Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Альтер Эго (История о войне с самим собой.)
Альтер Эго
SvarthjärtaДата: Среда, 03.10.2012, 12:52 | Сообщение # 1

Любитель
Сообщений: 3
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: Альтер Эго

Автор: Svarthjärta

Бета: Двойная Реальность

Рейтинг: R

Жанр: Angst, Dark, Horror.

Дисклеймер: Все права принадлежат автору

Описание: История парня, жизнь которого перевернуло всего одно событие. До этого ведущий тихую жизнь, он внезапно меняется, и становится совершенно другим человеком. Знакомые порой его просто не узнают, и даже не подозревают о том, кем или чем он стал на самом деле. Вскоре осознавший, что так он скоро окончательно потеряет себя, он старается всё изменить. Но задача не будет простой, ведь самый умелый и опасный враг - это ты сам.

От автора: Очень давно пытался написать подобное под названием "Двойная Реальность" но выходило не ахти. Наконец, я словил нужную мне волну вдохновения. Перед Вами то, как эта история в действительности должна выглядеть.

Статус: В процессе написания
 
SvarthjärtaДата: Среда, 03.10.2012, 12:54 | Сообщение # 2

Любитель
Сообщений: 3
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Предисловие

Порой ты просто не можешь понять этот мир, вставший на дыбы и с диким визгом тормозов сошедший с рельс здравого смысла. В один момент тебя резко переклинивает, кто-то глубоко внутри тебя со злорадным смешком щёлкает выключателем, и в сей же момент ты начинаешь видеть всё не так, как ранее. Начинаешь понимать, что жизнь настолько хрупка, иллюзорна, настолько не ценится окружающими, что её легко потерять в два счёта в нашем мире, подобному адской сумасшедшей карусели с расшатанными шарнирами. В этом мире слишком много безразличия, слишком много эгоизма, и людей, готовых пролить твою кровь. Здесь нельзя добиться правды. Даже большинство эмоциональных проявлений, которые мы видим ежедневно, и казалось бы, уже привыкли к ним, на самом деле ложь, обман, и не более чем актёрская игра. Иногда умелая, а иногда не очень.
Так уж устроен этот мир, что все мы поневоле актёры. Мы носим маски каждый день, который является очередным актом в жестоком и беспощадном театре боли и безумия. И роль свою должны отыграть по единому, особому сценарию, который обычно называют судьбой или божьим замыслом.
Я не был исключением, и моей маской было хладнокровие. Очень многие, кто хоть как-то знал меня, сказали бы, что я неэмоционален, холоден и безразличен к окружающему миру. Были бы они правы? Признаться честно, я уже и не знаю. По крайней мере, не совсем. И не тогда, когда эта история началась.
Я прохаживался вдоль стеллажей продуктового магазина в поисках чего-нибудь съестного. Сегодня был мой последний рабочий день, я получил зарплату, и сегодняшний вечер был отличным временем для похода в магазин. Работал я обычным грузчиком в магазине, и потому зарплата была небольшая, но на пропитание и коммуналку мне этого хватало.
Положив в корзинку пачку пельменей, батон, масло, две бутылки тёмного пива и баночку детской консервы, я направился к кассе, чтобы рассчитаться.
За кассой сидела молоденькая продавщица, на вид лет двадцати, не больше, с крашеными чёрными волосами, заколотыми сзади, и глазами карего цвета, и приветливо мне улыбалась, пробивая чек. Я прекрасно знал, что эта улыбка означает. Ей просто платят за то, чтобы она улыбалась и была приветлива с покупателями.
Сложив в пакет все свои покупки, я направился к выходу. Неожиданно я прямо в дверях столкнулся с каким-то пожилым высоким мужчиной в тёмно-сером плаще и c кожаным портфелем в руке.
- Ой, бога ради, простите, - вежливо извинился незнакомец.
Его голос был тихим и спокойным, но в то же время твёрдым, почти металлическим, состоящим из одних лишь флегматичных интонаций. Если бы мне нужно было придумать существо, с которым этот человек у меня ассоциировался, то это непременно был бы удав. Такой же спокойный, невозмутимый и настойчивый.
- Да ничего, бывает, - бросил я в ответ, и собрался уже уходить, как он меня окликнул:
- Молодой человек, Вы кое-что обронили.
Я обернулся и увидел, как он протягивает мне какую-то визитку.
- Нет, Вы должно быть ошиблись, - ответил я.
- Это правда Ваше, - улыбнулся в ответ мужчина и настойчиво потряс визиткой. - Возьмите.
- Как скажете, - пробормотал я, взял визитку и небрежно сунул её в карман куртки. - До свидания.
- Уверен, что наши с Вами дороги ещё пересекутся. Удачи.
- Вам того же, - кивнул я ему в ответ и поспешил наконец убраться из магазина.
В лучших традициях дешёвых фильмов про угрюмого плохого парня, я закурил на крыльце сигарету. Сделав одну затяжку, я выдохнул ставший привычным ядовитый дым, который уже третий год отравлял мои лёгкие.
Я поднял взгляд к небу. Несмотря на то, что на дворе был июль 2010-го, небо было пасмурным, в тяжёлых свинцовых оттенках, и казалось, будто ещё чуть-чуть, и оно сорвётся вниз, на землю, погребя под собой города и цивилизации, погрязшие во лжи и пороке, подобно Древнему Риму. За последние несколько месяцев солнце ни разу не выглянуло из-за туч, погода была прохладной, и по ночам частенько шли дожди с грозами. И мне нравилась эта погода, так как она соответствовала моему внутреннему состоянию. Так я чувствовал себя лучше.
