Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » История одной мечтательницы (Графоманопанд снова на тропе войны. Любви. Whatever.)
История одной мечтательницы
PandaДата: Среда, 17.10.2012, 00:19 | Сообщение # 1

Профессионал
Сообщений: 438
Награды: 20
Репутация: 6
Статус: Offline
Название произведения: "История одной мечтательницы" (рабочее, необдуманное, чтоббыло, будуменять)
Автор: Лёша Пушистая Панда Фрадкин
Бета: Оно же
Разрешение на копирование: Не-е-е! Моё! Моя прелесть! Муа-ха-ха!...
Рейтинг: Всем-всем-всем, у кого возникнет противоестественное желание узнать тараканов, в голове у отдельно взятой Панды.
Дисклеймер: Мне-е-е! Моя пре-е-е-елесть!
Жанр: Затрудняюсь с определением, если честно. "Бред обыкновенный" вполне бы подошёл, но, увы, такого варианта нет.
Пейринг: Щаз-з-з. Нискажу.
Описание: Тоже нискажу. Ибо пока нет.
От автора: Принимаю все удары с улыбкой отпетого мазохиста. Прошу вас, киньте же камень!
Статус: В процессе, да. Понятия не имею, на сколько меня хватит. Вообще бы лучше спрятать и пугать потом этим детей, но да фиг с ним...


Tout va, tout meurt
Mais la flamme survit
Dans la chaleur
D'un immortel été
D'un éternel été

'Une vie d'amour'
Charles Aznavour
 
PandaДата: Среда, 17.10.2012, 00:20 | Сообщение # 2

Профессионал
Сообщений: 438
Награды: 20
Репутация: 6
Статус: Offline
<здесь будет всякая красота типа гиперссылок>

Tout va, tout meurt
Mais la flamme survit
Dans la chaleur
D'un immortel été
D'un éternel été

'Une vie d'amour'
Charles Aznavour
 
PandaДата: Среда, 17.10.2012, 00:29 | Сообщение # 3

Профессионал
Сообщений: 438
Награды: 20
Репутация: 6
Статус: Offline
Дара вышла из-под покрова осеннего леса и ступила на пологий, устланный рыжими иголками, берег меленькой речушки. Дойдя до воды, она порывисто опустилась на колени, умыла лицо и, не удержавшись, фыркнула. Так радостно и жизнеутверждающе, что даже побитый жизнью ёжик, которого она спугнула по пути, замер, не добежав до ряда сосен всего лишь пару тысяч своих ежиных шажков, и обернулся, в любопытстве шевеля единственным ухом.

Девушка же отошла на несколько метров от воды и выложила на землю небольшие переносные динамики с подключенным к ним заранее проигрывателем. Задумавшись на мгновение, она нажала кнопку на матово-чёрной поверхности своего вечного спутника. Тихие звуки вальса спугнули ежа, что заинтересовался было в прямоходящем вторженце, и заставили Дару прикрыть глаза и повторить мысленно движения недавно увиденного ею танца. Под изумлённый шелест сосен она, до того неподвижная, сорвалась в стремительное, но неловкое движение; как ни старалась девушка, ей никак не удавалось попасть в сплетённую румынским (она прочитала в интернете) композитором мелодию! А на финальных аккордах и вовсе полетела носом в землю, не заметив под ногами выглядывающего из земли корешка. Ничуть не смутившись, Дара поднялась на ноги и, даже не отряхиваясь от иголок, продолжила свои попытки. Если бы её увидел в тот момент давешний ёжик, то признал бы в ней безусловную, пусть и потерявшую последний рассудок, родственницу. Но ежа на берегу не оказалось.

Спустя ещё несколько неудачных попыток, она остановилась и снова стала вспоминать движения. Дара прикрыла глаза – ей было так удобней. Перед её взором появился огромный бальный зал, пустой и искрящийся от света тысяч восковых свечей. В центре стояла девушка в простом белом платье; непременных казалось бы украшений на ней не было вовсе: лишь изящный серебряный кулон покоился в ложбинке между хрупкими ключицами. Волна иссиня-чёрных волос рассыпалась по открытым плечам, а на девичьем лице застыло тревожное, но решительное выражение. Дара окинула зал взглядом, надеясь отыскать кавалера незнакомки, когда её слуха коснулись звуки шагов.

– Не открывай глаза, – услышала она мужской голос, донесшийся из-за спины. – Я не желаю тебе зла.

Звуки голоса, казалось, проникали в самые глубины её души, неодолимая сила и непоколебимое достоинство были в нём. Девушка с удивлением оглянулась, но никого не увидела на сияющем паркете величественного зала. Посмотрев же обратно, она натолкнулась на изумлённый взгляд незнакомки. Та смотрела чуть выше Дариного плеча и шептала что-то, едва шевеля губами. Дара нахмурилась и хотела было что-то сказать, как яркой вспышкой пришла мысль: «Не здесь, не в мечте. На берегу». Грёза осыпалась к её ногам мелкой хрустальной крошкой и девушка открыла глаза. Попыталась открыть: тело ей более не подчинялось. Всё что она могла – это стоять и прислушиваться к шелесту палой хвои под ступнями неизвестного.

