исправительная (пенитенциарная) психология изучает психологические основы ресоциализации (восстановления утраченных социальных связей и качеств личности, необходимых для нормальной жизнедеятельности в обществе).
State Feebleminded Cemetery.
Columbus Developmental Center Cemetery.
Государственное кладбище слабоумных является вторым старейшим местом захоронения при психиатрической больнице Колумбуса. Здесь уже даты начиная с 1906 года. Как вы можете увидеть на фотографиях, здесь почти одни таблички. Пациенты не имели семей, которые могли заплатить за достойное надгробие.
State of Ohio Asylum for the Insane Cemetery.
TICO Cemetery.
Упадок больницы. Убежище неимущих пациентов. Только 75 могил имеют даты и имена, остальные же – только номера. Более того, есть два надгробия, которые сообщают: «Образцы». Образцы чего? Трупы для медицинских экспериментов, а может, всего лишь части?
Существует одна жуткая версия.
Образцы – это дети, посаженные на наркотик Triavil 4-50, вызывающий жуткие галлюцинации. Некоторых детей буквально заставили его принимать. Их избивали, пытали и насиловали. Беспризорники, за которых некому было вступиться. Их держали на специальной ферме. От этих таблеток мозг словно жарился. Кто не выдержал – стал «Образцом». Некоторые выжили. Тем детям около 40-50 лет на данный момент.
А таких мест по всей стране ещё очень много...

Да, 40-50 лет… И уже все 60-70 лет. Потерянное поколение, и в Америке, и в России – никаких преимуществ СССР не наблюдается. Впрочем, тут можно и организовать дискуссию – с товарищем Швондером, трансформировавшимся в Кургиняна.

-2-

Cледует отличать истину и конфиденциальность истины. Больному не дают читать его историю болезни, он ничего там не поймёт, или поймёт неправильно. И более того, аморально «обнародовать» содержание досье, в котором хранится нечто, что может сойти за истину. Такие «истины» нам не нужны. А какие нужны? Видимо, в качестве социально допустимых истин могут выступать коллективные инварианты, групповые паттерны мышления. Психологи не скрывают, что опасаются фрейдистского переноса, контрпереноса. За персональный психоанализ получают особые гонорары. Нужно на берегу договориться, принять аксиому – то, что мы счастливы, может быть, в рамках, ограниченно, финитно, «в отдельно взятой стране». Впрочем, давно известно отличие Сущего и Бытия. Известно также, что психологи советуют родителям радоваться, когда они замечают, что дети уже научились врать – это симптом приспособленности.
Нет ничего удивительного в том, что Ph.D. Тимоти Лири в своих сочинениях что-то и соврал. Хотя это называется по-другому. А именно, субстанциональный социум без личного вранья не существует. История создаётся усилиями воли, и без вранья никак не обойтись. Любое усилие воли противостоит массам, и как фермент или рычаг – ложь, переход в новую систему координат. А потом, массам разъясняется нечто типа того, что сбор желудочного сока полезен государству. А Ph.D. Лири – известный прозелит рок-н-ролла. 16 видов грибов из Мексики – это тема диссертации номер один, но медитация – тема, которую невозможно игнорировать. И, как известно, Лири детально характеризует творчество Циммермана, Боба Дилана, который, если я изучил правильно доступные материалы, – параллельный Владимир Высоцкий. В 1961-1964 годах Боб Дилан собирает на стадионах аудиторию и поёт перед ней чисто бардовские песни, типа

Who killed Davey Moore,
Why an’ what’s the reason for?

Это чисто волевое искусство – «хочу и буду». Я мог бы привести ещё любимые мной примеры, когда некто «собирает на стадионах аудиторию», и это не имеет отношения к критике, общественности, общественным институтам. Тем не менее, общественные институты и критика не могут остаться в стороне и «лезут». А именно, и Тимоти Лири утверждает, что «литературная мафия» сделала Циммермана своим агентом. Но вопрос: только ради подключения к доходам шоу-бизнеса или ещё чего-то ради? В России-то не было ни секса, ни шоу-бизнеса – до Бари Алибасова, или кого там?

-3-

Вообще, существует бесчисленное множество оттенков любви. А ненависти как таковой нет, точнее, ненависть – это когда платят киллеру... Уточняю то, что я trying to say.
Cуществуют же нераскрытые преступления. Убить предумышленно и расчётливо можно, и есть вероятность, что не поймают. Представьте себе таких «удачников»: они не сидят в тюрьме, они вспоминают то, что сделали, но об этом нельзя говорить публично. Кто собрал статистику таких случаев? Вот это пример ненависти. А всё остальное – оттенки любви. Более того, иногда даже мысль в голову не приходит о том, чтобы кого-нибудь убить, хотя if looks could kill they probably will...
Данная исключительность «квантовой истины» наводит на размышления. A что такое Истина и Правда вообще. Да! Историю творят люди. Одинаковых людей нет. Позиционируя себя во второй сигнальной системе, просто полезно и awarding врать, лгать и помогать спецслужбам разгонять оранжевые революции. Это у Ньютона абсолютное пространство, и «тело» одинаково летает и с Пизанской башни, и по орбите до самого Плутона. А что там наабсолютизировали человеки и напредлагал Фрейд – спросите у методологов, которые восстанавливают СССР. Впрочем, Александр Зиновьев писал: «не подам руки стукачу». Mолодец, видимо, таки да, были случаи, что он не подавал. И пигмеям Горбачёву и Ельцину тоже досталось от него, по возвращении из Мюнхена в Московский кружок.
Всем известно, что Тимоти Лири был агентом. Он там пишет о небесной политике, нейрополитике, политике экстаза, об агентах par excellence, на которых держится цивилизация. Hо когда его посадили в тюрьму, он там стал писать письма в FBI и сдавать товарищей по IFIF (International Foundation for Internal Freedom) и S.M.I.I.L.E. (Space Migration, Intelligence Increase and Life Extension), и просто всех, кого знал на западном побережье. Для того, чтобы его выпустили из тюрьмы досрочно. Ушлый Циммерман и другие люди Love Generation были заинтересованы в экономических зонах, где можно уклониться, видите ли, от уплаты налогов. Удивительно, что обстоятельства сотрудничества Лири с ФБР стали доступны для всех – у меня есть его биография, она продаётся во всех Chapters.
Проводя аналогии между поколениями, one dimensional men в Калифорнии и теми, кто надувал паруса на «Бригантине», взявшись за руки, чтобы не пропасть по одиночке… Как тот попугай Хазанова, который пролетал на городом Орлом в году пленума об усилении идеологической работы... Я хочу сказать, что по той самой теореме Белла о вероятности спонтанного квантового взаимодействия, про которую знают только умники старшие научники и Ph.D., пропагандирующие любовь к кислоте... В общем, понятно, что я trying to say. Понаведайтесь в архивы. Или заплатите немного в нужное время и в нужном месте, вам из архивов вынесут.
В Канаде и, видимо, вообще в странах золотого миллиарда, предпринимаются попытки глобального социологического исследования того, как население сотрудничало с beasts. По крайней мере с гестапо при Гитлере. Что касается Сталина – я не знаю, наверняка материалы для диссертаций найдутся, но пока это «не обнародовано». Что касается нацизма, Геббельса, Холокоста – у меня есть и книги, и фильмы. Да, Большой Брат хотел любви. Любви как спектра оттенков ненависти. Если с этой точки зрения посмотреть на уроки Счастливых Шестидесятых – что мы выучим в школе матушки истории... Я, по крайней мере, для себя нашёл там нового бога – который существует и должен прийти, но пока это общая идея, некая будущая истина. А все Боги Библии, увы, умерли. Так говорил Заратустра. В СССР не было ни секса, ни гомосексуализма, ни религии – один государственный антисемитизм хотел рулить и вырулил в штопор. Интересно, что чисто милитаристская разработка, коммуникационная сеть для атомного похода, трансформировалась в Интернет. И поколение Сети получило в наследство нечто. А что именно? Трудно сказать – нужно лет 100 наблюдать за явлением. Но ясно, что «заправлены в планшеты космические карты», а Большой Брат на Земле почти умер также. Теперь Большой Брат наблюдает за нами из космоса. Тимоти Лири, умирая, так и сказал своё последнее слово – «поехали!». Так или иначе – примерно все говорят одно и то же...

