Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Три ключа (Подкидыш вырос, ищет свой путь.)
Три ключа
ilvaДата: Среда, 15.05.2013, 15:42 | Сообщение # 1

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Три ключа. 
Ilva. 

Дисклеймер: Она же
Рейтинг: 

G— можно читать кому угодно с любого возраста.
  

Жанр не определён пока.  Скорее всего: Hurt/comfort 
Статус: в поцессе

Тема навеяна Чашкой Горячего Кофе. Рассказ без спроса сформировался в голове. Буду частями записывать. Коментариям обрадуюсь, они частенько уводят меня в непривычные области, где можно найти что-то интересное.
 
ilvaДата: Среда, 15.05.2013, 15:43 | Сообщение # 2

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Конь неспешно шёл по знакомому маршруту. Мощёная улица поднималась к Светлой 
площади. Командир патруля привычно-внимательным взглядом скользил по высоким
каменным заборам. Калитки из дубовых плотно подогнанных досок, у каждой крыльцо
- пять ступеней. Ближе к Журе заборы выше и ступеней больше. Это вынужденная
мера. По весне река выходила из берегов и устремлялась к Светлой площади,
сметая лачуги, теснящиеся на её берегу. Вода заливала первые этажи деревянных
домов, стоящих на сваях, и лизала высокие заборы каменных зданий состоятельных
горожан. До самой площади Жура добралась лишь однажды, двадцать лет назад.
Хозяева каменных владений тогда укрывались на втором или третьем этажах своих
домов. Деревянные, расположенные ниже, были затоплены до самой крыши, где и 
спасались уцелевшие жители. От небывалого наводнения пострадало здание ратуши
на Светлой площади, цокольный этаж затопило. Когда река ушла, заново красили
полы, штукатурили стены, меняли ковры, мебель и картины. В немалую сумму
обошёлся ремонт городской казне. С тех пор Жура вела себя спокойнее,
удовлетворялась сметёнными с берега лачугами, которые с необъяснимым упорством
вновь отстраивались за лето. Неоднократно городской совет постановлял снести
эти трущобы, запрещал строительство вне границ города, но из года в год
повторялось одно и то же. Там, на берегу Журы работы патрулям хватало. Дня не
было, чтобы один или два офицера не пострадали в стычках с бандитами, при
разгоне уличных драк или пьяных потасовок. Здесь же на Высокой улице, плавно
выходящей на полпути от реки из улицы Береговой, всегда тихо. Из-за заборов
видны вторые и третьи этажи зданий и макушки яблонь. Это один из лучших районов
для патрулирования, приятно, что именно ему, молодому офицеру, поручен столь
ответственный пост. Командир вырос в одном из таких домов. «Эта женщина, - так
юноша называл свою мать, - знала, что делала». Она оставила младенца у богатого
дома. Семнадцать лет назад служанка господина Прокла нашла свёрток на таком вот
высоком крыльце у дубовой калитки. Нельзя сказать, что зажиточный и бездетный
Прокл обрадовался пищащему подарку, но на содержание принял. Нерадостно жилось
мальчику в большом светлом доме, он чувствовал себя низшим существом и не
задавался вопросом, почему всё так устроено. Едва подкидыш смог выполнять простейшие
поручения, так они посыпались со всех сторон: подай, принеси, сбегай, доложи и
тому подобное. Некому было приласкать ребёнка. Госпожа Прокл не делала этого из
брезгливости, а служанки из страха, что это не понравится госпоже.


Сообщение отредактировал ilva - Среда, 15.05.2013, 15:45
 
ilvaДата: Среда, 15.05.2013, 16:16 | Сообщение # 3

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Когда мальчику исполнилось пять лет, его отдали в офицерскую школу. Первый год 
обучения оплатил Прокл, а дальше всё зависело от самого Найдёныша, благодетель
объявил, что с этой минуты не хочет и слышать о нём. В традициях школы ежегодно
выделять из потока пять лучших учеников, им позволялось не оплачивать обучение.
Чтобы не оказаться на улице, бывшему воспитаннику господина Прокла предстояло
стать лучшим. День, когда подкидыша забрали из дома Прокла трудно забыть. За
ним приехал младший воспитатель Угрюм. Поднявшись в кабинет хозяина, он обсудил
условия, получил деньги за год обучения и спустился к выходу. Там уже стоял
напуганный ребёнок, ни разу не выходивший за калитку, у которой пять лет назад
оставила его «эта женщина», не видевший никого кроме обитателей дома Прокла и редких гостей. Проводить подкидыша вышла та самая служанка, что нашла свёрток с 
младенцем на крыльце.