– Это была очень красивая мечта, – с досадой произнёс он, огибая девушку, – но ты хотела Танца.

Невидимый незнакомец устроил её левую руку на своём, сокрытом незнакомой Даре тканью, плече. Ткань оказалась бархатистой на ощупь и источающей удивительное внутреннее тепло. Он прикоснулся к её талии и бережно, будто великую драгоценность, обнял девичью ладонь своими пальцами: Даре показалось, что за мягкими касаниями скрывалось нечто столь твёрдое, что даже сталь гляделась бы в сравнении с этим размякшим под солнечными лучами маслом. Странное ощущение овладело девушкой, но она не сумела облечь это ощущение мыслью. Игравшая до того беспрерывно мелодия вальса прекратилась как-то вдруг и спустя секунду сменилась другой, смутно знакомой, музыкой. Музыка эта звучала теперь не от берега ручья, где Дара оставила проигрыватель, а буквально отовсюду.

– Вдохни, – сказал он, начиная вести её в танце, – почувствуй мир вокруг себя. Смотри, не открывая глаз!

Размеренный, волшебный ритм овладел всем её естеством. Она поняла, что к вальсу этот танец не имеет отношения, что он не имеет отношения ни к одному ей известному танцу. Но даже удивляться Даре стало неинтересно: она старалась запомнить движения.

– Ты видишь звёзды? – спросил он вновь. – Они тоже танцуют. С самого рождения и до смерти, снова и снова! Ты видишь их? Ты должна видеть.

Незнакомец отпустил её руку и одним слитным движением подбросил девушку вверх. Дара почувствовала, что летит. Попробовав закричать от сладкого ужаса – или воистину ужасающего восторга? – она не сумела выдавить ни слова, ни звука… но прозрела, неожиданно для себя. Сквозь ставшую уже привычной тьму проступили сияющие ненаглядным и нестерпимым белым светом пятна продолговатой формы: её руки, всё ещё вытянутые вперёд, тщетно ищущие оставшегося позади партнёра по танцу. Затем появились тысячи маленьких пятнышек самых разных форм и оттенков. Сперва бледные, они разгорались всё сильней и сильней по мере того, как она поднималась к неведомым горизонтам. Вскоре они затмили даже сияние свечей в пригрезившемся ей бальном зале. А после свет полился отовсюду. Похожий сперва на блёклый туманный саван, он становился всё ярче и распадался вместе с тем на мириады крохотных, с игольное ушко размером, искорок. Бесконечно чуждым человеческой повседневности оказалось это зрелище. Бесконечно близким – её мечтам.

От охватившего её восторга, Дара забыла даже то единственное, что было ей подвластно: дышать. Она оставила попытки открыть глаза: когда ещё предстанет перед ней такое чудо? Спустя мгновение – или вечность? – её руку мягко перехватила чужая рука и знакомый голос произнёс:

– Не бойся.

– Я не боюсь, – ответила она, почувствовав в великом облегчении, что вновь обрела дар речи, – но кто же ты? – Спросила она и забыла ждать ответ.

Вокруг них в сказочном хороводе проносились искорки-звёзды и величественно проплывали огни-галактики; музыка звучала будто бы яснее, чем тогда, когда они танцевали на берегу реки – ей показалось даже, что там, внизу, она услышала лишь далёкое эхо волшебной мелодии. Танцевали ли звёзды и созвездия под эту, как ей подумалось, музыку Вселенной или музыка сплеталась танцем звёзд? «Должно быть это тоже моя мечта» - подумалось ей. «Пускай и никогда они не походили на… это». Её мысли прервал ответ таинственного спутника:

– Я – это я. Разве можно не быть собой?

– Многие пытаются… – ответила она вполголоса и замолчала, устремив свой взгляд в одной ей известные дали. – Ты Бог, – прошептала она полуутвердительно и посмотрела новым – и единственным тогда – зрением на своего визави.

Девушка не увидела сгустка света, каковыми казалось ей всё вокруг и каким она сама себя представляла. Вместо этого её явилось существо странное и прекрасное. Он, пожалуй, мог бы показаться обыкновенным человеком, каких на Земле собрались многие миллиарды, если бы не некоторые отличия. Ткань, показавшаяся ей такой необычной и приятной на ощупь, оказалась кожей. «Или шерстью?» – задумалась Дара. Даже ладони его были покрыты этим удивительным, длиною всего в несколько миллиметров, но невероятно густым и нежным ворсом. Девушка поняла наконец, что же она почувствовала там, у реки, когда он взял её ладонь в свою. Что чувствовала она сейчас: он так и не выпустил её руку. А цвет покрова заставил её всерьез задуматься о том, что она украла кавалера у незнакомки из бального зала: настолько контрастно смотрелась бы пара. Дара никогда до того не видела абсолютно чёрного цвета; теперь он летел рядом с ней, вырисовываясь на фоне окружающего великолепия силуэтом с идеально ровным контуром. Лишь глаза выделялись на чёрном фоне, ибо глазами был Свет. Первородный – она поняла это сразу – ничем не разбавленный Свет, на фоне которого меркли так завладевшие ею сперва звёзды.