-4-

Броненосец Потёмкин уже никого не вдохновляет. Подумаешь, черви в супе! Есть сети ресторанов быстрого питания. Вес набирают, вес сбрасывают. Drop in, drop out. Суперкоммерческий рок-н-ролл Pink Floyd уже показал, каких червей следует ожидать и опасаться со стороны всемогущих боссов, раскуривающих папиросы, отнюдь не «Беломорканал». А мы-то, офисные топ-менеджеры, прозябаем между вакациями в снега Килиманджаро и в музей Эрмитаж. Хотя Академия П@@@дежа и Deja Vu со всем разберётся.
Да, Хемингуей предвидел дешёвые туры к Махариши в Индию. У него там потерянные поколения, яйца фугасом оторвало в Первую Империалистическую. А Лири, Кероуак, Барроуз, Гинзберг уже не пропадали. Они менторы и прозелиты следующего поколения, от генерации битников – генерации хиппи, география trips расширяется.
А тут ещё LSD оказывается ответом небесной космической обороны ядерным экспериментам Трумена в Хиросиме и экспериментам Сталина в Языкознании. Но как-то химическое стимулирование не прижилось. Потому что кислоту забивает героин, который всё же груб.
Я знаю человека в Израиле, который живёт на «системе» – то есть на системе из капельницы и иглы. Он описал мне героиновый финал. Он в Нетании, на побережье Средиземного моря, лечится от этого электрошоком, но говорит, что электрошок – это совсем не больно. Израильский электрошок. Он ездит в психушку и принимает свой сеанс электрошока под общим наркозом. Он спит, к нему подключают гуманные электроды – он просыпается и едет домой, к своей «системе» и платить наркодилерам. Ах да – ещё в той психушке есть кабинет арт-терапии. Там – пластилин, всё, что требуется для акварели, и фантастические мелодические песни на современном иврите.
Groovy музыка поколения любви трансформировалась в дискотеки с удовольствиями от таблеток экстази, и это уже не pot шестидесятников. Это просто такой очищенный sex drive, и уже не требует прикалывать цветы к причёскe, если ты едешь в Сан-Франциско.
Но позволено при Обаме много, и явно больше, чем было позволено при Никсоне. Не рекомендуется кричать на каждом углу, как ты счастлив, это да, нужно быть скромнее, хотя счастье, можно сказать, куётся на конвейере, входит в пакет банка, в потреблятскую корзину и даже на велфере можно поговорить, если прислониться к сухой тёплой стенке.
Книги Лири, Спилберга и Уотса продают в Cannabis Culture Headquarters Store. Я видел «Космический Триггер» на книжной полочке в Ванкувере. Вообще, я выписал с amazon.com несколько дешёвых переизданий Тимоти Лири. Впечатление лубка. Везде-то они впечатывают этот титул «Ph.D.» и излагают схему «попадания» и «выпадания» популярным языком для парикмахерш. Но и парикмахерши из Net Generation плюют на титул. Хотя на самом деле аутентичный Тимоти Лири писал лучше – иногда он и на самом деле взламывает социальные табу. Систематически он пытается излагать свою теорию нервной системы – но это уже не по вкусу «настоящим Ph.D.», обязанным соотноситься с цензурой и диссертабельными авторитетами. В России и в постсоветской Вокруг-России обитают так называемые научники. Они себя считают лучше.
Как я уже сказал – нам интересны результаты. Потерянное поколение – что это такое? Ecли смотреть «ceнтиментальными глазами» – собираться, выпивать, закусывать, вспоминать каждому своё, то это хорошо с точки зрения группы или коллектива некоторого типа. Скажем так, тип этот может варьироваться неожиданно – ветераны обкомов КПСС, поклонники кислоты и фестиваля Woodstock, узники сиона из СССР, накопившиеся в Израиле. Каждый тип потерянного поколения гладит себя по голове, поёт в своём клубе самодеятельной песни. Если цель именно такова – в узком кругу собираться вокруг костра своей клубной истины – то да здравствует свобода! Но, какие-то сталкеры, и, я думаю, из молодых, которые ещё не определились со своим выбором клубной истины, всё-таки пробуют поместить себя «вне измерений» и подыскать нечто для своего поколения. Возможно, через 40 лет они также сядут в кружок вокруг костра, но пока они ещё не присели... Они пока, как пришельцы, – смотрят и изучают НАС, которые потерянные, мудрые до дури, от своих персональных сорока лет любви и ненависти. И в таком случае, остаётся вопрос: кому нужна эта история, чему можно научиться у поколений, которые оставили артефакты, публикации, архивы – но сами в это всё не хотят верить.

-5-

Последняя книга из числа букинистических про Тимоти Лири, которую я достал – «Flashbacks» – причём, кажется, с автографом самого Лири, посвящением каким-то Neusa и Raimond to distinct individuals. Это personal and cultural history of an era, или автобиография Лири. Кому она нужна? Книгу продали мне, возможно, внуки – распродаcт хлам дедушки и бабушки. И у меня дома такого хлама накопилoсь, и распродать-то будет некому, просто выбросят, как прочие тюки с имуществом. Видимо, книг Тимоти Лири, которые у меня есть – мне хватит. Тем более, что среди аутентичных много «конспектов», почти комиксов для чайников.
Но во «Flashbacks», в главах про побег из тюрьмы в Кабуле, затем арест в Кабуле, затем про впечатления о тюрьме Folsom, также упоминается книга «Neurologic», которую Лири написал в тюрьме with two-inch pencil stub. Я бы её купил себе. Хотя, тезисы также воспроизведены в «Design For Dying», которую я знаю.
Говорят, продано миллион копий «Neurologic», переведена на французский, немецкий, испанский, японский. Хорошо иметь «писательскую жену», которая бегает по редакциям, когда ты сидишь в тюрьме. Но, интересно ещё то, что в этой тюрьме Folsom Лири писал эту книгу, а не только доносы в ФБР, если верить биографам. Я попробовал найти во «Flashbacks» что-нибудь про ФБР. Что он там «обнародовал»... Escape Plot... cтраница 350. Есть! Но не так уж много о том, что есть в биографии некого Robert Greenfield...
Cледуя пояснениям самого Лири, ФБР запросило доносы на организацию «Синоптик» – «Weatherman». Именно эта организации организовала побег из тюрьмы в Кабуле. Несколько далее, по тексту «Flashbacks», утверждается что в деятельности этой организации были замешаны сами агенты ФБР. Собственно, эту информацию раздобыла Джоанна, которая также бегала по издательствам с «Neurologic». FBI былo замешанo во взломах квартир, за что следовало посадить 20 агентов или сколько-то там. Но если бы удалось получить от Лири доказательства, что CIA (foreign powers) замешаны (или, как при Сталине говорили: болтун – находка для шпиона), то взлом частных квартир можно было бы считать хорошей работой, а агентов бы отмазали. Эти подробности в книге Greenfield отсутствуют, но правда в том, что речь шла сроке в 10 лет. Досрочное освобождение в обмен на показания. Да, Тимоти Лири согласился давать показания.
Что это за «Weatherman»? Вам не нужен синоптик, чтобы узнать, куда дует ветер. «You don’t need a weatherman to know which way the wind blows» Bob Dylan, «Subterranean Homesick Blues».
Самыми известными операциями «синоптиков» были:
– организация побега Тимоти Лири 12 сентября 1970 года.
– взрыв в здании Капитолия 1 марта 1971.
– взрыв в Пентагоне 19 мая 1972 года (в день рождения Хо Ши Мина), который вызвал затопление, опустошившее секретные данные на компьютерных плёнках.
С окончанием войны во Вьетнаме организация самораспустилась. Обвинения со многих членов организации были сняты, так как ФБР нарушало законодательство при проведении расследований.
Вообще-то, если говорить о революции применительно к движению 60-х в Америке, то это как бы границы той самой революции. Левее уже ничего не было, может быть, Чарльз Менсон, но это уже не революция, а уголовщина. Но так или иначе, студенты, новые левые, читатели книг Герберта Маркузе, которые особенно не отличали Мао от Че Гевары... ФБР, собственно, делать было нечего, было там постановление об усилении расследования и наблюдения за безработными, хиппстерами и докторами философии, интересующимися наркотиками для расширения сознания.
То, что они врывались в дома, и взламывали частную собственность – это, как говорится, «место встречи изменить нельзя!». Но всё же взрывы как протест против войны во Вьетнаме заслуживают упоминания в Пантеоне Героев.
А теперь чему же научилось у того – это поколение, поколение Сети и интернет-технологий. Есть! Смотрите infowars Алекса Джонса. Я смотрел его документальный фильм о борьбе с Новым Глобальным Порядком, Билделбергом и о расследовании 9/11 как Inside Job.

-6-

В отличие от битников, которые ездили from coast to coast на всём бензиновом, что могло ездить, в отличие от хиппи, которые начали вертикальный взлёт в космос с помощью средств медитации, поколение Сети путешествует, не выходя из дома, с помощью devices. Поэтому не совсем очевидно – чем они занимаются, смотрят весёлые картинки на мониторах? А когда же бомбить?
Если сравнить российские и англосаксонские cайты демотиваторов, то российские жёстче, а на англосаксонских попадаются чаще загадки, лингвистические коаны, не столько смешные, сколько требующие умственного усилия и декодирования. Что касается видеокастинга, постов в форумах и блогах – то самое простое назвать это всё помойкой. То есть, люди просто не понимают – зачем это всё открыто и где тут свобода. Более того, в Сетях сидят тролли. В Сетях сидят парикмахерши, домохозяйки, которые «флудят». Порядочные люди уже написали книги о том, как оставаться человеком в век электронной мафии. Да и демотиваторы регулярно напоминают друг другу – не пости дерьмо. Но проблема в том, что технологическое открытие уже не закроешь, с ним надо жить.
Человек старой закалки или, читай, человек из старой советской России, видимо, уже не откажется от убеждения, что сколько бы обезьяна ни стучала по клавиатуре... и прочее в этом роде. Те, кто родился в 21 веке, видимо, защитный иммунитет к информации вырабатывают. Всё же мозг и нервная система – гомеостатические машины. Но вот что удивительно – что человек из Прошлого, Тимоти Лири, был на стороне киберкультуры. Таких мало, но может быть, они правы.