Некоторые, наверное, задались бы вопросом, почему всё так. Бывает так, что всё меняется в один миг, за считанные доли секунды, которые решают, как повернётся жизнь в последующие годы. И в моей жизни тоже был один такой поворотный момент...
Всё началось, пожалуй, с того, что я, поссорившись с родителями, ушёл со своей девушкой жить на отдельную квартиру. Мне было тогда 18 лет, и я решил, что мы сможем вместе прожить на мою зарплату и её стипендию.
Спустя время я начал сильно переживать из-за той ссоры с родителями, особенно из-за ссоры с отцом, но понимал, что уже поздно о чём-либо жалеть. Рита не понимала моих переживаний, но всё равно пыталась поддержать меня. Правда, эта поддержка не облегчала мне тяжесть на душе.
Я начал писать. Я хотел написать книгу, чтобы хоть на немного уйти от реального мира, строчками излив душу, оставив мысли и чувства на бумаге. Я был настолько поглощён работой над своей книгой, что писал даже по ночам и, чтобы не заснуть, пил много кофе. Когда кофейный запах окончательно впитался в стены нашей с Ритой комнаты, выяснилось, что из-за моего пристрастия к нему, у меня появились проблемы с сердцем. Меня начали частенько мучить жуткие сердечные боли, и меня положили на короткое лечение в больницу.
Увы, спустя два дня после выписки из больницы, где я полубревном провалялся на больничной койке около месяца, моё вдохновение покинуло меня. И вернуть его не помогали ни музыка, ни книги, ни кино, ни моя милая муза, ни что-либо другое в этом мире. Я не мог выдавить из себя ни строчки.
Рита пыталась мне помочь обрести его, и мы даже как-то выбрались вместе в палаточный поход на пару дней. Мне понравилось, и я даже немного развеялся тогда, но всё равно в мою голову не приходило никаких идей.
И спустя неделю, наступил тот день. День, перевернувший всю мою жизнь и предрешивший другой исход той, ещё, казалось, счастливой истории, превратив её в сплошной и жестокий нуар. В тот день, который, как назло, был следующим после нашей годовщины, мы отправились в парк аттракционов. Рита была уверена, что если мы вместе развеемся, повеселимся и "оторвёмся", всё станет лучше.
Мы взяли по билету на "Американские Горки", и сели на последний поезд в нашей жизни, идущий по рельсам, которые вели к конечной станции счастливой реальности.
В какой-то момент рельсы содрогнулись под нами и обрушились, похоронив под своими обломками многих из тех людей, которые в тот день оказались нашими попутчиками. В тот день погибла и Рита...
Я был морально разбит. В один момент я потерял всё и утратил самое дорогое, что было в моей жизни. Три с половиной месяца пролежав в больнице на реабилитации, я, наконец, выписался и вернулся в дом, в котором ещё недавно мы с Ритой жили вместе. Дом, в котором я теперь остался наедине со своей болью, недописанной книгой и сердечными таблетками.
И тогда я сдался. Ровно три года назад. Я начал много курить, сам не знаю, для чего. Может, чтобы успокоиться, а может просто для того, чтобы однажды задохнуться куревом. Меня было некому поддержать. Безмолвная тишина и одиночество свели бы меня с ума, и потому я завёл кота. С тех пор я делился с ним всем, что у меня накипело на душе. И мой пушистый дружище всегда внимательно слушал меня.
Я едва заметил, как подошёл к своему дому. Поднявшись на второй этаж и открыв дверь своей квартиры, я, не вытирая ноги, вошёл в прихожую, где меня, мяукая, встретил мой единственный друг. Путаясь под ногами, он большими глазами смотрел на меня, ожидая, что я принёс ему что-нибудь вкусненькое.
- Я про тебя не забыл, дружище, - с улыбкой произнёс я, доставая из кармана куртки купленный для него в магазине паштет.
Войдя на кухню и положив коту гостинец, я открыл холодильник и переложил продукты туда, а батон - в хлебницу.
Некоторые люди говорят, что о человеке можно судить по тому, что у него в холодильнике. Какой-нибудь психолог, скорее всего, сказал-бы, что я не женат, и что у меня даже нет девушки. А судя по образу жизни, не имею друзей, но всегда беру две бутылки, в надежде, что ни с того ни с сего ко мне заявится нежданный гость, который составит мне компанию, и с которым мы сможем поговорить, потягивая холодное пиво. Я бы сказал, что он ошибся.
И, конечно же, соврал бы, потому-что всё вышеописанное было правдой. Несмотря на все усилия, которые я прилагал к тому, чтобы быть тем, кем я кажусь, я боялся одиночества. Я боялся прожить всю свою жизнь без друзей и близких, у которых в случае чего можно было бы искать поддержки.
Я сел за стол в своей комнате, открыв толстую тетрадь в тёмно-синей обложке, и занёс шариковую ручку над пустыми тетрадными листами. Мой разум был пуст, как и мой желудок. Я не мог выдавить ни строчки, ни мысли, ни даже слова.
Разозлившись, я швырнул ручку на стол. Именно тогда, когда лишь вдохновение могло мне хоть как-то помочь, оно отсутствовало. Так я около часа просидел в раздумьях, пока в желудке не появилось неприятное ощущение сильного голода. Я понял, что сегодня никакой нежданный гость так и не придёт, и этот вечер я проведу в одиночестве. Как и сотни предыдущих...
Главная ирония была в том, что я чертовски сильно ошибался...


