Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Своя Троя (пишется быстро, потому ОЧЕНЬ не откажусь от помощи)
Своя Троя
СветланаДата: Вторник, 23.10.2012, 11:35 | Сообщение # 16

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
О да!
Ребенок - это тяжело.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
дзихикоДата: Вторник, 23.10.2012, 11:43 | Сообщение # 17

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Весело

у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
СветланаДата: Среда, 24.10.2012, 08:57 | Сообщение # 18

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline

-8-
Валери понял, что проиграл. Полностью и бесповоротно. Он сбежал в Ньюмавск за нелепыми снами, прямо говорящими о душевном расстройстве. Он лишился девушки – пусть нелюбимой, но, наверняка, могущей вытеснить из мыслей призрачную Таньу. К тому же, увел Николь не кто иной, как Родриго – человек, на которого Валери раньше стремился походить буквально во всем.
Весь остаток ночи и утро Альбазо, хмурясь, просматривал предмет исторических изысканий Готье. Устроившись в его номере и не особенно беспокоясь об отсутствии своего. При этом те факты, которые Валери считал незыблемыми, откладывал то со смешком, то с фырканьем. А вот идея Айваноффа об образовании эг-поля неожиданно его заинтересовала.
- Мы с вами обязательно побеседуем на эту тему, - пообещал профессор, и по выражению лица Петруши не удалось понять, обрадовался ли тот подобному развитию событий.
«Конечно, обрадовался, - решил Валери. – Он ведь хотел именно этого».
- Надеюсь, он не устроит мне какого-нибудь экзамена, плавно перетекающего в экзекуцию, - улучив минуту, шепнул Айванофф приятелю на ухо. Довольно тихо, но профессор все равно расслышал каждое слово.
- На вашем месте, - заметил Родриго, - я бы не рассчитывал.
Айванофф вымученно улыбнулся, заработав очередной смешок.
После Петруша все-таки ушел по своим делам, а Валери остался ждать неминуемой участи.
Хмыканье и фырканье Альбазо продолжалось еще больше часа. Постепенно оно перестало пугать и пробудило к жизни раздражение.
- Зачем вы приехали? – наконец, спросил Готье.
- Спасать вас, разумеется, - уткнувшийся в какой-то документ профессор и бровью не повел. – Не припомню случая, чтобы практиканты в Ньюмавске не наживали себе приключений.
Валери подавил тяжкий вздох.
- А если серьезно, - через четверть часа сжалился над ним Родриго. - Руководству Университета попросту надоело сорить деньгами и отстегивать в казну исторического заповедника немалые суммы, - и с усмешкой добавил. – Теперь я отвечаю за ход раскопок.
Валери почувствовал, как сердце обрывается. Он даже не заметил, как поднялся с облюбованного им стула и шагнул в направлении дивана, на котором с ногами устроился Альбазо:
- Что?!
- Вы сами назвали меня руководителем своего диплома. Мне ничего не оставалось, как согласиться на поездку.
- Но можно же... Вы могли оспорить несогласованное решение...
- Неприемлемо! – повысил тон Родриго и пояснил несколько спокойнее. – По крайней мере, для меня.
Валери сжал кулаки. Происходящее казалось невыносимым. Усталость, наконец, дала о себе знать. Хотелось лечь прямо тут – посреди комнаты – и забыть обо всем.
- Не беспокойтесь, - бросил Родриго, не поднимая взгляда. – Все образуется. Вы все же откопаете эту Трою. Ваш друг Айванофф прославится. А я не присвою себе и частички вашей славы. В конце концов, подобное было бы пошлостью в высшей мере. А я...
- Также как не присвоили Николь!!! – выпалил Валери раньше, чем успел прикусить язык.
Он так и представил, как Родриго идет к ректору. Говорит что-нибудь о вылетевшем в Ньюмаск студенте. Выбивает командировку. Отдает последние распоряжения своему заму... «Сорить деньгами» - надо же было выдумать! Да Университет даже не замечает вложенных средств. Столько разработок ведется, проектов, на первый взгляд явно убыточных.
Перед глазами, как на яву, встало усталое лицо начальника раскопок. И его голос отозвался в голове противным дребезжащим звоном: «Альбазо своего не упустит».
Валери застыл на месте, сгорбившись и постаравшись вжать голову в плечи. Гром и молнии, кар небесных и потопа – меньшее, чего он сейчас ожидал.
Родриго пожал плечами и поправил сползшие на нос очки. Он ничего не произнес. Даже не отчитал дерзкого студента. И это оказалось хуже всего, что Готье смог вообразить.