- Где его вещи? – спросил её Угрюм. 

- Их нет. –Женщина неловко сделала книксен. – Господин Прокл сказал, что Найдёныша всем обеспечат в школе. 

- В этом году обеспечат. – Лицо сопровождающего соответствовало его прозвищу. – А весной мальчишка голяком пойдёт на улицу? 

- Он сообразительный, старательный, может быть, добьётся бесплатного обучения, - 
скорее надежда, чем уверенность звучала в голосе служанки.

- Как твоё имя? – обратился Угрюм к новому воспитаннику, сделав женщине знак молчать. 

Мальчик смотрел растерянно, не отвечая на вопрос. 

- Ну? Чего молчишь? Сообразительный, – хмыкнул Угрюм, - пять лет парню, как зовут не 
знает.

- Найдёныш. –Догадался, что от него требуется, ребёнок.

- Ладно, пошли, Найдёныш. 

В документах имя воспитанника сократили, чего зря чернила переводить. Так и пошёл по жизни безродный сирота по имени Найд. Не скоро он привык к казарменной жизни. В доме Прокла приёмыша не любили, им помыкали, его попрекали куском хлеба, и всё это 
воспринималось, как норма. В школе новое испытание - злые шутки, насмешки,
издевательства, несправедливо обрушились на парнишку. Старшие воспитанники, а
позже и ровесники травили Найдёныша, видя в нём бесправную жертву. Дети,
выросшие в родных семьях, подсознательно чувствовали за спиной поддержку. Их
обучение оплатят, а этот готов ночь напролёт зубрить урок, десятки раз
повторять упражнения по гимнастике или вольтижировке, лишь бы заслужить высший
балл. Дети зажиточных горожан кичились имением родителей, собственной
независимостью от успеваемости и презирали безродного. Те, кто стремился к
бесплатному обучению из-за бедности, видели в Найде соперника, которого трудно
превзойти. За десять лет обучения никто не обошёл Найда в учёбе. Он окончил
школу с отличием и был достоин лучшего распределения – в королевскую гвардию
или, самое малое, в столичный гарнизон. Состоятельные горожане, желая
пристроить своих чад в эти части, понесли руководству школы нужные подарки, в
результате в столицу попали далеко не лучшие воспитанники. Найд остался в
родном городе командиром патруля. В казарме им на двоих с Урусом выделили
комнату. Деревенский парень Урус считался заместителем Найда и гордился своим
положением. Сейчас он ехал рядом с командиром и хвастал ночными похождениями.
Это любимая тема товарища и соседа. Имена подружек менялись, но шутки, описания
женских прелестей, и побед повторялись изо дня в день.

- Странный ты человек, Найд, - удивлялся Урус равнодушному вниманию командира, который, честно сказать, и не слушал его вовсе, - неужели тебя не заводят мои рассказы? Любой другой на коленях просил бы меня познакомить его с Пышкой или Цыпочкой. 
Здоров ли ты? Я уже сомневаюсь.

- Заеду на площадь. Ждите здесь. 

- Ну, вот, опять на площадь, - скривился заместитель, подавая остальным знак прекратить движение. 

