Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Вернуться убийцей (R) (знаю, что несколько прямолинейно, другие - и + принимаются)
Вернуться убийцей (R)
DarkArtistДата: Воскресенье, 21.10.2012, 01:56 | Сообщение # 1

Любитель
Сообщений: 4
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Название произведения: Вернуться убийцей
Автор: DarkArtist
Бета: -
Разрешение на копирование: нет
Рейтинг: R
Дисклеймер: Все герои мои, ибо ориджинал.
Жанр: драма, юмор
Пейринг: Альберто Соарес / Беатрис Дуарте Коста
Описание: Чтобы победить дракона, надо стать драконом. Чтобы разорвать паутину маминых страхов, не отпускающую его даже далеко от дома, молодой человек принимает роковое решение - стать её частью...
От автора: -
Статус: закончен

— Нет, ну как же ты полетишь в Бразилию? Ты же понятия не имеешь, как там опасно. Там тебя запросто могут избить, ограбить, даже убить... Понимаешь, убить! Ты можешь банально не вернуться! Я же тебя знаю, об тебя кто угодно ноги вытрет! А здоровье? Малярия, шистосоматоз? Да уже сам факт, что надо лететь, заставляет меня волноваться — а если что-то случится?...

— Ладно, я немедленно отменяю бронь и не лечу. Жалко денег, конечно, но что поделаешь? Тебя это устраивает? До свидания. — Альберто произнёс два последних слова тоном, более подходящим для нецензурного посыла подальше. Боже, ну когда это кончится? Что он ещё должен сделать, чтобы это кончилось?! Да, когда-то в школе отдельные подростки, более сильные, чем он сам, унижали и гнобили его, в том числе и за „черножопость“ — им не повезло жить в той части Германии, где таких меньше всего, а нелюбовь к ним, наоборот, сильнее, чем где-либо. Но когда это было? После школы он начал ходить в тренажёрный зал, как только уехал в студенческую общагу — при его маме, в глазах которой такие залы походили на камеры пыток, это было невозможно. Сейчас, четыре года спустя, его учёба в университете подходила к концу, и он мог выжать 70 килограммов лёжа. Конечно, его мамаше об этом знать не полагалось — для неё потолком тяжестей, доступных человеку, был 25-килограммовый мешок картошки. При этом она искренне не понимала разницы между понятиями „выжать некий вес лёжа определённое количество раз“ и „тащить его через город“, считая первое ничуть не легче второго. За эти четыре года ничего критичного, вроде попоек, драк и сколько-нибудь серьёзных конфликтов, официально не было. Тем не менее, матушка Альберто звонила не реже раза в день, нагло игнорируя то, что утром и днём бывают лекции, а то, что вечером люди иногда развлекаются, она не одобряла в принципе.

Чтобы прийти в себя, Альберто пришлось голыми руками уничтожить половину своей мебели. Он был зол, как тот, кто, вроде бы отсидев за мелкую кражу, вдруг узнаёт, что его срок продляется до пожизненного. Ну что он ещё должен сделать, чтобы мамаша перестала его пилить?! Стать сильным? Вроде сделано, и это трудно не заметить. Перестать быть наивным? Так вроде его ни разу не обманули. И вообще ни он сам, ни его (даже старшие) друзья не могли понять, где и чем он всё-таки наивен, кроме как в фантазиях курицы-мамаши. Если он что-то и упустил в жизни, то только потому, что сеньора, она же фрау, Соарес была готова на всё, чтобы только любимый сыночек был под её крылышком, а теперь по какой-то извращённой клушинской логике путала причину и следствие. Для неё существовали две зоны: домашнее гнёздышко и злобный мир, полный подлецов, мерзавцев и сволочей, которые только и хотели, что обидеть её Альбертика. И не собирались при этом останавливаться ни перед какими средствами, вплоть до убийства. Убить за цвет кожи. Убить из ревности, за то, что лишил кого-то девушки. Убить ножом или избить до смерти просто потому, что у человека плохое настроение, а Альберто рядом. В конце концов, запереть его в сауне ради развлечения. Она редко упускала возможность припугнуть его таким сценарием и вешала возможность его исполнения на кого угодно, от случайного попутчика на загородной велосипедной дорожке до друга. Избить... обидеть... убить... Он вспомнил, что некоторым людям кажется, что если ты не творишь зла, то ты его жертва. Либо ты с ним, и тогда оно тебя не тронет — либо ты не с ним, и тогда оно тебя поразит. Третьего не дано. Именно это в тяжёлые времена, в неблагополучных местах вроде их Родины (о ситуации на которой он имел вполне удовлетворительное представление), порой заставляет идти в бандиты даже тех, кто по натуре далеко не полные негодяи. Просто потому, что подсознательно убеждены: если они станут союзниками того зла, в страхе перед которым живут буквально каждый день, то оно их не коснётся... Внезапно его осенило, что нужно сделать.