- Простите! – выпалил он, чувствуя, как краска завладевает не только шеей, но и кончиками ушей.
Альбазо даже не обернулся. На лице профессора застыло легкое неудовольствие и сосредоточенность. Документы занимали его куда больше какого-то мальчишки. Это было видно. И обидно, едва ли не до слез! Валери хотелось кричать, доказывать, ругаться, спрашивать, наконец. Но все, что он мог – вздернуть подбородок, развернуться и вылететь за дверь. Громко хлопнув ею об косяк – благо, в двадцатом веке до сенсорных датчиков и автоматики в оснащении гостиничных номеров еще не дошло.
Лицо после позорного бегства пылало с полчаса, если не больше.
В Ньюково всегда, каков бы час ни пробил, людно и бестолково. Базар бестолков сам по себе, а уж если он совмещен с аэропортом, автовокзалом, моно- и би-рельсом...
Валери удалось проспать несколько часов в зале ожидания и хотя бы немного отдохнуть. Таньа вновь возникла в грезах, стоило лишь прикрыть глаза. Девушка сидела в какой-то аудитории, поразительно похожей на один из залов в музейном корпусе Университета. Перед ней лежал древний фолиант – карта, выполненная на пожелтевшей бумаге. С изображением Москвы – такой, какой стала столица после первого десятилетия двадцать первого века.
Валери, не дыша, завис над плечом девушки. Казалось, он уже выучил каждую улочку и площадь древней столицы. Однако оказалось, что он и десятой части города не знал. Паутина, прерываемая плавным изгибом небольшой реки, успела захватить свою жертву так, что не вырваться. Закрашенная область неприятно притягивала взгляд, словно кровь на безупречно-белом шелке. Очертания расплывались перед глазами, и Валери казалось, будто нечто очень похожее он уже видел. Вот только где?..
«Где!?» - кажется, он задал этот вопрос вслух, а Таньа поглядела на него удивленно и покачала головой.
«Ох, ты ж олух», - произнесла она грубоватым мужским голосом, Валери вздрогнул и проснулся.
Он открыл глаза и подавил вскрик, увидев прямо перед собой длинноволосое и длиннобородое обветренное лицо с раскосыми глазами.
- Олух, - басовито повторил старик, - у тебя вещи украли, а ты сновидения смотришь. Да еще на меня уставился. Смотри, дырку проглядишь.
«Да, вещей этих...» - мог бы отмахнуться Валери. Багаж он с собой и так не брал, а в Ньюмаске никаким скарбом не разжился тем более. При себе оставил лишь несколько карточек. Однако какому вору они могли понадобиться? Для извлечения средств понадобились бы отпечатки пальцев и сверка голосовых данных.
Валери дотронулся до внутреннего кармана и выругался. Раньше он думал, будто подобных слов не знал.
Старик понимающе крякнул и кивнул в сторону автоматических дверей. Готье уже стоял на ногах. Он лишь мельком заметил худую долговязую фигуру, но та сразу показалась подозрительной.
Выкрикнув на автомате слова признательности, Валери помчался за предположительным вором.
Старик снова крякнул и покачал головой. Турист бежал к выходу из Ньюково. Оглядываться и не думал. И, конечно, не мог видеть, как старик, прищурившись, рассматривает свою добычу.
Валери никогда так не бегал раньше. Он задыхался, у него подкашивались ноги, но понимание – это все его деньги и без них он никуда не улетит – придавало сил. Перед внутренним взором разыгрывалась драма, трагедия, трагикомедия и комедия в одном лице.
Практикант представлял, как предстанет пред светло-карими очами профессора Альбазо. Без средств, без вещей, без возможности даже взгляд поднять на этого человека. Еще он будет очень усталый, потому что расстояние до гостиницы придется преодолевать пешком. Избитый – так как, наверняка, заблудится и снова нарвется на какого-нибудь «шударя». И промокший до нитки – дабы превратить Валери Готье в жалкого сопляка, непременно пойдет дождь. А Родриго, наверняка, рассмеется. Сощурится. Даст денег, работу и совет – очередной. Поселит в гостиничный номер по соседству и не потребует даже признательности! И останется Валери только под монорельс броситься, подражая какой-то героине какого-то классика, кажется, жившего когда-то в России.
- Валэ!.. Да, Валэ же!!!
Готье не сразу понял, что зовут именно его. Резко остановился, отнял руку от уже несколько минут покалывающего бока и обернулся.
По пластиковой плитке Ньюково бежала в его сторону Николь. Не иначе, Родриго пригласил ее отметить свое назначение.