Светлая площадь не была включена в маршрут патрулирования. Надо свернуть на Крутую улицу, доехать до начала Прибрежной и переулками вернуться на Высокую. Однако, 
Найд не мог показать спину площади и уехать, не повидав его. Каждый раз он
пускал коня вскачь, преодолевал квартал, и любовался домом, приковавшим
внимание молодого офицера раз и навсегда с тех самых пор, как он впервые увидел
его, участвуя в параде по окончании школы. Самым красивым зданием в городе
справедливо считалась ратуша, да и собор святой Манилы, стремящийся в небо
изящными шпилями, вызывал восхищение. Но, мельком взглянув на эти произведения
архитектурного искусства, юноша устремлял свой взор на обитель серебристых
монахов. Этот дом отделён от площади двумя рядами аккуратно подстриженных
кустов и клумбами с фиолетовыми и розовыми цветами, источающими тонкий аромат.
Двухэтажное здание с необычной сферической крышей, необъяснимо завладело
мыслями юноши. Должно быть, существует какая-то связь «этой женщины» с
серебристыми монахами. Либо она служанка, либо монахиня, либо жертва насилия.
Так привык Найд объяснять свою тягу к этому загадочному месту.


Сообщение отредактировал ilva - Среда, 15.05.2013, 16:39
 
ilvaДата: Четверг, 16.05.2013, 15:01 | Сообщение # 4

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Горожане боялись серебристых монахов, как боятся люди всего необъяснимого. Прозвище монахи получили за балахоны ярко-белого цвета, отливающие серебром. Кто и где
ткал необыкновенную ткань не известно. Неоднократно шпионы короля пытались
выведать эту тайну или хотя бы добыть образцы, но тщетно. Ни у кого в целом
свете не было таких великолепных одежд, как у серебристых монахов. Балахоны
совершенно прятали человека, нельзя понять мужчину или женщину. Просторные,
долгие – до земли, с длинными широкими рукавами и скрывающими лицо капюшонами.
Каждый, кто пытался разглядеть монаха и заглядывал под капюшон, по слухам,
лишался зрения и пополнял армию слепцов-попрошаек. С некоторых пор любопытные
перевелись, теперь, завидев серебристый балахон, горожане перебегали на другую
сторону улицы.

Выехав на площадь, Найд огляделся. Что это? Свора собак с лаем набрасывалась на кого-то забившегося в угол собора святой Манилы. Офицер поспешил на помощь бедолаге.

- Прочь! Пёсье отродье! – Юноша соскочил с коня, выхватывая саблю.

Собаки бросились наутёк, мгновенно потеряв интерес к добыче, обретшей защиту.

- Кто ты? –поинтересовался Найд, выводя на свет чумазую, одетую в лохмотья
девочку-подростка.

Она, ещё не освободившись от пыла борьбы и страха, пыталась вырвать локоть из цепкой руки офицера.

- Как твоё имя? – настаивал тот.

- Оставь меня! Отпусти! Иди своей дорогой! – Девочка отцепляла свободной рукой, схватившие локоть пальцы и старалась укусить спасителя.

Перехватив её злой взгляд, Найд чуть не упустил девчонку. Что-то до боли знакомое резануло его сердце. Где он мог видеть эти глаза цвета крепкого кофе?

- Я не причинютебе вреда.

- Отпусти, не убегу, - более миролюбиво сказала нищенка. – Спасибо, они вечно набрасываются, когда послушницы дают мне еду.

-Как тебя зовут? – Офицер отпустил локоть девочки.

- Зовут? Кто как, пацанкой или оборванкой. – Она взялась приводить в порядок одеяние, давно потерявшее цвет и форму.

- Я отвезу тебя в приют. Только надо бы отмыться.

- Здесь есть источник святой Манилы, я там умываюсь по воскресеньям.

У источника девочка преобразилась. Чистая кожа светилась, мокрые густые волосы закрутились локонами, даже взгляд помягчал. Глядя на неё. Найд вспомнил, где видел этот взгляд. Офицер вскочил на коня, усадил ребёнка перед собой и поехал к
товарищам. Девчушка, впервые оказавшаяся на лошади, восторженно глядела по
сторонам, а юноша вновь погрузился в воспоминания. Когда-то, будучи
четырёхлетним приёмышем, он услышал разговор служанок, занятых уборкой.

- Почему господин Прокл не хочет усыновить подкидыша? – удивлялась одна. – Детей у них нет, а госпожа в том возрасте, когда трудно родить собственного малыша.

