Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Возрождение.
Возрождение.
ВсеславДата: Понедельник, день тяжелый(((, 09.04.2012, 21:10 | Сообщение # 1

Увлеченный
Сообщений: 94
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Название произведения: Возрождение
Автор: Воротынцева Ася
Бета: Коченов Всеслав Валерьевич (я)
Разрешение на копирование: Разрешено
Рейтинг: G
Жанр: Фэнтези. Точнее не скажу
От беты: Произведение не закончено, но продолжения не ожидается. Так что если кто хочет дописать, то флаг вам в руки! В тексте две фразы выделены курсивом. Как это исправить, я не знаю, автор обещала, но никак.
Статус: Заморожено


 
ВсеславДата: Понедельник, день тяжелый(((, 09.04.2012, 21:16 | Сообщение # 2

Увлеченный
Сообщений: 94
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава №1. Смерть.
Было самое ранее утро. Первые лучи солнца отчаянно
пробивались сквозь заспанное небо и резали ночные тучки, тем
самым делая их утренними и дневными. Первый из них опустился
на окно, проходя через старые и выгоревшие шторки, выцветавшие
на свету, прямо на застеленный диван-кровать.
На диване спала девчонка, на вид двенадцати-тринадцати
лет. Её белокурые, длинные волосы (заметьте белые, а не блонд!
) освещались бледно-розоватым цветом восходящего солнца и
принимали окрас светло-розового оттенка. Крепко закрытые
глаза указывали на то, что девочка не спала, а уже проснулась и
только дремала. От хороших и сладостных мыслей, она закусила
светло-малиновые губки, и крепче сжала холодное тонкое одеяло
загоревшей рукой. Но, видимо, мысли растаяли, как мороженое
при тридцати девяти градусной жаре. Она приоткрыла глаз, но
зрачок моментально сузился от непривычного света, и веко сразу
же опустилось. Она проморгалась и осторожно привстала.
Оказалось, что она крепко, но нежно и аккуратно прижимает
к себе чехол инструмента. Чехол был обтянутый кожей, изрядно
потрепавшийся по краям. Поэтому была видна деревянная основа
чехла из красной сосны, в крайнем случае, лакированного и
покрашенного. По форме чехол напоминал скрипку. Девочка
осторожно погладила края скрипки по шершавой поверхности,
ощутив прилив смелости. На ней была накинута серая толстовка,
белоснежная блузка и юбка черного цвета. Её глаза голубовато-
серого цвета медленно бегали по комнате, внимательно
всматриваясь в каждую деталь. По её взгляду было ясно, что место
ей было совсем не знакомо. Оно было мрачным, только полоски
света просачивались через окно, завешанное занавеской бордового
цвета. Тёмный дубовый стол и пошарканный шкаф ещё сильнее
омрачняли комнату. Тёмно-синий цвет стен давил на сердце,
нехорошие ощущения становились с каждым моментом ещё хуже.
Девочка посмотрела на потолок и её отношение к комнате стали
наиотвратительнейшим. На потолке висел провод, на котором,
покачиваясь туда-сюда, болталась лампочка. Штукатурка почти вся
осыпалась, только отдельные куски, готовые рухнуть вниз, едва
держались.
Так, медленно осматривая комнату, девчонка плавно перевела взгляд
на дверь. Она не заметила её раньше только потому,
что дверь сливалась с мрачностью комнаты. С прыткостью лани,
девочка подбежала к ней, не упуская из рук скрипку. Дверь
оказалась самой обычной, дубовой, без стекла и с обугленной от
позолоты ручкой
. Девчонка потянула на себя ручку, покрутила,
толкнула, но она не поддалась. Снаружи она была заперта.
В бешеном темпе она подбежала к окну, от отчаяния готовая
выпрыгнуть, но эту мысль удержала высота, не безумная, но всё же
опасная. Вроде она не была похожа ни на одну породу из семейства
кошачьих, поэтому даже под силой страха не смела прыгать. Она
решилась только открыть его. Тёплый поток воздуха хлынул в
комнату, неся с собой лёгкую прохладу. Она вдохнула свежий
воздух с примесями выхлопных газов и посмотрела вниз.
Комната располагалась на пятом этаже. Полуразрушенное
здание предстало перед её взором. Судя по комнате, дом находился
в аварийном состоянии. Видны были так же трещины, облупленная
мутная краска. На доме была видна плесень, разносился жуткий
запах прорванной канализации и по ней лазили черные крысы
(девочка увидела их во дворе), вынюхивая своими носами что-
нибудь съестное. Так же в ней, очевидно, жили самые мерзкие
твари на земле ― тараканы. Они то и дело бегали по комнате,
разнося гадкие болезни. Я понимаю, не самое из приятных
ощущений, но вначале нужно было смотреть первый совет.
Между прочим, девчонка всё это терпела и не смела даже пикнуть,
боясь привлечь чьё-нибудь внимание, думая не об обществе,
окружавшем её, а о маньяках, которые могли быть где-нибудь
поблизости. Она смутно помнила предыдущий день и как она
попала в это скверное место, но старалась любым способом отсюда
выбраться и не пострадать.
Судорожно перебирая все мысли о побеге, ей пришла идея,
связанная с канатом или верёвкой. Она аккуратно поставила около
дивана чехол со скрипкой, и схватила остывшее одеяло, думая,
куда бы её привязать. Подумав, она пошатала дубовый стол и,
убедившись, что он врос в пол, привязала одеяло к ножке стола.
Начало каната было готово, но оно не дотягивалась до
подоконника, поэтому ей пришлось связать простыню со своей
толстовкой. Всё равно канат не был нужной длины и еле-еле
дотягивался до окна, причём девочка боялась порвать канат,
слишком натянув его. Задумчивый взгляд её упал на занавески.