- Ты как здесь? – спросила девушка, незаметно переводя дух. И тотчас приняла вид оскорбленной родственницы, - я тебе кричу-кричу, а ты...
- Я... У меня преддипломная практика, - почти не соврал Валери, размышляя о том, что Родриго мог бы ее и предупредить. Или Альбазо рассчитывал на его бегство? От профессора следовало ожидать чего-то подобного.
- А... – кивнула Николь.
«Б...» - хотелось передразнить Валери. Но, конечно, он не стал этого делать.
- А я проездом, - Николь поправила прическу. В лучах искусственного света блеснули серьги из искусственного же материала, выполненные якобы в славянском стиле. – Представляешь, из Стамбула в Мадрид гораздо выгоднее лететь через Ньюмаск!
- Масквиченцы сбивают цены и привлекают туристов, - со вздохом пояснил ей Валери. – Ты посмотри вокруг. Это базар.
- Распродажа! – плотоядно улыбнулась Николь, и состроила глазки надушенному красавчику в костюме древнерусского князя, случайно оказавшемуся поблизости. – Ах... новая коллекция «Шармэль»! – девушка потянула носом воздух и приоткрыла пурпурные губки, окантованные чернильным татуажем.
Валери в который раз задумался над тем, что же именно нашел в этой девушке, вне сомнений, красивой, но холодной и чужой. «Постоянно глядящей налево», - как сказал бы Айванофф. Ее любовь к нарядам и новомодным веяниям Готье не разделял. А ее, в свою очередь, не интересовала история, да и сам студент – тоже.
- Здесь Родриго, - пробурчал Валери не к месту.
Николь отвлеклась от созерцания заинтересовавшего ее мужчины и воззрилась на него. Глазки сощурила. Губки поджала. И разноцветной челкой тряхнула недовольно.
- Валэ! – оскорблено фыркнула она и вновь посмотрела на «князя». Уж тот наверняка обязан оценить ее грозный вид по достоинству, - никогда. Слышишь? Никогда!!! Не говори в моем присутствии о профессоре Аль-ба-зо!
Валери опешил:
- Но...
- Он выпроводил меня вслед за тобой. Да еще оскорбил!
- Как?.. – Родриго всегда держался крайне вежливо, даже куртуазно с представительницами противоположного пола. Услышать от него грубость не могли даже те, кто рисковал довести профессора до бешенства.
- Предельно!!! По форме не подкопаться, но смысл заключался в том, что мне рядом с тобой не место, а рядом с ним тем более! – она обернулась к «князю» и проворковала елейным голоском. – Вы следите за нашим разговором, мьеэсье?
- Непременно, - ответ прозвучал незамедлительно.
Валери вдруг понял, что теперь не держит на Родриго зла. Более того, испытывает благодарность. И Петрушу ему стоило послушать – еще тогда, в кафе. Пожалуй, Альбазо вновь оказался прав. И касательно Николь – тоже.
- Ну... тогда...
- Да, - бросила Николь, не отрывая взгляда от нового кавалера. – Иди уже. Приятно было поболтать.
Валери побрел к выходу из Ньюково. Следовало извиниться перед профессором. Над тем, как это сделать не хотелось даже размышлять.
Он спустился по ажурной лестнице. Прошел по коридору из прозрачного пластика к электробусу – теперь, лишившись средств к существованию, он мог позволить себе только данный вид транспорта. В нем обычно передвигались просящие милостыню в Ньюково бездомные. Однако выбирать не приходилось. Еще с начала века электро-парк стал льготным и почти ничего не стоившим средством передвижения.
Сидячее место оплачивалось, поэтому Валери остался стоять, наверняка, снискав у остальных пассажиров репутацию скупердяя и жмота. По крайней мере, смотрели на него именно так – с презрительным равнодушием.
Через некоторое время Готье сообразил – он снова забыл переодеться! Электробус соответствовал началу-середине двадцать второго столетия, а Валери являл собой живой образчик двадцатого. От осознания этого стало только хуже.
Промаявшись с четверть часа, он прошел к задней двери. Привалился к ней плечом и начал рассматривать рекламный ролик на одном из затемненных стекол салона. Тот состоял из виртуальной экскурсии по городу. Зачем подобная информация тем, кто и так знает Ньюмаск, одному богу известно.
Перед Валери медленно разворачивалась карта Ньюмаска. Очень похожая на очертания столицы начала двадцать первого века. Очень! Но не ее исчезнувшего центра. Оный же едва ли не линия в линию повторял застрявший на Юго-западе лесопарк, по традиции прозванный Битцуевским.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Rey_SilverДата: Среда, 24.10.2012, 22:47 | Сообщение # 19