- Если б малыш хоть немного походил на хозяина или хозяйку, а так… прозрачный он какой-то, черноглазый, да ещё эти золотистые кучеряшки.

- Правда твоя. Чудной он, тихий. Смотрит, смекает. Глаз таких я сроду не видела.

- Как принять в семью инородца? 

Найд ощутил горечь, вспоминая жгучее желание походить на бородавчатого, заплывшего Прокла или его тщедушную супругу. Послушав разговор служанок, мальчишка бросился в
будуар госпожи, благо она уехала в церковь. Здесь стояло мутное зеркало, перед
которым хозяйка просиживала часами, с помощью шиньонов и шпилек укладывая
жидкие волосы в замысловатые причёски. За стеклом Найдёныш увидел
разрумянившееся от беготни по лестницам лицо, золотые локоны. Притягивали
внимание глаза – две маленькие, не больше напёрстка, чашечки кофе. Никогда
больше не видел подкидыш таких глаз. И вот, на Светлой площади, куда всегда
звало сердце, у стен собора святой Манилы он встречает эту глубину и
бесконечность ночного неба.


Сообщение отредактировал ilva - Четверг, 16.05.2013, 15:08
 
ilvaДата: Пятница, 17.05.2013, 10:18 | Сообщение # 5

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Увидев командира и его находку, товарищи удивились. Высказался только Урус: 

- Нашёл себе даму подстать! По мне, она слишком юна. Сколько тебе лет, крошка? 

- Её зовут Манила, - подал голос Найд, - отвезём её в приют. 

Приют находится на Крутой улице. Патруль продолжил следовать по своему маршруту. Урус отпускал шуточки, вызывая улыбки товарищей, девочка свысока поглядывала на 
прохожих. Командир думал об обители серебристых монахов, он впервые за всё 
время патрулирования не бросил ни одного взгляда на притягательный дом, побывав
на Светлой площади. Вниманием офицера всецело завладела десятилетняя девчушка,
так похожая на него. Добравшись до цели, Найд спрыгнул с коня и помог
спуститься ребёнку.

- Ждите меня здесь. 

- Погоди, командир. – Урус полез в седельную сумку. – Я купил рубашку для сестрёнки, но отпуск у меня не скоро, куплю другую. Возьми, пусть Манила переоденется. 

- Спасибо. –Найд взял протянутый ему свёрток, развернул рубашку и отдал её девочке. – С меня пиво и ужин. 

- Не откажусь,– рассмеялся парень. – Пойдём вечером в Журавель, познакомлю тебя с Цыпочкой, а то тебя уже на малолеток потянуло. 

Манила вышла из-за ствола старого вяза, где она, укрывшись от взглядов молодых мужчин, переодевалась. Выглядела она теперь совсем как обычная деревенская девчонка. Свободная холщовая рубаха до щиколоток с длинными рукавами и овальным вырезом, открывающим ключицы, шла ей. Виднелась коротко завязанная вокруг шеи 
замызганная нить, а на ней…

- Что это у тебя? – Найд протянул руку к показавшемуся знакомым предмету, спрятанным за воротом рубахи. 

Девочка накрыла медальон ладошкой. 

- Не тронь!
- У меня такой же. – Юноша вытянул из-за ворота ключ изящной работы и показал Маниле. 

- Да, -удивилась она, сравнивая два похожих предмета, - откуда он у тебя?

- Меня младенцем оставили на крыльце богатого дома, а в пелёнках был спрятан этот 
ключ. Он дорого стоит.

- Я знаю, -отозвалась девочка, гордая тем, что сохранила этот предмет, несмотря на нужду. – Хозяйка хотела отобрать его у меня, но хозяин не позволил. 

- Кто эти люди? 

- И меня малюткой обнаружили на крыльце богатого дома. Я жила там шесть лет. Хозяин 
любил и баловал, - она рассмеялась, - хозяйка думала, что когда вырасту, он её выпроводит, а женится на мне! Вот и выставила меня, пока он был в отъезде. 