Улыбаясь, она весело подошла к окну и сильно дёрнула их. Свет
хлынул в комнату, и она заметила, что та светлая, ранняя погода
меняет свое настроение на плаксиво-мрачный характер.
Собирались черные, большие тучи, заполонявшие собой добрую
половину неба, моросил дождик. Её раздумья были прерваны
громким треском занавесок, слетевших с карниза и чуть не
задевших девочку. Она довязала канат, но ровно до четвертого
этажа он не дотягивался, поэтому она искала разные, старые
половые тряпки. Она полезла в шкаф, открыла скрипучую дверцу и
ужаснулась. Тряпки там были, но испугало её не это. На вешалках
висели какие-то объедки (именно!). Бедная одежда превратилась
после набега моли в рваные, бесформенные, но вроде бы крепкие
тряпки, такие, как ей и были нужны. Она собрала все тряпки,
изрядно напылив, и, связав их, так же привязала их в виде
продолжения каната. Такое сооруженьице точно дотягивалось до
четвёртого этажа. Наверное, с него уже можно было спуститься и
совершить побег.
На весь свой страх и риск, девчонка медленно встала
на подоконник. Сейчас она чувствовала себя самоубийцей. Плавно
она перебралась до каната, как вдруг за дверью брякнули упавшие
ключи. Ей ничего не оставалось делать, как быстро перелезть
по канату на четвёртый этаж. Но она не успела. Кто-то зашел в
квартиру и уже открывал дверь в комнату, когда девочка всё ещё
лезла вниз. Сердце застучало так, что готово было выпрыгнуть,
открыть зонтик и полететь покруче Мери Поппинс.
Не слыша собственного дыхания, девочка впала в
отчаяние. Успокаивая себя мыслью, что она успеет перелезть вниз,
её охватил панический ужас. Девочку бросило в холодный пот. Она
забыла инструмент. Делать оставалось нечего. Боясь за скрипку, с
одной только мыслью об её утрате, она решительно и смело
полезла назад. С огромнейшим трудом она, взобравшись на
подоконник назад, прикинула и решила, что сможет взобраться во
второй раз. Схватив стоявший неподалёку инструмент, она
ринулась было назад, но ручка двери потянулась вниз. Любовь к
музыке сильнее страха, поэтому девочка, не боясь ничего, начала
стремительно спускаться. Тёмные тучи сгущались над её головой.
Переполнялись тёмные тона, как отяжелевшие грозди, свисали и
всей своей тяжестью давили на сердце, и ими ощущалось ту
черноту, которую намели все злодеяния людей. Райончик, в
котором находились корпуса, был давно опустевшим и
брошенным. Здесь скапливалась вся негативная энергия, часто шли
дожди, бушевали ветра, и редко появлялось солнце. Энергично
слезая, девочка не услышала из-за радости, как скрипят половицы
от пошаркивания чьих-то каблуков
. До её слуха доносился тихий
шорох и треск рвущейся ткани. С ужасом смотря наверх, и, видя,
что осталось совсем чуть-чуть до обрыва самодельной верёвки,
девочка сильнее прижала к себе инструмент. Из окна выглянула
женская голова. Женщина была белолица, чёрные кудри обрамляли
её лицо и выделяли на мутном фоне неба, яростные голубые,
холодные глаза на удивление прожигали девочку насквозь жутким,
обжигающим пламенем. Кривая улыбка озарила её лицо, колюще-
острый взгляд пронзил девочку до костей. После этого в глазах
девочки вспыхнула зелёная искра смелости, без капли страха, даже
с некой дерзостью и надеждой. Она знала, что медленно и тихо
остались позади её мечты, планы и жизнь. Они спокойно и
потихоньку отходили от неё, уступая место Смерти. Смерть уходит
– жизнь приходит, жизнь уходит – приходит смерть. В жизни всё
закономерно и подвластно законам Природы. И девочка прекрасно
знала, что ни её знания, ни случайность и ничто вообще не могло
спасти её. Пришёл её черед, но не слишком ли рано? Нет… Ничто
не колыхало её сейчас, она вспоминала все свои моменты из жизни.
Когда она была совсем малюткой и не могла уснуть, мама
наигрывала на флейте прекрасную колыбельную, так как кроха не
могла уснуть. В дальнейшем она знала, что это был менуэт.
Нежные переливы колокольчиков, покачиваемые ветром, звонкий
смех и бледно-желтые разводы с малиновыми вставками света
заката солнца.
И теперь она напевала мелодию и ждала своей очереди. И
так спокойно, не торопясь особо никуда, медленно-медленно
ускользала из рук Жизни. И тут в её забывчиво-мечтательное
состояние прервал голос, противный слуху до невозможности -
слишком сладкий и чересчур лукавый.
-Может, всё-таки бросишь скрипку, и спасешь себе жизнь?-
спросила женщина. Вместо ответа девчонка бросила ненавистный
взгляд, полный отчаяния и храбрости.
-Бестолковая девчонка!!! Твоя безмерная любовь к музыке тебя
и погубит!- гневно воскликнула женщина и, вытащив из кожаной
сумочки раскладной ножик, перерезала импровизированный канат.