Сообщение отредактировал szemtsov - Четверг, 01.11.2012, 05:44
 
szemtsovДата: Четверг, 01.11.2012, 05:46 | Сообщение # 5

Увлеченный
Сообщений: 42
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline


Концерт или митинг?


-1-

Поминoк по Фенигану мне не сочинить. Разве что поминки по Диме В., гитаристу группы «Бомж», который вчера повесился в Улан-Удэ. Ночью они с Кириллом бросили кости – Диме досталось взбираться по пожарной лестнице на крышу, чтобы спрыгнуть на балкон – открыть дверь квартиры, так как мне негде было ночевать, а ключ я потерял. Мемуарная часть вся. Необходим позитив.
Да вот, говорят, поколение Y. А я ещё помню dialup. «Всё-таки я преклоняюсь перед возможностями Интернета – и как мы до этого без него жили?!». Y-хромосома с I-net геном какая-то. Часами выуживать ёжиков в шампуне. Или лубки Heide Presse. Когда же я доеду до Мадрида – посмотреть Капричос?
Как-то всё сразу вывалилось терабайтами, торрентами. Хотя в объединённом королевстве это происходит более естественно, чем в городе Омске. В объединённом королевстве я подписался на рассылки галереи Saatchi. Присылают – из Лондона бритпоп, из Омска – Васю Обламова. Бритпоп – лучше – absolute beginners. А тут ещё Член Науки не разбирает «Чё?» к чему, ему надо ставить пометку – Readonly. «Из моря информации, в котором мы тонем, единственный выход – это саморазрушение» – но автор строки не саморазрушается и пиарится, и пиарится – правда что ли скрытый еврей?
Успешные люди – катафатическое богословие успешных людей. Всё, что не позитив, – паранойя. «...именно здесь мы подходим к удивительному открытию: эта наивная детская вера русского народа, его доверчивость и кажущаяся беззащитность перед злом, его упование на божественное чудо – и является удивительной чертой, отличающей русских от других народов, делающих русских божьим народом, народом преображений». (Александр Проханов)
А воoбще-то, появляется «чувство» (без границ)! Чувство, что весь мир против тебя, – есть не просто «чувство». Что-то там я ассимилировал, ассимилировал – и недоассимилировал. Кефира мало пью.

-2-

Собственно говоря, дело революции живёт. Revolutions per minute! Революция, т.е. «геволюция в отдельной взятой стгане», – дело прошлого, большая организация, потом большой концлагерь. А мелкая революция – либерализация, катарсис – живёт. Революция – это, собственно говоря, скачок в развитии. Что-то там ползёт, накапливается много ерунды, шлака всякого. А тут – шёл дурачок себе по лесу, всех послал куда подальше и вышел на новую себе дорогу.
Transmission for the people and by the people. Остаётся проконсультироваться у серьёзного бородатого дяди: а разрешена ли иная форма творчества, с точки зрения его высшего вкуса? А какая (ПАРТИЙНАЯ ИЛИ ПРАВОСЛАВНАЯ) КУЛЬТУРА стоит за тем или иным актом подконтрольного творчества?
Все знают музыкальный коллектив АББА из Швеции, злые языки говорят, что сексуальные меньшинства распознаются по страсти к этим мелодиям... (dictionary of sarcasm). Но шведы не чужды и «революции» – на панк-продукции «Refused is fucking dead» читаем slogan: «Протест прекрасен в наше безобразное время». Таким образом, противоположности объединяются чьим-то высшим вкусом.
Эксперты (Bruce Pollock) считают, что «добрые Beatles» и «злые Rolling Stones» находились у истоков революции. Но кому нужны музыканты, когда речь идёт о революции? Революции той, что внутри нас. Для «этой» революции музыка и любые формы искусства не нужны – нужна пара лёгких, и будет песня. Так что понятно, что такое панк. Но всё же, до того как появляются эпигоны, обычно кто-то бывает первым, и он во что-то верит.
«Великая Революция Рок-н-ролла» 1969 года опиралась на революционеров, которых Bruce Pollock характеризует следующим образом. Интервью с Essra Mohawk: «Мы были вечными подростками. Нам позволили оставаться подростками дольше, чем какому-либо другому поколению в истории. И мы не знали, что такое ответственность. Мы не знали, что такое осмотрительность. Всё что мы знали – cвобода (freedom). Что-то было не так с нашими предшественниками. Они что, не знали, что такое быть свободными? Но и для нашего поколения, если бы мы жили достаточно долго, чтобы начать соображать что к чему, мы бы начали соображать... Однако, лично я считаю, это замечательно, что мы не докатились до этого – если бы я имела успех, я бы, вероятно, умерла». Однако это интервью было взято в Филадельфии, в США.
Посмотрим, что сказали бы в Новосибирске, в России. Статья Сергея Глазатова: «На мой взгляд, гибель рок-музыкантов в последнее время объясняется прогрессирующим распадом единого духовного поля, объединившего всех нас в недалёком прошлом. Будучи Зазеркальем коммунистического тоталитаризма, андеpграунд цементировался наличием двуединого монстра – врага тоталитарного государства и совкового менталитета. Стоило тоталитарному колоссу на глиняных ногах xoть чуть-чуть пошатнуться, как немедленно обнаружилось, что все мы разные люди со своими многочисленными комплексами, амбициями, иерархией ценностей, жизненными устремлениями и социально-политическими взглядами. Вследствие этого и происходит упомянутый распад духовного поля, сопровождающийся колоссальным выбросом энергии».
Трудно отрицать, что сравнение двух «держав», имеющих большое сходство в амбициях и претензиях на истину, – довольно интересное занятие, особенно что касается революции и свободы. Считается, что Россия не является родиной рок-н-ролла, и «русский рок-н-ролл» приписывается чуть-ли не отщепенцам и непатриотам, тем не менее, это не так, и всё сложнее. В определённом смысле речь идёт о характеристике целого поколения и о некотором вышеупомянутом «духовном поле». Как представитель этого поколения, который всё же волею судьбы долго не умирает по сей день... я хочу уточнить кое-что, что не может считаться просто мемуарным мифом.
При наличии склонности к дедукции и привычки опираться на «общезначимые» ценности, нужно заметить, что духовные поля являются полями «трансмиссии» информации от человека к человеку. Так же иногда упоминаются «двери восприятия» – doors of perception. Cчитается, что хорошо бы иные двери держать закрытыми. Такие серьёзные общественные институты, как образование, религия, медицина, намеренно разрабатывают программы управления сознанием – счастье важнее поиска неопределённых ресурсов. А человеку всё же свойственно уклоняться от управления – начиная с азов творчества, и вплоть до политических альтернатив существующим основам. Также человек обычно проходит сквозь кризисы. Если кризис и не настолько разрушителен, чтобы быть необратимым, всё равно здоровому человеку разрешено думать обо всём, включая мысли о смерти или мысли о том, что его сознательно или непреднамеренно обманывают, или просто о том, что в мире нет совершенства. Кризисы начинаются, как всем хорошо известно, в подростковом возрасте – и возможны разные пути эволюции и революции.
Рок-н-ролл всего лишь одна из антикризисных программ. Если иной еврейский мальчик успокаивается игрой на скрипке, это другая программа. Но, еврейское воспитание дело тонкое – это тема специальной статьи. Посмотрим на революцию как форму шумового протеста. А именно, я помню шумовые стереоустановки, из которых изливались «диппапл, криденса» и прочий «black sabbath» – и это была «прекрасная форма протеста», как сказанно гораздо позже в Швеции. Хотя я припомнил как раз времена «тоталитарного государства и совкового менталитета». Как известно, распад и развал не заставил себя долго ждать. И тогда появился более агрессивный рок-н-ролл, точнее, уже нечто и не рок-н-ролл, а формы, более близкие к объектам карательной психиатрии.
В России русский рок-н-ролл не был так сильно привязан к психоделии и к наркотикам, как в США и Англии. В русском рок-н-ролле 80-х годов не было своего Тимоти Лири, изучавшего наркотики и ставшего прозелитом музыки. В 1986 году в Новосибирск приехал Борис Гребенщиков с группой «Аквариум». Билеты были распространены среди комсомольских активистов. После выступления Гребенщиков беседовал с залом. Он говорил об элементарных основах индивидуализма. «Я один, и другого такого, как я, больше нет», – сказал его гитарист Александр Ляпин, и никто в зале ДК Чкалова не понимал, о чём это им говорят. Это тогда был такой этап революции.
В этом же, 1986-м, году я бывал на квартире известного тусовщика, Александра «Иваныча» Рожкова – он мой одноклассник к тому же. На этой квартире постоянно бывали Егор Летов и Янка Дягилева, и там начинался новый этап революции. «Если бы я мог выбирать, я был бы Гребенщиков», – говорил Егор Летов. Я, к сожалению, с Янкой практически знаком не был, но с Егором много разговаривал. Однажды Рожков повёз его в так называемый «зомбарий», а меня не взял – ну у него были свои там соображения, кому делать какие экскурсии. Меня он водил в другие места. С «зомбарием» этим работал некий следователь милиции Борискин, которому по долгу службы приходилась пробовать на себе всё: «колеса», «известку» и разные другие суррогаты психотропных препаратов. Также у Рожкова я познакомился с некой Галей-галопиридол, которую её первый муж, Сергей «Джекл» Глазатов, звал «бесноватой», а второй муж собирал библиотеку «мрачных книг». Когда они уезжали в Израиль, Рожков все эти «мрачные книги» по методологии наук и математике похоронил в погребе своего дома. В Израиле сборщик этих книг Виталий, будучи русским, долго не протянул и утопился в Средиземном море. Я, когда приехал в Израиль, пытался Галю найти по её следам в городе Ашдоде, но не удалось. Чуть позже мой экскурсовод Иваныч, который отслеживает все рождения и смерти, сообщил, что Галя похоронена в Эйлате. Но это я отошёл от своей статьи и увлёкся мемуарами, впpочем, только чтобы напомнить тем, кого это как-то касается, об их старых друзьях.
Егор Летов является учеником Сергея Жарикова, который, по крайней мере, сам это утверждает. Он называл Егора хиппарём, а затем, считает, что сделал из него человека, т.е. как бы человека – панка. Познакомил его с Лимоновым и Баркашёвым. Это уже выходит за рамки мемуаров, так как панк-рок – это политическое движение. Зачем Егор Летов явно злоупотреблял политикой – это ему виднее. Но, он это делал давно, когда панк-рок ещё был другим. Сейчас то, что называется панк-роком, скорее hardcore стиль, и в России ему аналогов нет. В России «русский панк-рок» умер вместе с Егором Летовым.