Сообщение отредактировал Svarthjärta - Среда, 03.10.2012, 12:55
 
SvarthjärtaДата: Среда, 03.10.2012, 12:56 | Сообщение # 3

Любитель
Сообщений: 3
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 1 - Ночной гость.

Я сидел в кресле, держа в одной руке холодную бутылку пива, а в другой пульт, которым не спеша переключал телевизионные каналы. Ящик Пандоры, стоящий на журнальном столике, показывал различные мерзкие картины. Убийства, изнасилования, катастрофы... У меня всегда было ощущение, что эти мерзости по телевизору крутят не просто так, а специально. Но больше всего я не мог смотреть на каменные лица дикторов, с монотонной интонацией рассказывающих об этом. Как будто это нормально и в порядке вещей.
Я выключил презренный телевизор и отхлебнул немного пива из бутылки. Да, это и был мой сегодняшний ужин. Все эти воспоминания о прошлом навеяли тоску. Я думал о тех людях, которые были мне дороги и которых я потерял. Думал лишь о тех могилах в моей душе. Могилах, которые никогда не оживут вновь. Я был виноват во всём этом бардаке. Ведь я мог просто найти компромисс с отцом и избежать той ссоры. Но я был глуп и упрям. А если бы я хотя бы иногда улыбался просто ради Риты, чтобы ей стало теплее на душе от этой улыбки, мы бы не пошли на те проклятые карусели. И всё было бы хорошо. Но я был чёртовым эгоистом и теперь нёс своё заслуженное наказание за это.
Я закрыл глаза и начал воображать себе ту светлую реальность, которая могла бы быть. Вот Рита сидит рядом, положив голову на моё плечо, и мы держимся за руки, сплетя пальцы. На столе у меня лежит небольшая стопка учебников, я учусь в университете... Дал движение своим старым умениям игры на пианино и гитаре, и создал музыкальную группу с друзьями. Вот Рита подняла голову и нежно поцеловала меня в щеку: она всегда так делала, когда я начинал дремать. Я по привычке открыл глаза и вновь увидел свою серую и пустую реальность. Конечно, я мог бы прийти к отцу, поговорить, попытаться наладить отношения хотя бы с ним, но прошло уже три года, и за эти три года я даже ни разу ему не позвонил, не спросил, как он. Как раньше уже ничего не будет.
Я сделал ещё пару глотков. У судьбы, определённо, какое то нездоровое, жестокое и безумное чувство юмора. Парень мечтал стать музыкантом, но жизнь сложилась иначе, его жестоко предали, он двинулся рассудком и стал ночным маньяком. Девушка мечтала стать актрисой, но вышло так, что вся её актёрская деятельность заключалась лишь в имитации оргазма под немытым, потным, грубым мужланом, заплатившим ей за это деньги. А теперь она, холодная как ледышка, с широко раскрытыми от ужаса глазами, лежит под мостом, зарезанная тем самым неудавшимся музыкантом. Очень печальная ирония...
Допивая пиво и перебирая в голове сотни переплетающихся между собой мыслей, я начал понемногу чувствовать, как меня клонит в сон. На часах уже было около двенадцати часов ночи.
Окончательно избавив бутылку от содержимого, я выбросил её в мусорку и направился в ванную для проведения стандартного обряда гигиены перед сном. Открыв кран с тёплой водой, я бросил взгляд на своё отражение в зеркале. Из-под неаккуратно уложенных, длинных светло-русых прядей волос на меня смотрели серебристые, почти белые, глаза. Хотя... Мне показалось. Глаза были серо-голубыми и уставшими. Впрочем, как и всегда.
Сунув руку под струю воды, я ощутил, что она ледяная. Сонно пробормотав что-то невнятное про то, что я должен завязывать с ночными посиделками, я закрутил кран и открыл его снова. Из крана потекла тёплая вода.
Умывшись, я поспешил убраться из ванной. Порой я думал, что начинаю сходить с ума, так как меня часто в последнее время преследовало гнетущее чувство, что я не один, и за мной кто-то наблюдает. И в ванной было такое чувство. Но выйдя оттуда, я успокоился и, пожелав коту спокойной ночи, ушёл в свою комнату, закрыв за собой дверь.
Не раздеваясь, я устало бухнулся на кровать и прямо в таком виде через несколько минут крепко заснул.
Как оказалось, ненадолго...