Последний раз, охватив взглядом хоть и пасмурное небо,
вздохнув воздуха, она почувствовала, что не падает. Она
посмотрела вниз и вскрикнула. Внизу лежало бездыханное тело,
державшее в руках скрипку. Девочка (а точнее её душа) подлетела
поближе, узнала в теле себя и передёрнулась. Вдруг солнечное
свечение, щадящее взор озарило тёмное небо. Сзади девочки
появился (а может и ось, и ась) источник света, в белоснежном
одеянии. Лица его не было видно, только добрые и бездонно
глубокие синие глаза, полностью наполненные добротой.
-Ну вот и всё… Можешь с кем-нибудь попрощаться… Хотя
нет, ты ещё сюда обязательно вернёшься сюда, только нужно
подождать,- протянул Ангел-Хранитель свою реплику спокойным
голосом.
-Куда я попаду?- впервые подала свой голос девочка,
звучавший так слабо, как эхо в горах (конечно, это же душа).
-Это решать не тебе и не мне, но… Возможно в зону
ожидания,- ответил Ангел. Затем он взял её за руку и увёл за собой.
Коснувшись Хранителя рукой и ощутив прилив сил, девочка
почувствовала всю Его мощь и ощутила себя пушинкой, эфиром.
Не замечая, куда её ведут, она вдруг вспомнила про инструмент.
Пытаясь вырваться из рук Ангела, она беспомощно посмотрела
вниз, но потом остановила себя на мысли, что это будет её
последняя просьба в мирских делах. Не заметив, как пролетело
время и как они попали в тёмную пещеру, девочка немного
растерялась.
-А что же дальше?..- не успела спросить, как Ангел исчез, и она
услышала медный, глубокий и бархатный Голос: "Пока можешь
осмотреться, но ты останешься в Зоне Ожидания"- тягуче, как мёд,
и ласково прозвучал Голос. "Потом разберусь, что за зона, а пока
лучше поброжу и осмотрюсь…"- подумала девочка, и перед ней
появился её же проводник. Жестом, указав следовать за собой,
он быстро побрёл в сторону света, что-то весело мурлыча себе
под нос. Выйдя на свет, она увидела огромные литые из золота
Ворота, украшенные резьбой из лепестков, тонко обвивающих
сцены из Библии. Святые и люди были вырезаны из дерева,
покрашенные лаком так искусно, что казались настоящими, только
в уменьшенном виде. Посередине Ворот были две ручки, в виде
колец, тоже обвитых стеблями и цветами. От Ворот исходил такой
же тёплый и успокаивающий свет, как и от хранителя. Девочка