-3-

В общем-то, я занимаюсь анализом текстов. Из дисков я выдёргиваю книжки с explicit lyrics и пытаюсь, когда это возможно, переводить, а чаще просто отношусь как к серьёзной форме поэзии, что, разумеется, не все одобряют. «Какова эффективность механизма воздействия, доступная поп-артисту?»
Как ни странно, у Егора Летова очень необычная и оригинальная лексика, и его стихи не ценят образованные литераторы совершенно напрасно. Иногда, конечно, какие-нибудь «нерукотворные п##дюли» ставят в тупик, но успех «Гражданской обороны» основан на таланте Егора Летова. Видимо, поэзию Егора Летова можно сравнивать с поэзией Яна Куртиса и Джима Моррисона. Я не буду много писать про Летова – так как это дело живущих в России.
Ян Куртис, если верить его жене Деборе, вершиной своего творчества считал «Transmission» и ничего другого уже в этой жизни не захотел творить. «We would have a fine time living in the night, left to blind destruction». Впрочем, Дебора выбрала другую эпитафию для его могилы – «Love will tear us apart again». Любовь каждый раз разъединяет нас. Ян Куртис был болен – эпилепсия, и, возможно, никакого экзистенционального чувства вины у него и не было, просто не хотел быть инвалидом. Но миф есть миф. Ему приписывается так называемая ангедония – болезнь отсутствия радости. Выхода нет, и суицид оправдан. Имидж Яна Куртиса успешно ассимилировала группа New Order – но это уже чистый бизнес, а не революция.
Джим Моррисон умер, в некотором смысле естественной для рок-звезды смертью от передозировки. Всю жизнь Джим был в первую очередь поэтом, и даже время от времени уходил от деятельности на сцене и от музыки. Он оставил сборники стихотворений, далёких от рок-н-ролла.
Егор Летов, Ян Куртис и Джим Моррисон являются исключением из правила, из массы артистов. Они могли бы прожить свою жизнь, не будучи «марионетками музыкального бизнеса» – «music-business puppets» (Deborah Curtis). Их творчество самодостаточно и открывает двери восприятия. Строчка песни – может остаться в памяти на всю жизнь. Но многие образцы иного революционного искусства, может быть, и на самом деле только дразнят начальство и развлекают публику?

-4-

Некоторые поп-артисты, на самом деле, преднамерено несерьёзны. В конце концов, шут – это тоже профессия. А профессионализм всё что угодно превращает в «высший сорт». Вот, скажем, Элтон Джон – делает своё дело хорошо, и хорошо зарабатывает. Есть примеры более откровенные. Скажем, Сергей Шнуров – поёт про задницу.
Эволюция панк-рока достигла стадии «революции в стакане». Ещё была стадия «революционного танцзала». Revolution Ballroom – Нина Хаген. Ещё «гигант среди карликов» Марк Болан утверждал: «No, you won’t fool the children of the revolution». Танцевали все. Эта танцевальная функциональность больше никому не нужна. Рок-концерт превращается в митинг.
Панк-митинг в качестве цели ставит тоже освобождение, liberation, но у него что-то общее с пролетарской культурой. «Птичка чирикает на ветке» – не в духе панка. «Американская мечта – чёрная маска и газолин» – это по-нашему. Характерно, что в своё время отказались от музыки как от буржуазного элемента, но также и стихотворения, или «тексты», стали набором слов, над стихотворением никто не работает как над произведением поэзии. Речь уже давно не идёт о рифмах и размерах, но и лексика, образы выхолощены до простых утверждений типа «богатые – г#вно», «деньги – г#вно», «евреи – г#вно». Выпускается пар, и ничего не сообщается.
Впрочем, и того хуже. Если ругательства ещё есть своего рода какой-то (политический) бизнес, то иногда просто перечисляются эмоциональные состояния. «Я шёл по своим делам, а они все делают свои дела. Какое мне дело до них? И какое им дело до меня?!» И музыка, и слова на редкость серые и утлые.
Если послушать старые oldies – скажем, Deep Purple, Led Zeppelin, Сreedence Clearwater Revival – в те времена творчество ещё было старомодным. Неудачные вещи были – но они были экспериментальными, были поисками индивидуального стиля. Индивидуумы перевелись – выжил новый подход, подход общения здесь и сейчас. Концерт закончен, пиво выпито – разошлись и продолжили свои занятия. Ничего не ожидалось в saturday night такого, чтобы можно было запомнить – вход 5 долларов, выход – ноль.

-5-

«Boys wanna fight, but girls are happy to dance all night» (Shirley Manson) – это бритпоп, но не панк-рок. А что бы вы хотели от революции? Опять научную теорию и руководство по геноциду?
Как сделать, чтобы «андеpграунд цементировался», в конце-то концов? Вообще, о каком андеpграунде и о какой контркультуре всегда шла речь в России во времена Подольского рок-фестиваля? Это тексты, которые Егор Летов передавал на свободу, находясь на принудительном лечении? Кажется, в России – это основной архив революции. Но об этом пишут подробно заинтересованные лица.
«By the time we got to Woodstock» – revolution of 1969 – я дочитал до конца. Aвтор 17 лет делал интервью, увлекательно сообщает подробности, которые только ему известны были, но ничему не учит. Может быть, это правильно. Джим Моррисон сказал нечто такое:

«Послушай, истинная поэзия ничего не утверждает, ничего не говорит нам.
Только отмечает возможности. Открывает двери.
Ты можешь войти в любую дверь, которая тебе нравится».

Применяя эту уловку к революции, мы уходим в сторону от больных вопросов. Но в таком случае нужно «послать подальше» и Лимонова с Дугиным, которые механизм воздействия любой поэзии на простых русских фашистов превращают в политический механизм.
Но, в узком смысле, обычно речь идёт о «трансмиссии» революции в области взаимодействия. В России, почему-то, вся деятельность революционеров, друзей Егора Летова, оценивается как героическая. Вся страна пришла в состояние разбитой империи, которая управляется полковником КГБ, но «лидеры мужчин», которые 20 лет топали ногами и плевались ненавистью, саморазместили себя в русском интернете, пишут мемуары о своём житии и борьбе, неясно с кем и неясно с каким результатом. В сферу революционного пафоса попала и Яна Дягилева, которая участвовала во всех мероприятиях, вклинилась в игры этих людей со своим отчаянным творчеством, но которая как человек никому не была нужна. Впрочем, я заведомо субъективен, но это неплохо.