После этого всё изменится. Неизвестно, как мамаша отреагирует. Вряд ли она одобрит его поступок. Может быть, она станет бояться его, как чумы — его, но отнюдь не за него. Может быть, откажется от него как сына. Может быть, вообще покончит с собой.

Но то, что их отношения и его жизненная ситуация изменятся резко и безвозвратно — это точно.

Он не отменит бронь на билеты в Бразилию. Может быть, он сфабрикует на компьютере „документы“, якобы доказывающие, что он отказался от полёта, если мама их потребует. При наличии фотошопа и аналогичных бумажек у товарищей это не так уж трудно. Но на самом деле он, как и собирался, в последний день летней сессии отправится в аэропорт, невзирая на звонки по мобильному и прочие неприятности. И полетит в Бразилию.

Он прилетит туда масеньким маминым Альбертичком.

А вернётся убийцей.

* * *

Город Сан-Паулу встретил его холодным душем почти в прямом смысле слова. А, ну да, здесь же сейчас зима. За долгие часы перелёта Альберто как-то успел позабыть об этом факте, хотя ему хватило ума учесть его при укладке чемоданов. Теоретически в июле дождь был маловероятен, но как раз сегодня до города добрался субтропический ливень при температуре немецкого октября. Ехал он сюда, в первую очередь, ради женщины. В бразильском фэйсбуке он познакомился с той, ради кого пошёл на эту поездку. Беатрис Дуарте Коста была секретаршей в какой-то фирме средней руки, девушкой красивой и весьма умной, но, увы, не имевшей в Бразилии шансов на лучшее будущее, чем такое. Благодаря её умению обращаться со сканером Альберто знал, как она выглядела на выпускном вечере годичной давности; она тайно сидела в фэйсбуке за рабочим компьютером, ища в нём хоть какую-то отдушину от унылой бедняцкой жизни, а, возможно, и перспективу выгодно выйти замуж. Жених из Германии по местным меркам считался очень выгодным и крутым по определению, но приехать первым, конечно, мог только он. Да и будь обратное даже возможно с финансовой точки зрения, многочисленная, как всегда в Бразилии, родня никогда не согласилась бы на такое по соображениям чести. И вот сегодня он собирался впервые увидиться с невестой вживую, а по получению диплома — забрать её в Alemanha fria, в холодную, но богатую и перспективную Германию, насовсем.

Жила Беатрис в спальном районе, недоступном без набитого битком автобуса, в котором мамины бредни в очередной раз не оправдались: всё содержимое карманов Альберто оставалось на месте, хотя любителей в них пошарить среди пассажиров не могло не быть. Каким-то чудом именно здесь рядом с нормальными, хоть и далеко не богатыми, жилыми многоэтажками не ютились откровенные favelas, "кварталы" импровизированных домиков из всякого мусора, которые можно было увидеть даже в некоторых бизнес-кварталах в центре. Район представлял собой два огромных пустыря слева и справа от главной улицы, по которым были расставлены многоэтажки, связанные между собой тропинками. Сейчас, в вечерние сумерки и ливень, всё это было особенно размыто из-за огромных луж и тропинки лишь нечётко выделялись ржавыми полосками местного вида земли под слоем грязной воды. На одном из поворотов уже ждала группа мелких грабителей — как раз то, что русский читатель представляет себе под понятием „гопники“. Альберто с равнодушным видом собрался пройти мимо них, в то время как один из них схватил его за грудки и начал требовать денег. Огнестрельного оружия у них явно не было, и брали они физической силой и числом.