- Что ж ты не пришла, когда хозяин вернулся? – удивился Урус. 

- Я хотела, но хозяйка грозилась убить. Она человека наняла следить за улицей. 

- Пойдём, -прекратил разговор командир.

Поднявшись на крыльцо приюта, он позвонил в колокол - калитка заперта. Вскоре послышались торопливые шаги. Сторож увидев патрульного, кланяясь пригласил его к 
начальнице. Найд с девочкой прошёл в дом, там его улыбкой встретила немолодая,
но всё ещё привлекательная дама.

- Вы нашли брошенку, командир? 

- Меня зовут Найд, она Манила. 
- Я Грустель.
- Госпожа Грустель, примите девочку на попечение. Как только я смогу найти подходящее жильё, заберу её. 

- Хотите удочерить? Но Вы так молоды! 

- Это моя сестра. 

- Как? Позвольте, Найд, наш приют для детей, не имеющих родных. Попечители не захотят принять девочку,  у которой есть взрослый брат. 

- Я подкидыш, сирота, по документам не имею родни. Встретил Манилу сегодня на Светлой площади. 

А! – Понимающе закивала Грустель. – Девочка похожа на Вас, редкая красота, не обычная. Хорошо, я оформлю её, а потом скажу попечителям, что нашла брата Манилы. Какое хотите искать жильё? 

- Моё содержание невелико, необходима комната для двоих и не дорогая. 

- Послушайте, Найд. - женщина, кокетливо поглядывала на офицера. – В глубине нашего сада есть пустующий флигель, там комнатка и веранда. Я могу сдать Вам его за 
символическую плату, если обещаете ухаживать за садом.

- Буду признателен. 

- Манила, -обратилась начальница приюта к девочке, - ты рада?

- Да, госпожа Грустель. 

- Вечером твой брат заедет, и мы всё подробно обсудим. 

Найд откланялся и поспешил к ожидающим его товарищам. Грустель повела новую воспитанницу знакомиться с приютом.


Сообщение отредактировал ilva - Пятница, 17.05.2013, 10:26
 
ilvaДата: Вторник, 21.05.2013, 15:57 | Сообщение # 6

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
С этого дня Найд не чувствовал себя подкидышем и сиротой, более того, он прекратил свои ежедневные посещения Светлой площади. Сестричка стала его семьёй. Они за
умеренную плату жили в доме садовника. Когда Найд отправлялся на службу, Манила
шла в приют, где числилась благодаря доброте госпожи Грустель. Она могла бы
одна оставаться дома и гулять по саду, но в приюте девочкам давали навыки
рукоделья, учили грамоте, азам арифметики.

Освободив комнату в казарме, Найд получил небольшую прибавку к жалованию, но, несмотря на это, он отказывал себе во многом, сберегая деньги для сестры. Последней его необдуманной тратой был обещанный Урусу ужин с пивом. Товарищ, выполняя
обещание, познакомил командира с Цыпочкой, но она не понравилась юноше, хотя и
взволновала нехитрыми уловками.

Уруса удручали перемены, произошедшие с товарищем. Во-первых, к нему вместо Найда подселили какого-то зануду. Во-вторых, сам он скучал по семье, по своей сестричке. Даже многочисленные подружки не могли его утешить.

- С чего ты взял, что она сестра тебе? – приставал Урус к товарищу во время очередного
патрулирования, - мало ли серебряных ключей на свете!

- Ты где-нибудь видел такой же? – Найд протянул спорщику ключ.

Урус повертел в руках, даже попробовал на зуб предмет, изготовленный из неизвестного металла.

-Высокохудожественная работа. Поверь, я знаю толк. Мой папаша лучший кузнец в
округе. Я торчал в кузне от зари до зари, а такого не видал.

- Их только два. Один у меня, другой у сестры. А такие как у Манилы глаза есть ещё у
кого-нибудь?

- Кстати! Цыпочка пришла в восторг от твоих угольков! Всё спрашивает, куда подевался
очаровашка? – Товарищ попал на излюбленную тему.