«От этих каменных систем в распухших головах,
теоретических пророков, напечатанных богов,
от всей сверкающей, звенящей и пылающей #####! Домой!» (Яна Дягилева)

В цивилизованных странах героический этап всякого рода революций, ушёл в архив поколений. Классификация поколений хорошо известна: начиная от битников, Кероуака, который не признал хиппи, и его друга, Гинзберга, который участвовал во всех мероприятиях хиппи. Поколение Baby Boomers, поколение Generation Х и современное поколение Сети, Net Generation, а также более тонкие Y, Z поколения – сводные таблицы свойств поколений опубликованы – это интересно, но в данной статье, мoжет быть, лишние. Современное поколение пользуется «трансмиссией», сильно привязанной к социальным сетям, и вообще к компьютерам. Но удивительно, что компьютеры изобретены недавно, каких-то 50 лет тому назад. Блогосфера и навыки broadcast yourself – новинки культуры. Очень правдоподобно, что этим ресурсом человечество ещё не научилось пользоваться.
Но, интернет как факт, поэзия как факт, революция как факт – свершились. Старый Чарли локомотив не остановит, но что он может? Broadcast himself как все. Что, интересно, останется от нынешней блогосферы через 200 лет, и будут ли на «серваках» вестись такие же раскопки, как в мусорной яме Иерусалима? Очень правдоподобно, что после очередной мировой войны или мировой революции, от всей презентации в интернете ничего не останется, какое-то будущее поколение Space Generation всё сотрёт с магнитных media и начнёт переписывать всё заново. Может быть, с библиотекой конгресса США и библиотекой Ленина в России так не поступят – не будут же сжигать всё подряд. Хотя многое сгорит, даже рукописи у Воланда в аду.

 
szemtsovДата: Четверг, 01.11.2012, 05:49 | Сообщение # 6

Увлеченный
Сообщений: 42
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline

Бытие и Ненависть

-1-

Жан Поль Сартр написал хорошие антифашистские пьесы, которые, может быть, и скучны, но если их всё же прочесть, понятны. Философия Сартра – это феноменологический коктейль: Пруст, Пьер, какой-то риторический педераст вместо плохого капиталиста из «Капитала» Маркса. И неясно, а что же мы можем всё-таки спросить у Гегеля – о «смертельной борьбе сознаний» и «отношении господина и раба»? Но, так или иначе, Сартр написал толстую книгу «Бытие и Ничто». В этой книге есть две небольшие главы о любви (первая установка) и ненависти (вторая установка). Почему-то опыт феноменологической онтологии любви и ненависти в основном является опытом телесной любви и ненависти, которые логически заканчиваются мазохизмом и садизмом. Видимо, Сартр ставил задачу – скомпилировать своё исследование, заполнить материалом печатные листы – и до конца не додумал все следствия, связь между Ничто и обществом. Почему-то Гитлера и Хайдеггера он сделал своими оппонентами, а к достижениям сталинского социализма относился благосклонно. Может быть, на то она и феноменология – не дотягивает до оснований и сущности.

-2-

Толк в ненависти я познал в полный рост в Израиле, на родине христианства, христианской любви. Дина Рубина, хороший «русскопишущий на иврите» автор, высказала точную мысль: «...я оставлю в стороне Аллу Шаинскую в обнимку с её «оппонентами», но скажу лишь несколько слов о нашей национальной болезни. Евреи – старый народ. Долог наш путь, а в пути, бывает, подхватишь какую-нибудь заразу. Таков тяжёлый недуг: еврейская самоненависть. На протяжении истории им страдали немногие, но во все времена случались люди, заболевшие этой болезнью. Евреи, как известно, – народ-богоборец. При условии, что Бог есть. Если же Бога нет, то всю священную ярость еврей обрушивает на собственный народ. Как скорпион, жалит самого себя в голову».
Здесь для меня наиболее интересна ремарка: «при условии, что Бог есть». Я ещё 30 лет тому назад слышал заявление, что Ленин/Ульянов всю свою «скромную публицистику» писал, отвечая на этот же вопрос – а есть ли Бог? Так что «условие» витает в воздухе.

-3-

Почти во всякую дискуссию, во всякий блог, скажем, в «Гайд-парке.ру» обязательно вклиниваются несколько, как их иногда называют, троллей. И напоминают, что Медведев, дескать, – на самом деле Мендель, развал СССР – диверсия, на которую США потратили столько-то миллиардов долларов, агенты влияния и власовцы повсюду насаждают свою русофобию. Оставим в покое литературу, которая – бумага или html – стерпит всё, но обратимся к точности, если уж не к истине, вышедшей из моды.
И само понятие любви к месту, где ты родился, к Родине так ли уж очевидно и не нуждается в оценке критическим мышлением? Ведь кто-то родился в Москве или Омске, а кто-то в Нью-Йорке – что же теперь, единого Бога для них быть не может?
Библейский Бог – известно, что это наследие евреев – историческая реальность. А также историческая реальность – это wisdom евреев, что подчёркивают Лайтман и те, кто всегда будут «хотеть быть» еврееями. Напомню, что еврей по матери – официальный статус для закона о возвращении в Израиль, но есть и альтернативный подход. Любой может пройти процедуру гиюра, но его спросят: «Знаешь ли ты, что евреи – народ, гонимый во все времена, и хочешь ли ты в этом случае стать евреем?» Достаточно на этот вопрос ответить «да!» и стать евреем.
Впрочем, лично я хотел бы – чтобы наконец-то выросли другие нации, и появилась бы альтернативная историческая реальность. Поскольку Библейский Бог – частный случай. Что такое 4000 лет? Может быть, человечество не вымрет ещё 400,000 лет?

-4-

Моя-то жизнь коротка – вряд ли 100 лет проживу. Так что не лучше ли остаться в рамках «своего и нашего» и не пускаться в экстраполяции эпох. Однако возможно ли в принципе такое – философия, которая что-то положительное утверждает относительно всей существующей истории человечества и даже нечто о будущем человечества? Может быть, я лично недостаточно умён и недостоин. По крайней мере, когда-то я что-то произнёс на каком-то семинаре, не являясь «членом науки», и меня прямо спросили: «Tы кто такой?» Но это мелкая мстительность, обратимся к достойным мыслителям, а не к «членам наук». Всё же достойные мыслители, получившие талант от Бога, не в «Гайд-парке.ру» спорят друг с другом, а как-то по другому вносят положительный вклад в Единое Поле.
Таким образом, в качестве исходной точки, или оснований wisdom, необходимо признать возможность отражения в конкретной голове замысла некого Бога. Если это невозможно, тогда существует только Бред – даже допускающий успешных в некотором деле людей, но учиться успеху у них можно только обезьяньим подражанием. Это отдельное направление, которое я оставляю для соответствующих coaches и гуру.

-5-

Кто-то на Востоке сказал, что после смерти атеисты получат свою пустоту – сольются с каким-нибудь космическим излучением. Получат то, что они хотели. Если ты любишь мясо – станешь тигром, любишь сладенький секс – станешь растением, а ничего не любишь – так ничего и не получишь, получишь своё Ничто.
Философия нигилизма у Ницше не совсем универсальна, там упоминается Вечное Возвращение, и ночные песни Заратустры – это всё скорбь по тем, кого «мелкие люди, щёлкающие языком», уничтожают и будут уничтожать в силу своей человеческой природы. У Ницше поэзия, а философия постольку и в той мере, в которой поэзия может являться высшей формой языка. Но последователи Ницше пытаются описать Ничто – может быть, с научной точки зрения. Кстати, хорошие учёные говорят, что они верят в Бога, в деизм, в природу, в демона Лапласа – но верят во что-то высшее, иногда даже и в библейских аватар.
Но интересно было бы скрестить проблему Ничто с проблемой Ненависти. Ненависть как способ познания видимо приемлема, в науках будет работать. Схоласты признавали способ познания Бога, через перечисление того, чем Бог НЕ является. Имея такого рода «фильтр» можно уже строить дискурс, рассуждая о разных законах природы, общества и человека. При этом можно смело утверждать, что никому не желается конкретное зло, но деление на друзей и врагов следует из «слишком человеческих» предрассудков и слабостей. Можно сказать – мы безусловно желаем всяческого зла своим «оппонентам», но мы опираемся на правильное понятие о зле, или на научное понятие о зле, какое-нибудь классовое зло правильного класса.
Ничто – это такой же континуум, как и Бытие. Однако Ненависть – это некий субъективный выбор, решение практическое. Поскольку необъятное никто не обнимет – нужно жениться по расчёту, а не по любви, и интересы семьи – например, какой-нибудь Семьи Бориса Березовского – это то, на что можно в жизни опереться, на дружбу порядочных людей, снабженцев друг друга благим дефицитом. Такие кланы есть в любой нации, и, по-видимому, это ступень эволюции. Небезынтересно заглянуть в женские социальные сети, и даже в книжные магазины, в которых продаются книги серии «сволочь ненаглядная».
Но в чём состоит методология ненависти? Тут хорошо можно опираться на методологов, обсуждающих сталинизм и развал СССР. Для меня неясно, понятное им, универсальное значение дефицита внешнего бюджета. Я успел прожить свои лучшие молодые годы при Брежневе и помню, что «внутренне» тошнило – puke, что многим бесполезно было объяснять, так что я подозревал, что со мной что-то и на самом деле не в порядке. Когда выяснилось, что «мы были правы», состояние того времени стало ресурсным. Но, что удивительно, оказалось, что есть люди, которые считают, что были правы они – поскольку «у них в семье никто от сталинских репрессий не пострадал». Но на данном этапе, в 21 веке, это уже не какая-нибудь ложная шизофрения, а самая естественная здоровая ненависть. Таким образом, всё встало на свои места – но, при условии – методологическом – что Бог есть.