— Пожалуйста, — спокойно ответил Альберто и полез в карман. Через мгновение напавший на него гопник уже лежал на земле, получив пулю в упор в грудь; ещё два гопника были уничтожены в ту же секунду. Остальные обратились в бегство, но молодой человек, войдя в раж, яростно палил и по ним, пока не поразил последнего из банды. Кто-то получал пулю в позвоночник и падал на землю, оказываясь парализованным, кто-то — в лёгкое, и кровавые пятна расплывались по мокрым насквозь от дождя, застиранным старым футболкам умирающих отбросов рода человеческого. И вместе с ними обливалось кровью и подыхало его проклятое прошлое... Альберто был спокоен. Местные жители хорошо знали: Когда стреляют, лучшее, что может сделать безоружный — это спрятаться поглубже и не отсвечивать. И поскольку, если верить карте, до дома, где жила семья Дуарте Коста, оставалось ещё порядка двух километров, то даже был шанс, что там ничего не слышали. Так и было, судя по тому, что в числе приветстенных вопросов он, наряду с „Как доехали?“ услышал „Не столкнулись ли с местными bandidos?“

— О, они и вас больше не побеспокоят... — улыбнулся юноша.

* * *

Альберто повезло, что в этот день его мамаша, в кои-то веки, не звонила. Когда она позвонила на утро следующего дня, он счёл за лучшее удалиться в коридор. Сейчас ему предстояло сделать признание своей жизни, и языком этого признания, увы, мог быть только португальский.

— Вот по бразильскому телевидению, такому-то каналу, передавали, что там-то была перестрелка среди бела дня. Столько-то жертв. А если бы ты там оказался?!

— Да я там и оказался, мамочка! — радостно сообщил Альберто. — Я сам как раз вчера замочил штук двенадцать бандитов. Как собак замочил! Вот ты всё говорила „убьют, убьют“, а получилось так, что я убил. Забавно, не так ли? — счастливо улыбался он.

— Ты что?!! Выпил, что ли?! Или ты болен?

— Да нет, я абсолютно трезв и здоров. Могу доказать, у меня и сейчас пистолет в кармане. Могу пульнуть прямо над мобильником.

— Что-то ты не то говоришь. Я требую объяснений!

— Да с удовольствием! На следующий же день после того разговора в апреле, где я якобы обещал не лететь в Бразилию, я записался в клуб по стрелковому спорту. Чтобы научиться с этой дрянью обращаться. А в самой Бразилии уже нетрудно добыть любое оружие — хоть холодное, хоть огнестрельное — если знаешь, где. А я знаю, потому что — вопреки, между прочим, твоим предупреждениям — вполне умею косить под местного бразильца, и общался с нужными людьми в бразильском Интернете. Вот я его и добыл первым делом, в соответствующем месте Сан-Паулу. А потом уже поехал к невесте, где на меня напала кучка этих мелких ничтожеств — но я их рас-стре-лял. Именно расстрелял, даже борьбы, считай, не было. Откуда у таких реалы на огнестрельное оружие? Тогда я не надевал глушитель, чтобы распугать возможных свидетелей, а сейчас я его нацеплю и продемонстрирую звук. Как раз самое оно будет. Пожалуйста!