***

Громкий звон будильника прервал мой сон. Не открывая глаз, я нажал на кнопку, заставив его стихнуть. Я очень не любил вставать ранним утром. А вот понятия о том, что для меня раннее утро, а что нет, у меня были, мягко говоря, другими, в отличие от окружающих.
- Соня, вставай, уже двенадцать часов! - раздался бодрый и весёлый женский голос рядом.
Я, переосилив свою лень, заставил себя открыть глаза. На кровати, рядом со мной, сидела девушка с волнистыми чёрными волосами, остриженными до плеч, одетая в бежевую ночнушку. Яркий свет из окна мягко застилал комнату, и, отражаясь от зелёных глаз девушки, создавал иллюзию свечения, делая их почти изумрудными.
- Рита?.. - я немного удивлённо приподнял бровь.
- А ты кого ещё ожидал увидеть? - хихикнула она - Ты не проснулся ещё, солнце?
Я был в растерянности. Рядом со мной была моя девушка, всё было хорошо, но что-то было не так... На меня давило ощущение, что всё это неправильно, чувство дежавю и до боли знакомое ощущение чьего-то присутствия, только на этот раз далеко, где-то за гранью этого мира.
- Я нам чай сделала, - продолжала Рита.
Молча встав с кровати, я подошёл к окну. На улице была тёплая погода, солнце светило ярко и немного слепило мне глаза. На улице в его лучах нежились коты, а лёгкие дуновения ветра, подгоняя белые парашютики одуванчиков, тихо шелестели летней листвой.
Будто опомнившись, я отбросил мысли о пейзаже за окном и попытался сосредоточиться на происходящем и на Рите. Но что-то как будто мешало мне собрать мысли.
- Ты в порядке? Что-то не так? - в её голосе появились обеспокоенные нотки.
- Чудо, ты не помнишь, какое сегодня число?..
- Ты что, забыл? - она удивлённо подняла брови. - Сегодня пятое июля, вчера была наша годовщина, - затем она улыбнулась. - Мы гуляли на озере, и над водой повсюду парили светлячки, а потом мы покатались на лодке. Это был один из самых сказочных дней в моей жизни.
Я попытался освежить в памяти воспоминания о вчерашнем дне и, к своему удивлению, вспомнил. Наша годовщина, вечер, озеро, светлячки, деревянный пирс, лодка... Всё было именно так.
- Прости, я едва проснулся, туго ещё соображаю с утра... Всё хорошо, милая, - я улыбнулся ей, и, увидев мою улыбку, она расслабилась.
- Тогда пойдём? А то чай остынет, - она, улыбнувшись, встала с кровати и жестом позвала меня за собой.
Я сел за стол и сделал пару глотков свежего чёрного чая. Горячая жидкость моментально согрела изнутри моё тело, и я почувствовал себя живым. И почему-то мне это ощущение казалось непривычным, давно забытым. Я всё никак не мог вспомнить, почему.
- Солнце, давай сегодня сходим куда-нибудь? Погуляем, развеемся, повеселимся. - Рита смотрела на меня добрыми глазами.
- Я не против, - ответил я, допивая чай. - А куда ты хочешь?
- Давай в парк?
- Ты о каруселях что ли?
- Ага, - она заулыбалась, и кивнула головой.
- Не знаю... - я усмехнулся. - Не слишком ли мы взрослые для этого?
- Ну, не серьёзничай, солнце. Тебе понравится.
- Как скажешь, чудо, - улыбнулся я и начал мыть кружку.
- Тогда собирайся. Кто быстрее оденется, тому и пряник, - она засмеялась и побежала в комнату.
- Эй, так нечестно, мне ещё твою кружку помыть! - крикнул я вдогонку.
Домыв посуду, я пришёл в комнату, где Рита уже ждала меня, собравшаяся и одетая. Она улыбалась, и вообще, чуть не светилась от радости. Совсем как ребёнок... Я не знал, откуда в ней столько энергии, чтобы не давать себе раскиснуть ни в какой ситуации. За весь год я видел её грустящей только два раза, и это легко проходило, стоило мне только её пожалеть. Она, пожалуй, никогда не переставала меня удивлять.
Я взялся за дверцу шкафа, чтобы достать свою одежду, как вдруг снова почувствовал гнетущее ощущение чьего-то присутствия. Я стоял рядом со своей кроватью и чувствовал, как будто чьи-то пристальные глаза сверлят меня со стороны книжного шкафа. Вся реальность вокруг начала становиться для меня туманной, какой-то ненастоящей, как будто что-то утягивало меня из этого мира. Я оглянулся на шкаф, но не увидел там ничего, кроме него и наших с Ритой отражений на его стеклянных дверцах, которые из-за попадающего на белые обои комнаты света, давали вполне себе чёткое отражение.
- Солнце, ты в порядке? - Рита забеспокоилась. - Ты как будто куда-то пропадаешь. Ты хорошо себя чувствуешь?
Меня отпустило так же внезапно, как и появилось это ощущение. Всё вокруг снова стало реальным, а не туманным сном, а ощущение чужого присутствия испарилось вникуда.
- Да, чудо, я просто задумался, - я решил не объяснять Рите того, что почувствовал, так как она всё равно не поняла бы, да и вряд ли приняла бы это всерьёз.