– Ты – Бог! – повторила она восторженно и громко, не допуская своим тоном и намёка на отрицательный ответ.

– Бог? Кто такой Бог?

Она не ожидала такой реакции:

– Творец! Создатель… - она смутилась под испытующим взглядом прищуренных глаз, - …жизни, света и всего такого.

– Глупости какие, – фыркнул он в ответ, – неужели в это кто-то верит? Мир сам творит себя! И это удивительно. Хаос, созидающий гармонию. Жизнь - как венец этого совершенствования. Вселенная всегда была: прежде неё не было времени. Вселенная всегда будет, ибо нет времени после. Я мало знаю о вашем народе, но до чего же вы страшитесь смерти… Наверное, вы и жизни от этого страшитесь? Ничто не бессмертно, девочка. Но и ничто не конечно. Всё, что встретит свой конец, отыщет и своё начало. Будь то звёздная пыль или Вселенная – разницы нет.


Tout va, tout meurt
Mais la flamme survit
Dans la chaleur
D'un immortel été
D'un éternel été

'Une vie d'amour'
Charles Aznavour


Сообщение отредактировал Panda - Четверг, 18.10.2012, 12:23
 
СветланаДата: Среда, 17.10.2012, 19:39 | Сообщение # 4

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Потопчусь?

Язык у вас красивый. И манера повествования необычная.

Quote
Так радостно и жизнеутверждающе, что даже побитый жизнью ёжик, которого она спугнула по пути, замер, не добежав до ряда сосен всего лишь пару тысяч своих ежиных шажков, и обернулся, в любопытстве шевеля своим единственным ухом.


Слово "свой" довольно каверзное. В данном предложении перед "шагами" оно вполне оправдано и предает колорит и образноть, а перед "ухом" - просто кошмарно. Так и представляется как ежик НЕсвоим ухом шевелил. cool

Quote
Раздавшиеся негромко звуки вальса спугнули ежа, что, было, заинтересовался в странном прямоходящем вторженце, и заставили Дару прикрыть глаза и повторить мысленно движения недавно увиденного ею танца.

М... Попробуйте проговорить вслух. Мне было сложновато.

Quote
в неподвижности
- очень вкучное слово. Именно поэтому употреблять его нужно осторожно. Иначе покажется повтором.

Quote
Перед её взором появился огромный бальный зал, пустой и искрящийся от света тысяч восковых свечей. В центре зала стояла девушка в простом белом платье


Quote
её тело ей более не подчинялось


Quote
– Это была очень красивая мечта, – с досадой произнёс мужчина, огибая девушку, – но ты хотела Танца.

Так она открыла глаза или все же нет?
А еще я требую описаний! Что за мужчина? Как выглядел он сам или его голос?

Quote
Он устроил её левую руку на своём, сокрытом незнакомой Даре тканью, плече. Ткань оказалась бархатистой и источающей внутреннее тепло. Свою же руку он положил на скрытую тонким свитером талию девушки; правую руку бережно принял в ладонь.


Quote
талию девушки; правую руку бережно принял в ладонь. Странное ощущение овладело девушкой, но она не сумела облечь это ощущение мыслью. Игравшая до того беспрерывно мелодия вальса прекратилась как-то вдруг и спустя секунду сменилась другой, смутно знакомой, музыкой. Музыка


Quote
Вместо этого она увидела существо странное и прекрасное одновременно

построение предложения предусматривает противоречие - конфликт "странный"/"прекрасный". Но ведь они не являются антонимами.
Кстати, а в чем именно эта странность? А прекрасность?

Ну, а далее, замолкаю. Потому что комментировать авторские Откровения, а все, что идет дальше иным словом назвать не получается, крайне неэтично. Пусть остаются в таком виде, в котором есть.

Скажу лишь по сюжету - мне кажется в большей мере странным, что девушка, только что восторженно танцевавшая с неизвестным. Еще не отошедшая от всего виденного/прочувствованного вдруг начинает с этим "странным" и "прекрасным" существом вдаваться в вопросы философии и богословия. Более того, "замахиваться", спорить и вести себя крайне невежливо.
Тотчас появляется вопрос - это у нее шоковое состояние так проявляется или она в таком мире живет, что проявление странного (вот ведь слово привязалось!) не стоит удивления?


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » История одной мечтательницы (Графоманопанд снова на тропе войны. Любви. Whatever.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы думаете о современно литературе?
Всего ответов: 89
 





 
Поиск