Опытный
Сообщений: 117
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Светлана)
О белоснежный борт плескали волны. Серо-зеленые, мутные.

Это как бы грамматически не правильно, нужна запятая.
 
СветланаДата: Пятница, 26.10.2012, 09:50 | Сообщение # 20

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Граматически - возможно.
Интонационно - самое то.
Эта точка приковывает внимание к именно этой характеристике. Если будет запятая, то и внимание не удержится. Соответственно, получатся приниженными остальные "пляшущие" от вот этого "серо-зеленого" красивости.
В общем, детализация куска летит в Тартар.

Но я еще подумаю, спасибо за отзыв.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 29.10.2012, 15:04 | Сообщение # 21

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
-9-
В свой номер он влетел ни секунды не задумываясь, стоит ли стучать, какими словами извиняться и реальна ли его идея вообще. И застыл, словно в оцепенении.
Конечно, гостиничные апартаменты сложно назвать жилыми. Если они и имеют свой стиль, то это, скорее, говорит о вкусе хозяев отеля, но никак не постояльцев. К тому же, здесь, наверняка, прибирали, потому так пусто и чуждо вокруг – никак.
Валери медленно разглядывал обстановку. О присутствии Альбазо не напоминало ничего. Высокая кружка, из которой профессор пил кофе, оказалась тщательно вымыта и задвинута в сервант – на верхнюю полку в самый дальний угол. На диване не осталось следов. Зря Готье всю ночь скрипел зубами и косился на лакированные ботинки Родриго, возложенные на подлокотник. И даже планшет и бумаги аккуратно лежали на столе. Все говорило о том, что позднего гостя здесь и не было. Но не привиделся же он, в самом деле?!
Часы на дальней стене пробили девять, и Валери будто очнулся. Наскоро переоделся, плеснул в лицо холодной воды и выбежал за дверь.
Женщина на ресепшн – в черных очках с зализанными в пучок обесцвеченными волосами – заявила, что в следующий раз вызовет милицию. Но поскольку она очень мягкосердечна, то, пожалуй, оставит случившееся без дальнейших разбирательств. Родриго Альбазо переехал в номер напротив и очень просил проинформировать об этом своего студента, когда тот объявится.
Валери благодарно кивнул и поспешил обратно, но в номере профессора не оказалось. Поразмыслив некоторое время, Готье решил отправиться в район раскопок. Наверняка, Альбазо следует искать именно там.
- Я так и думал! Вы только и ждали подходящего случая! - донеслось из-за двери, и Готье поспешно отдернул руку от дешевого пластикового кругляша, почему-то зовущийся здесь «ручкой входа». Если даже усталый и безучастный ко всему начальник раскопок позволяет себе кричать, то Валери в небольшом вагончике ученых делать нечего. Собственного блага ради. Родриго ведь можно поискать и позже, когда эмоциональная буря поуляжется. – Признайтесь, вы замыслили все это с самого начала! Еще десять лет назад задумали окончательно сломать мне жизнь?!
Валери развернулся и прислонился спиной к дверному косяку. Слышимость была превосходная, но уходить он не собирался.
- Успокойтесь, - раздался спокойный скучающий голос. – На вашем месте, я бы не нервничал.
- Вы не на моем месте!
Что-то грохнуло. Похоже, начальник раскопок ударил кулаком по столу или уронил стул.
- Уже на вашем, - вздохнул Родриго.
- В таком случае, Альбазо, - пробормотал мужчина. Валери почему-то представилось, как он разводит руками. – У вас ничего не выйдет. Я здесь без малого восемь лет, и за все это время не нашел даже никудышного сотового телефона двухсотлетней давности!
- Вы просто не замечали, как ваши рабочие присваивают себе относительно-дорогостоящие находки, - Родриго хмыкнул и, наверняка, усмехнулся. – В Ньюково за них можно выручить неплохие деньги.