Мы оделись и вышли на улицу. Меня встретил яркий солнечный свет, к которому я почему-то не был привыкшим. Поневоле я прищурил глаза и прикрыл их рукой - солнечный свет на миг ослепил меня, и мои глаза медленно пытались к нему привыкнуть. Чувствуя себя, как вампир на солнце, я с пассивным интересом осматривал происходящее вокруг себя.
Придя на автобусную остановку, мы стали ждать автобус Љ 9, на котором мы без пересадок могли бы доехать до самого парка. Рита, очевидно, радовалась сегодняшнему дню и этой погоде, в то время как я по неизвестным мне причинам не мог разделить её радость. Раньше я никогда не реагировал так на солнце, но в этот день у меня от него кружилась голова, и к горлу подступало лёгкое ощущение тошноты.
Наконец, к остановке подъехал девятый автобус, который я воспринял как спасительный дар - он был полупустым, и там можно было скрыться от солнца. Однако, только забравшись туда, я проклял этот транспорт: внутри было душно и жарко, как в аду. Смирившись с тем, что нам из него не вылезти до самого парка, мы вместе с Ритой заняли места подальше от окон, в которые попадал свет. Впереди было всего 5 остановок, это не так много, потому эту погоду можно было вытерпеть. В парке уже будет тень от деревьев и мороженое. От этих мыслей моё настроение стало лучше, и я ласково поцеловал Риту в щеку. Она улыбнулась и прижалась ко мне. После этого, окончательно ощутив себя счастливым, я расслабился и не заметил, как задремал.
Почувствовав толчки в бок, я поднял голову.
- Соня ты, соня... Идём, наша остановка, - улыбалась Рита.
- Что? Как?.. Я и секунды не подремал, - протерев глаза, сказал я и последовал за Ритой.
В парке, как я и ожидал, была тень, и в палатке, что стояла у входа в парк, женщина в голубом переднике продавала развесное мороженное. Я посмотрел на Риту:
- Хочешь, купим по стаканчику? Ты какое будешь?
- Я буду фисташковое, - улыбаясь, ответила она.
Достав из кармана немного мелочи и пересчитав её, я протянул купюры продавщице:
- Дайте, пожалуйста, стаканчик фисташкового и стаканчик вишнёвого мороженного.
Какое-то время мы с Ритой гуляли по парку, кушая мороженное и болтая о всём подряд. Мы вспоминали то, как провели этот год, то, как познакомились, и как глупо я выглядел, когда признавался ей в своих чувствах. Это были добрые, местами смешные и забавные воспоминания.
И всё же, всю нашу прогулку меня не покидало чувство тяжести на душе и беспокойства, как это бывает, когда провожаешь близкого человека на поезд и знаешь, что вы не скоро увидитесь, если вам вообще суждено будет когда-либо ещё увидеть друг друга.
Когда мы проходили мимо американских горок, Рита вдруг остановилась, глядя на аттракцион.
- Солнце, давай прокатимся? - спросила она меня.
В этот момент мою голову пронзила резкая боль, которая, словно тяжёлый топор, раскалывала мне череп в дребезги. Я в буквальном смысле чувствовал, как будто какие-то воспоминания пытаются пробиться сквозь черепную коробку наружу. Как будто я должен был вспомнить что-то, но это воспоминание казалось недосягаемым. Я чувствовал себя котёнком, пытающимся словить солнечный блик. Постепенно боль начала отступать, а в голове начало проясняться. Всё вокруг снова начало ощущаться ненастоящим, и опять появилось ощущение чьего то присутствия... Но на этот раз этот кто-то не наблюдал за мной. Казалось, что он пытается меня выдернуть из этого мира прочь. Зачем? Куда? Я не понимал этого...
- Рита, давай в другой раз... Может, просто спокойно прогуляемся? - что-то внутри меня подсказывало, что я должен был ответить именно так.
- Да брось, тебе понравится. - Рита одарила меня доброй улыбкой, и это меня успокоило, прогнав все посторонние ощущения. Я снова был здесь.
- Ладно, но только один раз, - усмехнулся я.
Мы подошли к кассе и купили два билета. Как только мы стали подходить к кабинкам, я почувствовал слабость в коленях. Я боялся. Но не аттракциона. Этот страх, казалось, не был вызван ничем. Я никогда не пугался каруселей в детстве, и уж тем более, не американских горок. Но сегодня что-то внутри меня воспринимало эти жёлтые вагонетки как поезд, ведущий прямо в ад. Мне стало холодно.
Мы с Ритой заняли места и взялись за поручни. Ещё пару людей после нас тоже заняли свои места, и поезд, наконец, был полностью заполнен.
- Ты готов? - улыбнулась Рита.
Я в ответ кивнул, нервно сглотнув. Мне хотелось прямо сейчас плюнуть на всё, взять Риту за руку и утащить её подальше с этого поезда, и чёрт с ними, с билетами. Но я был будто парализован. Разум затуманился, и я просто неподвижно сидел на месте.
- Запускай! - крикнул контролёр у входа на аттракцион. Оператор, сидящий в кабинке с пультом управления, нажал на кнопку, и зловещий поезд медленно тронулся...