Да, звук выстрела не оставлял сомнений в своей природе. Юноша успел услышать, как на другом конце связи кто-то упал в обморок. В дальнейшем его мать просто перестала воспринимать этого другого человека, вдруг откуда-то взявшегося беспощадного убийцу, как своего сына, и их отношения стихийно сошли на нет. Что же касается семьи Дуарте Коста, он им сказал, что убил группу из трёх гопников в драке на ножах; поскольку ночью трупы собрали и увезли в общую могилу, как и любые трупы отбросов общества, погибших в общественном месте от голода, лихорадки или чужой руки, никто из них не мог узнать, как всё было на самом деле. В конце концов Альберто, как и хотел, женился на Беатрис — по настоянию родни, в Бразилии — а о матери в своей оставшейся жизни вспоминал редко. Да, когда-то, в глубоком детстве, у них были очень даже хорошие отношения. Тогда она была очень заботливой, а он очень любил её. Но потом, а особенно под конец... зачем она ему была такая нужна?

В убийствах он замечен не был. Но в период его жизни в Германии они, как и всегда, время от времени случались.


Сообщение отредактировал DarkArtist - Пятница, 09.11.2012, 06:02
 
СветланаДата: Воскресенье, 21.10.2012, 20:37 | Сообщение # 2

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (DarkArtist)
Альберто с равнодушным видом собрался пройти мимо них, в то время как один из них схватил его за грудки и начал требовать денег. Огнестрельного оружия у них явно не было, и брали они физической силой и числом.


Впрочем, и бог бы с этим.

Я не знаю, автор, чего вы хотели вот этим:
Quote (DarkArtist)
Он прилетит туда масеньким маминым Альбертичком. А вернётся убийцей.

но меня вы насмешили.

Только не обижайтесь. Язык у вас неплох, да и с оригинальностью все нормально.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Воскресенье, 21.10.2012, 21:12 | Сообщение # 3

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
по размышлению решила все-таки обозначить свою позицию.
В основном (позиция в целом и смех в частности) касается вашего героя.

Я прекрасно понимаю, что довольно трудно сформировать элементарный посыл в случае если: искренне любишь, жалеешь, не хочешь доставлять неприятное человеку, которой своей пусть и гипертрофированной заботой напрягает и весьма сильно. Так же это сложно сделать из более меркантильных чувств, если, например, живешь с означенным человеком на одной жилплощади и зависишь от него материально. И, в конце концов, послать родителей подальше может быть довольно сложно в ситуации если опекуемый страдает слишком сильной набожности (чти родителей и все такое).

Однако ваш герой ничем подобным не страдает. Более того, он несколько раз говорит по тексту насколько мать ему противна и что в дальнейшем он общаться с ней ненамерен.
Так в чем дело?
В звонках?
Все, кого хоть раз доставали по телефону знают массу способов отделаться от неприятного разговора. Вплоть до смены номера, например.
В том, что мамаша может явиться за объяснениями?
Но герой и так заканчивает Универ, соответственно, уехат может куда захочет! Да и при своем отношении к родительнице мог бы не удостаивать ее внимания или не впускать в свое жилище (она ж глупая клуша по его уразумению не более).
Нет. Ваш ГГ легких путей не ищет, а, вернее, попросту трусит.
Потому как перенос мести с одного человека на другого (пусть и гопника) иным понятием я обозначить не могу.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Воскресенье, 21.10.2012, 21:23
 
Rey_SilverДата: Среда, 24.10.2012, 23:10 | Сообщение # 4

Опытный
Сообщений: 117
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Ладно, посыл хороший, вы хотели на бумаге отразить какую-то часть своего внутреннего мира, эмоций. Но этого недостаточно, работа должна быть глубже, качественней и менее личностной. Весь текст крайне поверхностный, проще говоря, вы DarkArtist сделали пару взмахов лопатой и откинули ненавистный инструмент подальше. Так ни до чего толком и не докопавшись. Вы не спорили с собой, не бились над финалом, вы просто придумали историю и воплотили её на бумаге.

Сообщение отредактировал Rey_Silver - Четверг, 25.10.2012, 01:09
 
Cat-FoxДата: Суббота, 03.11.2012, 01:50 | Сообщение # 5

Увлеченный
Сообщений: 82
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
прошу вас сделайте шапку темы так, как это требуют правила, заранее спасибо
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Вернуться убийцей (R) (знаю, что несколько прямолинейно, другие - и + принимаются)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Вы хотите учавствовать в конкурсах?
Всего ответов: 73
 





 
Поиск