На несколько мгновений повисла тишина. Валери хотел войти, но крик возобновился вновь. На этот раз в голосе начальника раскопок звучали визгливые ноты:
- Вот! Вы не отдаете себе отчета, куда прибыли. Это не город, а олицетворенное ПРОКЛЯТИЕ! Он вытягивает жизненные силы. Особенно из приезжих! Здравомыслящий человек здесь не проживет и недели...
- Самокритично, - проронил Альбазо.
- Да! – выкрикнул начальник раскопок. – Вы можете надо мной издеваться! Но я прижился в этом... Ньюмаске... Уже прижился!
- А я вас и не гоню, - послышался легкий скрип. Похоже, Родриго поднялся со стула. Ворчание дощатого пола сопровождало его шаги.
- То есть как?..
- Так, - Родриго, наверняка, повел плечом, и бровь изогнул в излюбленном жесте. – Научных изысканий в этом городе хватит на всех. Исторический заповедник, как-никак, - и впервые повысил голос. – Валерий! Долго вы намерены там стоять?
Готье мгновенно отлепился от косяка. Влетел в комнату и замер.
- Я сразу понял, что его появление неспроста, - заметил начальник раскопок... впрочем, уже бывший.
- Не поверите, но я тоже.
- Рад оправдать, - съязвил Валери, набрал в грудь побольше воздуха и обернулся к Альбазо. - Я знаю, где копать!
Приглушенные ругательства, прозвучавшие из-за спины, он не слушал. Стук двери, возвещающий о том, что их оставили одних – тоже.
- Да неужели? – хмыкнул Родриго. Однако ничего более спрашивать не стал. Указал на освободившееся место подле стола, развернул сенсорный экран с изображением Ньюмаска. И распорядился. – Рассказывай.
Через два часа они направлялись на Юго-запад. Дабы не терять времени, Альбазо настоял на личном вертолете. Сколько подобное могло стоить профессору лично – университетское руководство не раскошелилось бы – Валери решил не интересоваться. Добираться до места то пешком, то нанимая извозчиков и таксистов, в планы Родриго не входило совершенно.
Готье предполагал, что профессор без проблем оседлал бы какую-нибудь лошадь и доехал до Битцуевского леса верхом. После эффектного появления с рапирой наголо, Родриго мог преподнести и не такие сюрпризы. Вот только достойной поездке на благородном скакуне явно помешал бы планшет, сенсорный экран и непрекращающиеся переговоры – с руководством родного университета, с чиновниками Ньюмаска, с рабочими, собственными коллегами, какими-то приятелями. Последние, в свою очередь, предоставляли «зеленый коридор» исследователям и попутно обещали решить проблему с экологами. К тому же студент, которого Родриго более не собирался отпускать от себя ни на шаг, не знал, как даже подойти к четвероногому существу с гривой и хвостом.
Валери глянул сквозь круглое окошечко прозрачного пластика на лоскутное одеяло Ньюмаска и прикрыл веки. Каждый район – своя историческая реальность. Какому злому гению пришло в голову подобное?!
- Вы ели? – Родриго отключил экран и обратился к Готье.
- Нет... – он вздрогнул и вздохнул с облегчением. Валери почему-то на полном серьезе решил, что Альбазо больше никогда не заговорит с ним. А если и обратится, то лишь с требованиями объяснений или распоряжениями, мало отличными от сухих приказов.
- А желаете?
- Нет, - произнес студент тверже.
- Хорошо, - Альбазо казался спокойным и даже отстраненным. И вместе с тем встревоженным, как перетянутая гитарная струна. А еще он смеялся. Одними глазами. – Вечером я обещаю вам ужин. Вне зависимости от исхода нашей с вами авантюры.
- Только без... – вырвалось у Валери.
- А это уж как вам будет угодно, - перебил его профессор и широко улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами.