***

Андрей Киреев устало сидел в кабинке управления над пультом и устало наблюдал за людьми, занимающими места в вагончиках поезда. Его охватывало жуткое чувство досады. Завалив в позапрошлом году вступительные экзамены в вуз, он был вынужден теперь ради жалких копеек сидеть с часу дня до десяти вечера в душной кабинке и нажимать на кнопку, чтобы зарабатывать хоть какие-то деньги и не быть дармоедом, живущим на шее у родителей.
Мимо кабинки прошли парень с девушкой, держащиеся за руки. Девушка, очевидно, была в очень хорошем расположении духа, а вот у парня был такой вид, будто его сейчас или стошнит, или он потеряет сознание. С виду он был бледным от волнения, и нервно посматривал то на вагоны, то на выход.
Андрей усмехнулся, как обычно смеются с маленьких детей, делающих какие-то смешные глупости.
Он отвёл взгляд от пары, и посмотрел в сторону Максима, проверяющего на входе билеты. Пропустив определённое количество людей, тот надел цепочку на вход, сложил руки на груди и, опёршись плечом на кабинку, стал ждать, пока все займут свои места.
Андрей снова бросил взгляд на парня с девушкой, которые уже заняли свои места и сидели в ожидании старта. Наклонившись к парню, девушка о чём-то его спросила, на что тот нервно кивнул головой. Вид у него был определённо взволнованный.
Максим постучал пальцем в стекло кабинки:
- Запускай!
Андрей устало вздохнул и нажал на круглую синюю кнопку. Поезд медленно начал своё движение по рельсам вверх до той точки, где он обычно на пару секунд замирает, а потом несётся на всей скорости по рельсам вниз.
В кабинку зашёл Максим:
- Ну и духота... Не завидую тебе.
- Ага, издевайся, - устало улыбнулся Андрей. - Тебе-то знай, билеты проверяй и бухих не пропускай.
- Ищи во всём свои плюсы. - Максим протянул банку холодного лимонада.
- Спасибо, дружище, я об этом мечтал, с того момента, как зашёл сюда... - в голосе Андрея прозвучали ноты благодарности.
- Как тебе мысль после конца смены пойти выпить пива? Должен же и у нас быть выходной.
Андрей помотал головой:
- Макс, я бы с радостью, но не могу. Я обещал сегодня зайти к родителям, помочь по дому, так что, наверное, в другой раз.
- Ладно, как скажешь. - Макс немного постоял и через несколько секунд, будто опомнившись, спросил - Слушай, а ты запускал его сегодня до открытия парка, для проверки?
- Эээм.. Нет. А зачем? - Андрей поднял бровь.
Их разговор прервал громкий скрежет металлических деталей железной дороги. Поезд, зависнув на несколько секунд на самой высокой точке рельсов, ринулся вниз. Железная дорога ходила под ним ходуном, как при землетрясении. Вдруг одна из деталей опоры с громким звуком отлетела в сторону, и рельсы в том месте сильно просели вниз. Не оставалось сомнений, что как только поезд окажется там, под его тяжестью конструкция развалится, а поезду до провисшего рельса оставались считанные секунды.
- Выключай! Выключай!!! - заорал Макс.
Андрей стал судорожно бить по кнопке аварийного тормоза, но поезд неумолимо летел навстречу опасности.
- Твою мать!! - в отчаянии заорал Андрей и ударил кулаком по приборной панели.
В следующую секунду поезд налетел на провисающую часть железной дороги, соседние опоры не выдержали и прогнулись под его весом. Рельс отвалился, и поезд на всей скорости слетел с железной дороги под неё, сбивая на своём пути опоры одну за другой. Несколько человек вылетели из вагонов, один из них разбил себе голову о торчащий обломок опоры. Теперь его безжизненное тело лежало на земле, а голова напоминала спелый арбуз, размазанный по асфальту: куски черепа, мозгов и плоти были разбросаны тут и там. Через несколько секунд он был погребён под обломками железной дороги, не выдерживающей своего веса под стремительно уменьшающимся количеством опор. Люди, всё ещё цепляющиеся за свою жизнь и за поручни вагонеток, истошно кричали, но с каждой сбитой опорой их становилось всё меньше. Поезд врезался в последнюю опору, согнув её, и остановился, а большинство оставшихся людей, которых было немного, вылетели из вагонов и покатились по асфальту. Через секунд железная дорога, оставшаяся без опор, накрыла поезд и тех трёх несчастных, кому не повезло остаться в поезде в тот момент.
Несколько человек, стоящие у входа на аттракцион, перескочили ограждение и бросились на помощь раненым. Остальные люди и случайно оказавшиеся поблизости зеваки просто с вылупленными глазами стояли на месте и наблюдали за происходящим. Некоторые стали снимать происходящее на фотокамеры и мобильные телефоны.
Андрей и Максим смотрели на весь этот бардак, парализованные увиденным зрелищем. Сердце Андрея ушло в пятки. Он понимал, что произошедшее случилось по его вине. Он не боялся за людей и не сочувствовал им. В этот момент он панически боялся за свою шкуру и хаотично перебирал в голове мысли о том, что с ним будет дальше.
- Ты чего стоишь? - крикнул на него Максим, выбегая из кабинки, спеша на помощь пострадавшим.
Андрей не двигался. Он смотрел в сторону парня, который до запуска поезда сильно нервничал. Не в силах встать на ноги и истекая кровью, он ползком двигался в сторону своей девушки, которая безжизненно лежала на асфальте в покрасневшей от крови белой майке.
Парень подполз к ней и, аккуратно перевернув на спину, попытался привести её в чувство, но она не подавала никаких признаков жизни. Он достал телефон из кармана и, посмотрев на него, со злостью швырнул его на землю. В отчаянии парень пытался призвать на помощь бегающих в суматохе людей, но никто не отзывался - все были заняты спасением своих близких или съёмкой происходящего на видео. К месту происшествия уже подъехали пять машин скорой помощи.
Андрей выбежал из кабинки и побежал по направлению к парню. Тот, заметив бегущего Андрея, крикнул ему:
- Помогите! Она сильно ранена, я не смогу её донести!
- Ты сильно ранен? Идти можешь? - спросил подбежавший к нему Андрей. Он не знал, что ещё говорить в такой ситуации.
- Да какая разница, мать твою! - разозлился тот. - Не обо мне заботься, я тебя прошу, отнеси её к скорой, не дай ей погибнуть.
- Её уже не... - попытался возразить Андрей, но был перебит парнем:
- Просто сделай это! - крикнул он. - Я - это дело второе!
Андрей молча взял девушку на руки и поспешил к ближайшей скорой. К нему навстречу уже бежало несколько врачей.
- Ложите в машину, нужна срочная реанимация! - крикнул врач помощникам, которые уже доставали носилки.
Положив её на них и закрыв двери скорой, Андрей ещё пару секунд провёл взглядом уезжающую машину, а затем оглянулся в сторону парня. Его уже успели привести к другой машине и готовились сажать в неё. Парень кинул взгляд на Андрея, как будто молча благодаря его за помощь, а затем скрылся в машине, которая спустя несколько секунд двинулась с места по направлению к больнице.