6

Ненависть в узком смысле никакого отношения к Богу и философии не имеет. Не зря старый бихевиоризм рассматривал человека как крысу в лабиринте. Есть стимулы и реакции, и хорошо известны такие реакции, как зависть и ревность. Старое мотто «око за око, зуб за зуб» не стоит того, чтобы ссылаться на Библию. Животные убивают ради еды, но агрессивны становятся при наличии опасности. У людей агрессия и деструктивность – расширение принципа удовольствия. Мазохизм и садизм у Сартра – установки бытия для-другого.
У алкоголика сосед – геолог, и алкоголик завидует – это юмор Владимира Высоцкого. Облава на волка по-советски – это уже сатира. Но это происходило в «отдельно взятой стране» и по-своему вызывало сочувствие. Если алкоголик остаётся на своей родине, а сосед его попадает в загробный мир, в Рио-де-Жанейро какое-нибудь, не дай бог в Израиль, то это уже не юмор, и не сатира – это глухая стена, хуже может быть только отчуждение сумасшедшего. Конечно, обычная белая ложь отрицает этот эффект.
Хотелось бы сопоставить бытовую ненависть с уровнем интеллекта носителя ненависти. Уровень интеллекта не то же самое, что уровень образования. При наличии хорошего интеллекта обострения шизофрении проходят мягче, злобные и глупые больные чаще приобретают необратимые изменения личности. Один мой знакомый ждал 30 лет, когда же у меня будут обещанные ему наукой изменения моей личности, а потом, когда я послал ему по почте написанные мною книги, расстроился. Но я так и не знаю, что же его расстроило больше... А может быть, он просто умер. Но ненавидеть человека с нормальным уровнем интеллекта бессмысленно, коль скоро его ответная ненависть становится психической самозащитой и компенсирует слабый ресурс воли нападающего.

-7-

Жан Поль Сартр знаменит ещё тем, что написал письмо в СССР в защиту преследуемого поэта Иосифа Бродского. Поэту Бродскому было плохо в СССР, и эту историю с председателем народной дружины все знают, хотя сам Бродский просил не акцентировать внимание на роли политических марионеток в большой картине своего творчества. Но всё же поэт не только стал нобелевским лауреатом, но стал и объектом ненависти, скажем, саксофониста Сергея Летова, а чего ещё ждать от исполнителя соло в «Песне Огня» из «Оккупации» Бати Жарикова? Хотя Бродский считал себя русским поэтом, и даже писал Брежневу о своей душе... Но русские патриоты в России своим (или «нашим») поэтом его никогда не признают. Анна Ахматова и Сартр сделали Бродскому имя и способствовали его карьере на кафедре Массачусетского университета, но свои «части речи» Бродский написал сам. Памятник Пушкину сделан из того же металла, что и кандалы, и русские непатриоты считают Бродского Пушкиным, освобождённым от национальной ответствености. Но мы имеем тут дело с достаточно сложной формой ненависти. Это не просто ненависть Ивана Говнова к Васе Пупкину, а ненависть внутри интеллигенции.
Кстати, об интеллигенции. Всех нас учили, как мил был будущий вождь мирового пролетариата в эмиграции на Капри – его, любя, звали господин Дзинь-Дзинь в честь колокольчика, привязанного к удочке – по одной из версий Максима Горького. Но интеллигенцию Ленин не любил, в частности, многих расстрелял, вырезал, и стал господином Дзык-Дзык. Это из воспоминаний художника Юрия Анненкова, которому случилось рисовать в 1921 году Ленина.
«Я, знаете, в искусстве не силён, – сказал Ленин, – искусство для меня – это... что-то вроде интеллектуальной слепой кишки, и когда его пропагандная роль, необходимая нам, будет сыграна, мы его – дзык, дзык! – вырежем. За ненужностью». И далее: «Вообще, к интеллигенции, как вы, наверное, знаете, я большой симпатии не питаю, и наш лозунг «ликвидировать безграмотность» отнюдь не следует толковать как стремление к заpождению новой интеллигенции. «Ликвидировать безграмотность» следует лишь для того, чтобы каждый крестьянин, каждый рабочий мог самостоятельно, без чужой помощи, читать наши декреты, приказы, воззвания. Цель – вполне практическая. Только и всего».
Так... ещё один анекдот. Ильич умничает. Но всё-таки – диалектика пролетарской ненависти.

-8-

Сейчас появились информационные системы, в которых аналог убийства на дуэли – простой отказ от сервиса. Это что-то вроде этиологии детской шизофрении – ребёнок бежит взволнованный к родной матери, но так называемая шизогенная мать никак не реагирует, не обрабатывает эмоциональный запрос. Детская психика накапливает отказы матери, простейшиe реакции и рефлексы искажены, и нормальное сознание и нормальная психика не формируются. Шизогенную мать заменяет шизогенная компьютерная Сеть. Тем более когда Сеть импринтирована как социальное приложение. Впрочем, для меня и для моего поколения эти вещи – относительная новинка, а здоровые мозги у новых поколений, которые с мобильным интернетом «на ты», приспособлены лучше. Но приспособленность не означает, что не существует новый тип психического травматизма.
Большая звериная ненависть, которая кончается тюрьмой, или политической карьерой с вовлечением в орбиту ненависти народных масс, возможно, поддаётся оценкам большой этики, и можно было надеяться на революции, религии и разумное коллективное соглашение, которое реализует государство и государственные институты, – надеяться на какой-то Свет, который лечит души.
Когда мелкая звериная ненависть становится распределённой, поддерживается в интересах лиц, способных организовать общественную инфраструктуру, в которой контроль 50% населения возможен и эффективен с точки зрения неодушевленных форм технического прогресса – воспоминания о Свете для души могут уже не заинтересовать идущих и ведущих. С точки зрения организационного оружия ничего нет проще, чем устроить революцию, или заставить обывателей сдавать желудочный сок марсианам. Зачаточные навыки самостоятельного мышления легко запрограммировать в нужном направлении.
Напомню – есть ещё «еврейская самоненависть» как следствие неверия в Бога. Так многие думают. А также шутят, что все антисемитские анекдоты сочиняют сами евреи. Так что, господа, «русаки» – хотите соревноваться – сочиняйте анекдоты сами, не списывайте. Плотность троллей в интернет-парках настолько высокая, что любая тема как правило многократно прерывается «еврейским вопросом» и со стороны антисемитов, и со стороны сионистов. И те и другие выскакивают в каких-то немыслимых чепчиках старой Коробочки из «Мёртвых душ». Где же поколение Z? Почему в форумах сидят старики, герои, не сумевшие когда-то, в уже забытые времена, прикончить врагов своих Гайдара, Чубайса и Березовского?

-9-

Когда мы слышим «долой!» – оказывается, это не значит, что всё нужно понимать буквально, это может быть заковыристая игра ума. Я хорошо помню, как это начиналось в СССР, и чем это кончилось в России. Но я как могу – стараюсь не копаться и не злоупотреблять мемуарами, разве что на данном этапе иногда передам «привет» – а если проживу дольше, попробую что-то сказать про себя, а не про знакомых.
Александр Зиновьев уже всё сказал про диссидентов из СССР, подписантов и про самого себя – это были герои на один час или на несколько дней. За инакомыслием в СССР просматривались, как сквозь стакан с плохо заваренными чаем, – агенты влияния, такие же революционеры 60-69 годов – которые надышались своей свободой и ныне отошли в небытие. Остались мемуары про Woodstock. Оказывается, все революционеры после Второй мировой – простые кайфунчики. Я не имею в виду террористов. Что касается революционеров-троллей, то всё, что они делали, можно понять только при условии отказа соглашаться буквально со всеми, стоящими за этим, социальными теориями и заказами. Революционный Дух превыше Буквы и Толкования. Возможно, начало для революционного кайфа заложил тот самый Жан Поль Сартр – с одной стороны, официально признанный антифашист, а с другой стороны, плохой философ, который для сопротивления современному фашизму никуда не годен. Впрочем, у каждого конкретного человека только одна жизнь.
 
szemtsovДата: Четверг, 01.11.2012, 05:51 | Сообщение # 7

Увлеченный
Сообщений: 42
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline


Огненные революции и навоз

«Сижу в серой рубахе
Смотрю в окно
Цивилизация Россия мать земля
Трагические формы»