Пролог
На краю леса в неподвижности замерли двое. Валери старался дышать как можно спокойнее. Ему казалось, будто стук собственного сердца разносится по округе барабанной дробью. С лицом и вовсе творилось не пойми что. Держать его достойно-отрешенным, как у Родриго, не получалось. И нижнюю губу приходилось прихватывать зубами – дрожала.
Альбазо стоял в небрежно-расслабленной позе, заложив руки за спину. И выглядел совершенно спокойным. Словно ничего существенного не происходило. Будто не стараниями подогнанной к небольшому оврагу техники, появлялись на свет багрово-красные камни древней стены.
- Там... там ПУСТОШЬ! – подбежал Айванофф. Он единственный носился по новому району раскопок и вселял оживление и неразбериху в мерно текущую работу. Взъерошенный, несмотря на короткую прическу, с дико-выпученными глазами и страшно-ошалевше-восторженной физиономией. – Ты, правда, не понимаешь, что это означает?!
Валери пожал плечами и улыбнулся. Он столько раз мечтал об этом дне. Так часто представлял, как найдет легендарную столицу... Теперь он, кажется, не испытывал ничего, кроме усталости бессонной ночи и дрожи неподдающегося контролю тела. Как, когда-то говорила нынче безвозвратно забытая Ники: «Поставьте себе галочку за выполнение очередного задания, Валэ Готье».
- Когда? – коротко поинтересовался Родриго.
- Я еще не... – замялся Петруша и тотчас поправился, начал говорить очень быстро, словно боясь упустить мысль. – Нужны исследования. Опрос очевидцев, когда найдутся. Пока речь можно вести о десятке человек. По предварительным данным, естественно. Однако смею предположить, что в нашей временно-пространственной реальности данный объект существует сравнительно недавно, - он обернулся к Валери и задорно подмигнул. – Когда тебя начали посещать сны?
- Немногим больше четырех лет назад... – ответил студент.
- Подходяще! – Петруша яростно потер ладонью о ладонь, запрокинул голову и, глядя в безоблачное небо, начал подсчитывать. – Аккурат получается...
- Очевидцы?! – встрепенулся Готье, до которого лишь сейчас начал доходить смысл сумбурной и слишком быстрой речи масквиченца. - О ком ты говоришь?..
Все его прежние мысли и чувства, как ветром сдуло. Надежда, медленно закравшаяся в душу на мягких кошачьих лапках, теперь не желала уходить. Никакие доводы разума не помогали отогнать ее от сердца.
- Ну... я пока только предполагаю, - Петруша улыбался во все тридцать два зуба. – Нашу Атлантиду...
- Трою, - машинально поправил Родриго. – Атлантиду так и не нашли.
- Москву, - рассмеялся Айванофф, - отыскать не вышло бы до сего знаменательного дня. Ну, вот никак! Потому что именно как материальный объект она возникла не больше нескольких часов назад, а, может, и того меньше.
У Валери закружилась голова. Он сумел отогнать подступающую дурноту усилием воли и непонимающе воззрился на приятеля.
- Не испытывайте наше терпение, господин физик, - сощурился Родриго.
- При пересечении эг-поля с нашей реальностью происходят всевозможные электромагнитные колебания. А те существенно влияют на эмоционально-психическую сферу. На сны так вообще, очень сильно влияют, - он снова улыбнулся. – Тебя просто зацепило, Валь. Уж не знаю, случайно или нет, - он сделал одухотворенно-возвышенное лицо. В исполнении высоченного темнокожего детины это выглядело ошеломляюще. – Родство душ, - и даже не разразился хохотом, загоготал или, скорее, заржал.
- Господин Айванофф, - обратился к нему Родриго, - выпейте кофе.
- Спасибо, я не хочу спать, - отмахнулся Петруша.
- Оно поможет вам успокоиться, - уверенно заявил Альбазо.
Айванофф некоторое время смотрел на него, хлопая глазами, и не говорил ни слова. Руки Петруши слегка дрожали, а глаз дергался. Левый – зачем-то отметил про себя Готье.
- Намекаете на то, что я слишком взволнован? – наконец, спросил масквиченец.
Родриго улыбнулся.
- Да! Я взволнован! Очень. Вы даже не представляете, что все это значит для меня!.. – протараторил Айванофф.
- О... – Альбазо приподнял бровь. – Прекрасно представляю.
Петруша фыркнул и надулся.
- Все. Я обиделся, - заявил он и, развернувшись, направился к наскоро возводимому рабочему городку, уже состоящему из нескольких палаток.
- Подожди, - Валери сделал несколько шагов к нему, но Альбазо предупредительно удержал его за плечо. – Куда ты? Я хотел...
- Кофе пить, - буркнул в ответ масквиченец. – Желательно с коньяком. А лучше, чистый коньяк без кофе.
- Но я...
- Валерий, - Родриго сильнее сжал пальцы, и Готье, наконец, обернулся. И едва не вскрикнул.
У высокой березы – раскидистой, со свисающими к земле ветвями и, вероятно, поэтому называющейся здесь плакучей – стояла невысокая хрупкая девушка. Она удивленно озиралась по сторонам. Заметила Валери и улыбнулась.
Расстояние позволяло рассмотреть черты ее лица. Они казались знакомыми, даже родными, и чужими одновременно.
«Она привыкла рассматривать себя в зеркале, - подумалось Валери, - И я во сне воспринимал ее чрез призму этого видения. Черты ассиметричны у всех людей».
- Таньа, - прошептал он одними губами.
- Таня, - раздался над ухом едва уловимый шепот. – Татьяна. Вы так и не выучили произношение древне-московских имен, - мягко укорил его Родриго.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 29.10.2012, 15:05 | Сообщение # 22