***

Я сидел в вагонетке, и смотрел, как поезд всё больше и больше отдаляется от земли. С каждой секундой во мне росло гнетущее чувство обречённости. Это меня начинало сводить с ума, я даже не понимал причины, почему так. Краем глаза я заметил, как билетёр передал оператору банку холодного лимонада. Да уж, в тот момент что-нибудь холодное помогло бы мне успокоиться.
Наконец, поезд достиг вершины рельсов, и замер. Многие пассажиры взялись покрепче за поручни, и неспокойно заёрзали на своих местах. Мою голову снова пронзила резкая боль. В глазах будто стали мелькать какие-то обрывочные картинки: раненые, скорая, оператор, изумлённая толпа... Казалось, что это я уже где-то видел, давно. Я не понял, что это значит, и картинки исчезли, но головная боль осталась. Мой разум словно вопил, раскалывая мне череп на сотни мельчайших острых осколков, которые впивались в мозг.
Раздался громкий скрежет металла, и поезд как будто сорвавшись с тормозов, помчался вниз. Вся железная дорога под ним тряслась, но большинство людей, которые считали, что это в порядке вещей, продолжали смеяться, и кричать от удовольствия, вызванного резким всплеском адреналина. И вдруг, их смех, и крики радости перешли в вопли, до краёв наполненные ужасом, и паникой. И через мгновение я понял, почему.
Одна из деталей опоры, подпирающей дорогу в том месте, где наш стремительный спуск должен переходить в резкий подъём, с громким лязгом отлетела в сторону вместе с осколками расшатанных креплений. Любой, даже далёкий от понимания законов физики человек, догадался бы, что если поезд налетит туда, дорога не выдержит.
До того момента оставались считанные секунды, а аварийный тормоз не срабатывал, поезд так же неумолимо летел навстречу гибели, которая уже широко раскрыла свои холодные объятия. Всё происходило для меня будто в замедленном движении, я с огромной скоростью перебирал в голове различные мысли о том, как уберечь Риту и себя от опасности, но ничего в голову не приходило.
И вот, на всей скорости, этот состав смерти налетел на повреждённые рельсы, я почувствовал сильный толчок, и то, как сильно железная дорога провисла под нами. В следующую долю секунды, рельс, находящийся чуть впереди поезда отвалился, и транспорт сошёл с железной дороги, летя по диагонали вниз, сбивая на своём пути расшатанные опоры. За доли секунды, успев среагировать на обломанный конец только что сбитой опоры, я успел пригнуться, и пригнуть Риту. Бедолаге, сидящему в вагонетке за нами и не успевшему пригнуться, не повезло - обломанная железная опора размозжила на куски его голову, и его тело, как безжизненная тряпичная кукла вылетело из вагонетки, и упало на землю.
Рита была цела, но очень напугана, как и я. Вдруг мы почувствовали сильный удар снизу: поезд упал на землю, и по инерции продолжал движение вперёд, руша железнодорожную конструкцию. В тех местах, где опор не осталось, железная дорога обрушалась, и пыталась нагнать поезд, чтобы накрыть его смертоносным одеялом из железных обломков.
Снова удар, на этот раз сильнее, который заставил меня, Риту, и ещё нескольких людей вылететь из поезда, и покатиться по асфальту.
Когда меня перестало катить по земле, я почувствовал сильную боль - у меня были многочисленные переломы: открытый перелом правой ноги, перелом левой руки в двух местах. Судя по тому, как больно мне было дышать, у меня было сломано ещё несколько рёбер. Из ушей и носа, как и из раны на ноге, у меня ручьём сочилась кровь. Я поднял взгляд от земли, и увидел, как остановившийся поезд вместе с оставшимися в нём людьми похоронило под обломками железной дороги.
Я стал повсюду искать глазами Риту, и через секунды две увидел её, лежащую лицом вниз, в метрах пяти - шести от меня, её отнесло гораздо дальше, чем меня. Я не мог идти, и превозмогая адскую боль, я ползком двинулся в её сторону, стараясь добраться до неё как можно скорее. На площадке аттракциона началась суматоха, люди бегали, спасая своих близких, некоторые снимали происходящее на видео, чтобы потом выложить в интернет. В этот момент я мысленно обрушил на них весь девятый вал проклятий, какие мне были только известны.
Добравшись до Риты, я увидел, что она без сознания, и вся в крови. Я аккуратно перевернул её на спину, и попытался привести в чувство, как умел, но я не имел ни малейшего представления о том, как оказывать помощь в такой ситуации, да ещё и когда у самого переломаны чуть ли не все конечности. На мои призывы о помощи пробегающие мимо люди не обращали никакого внимания, у каждого были свои заботы, и им не было дела до чужих.
Я кое-как достал из кармана мобильник, чтобы набрать номер скорой, но экран был разбит вдребезги, и телефон не работал. Я со злостью швырнул его на землю. Передо мной истекала кровью моя девушка, а я сам не мог даже стоять на ногах, не говоря о том, чтобы унести её отсюда подальше, где ей окажут помощь. Недалеко от места происшествия раздался приближающийся вой сирены скорой помощи.
Вдруг, я увидел бегущего ко мне оператора аттракциона. У меня в душе возникли смешанные чувства. Вся моя сущность желала обвинить во всём произошедшем его, но я понимал, что сейчас, кроме него мне никто не сможет помочь.
- Помогите! Она сильно ранена, я не смогу её донести! - крикнул я подбегающему оператору.
- Ты сильно ранен? Идти можешь? - тот был бледным от ужаса.
Меня разозлил этот идиотский вопрос, так как и без того было видно как я, да и не было времени, чтобы так глупо тратить его на слова.
- Да какая разница, мать твою! Не обо мне заботься, я тебя прошу, отнеси её к скорой, не дай ей погибнуть!
Оператор попытался что-то возразить, но я перебил его на полузвуке:
- Просто сделай это! Я - это дело второе!
Он молча взял Риту на руки, и поспешил в сторону прибывших машин скорой помощи. Я лишь молил судьбу о том, чтобы с ней всё было хорошо. Машины, в которые ложили раненых, уезжали одна за другой. Ко мне подоспело ещё два врача, которые положив меня на носилки, понесли к машине. Я успел заметить, как Риту положили в другую машину, и увезли в больницу. В ту секунду я был благодарен оператору за то, что он помог ей и мне. Как только меня погрузили в машину, я снова ощутил присутствие чего-то недоброго. Боль стихла, я перестал ощущать своё тело, а реальность начала становиться туманной. Всё вокруг поплыло перед глазами, потемнело, и как будто оборвалось. В последнюю секунду, я успел осознать, что это всё было сном. Сном о давнем прошлом...