Найд углубился в размышления, привычно поддерживая разговор междометиями. Он вспомнил последний день в доме господина Прокла. Хозяин вручил воспитаннику ключ:

- Это было в плёнках, когда тебя нашли. Ценная вещь, я узнавал у ювелира. Наступят чёрные дни, сможешь продать. Смотри, не продешеви.

- Хорошо, -ответил малыш, ощущая холодок металла на груди.

- Не показывай никому, украдут. – Прокл убрал нить за ворот рубашки Найдёныша и с сожалением отпустил её. – Где-то есть замочная скважина для этого ключа, но как найти её, не могу тебе подсказать.

- Я найду, - пообещал мальчик, вызвав кривую улыбку благодетеля.

Найд твёрдо решил не расставаться с единственным свидетельством заботы «этой женщины» о своём ребёнке. Он успешно учился в школе, ежегодно отстаивал право на
бесплатное пребывание там. Став офицером, имел неплохое содержание. Каково же
было сестричке? Шестилетней девочкой она оказалась на улице, ежедневно добывала
пропитание, не имела крова и одежды, однако сохранила ключ! Подумав о Маниле,
брат вспомнил, что скоро праздник. День памяти своей святой девочка мечтала
встретить в соборе. Выданное в приюте пальтишко годилось для осени, но зима в
этом году наступила рано. Снега мало, а мороз поджимает изрядно. Воспитанники
приюта выскакивали во двор и в сад, бегали друг за другом и быстро возвращались
в помещение замёрзшие. Пройти в этом сиротском одеянии полгорода немыслимо.
Манила утверждала, что ей холод нипочём. Раньше зимовала, в драных башмаках и
вытертом пуховом платке. Найду хотелось сшить ей шубку. Одна из многочисленных
знакомых Уруса взялась за это. Сегодня заказ должны принести, юноша с нетерпением
ждал вечера.

Вернувшись домой, Найд застал сестру в слезах. Она сидела на кровати и рыдала, уткнувшись в шубку.

- Тебе не понравилось? Не подошло?

- Зачем? Зачем? – Манила отбросила обновку и кинулась обнимать брата. – Я и так
счастлива. У меня есть дом, еда. У меня есть ты!

Не зная, что сказать ей, юноша гладил золотистые кудри. 

- Можно я буду давать шубу другим девочкам, чтобы и они могли гулять?

Встретив праздничный день в соборе, брат и сестра вышли на площадь. Манила обошла всех нищих, одарив каждого монеткой. Её не узнавали, немудрено: подросла, похорошела, одета, как дочь состоятельного горожанина.

- Где ты взяла деньги? - удивился брат.

- Кубышку разорила, - хитро подмигнула девочка, – мне хорошо подавали, я прятала в
притворе за колонной, а сегодня достала. Пойдём, что покажу тебе.

Манила тянула брата к обители серебристых монахов. Он вспомнил, что уже полгода не любовался этим зданием. Девочка во времена беспризорной жизни внимательно обследовала это место. Они обошли вокруг.

- Видишь? – сестра  указала на стену. - Я думаю это двери. Но сколько не искала, замочной скважены не нашла.
Найд подошёл ближе и потрогал одну из десяти необычных панелей. Размером она походила на дверь, сделана из плотно подогнанных планок серебристого цвета. Юноша провёл рукой:

- Это не дерево и не металл.

- Куда ключ вставлять?

- Почему ты решила, что это наша дверь? – Найд внимательно изучал панели, не находя
признаков петель, замков, ручек.

Манила смотрела укоризненно, как он не понимает?

- У странных ключей должна быть странная дверь!

- У странной двери должны быть странные ключи, - поправил её брат. - Пойдём домой,
замёрзнешь.

Со временем Найду передалась уверенность сестры. Недаром его всегда тянуло к обители. Скорее всего, искомая замочная скважина в этом диковинном доме. Надо попасть внутрь, и дверь найдётся. Осталось только преодолеть мистический страх и
обследовать здание одному, без сестрёнки. было бы безумием обоим подвергаться опастности. кто-то должен остаться зрячим.