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
На этом все.
Благодарю всех, кто прочел. Тех, кто осавил комментарии - вдвойне.
Также, надеюсь на появление замечательных (во всех отношенях) людей, помогущих мне вычистить языковые и тп ляпы.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.


Сообщение отредактировал Светлана - Понедельник, день тяжелый(((, 29.10.2012, 15:07
 
СветланаДата: Понедельник, день тяжелый(((, 29.10.2012, 15:38 | Сообщение # 23

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Исправлена глава 1.
Большое спасибо лорду Panda за помощь.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
дзихикоДата: Вторник, 30.10.2012, 12:58 | Сообщение # 24

Мастер
Сообщений: 464
Награды: 7
Репутация: 4
Статус: Offline
Quote (Светлана)
ресепшн

ИМХО может стоило на англ. написать?

НЕ споткнулась ни обо что! читается на одном дыхании, очень интересно и давно я не читала в таком духе фантастику. спасибо вам Светлана!


у меня хромает пунктуация и орфография! пожалуйста не надо их лечить!
 
СветланаДата: Вторник, 30.10.2012, 22:08 | Сообщение # 25

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Печатники терпеть не могут латиницы - уже сталкивалась. biggrin Так что пусть остается, как есть. Вроде же оно так пишется? huh

Спасибо за приятный комментарий!
Рада, что понравилось. flowers


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
СветланаДата: Четверг, 08.11.2012, 12:59 | Сообщение # 26

Профессионал
Сообщений: 424
Награды: 4
Репутация: 2
Статус: Offline
Я все-таки немного переписала/скорректировала. Правда, не знаю, стоит ли выкладывать здесь.
Переработки больше касаются языка, нежели сюжета.


Время работы. Обычнейший день.
Под вечер — шпага, гитара, вино.
(с)
У меня не мысли грязные, а воображение активное. Иногда слишком.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Своя Троя (пишется быстро, потому ОЧЕНЬ не откажусь от помощи)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

 

 

 
200
 

Как часто Вы пишете?
Всего ответов: 123
 





 
Поиск