бросила взгляд вдаль, увидев при этом продолжение Ворот и
резьбы. Присвистнув, она подошла к Воротам, в нерешительности,
какой Мир изберёт её в будущем. Задумавшись, она плавно провела
рукой по кольцам Ворот.
Ещё раз, окинув взглядом вход в Рай, она повернулась
назад. Полная противоположность золотых Ворот возникла перед
её взором (кстати, очень похожий на район, где девчонка упала).
Покрытый густой дымкой, как смог, тёмные ржавые ворота
мрачно смотрели прямо на золотые. Как бы ненавидя и уважая их,
они тихо поскрипывали от негодования, почему не они стоят на
месте золотых. Хаос породил Жизнь, а она его свергла, как некогда
в мифах Зевс Крона, и заняла его место. Если вернуться в далёкое
прошлое, то на месте золотых Ворот стояли те, что сейчас
скрипят… Холодок пробежался по спине, послышалось тихое
дыхание смерти всем надеждам и несбывшимся мечтам. Шею
окутал смог, маня к себе девочку. В страхе она начала
отмахиваться от дыма руками, как некурящий человек
отмахивается от дыма сигарет. Но мания осталась. Помотав и
закрыв глаза, мания вроде прошла. Вспомнив, что ей не попасть ни
сюда, ни туда, она подумала о Зоне. Вопросительно посмотрев на
Хранителя, она задумалась. Хранитель что-то пробормотал что-то
вроде: "Ах да, забыл" или "Да помню, помню", дотронулся до
кулона, но потом одумался и сказал: "Больше думай о ней".
Девочка последовала совету Ангела и стала воображать. И
посередине образовался сгусток голубоватого свечения. И с каждой
мыслью о Зоне, сгусток свечения превращался в огромную
воронку, а затем, закончив превращение, стал порталом. Портал
принял бледно-жёлтый и салатовый свет. С неуверенностью и
недоверием девочка ещё раз посмотрела на Хранителя. Взглядом
указав ей идти вперёд (а ведь у ангелов видна только белоснежная
туника, спадающая вниз, окутывая ноги и руки плотным слоем, так
что у ангелов не видно ни ног, ни рук и только кисти рук
выглядывают из под туники, а нимб излучает такой ослепительный
свет, что затмевает лицо и на нем видны только преисполненные
добротой глаза), он махнул её рукой. Посмотрев на портал
безумными глазами, она задержала дыхание и вошла.


 
ЛимаревДата: Суббота, 14.04.2012, 21:20 | Сообщение # 3

Любитель
Сообщений: 7
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Рассказ не понравился.

Концентрируется внимание на мелочах:

Фрагмент из рассказа:
"Оказалось, что она крепко, но нежно и аккуратно прижимает
к себе чехол инструмента. Чехол был обтянутый кожей, изрядно
потрепавшийся по краям. Поэтому была видна деревянная основа
чехла из красной сосны, в крайнем случае, лакированного и
покрашенного. По форме чехол напоминал скрипку".

Не в них же суть рассказа.
 
Rey_SilverДата: Пятница, 20.04.2012, 06:58 | Сообщение # 4

Опытный
Сообщений: 117
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Ценю внимание авторов к деталям, но это не то.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Возрождение.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы пишите?
Всего ответов: 131
 





 
Поиск