Яна Дягилева

-1-

Надо же – прислали человека с ледорубом... А он, Лев Троцкий, верил в «огненную революцию» и писал статьи по искусству, про Александра Блока: «Конечно, Блок не наш. Но он рванулся к нам. Рванувшись, надорвался». Ещё характерный оборот пролетарского комиссара: «Присоединившиеся ни Полярной звезды с неба не снимут, ни беззвучного пороха не выдумают. Но они полезны, необходимы – пойдут навозом под новую культуру. А это вовсе не так мало».
Революция и культура данного толка существовала в политическом государстве с 1917 по 1990. Но рукописи не горят. И сочинения Ленина и Троцкого, следовательно, не горят – напротив, остаются владеть умами. Ишь ты – Зюганов принимает в пионеры школьников из города Жуковского! А у школьников есть родители, с которыми Зюганов договорился.
Наблюдая исторические метаморфозы – просто теряешь нить здравого смысла. Не то Светопреставление, не то «реальность», с которой ничего не поделаешь, только что можно отгородиться от людей и бога персональной каменной стеной. Огненные революции ещё покажут кузькину мать каким-то там недоприсоединившимся или опизденевшим.
И куда же без революции? В наши подлые времена, ему, Полиграфу Полиграфовичу. А вожаком революции – генерала выбрать, раздувшегося от любви к Родине. Ибо что такое Родина – картинка в букваре, импринт, за пределами Родины – Hичто. Так хочется генералу. Или генералу так нужно.
Okay. Но все хотят отдохнуть от политики. А для этого всё есть. Grand Parade of Lifeless Packages. Понастроили. Законнектили. Выход в параллельный мир начинается сразу на сайте с банкоматом. Или Бригантина! Корабль, куда всё включено.
Хорошее и доброе слово об СССР сказать можно. О писателях «застоя» хорошо отзывается Сергей Довлатов – они, эти писатели, ему помогли или Андрею Битову. Потому что действуют законы природы – как бы ни старались испортить всё социальные реформаторы. И в средние века в Европе нельзя было ни строчки написать без ссылок на Фому Аквината, но Николай Кузанский, и уж тем более Николай Коперник, сумели что-то сказать важное. Таким образом, существовали «благополучные семьи» между 1917 и 1990 в Российском пролетарском заповеднике. Им создали условия за счёт перекачки энергии с других ресурсов, и они этими условиями воспользовались в самом благородном и положительном смысле. Иной сын секретаря райкома начитался и Фрeйда в закрытом отделе ГПНТБ, и всего Фолкнера прочитал. А также господа учёные – эти уж точно в собственном соку в полный рост втянули в себя лучшие достижения человечества. И господам студентам было не так уж плохо – на лекциях им перепадали остроумные и умелые выкладки буржуазного в том числе интеллекта.
Я вот думаю, что общего между мной и Янкой Дягилевой? Я где-то там был на грани поступления в аспирантуру на Урале, а она изучала высшую математику в институте водного транспорта в Сибири. И оба мы обязаны были изучать элементы так называемого научного коммунизма – по определению социальной системы с религией данного типа. Конечно, мне далеко до неё – она звезда культового рок-н-рола, и «послав» институт – вышла с концертами в народ. А то, что я «послал» теорию Галуа и машины Тьюринга, – это скорее минус. Я, так сказать, аутентичный поэт. Плюс на минус дают освобождение. Это Освобождение как раз и есть то Общее... Я, она и многие родственные нам товарищи с незаконченным опытом интеграции в комсомол, партию, в систему перекрёстных доносов местному майору – мы НЕ ПОЛЮБИЛИ. Мы не полюбили ни «нелепую гармонию пустого шара», ни дедушку Ленина, ни всё остальное благо, может быть, и существовавшее, а может быть, и частично переползающее в будущее, в 21 век. Как мёртвые обычно хоронят своих мертвецов, я не против, пусть живые продолжают любить Ленина и огненную революцию, потому что их так «гармонично» воспитали. Пусть ЛЮБЯТ. Любовь – это всегда хорошо.
Многие безусловно не любят сатиру, их коробит. Скажем, некоторые поэты серебряного века назвали Гоголя некрофилом. Но Гоголь писал и о любви. О любви Афанасия Ивановича и Пульхерии Ивановны. В этой повести нет ни грамма ненависти. Так что эта повесть – видимо, контрреволюционное сочинение. В наше время в школе на уроках литературы его почти не комментировали, и, кажется, и в школьную программу оно не входило.

-2-

Хотя я и избегаю мемуаров, в интересах законченной мысли всё-таки вспомню, что родом я из города Новосибирска, где я два с небольшим года проучился в ФМШ, в Академгородке. Это, воoбще-то, было явление советской системы, в первую очередь этот самый Академгородок. Не то 40,000 курьеров, нe то 40,000 кандидатов наук, собранных в одном месте. Можно было бы цинично использовать еврейское слово «цимес». Кроме всяческого советского позитива, института ядерной физики, который построил Берия, но почему-то некоторое время возглавлял Герш Ицкович Будкер, в Академгородке были явления, так сказать, классического антисоветизма.
Например, всякая Психоделия Today, Битлс, Криденс, в том числе, виниловые пластинки того самого Deep Purple, помеченного на карикатурной маечке нынешнего президента Медведева. И некоeго Сергея Кургиняна, который сейчас борется, как может, за восстановление СССР, называют «главным битломаном кремлёвской психоделики». Короче, это то, что нам и сейчас не могут простить, – интерес к нерусской западной культуре. Из «Гайд-Парка» – «...ваше поколение купилось на Битлс и карошу жисть...». Хотя, надо сказать, все эти тяжёлые мегаватты какого-нибудь Оззи Осборна, которые обрушивались на родителей шестидесятничков, – в ТЕ времена имели другой смысл, ничего общего с западной культурой. То, что эта культура «западная», подметили в своих интересах лица, не чуждые политтехнологиям, лица, манипулировавшие интересами.
Надо сказать, Янка Дягилева была знакома с «чуваками», которые в Академгородке снабжали её психоделией today на систематической основе. Без этого она, как знать, может быть, гораздо дольше проучилась бы в своём институте водного транспорта. Существует толстая книга мемуаров друзей Янки, и главный друг – Егор Летов. Вообще-то, Янка выманила Летова из гбистского отделения психбольницы в Омске – страдая от нейролептической неусидчивости, он там пристроился на кухне чистить картошку – и удачно довезла до Крыма – откуда и пошёл весь этот культовый рок-н-ролл. Слава Психонавтам, конечно, но с другой стороны, она долго не прожила. Ну, мы всегда только догадываемся, в чём смысл жизни – так что Слава! Слава Психонавтам!
Читатели, которых всё же интересуют исторические детали культового рок-н-ролла 90-х годов, могут обратиться к изданию «Янка. Сборник материалов», 2001, «Облик», СПб, г.Павловск, 607 стр, ISBN 5-85976-223-3-2. Я не могу к этой книге что-либо добавить того, что касается хроники и документов тех времен.
Главный панк постсоветского пространства носил чёрные одежды, которые обязывали «гореть на костре». Пишут что не то Баркашов, не то Васильев заметили ему, что он плохо одевается, ходит ещё и в кедах. На что Егор заметил, что одевается бедно, как одеваются его поклонники. Но, впрочем, дело не только в одеждах, а в двойном концепте. Во-первых, для себя и для поклонников всё-таки имелось не одно и то же. Большинство поклонников отродясь не прослушивали компактные диски Сида Баррета. Во-вторых, знаменитое «пошли на xxx» – в одном контексте означало одно, в другом – другое. Последнее своё «пошли на ххх» он так и не сказал своим нацболам и теоретическим пророкам фашизма – то ли очередная клиническая смерть не выпустила «домой», то ли просто захлебнулся. Так или иначе, последний бог революции – умер.
А дальше таксисты в серых рубахах включают свои счётчики. Дождутся и дня, когда умрёт Чубайс. Отметят по традиции. Так до конца всей Кали-Юги... или что-то произойдёт?