***

Я проснулся во втором часу ночи. На лбу выступил холодный пот. Из-за кошмара?.. Нет, вряд-ли, хотя он это был тот ещё сон... Я проснулся от этого привычного, и странного ощущения на душе. От ощущения, что я здесь не один. Но на этот раз, это ощущение было сильнее. Именно оно видимо, и выдернуло меня из мира сновидений.
Я некоторое время лежал неподвижно, прислушиваясь к каждому звуку. Но они были редко, и все раздавались за окном на улице, а потому к присутствию некого незнакомца это явно не имело никакого отношения. Я конечно прокручивал в голове мысль о том, что это моё больное воображение, но я отбросил эту гипотезу, так как ощущение было слишком уж сильным. Во всей квартире был выключен свет, и мою комнату освещал лишь серебристый свет луны. Я тихо и аккуратно встал, направившись в самый тёмный угол комнаты, то и дело, поглядывая то в угол, то на дверь. Если незваный гость был в моей комнате, то он мог быть незаметным, только находясь в этом тёмном углу, если же он был в квартире, то когда он зайдёт, я останусь незамеченным, и смогу продумать, как незаметно убраться прочь, или внезапно напасть, в зависимости от того, что он из себя представляет. Я почти дошёл до угла, как внезапно у меня похолодело в душе, когда я краем глаза увидел так же не спеша, и аккуратно крадущуюся тень справа. Я повернул голову, и тут же расслабился. Из-за тусклого лунного света, стеклянные створки книжного шкафа давали отражение, и тогда краем глаза я заметил самого себя. Я несколько секунд стоял, и смотрел на свой тёмный, чуть пригнувшийся силуэт в отражении. Услышав какой-то шорох за дверью, я в один миг нырнул в тёмный угол, и притаился.
За дверью послышалось мяуканье, и лёгкий скрежет кошачьих когтей в дверь, так ко мне всегда просился мой кот, когда знал, что я не сплю. В голове промелькнула мысль: "Если это действительно мой кот, тогда мне на душе будет немного легче, если же это нечто, выдающее себя за моего кота, оно точно знает, что я уже на ногах, и тогда всё становится в сотни раз хуже"...
Мяуканье и скрежет всё равно продолжались. Я, прихватив с собой деревянную биту, направился к двери. Подумав, что будет лучше, если я включу свет, я щёлкнул выключатель рядом с дверью, и резко открыл дверь, и взял биту наизготовку. Для меня всё было будто в замедленном движении. Вот дверь постепенно открывается, щель становится всё больше, и скоро я увижу того, кто нарушил мой сон. Напряжение внутри меня достигло уже своего апогея. Дверь наконец открылась полностью, и...
В комнату вошёл мой кот, а за дверью ничего не было, кроме темноты. Напряжение в миг спало, но чтобы быть окончательно спокойным, я стал включать свет по всей квартире, и обшаривать каждый угол и закоулок. Я обыскал все комнаты, кухню, и туалет. Оставалась только ванная комната. Я включил в ней свет, и не спеша взялся за ручку. В душе был волнительный холодок, я не знал, что я увижу за этой дверью. Наконец, я собрался с силами, и открыл её...


Сообщение отредактировал Svarthjärta - Среда, 03.10.2012, 13:01
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Альтер Эго (История о войне с самим собой.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Как часто Вы пишете?
Всего ответов: 123
 





 
Поиск