-3-

Известно, что наука стремится к строгости, и когда это адекватно, применяет математику. А математика – это не только формулы, что понимают далеко не все, – а структуры мышления. Искусство, в общих чертах, всегда может сказать гораздо больше, чем наука. Но если от потока сознания, журналистского, и тем более современной мусорной ямы блогосферы, попытаться абстрагироваться – перейти к структурам – то это уже приближается к искусству. А наука – это, вообще, «симптом жизни», или нет, как вопрошал Ницше?..
После данной тёмной и, не побоюсь слова, тёмногегельянской преамбулы, я задам вопроc: а можно ли абстрагироваться от евреев, размышляя об огненных революциях, 1917 года, в частности? Тут необходимо немного понять, что значит абстрагироваться, потому что никуда не денешься от анекдота: «Если за столом сидят шесть комиссаров, что под столом? – Двенадцать колен Израилевых». Впрочем, этот анекдот не от жидокомиссаров из «Гайд-Парка», а из книги Владимира Хазана «Особенный еврейско-русский воздух», которую интересующиеся читатели могут поискать: Москва, Мосты культуры, 2001, ISBN 5-93273-065-X.
Экспертами по обману русского народа евреями являются Сергей «Батя» Жариков и джазмен старший Сергей Летов, брат Егора Летова. Сергей Летов тоже учился в ФМШ, в Академгородке, и снабжал младшего брата виниловыми пластинками Moody Blues и того хуже. У меня там в Омске один знакомый в школе от AC/DC был без ума. Что возьмёшь ... Молодые и политически неграмотные, битла волосатая, гопники, социальные меньшинства.
Политграмоту «простому мужику» преподала в полный рост группа «ДК», и соло на саксофоне Сергея Летова, право, дивно хорошо в «Песне Огня». 40 лет назад я и Сергей Летов слушали вместе «Поэму Огня» и «Поэму Экстаза» Скрябина, хотя я плебейски нисходил на «Whole Lotta Love» Led Zeppelin.
Я помню Сергея Летова по ФМШ, и потом как-то в командировке в Москве зашёл на его концерт. Притом другой одноклассник, Станислав Черновский, резко осудил меня, что после концерта я не пошёл с ним за кулисами выпить коньяка. Но на самом деле я на этом концерте сидел, выпив грамм 100... Я же не бочка! Просто так получилось, что в ФМШ между двумя потоками, жившими в разных корпусах, существовали натянутые отношения. Потом, перед выпускным экзаменом, все подружились, и главный всеобщий друг – Александр «Иваныч» Рожков, с которым, впрочем, до сих пор даже я переписываюсь. У Рожкова на квартире были и Янка, и Летов, и Селиванова он знал – так что он и главный мемуарист. В десятом классе в ФМШ дирекция начала «вышибать» из школы за разные грехи. Mеня вышибли первого, хотя на селективном педсовете мы рассматривались трое: я, Летов и Гневкин. Про Гневкина читатель может узнать всё, или почти всё, прогуглив «Калинов Мост» и «Ёк-Макарёк». Гневкин истерически подстриг длинные волосы, как под заключенного гулага, я не рассчитал и из лесов вышел на трассу милицейской машины, что квалифицировали как алкогольный синдром. А Серёге Летову, одному из нас троих, было всё равно – он волосы стричь не стал, и сейчас не стрижёт. Впрочем, из школы его выгнали по счёту десятым или пятнадцатым, перед самым выпускным экзаменом, за чтение Булгакова, «Мастера и Маргариты» – почему-то и это было запрещено. Чтение Сергеем Летовым Булгакова помнит Ольга Порпиева/Мазина, которая сейчас в Филадельфии, и радуется за него, что Сергей в состоянии прокормить себя в Москве игрой на саксофоне. Она, возможно, была влюблена, хотя теперь уже это не важно. Sic transit...
Но вернёмся к нашим баранам. Политграмоту «простому мужику» – как писали критики, поставив его «раком» – преподала в полный рост группа «ДК», и соло на саксофоне Сергея Летова право дивно хорошо в «Песне Огня»:

Кондовые вожди в невежественном рёве
Грозятся развязать всемирный катаклизм.
И вот на Соловках еврейская корова
На трупах практикует свой интернационализм.

Cлова песни – «Бати» Жарикова, который всё-таки перегибает палку, подписывая в «сетевых жужжалках» свои статьи – Зигхайлюшки! Это всё «Folks!», а что ещё можно найти в документации?
«С Лениным и тремя вагонами революционеров ситуация исследована хорошо. Кратко суть: один из организаторов социал-демократической партии в Питере Парвус (Гельфанд), видимо, по своим личным связям пробил во властях Германии целый План (он сохранился в виде толстого тома!) – план политической дестабилизации в Российской империи. План был принят, деньги выделены».
Получается так, что всё-таки «поймали в мешок золотой огурец», с точки зрения методологии, можно ли прожить без евреейского вопроса? Нет! Даже квантовая физика не обходится без каббалиста Лайтмана. Евреи – слишком умная нация, у них – «планы». Единственно реалистический вариант – gas chamber, final solution рейхcминистра Гиммлера – убивать.
Убийство евреев и является последней огненной революционной идеей. Боги этой идеи в сумерках России, как кошки, не уверены: то ли поцарапать, то ли лизнуть волосатую чёрную иудейскую лапу... Впрочем, это уже лирика. И послушаем революционный, зовущий к топорам, московский джаз.

-4-

Boys Don’t Cry. Всё же мне пришлось в своей жизни видеть плачущих мужчин. В школе, в ФМШ, у меня был один близкий друг. Он исчез, поэтому имени не буду называть. Но был он пижон и стиляга. Мне присылали родители 15 рублей месяц, а ему папа, главный инженер завода, 25 рублей, поэтому он был самый богатый мальчик в классе. Ну и джинсы, в конце концов, раздобыл настоящие – Levis. Хотя у него и Super Riffle были, смутно припоминаю. В общем, мы с ним играли в политику – манипулировали комсомольской организацией. Было интересно, но надоело. Читали в «Иностранной Литературе» кое-что: он Сартра и Камю явно переоценивал, просто ему нравилось их читать, говорил, что это «наши писатели». Впрочем, я мемуары не пишу. Кончилось ему это всё персональным делом в комитете комсомола. Его исключили из рядов с формулировкой «за идеологическую несовместимость». Это уже было примерно в феврале, хотя меня отправили в вечернюю школу в октябре. Между октябрём и ноябрём я почти каждый месяц ездил в Новосибирск, в частности, нас вызвали на процесс спекулянтов пластниками, точнее, лично меня, так как я там какой-то «In The Court» покупал – и следователь всё выяснял, за 50 или 60 рублей. Я, воoбще, King Crimson покупал в другом городе, а у того, на скамье подсудимых, покупал «Let It Be». В самом зале заседании суда, воoбще-то, этот вопрос о ценах смешно звучал. Но и мой друг по комсомолу ходил на процесс – из любопытства. Он как-то надеялся на то, что из ФМШ его не выгонят, комсомольский процесс в комитете НГУ аннулируют, и папа его, который присылал ему по 25 рублей, надеялся. Он даже приехал, обосновался в гостинице РЗД и приглашал через нас на беседу ключевых активистов комитета комсомола ФМШ. В конце концов, когда уже был куплен билет на самолёт, в последний вечер, мы вдвоём выпили на двоих бутылку водки, сели в пустом блоке на две железные кровати, и мой друг плакал. Достаточно громко и долго. Я пожал на прощание его руку и поехал на железнодорожный вокзал. Где-то он жил в Гаграх – что мне соoбщили по московскому какому-то связному телефону. Но он на связь не выходит. Функционально этот пассаж псевдомемуаров нужен мне, поскольку объясняет, что с того самого вечера моя политическая персональная борьба, какая-либо общественная деятельность и контакты с народом перестали меня волновать. А также мне неинтересна конспирация, внушение к своей персоне любви, выступления на сцене с перформансами и докладами на трибуне. Другими словами, я революционером не стал.
Хороший был революционер в Академгородке – Евгений «Джоник» Cоловьёв. Не так давно и он скончался, похоже, по вине врачей, которые не умеют в Кургане лечить язву желудка. Перед смертью читая сочинения Канта... Но он вообще был не равнодушен к третьему рейху, валькириям и певице Нине Хаген. Первая жена Джоника, Галя, тоже умерла, врачи не спасли её, укушенную в Бердском заливе энцефалитным клещом. Галя рассказывала мне про Джоника кое-что, про депрессии и слёзы... Кто бы мог подумать – ведь так было всё весело... Джоник считал, что переделает мир после Джелло Биафры, Егор Летов говорил, что он станет круче «ДК». Даже Судаков «Манагер», задрав штаны, убежал из комсомола в андерграунд. Дима Воронов, бас-гитарист «Бомж» – конечно же, повесился, – как-то раз ночью помог мне проникнуть в квартиру, через закрытую дверь. А кого-то и не хочется вспоминать. Всё пройдет! И ЭТО тоже.

-5-

У меня есть друзья разные: и умеренные, и которые мне пишут иногда в Вудбридж. В самом Вудбридже тёзка и сосед по спальному району – из той же ФМШ, доктор философии, сын преподавателя физики из ФМШ, поклонник большевизма и общественных наук. Любовь, друзья, – это хорошо. Нужно ценить. Если я не ценю – сам дурак. Я даже готов СССР повосстанавливать – скажем, денег послать нa памятник Владимиру Высоцкому. Я хотел и на памятник Летову в Омске 500 долларов дать, но Рожков пишет: хватит и 50, и там ходят бухают не то нацболы, не то просветлённые панки. Что же я буду поощрять пьяниц... пусть меньше пьют и больше думают как перехитрить евреев. Как пишет Наталья Улицкая – иногда дело не в ненависти, а в непонимании. А поймут – так новую мировую религию и сами изобретут. Дел-то... В печку! В огонь!
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Наше последнее «ура» (путешествия, культурологическое эссе)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Вы хотите учавствовать в конкурсах?
Всего ответов: 73
 





 
Поиск