Сообщение отредактировал ilva - Вторник, 21.05.2013, 16:11
 
ilvaДата: Четверг, 23.05.2013, 15:24 | Сообщение # 7

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
В кают-компании общий сбор. Круглое помещение с настенными экранами постепенно
заполнялось. Три женщины: Альфа, Гамма и Каппа расположившись в индивидуальных
креслах, тихо беседовали. Транслируемое на стены изображение, создавало иллюзию
уголка родной планеты. Два программиста, Мю и Ро яростно спорили о достоинствах
и недостатках новой версии управленческой программы, созданной штурманом Тау.
Историк Пси выдвинул из подлокотника столик и нервно стучал по нему костяшками
пальцев. Его бывшая супруга Сигма, единственная из присутствующих, наслаждалась
видами, пытаясь отвлечься от раздражающих постукиваний «этого психа». Зашли ещё
двое, жена капитана Бета и корабельный врач Ипсилон.

- Опять зарёванная! – наклонилась к подругам Альфа, - бьёт он её что ли? 

- Кто бьёт? -изумилась дикому предположению Каппа.

- Ну, не доктор, конечно, - фыркнула Альфа, - муж. 

- Капитан Омикрон? – и без того круглые глаза Каппы, округлились ещё больше.

- Не бьёт, но ревнует, однозначно, - авторитетно заключила Гамма. Сплетницы покосились на доктора.

Тем временем, Ипсилон довёл Бету до её кресла, сказал что-то одобряющее и уселся рядом с Пси. Тот прекратил долбить пальцами по столику, уставившись на врача.

- Не дам, -ответил на его немой вопрос товарищ.

- Я ещё не выбрал лимит, - выдвинул привычный аргумент историк. 

- Свой выбрали за мой принялся, - возразил Ипсилон. - Скоро всем нам понадобятся
успокоительные.

- Буду местную траву заваривать, - пригрозил Пси.

- Дело твоё.

В кают-компанию зашли капитан и штурман. Омикрон оглядел присутствующих, задержавшись взглядом на опухшем лице супруги, и занял индивидуальное кресло.
Тау встал за кафедру на фоне небольшого горного водопада. Устремившим на него
глаза коллегам казалось, что штурмана осыпают многочисленные брызги, даже
радуга возникала.

- Прошу внимания, - подал голос капитан, - ситуация серьёзная.

Тау прокашлялся и заявил:

- Коэффициент искривления пространства стремительно уменьшается. – Переждав возникший шум, продолжил:
- Через месяц временной туннель между нашими галактиками закроется.

- Погодите, - поднялся Ро, - предварительные расчёты давали год!

- Год или месяц, какая разница? – заволновалась Каппа. - Все системы отлажены, мы можем улетать хоть завтра, как я слышала.

Началось общее обсуждение. Альфа, насмешливо глядя на Каппу, зашептала:

- Такие важные сведения узнаёт от супруга вместе с остальными.

- В семейном боксе они рабочие проблемы не обсуждают, - откликнулась Гамма, - Тау молчун, каких поискать.

Вид штурмана подтверждал слова женщины. Он подыскивал слова, не зная с чего начать, дабы не вызвать панику.

- Что у нас со связью? – почти кричал Пси. – Альфа, связь налажена? Когда они вышлют помощь?

- Я  два года назад доложила о восстановлении регулярных сеансов. Не надо спать на
совещаниях!

- Они нам помогут? Вытащат нас из этой дыры? – Вскочил со своего места историк, отшвырнув подлокотный столик.

- Спросите капитана. Я не уполномочена раскрывать содержание сообщений всем подряд!

- А я уполномочен, просидев тут двадцать лет, узнавать об исчезновении временного
туннеля?

- Пси, возьми себя в руки, - сквозь зубы процедила Сигма, - мы все тут двадцать лет сидим… 

- Не надо меня опекать! – историк переключился на бывшую супругу. – Какие у тебя права на мою жизнь? Сбежала к этому… 

- Я?! –вспыхнула Сигма.

Доктор пытался усадить товарища, хватая его за локоть, но тот вырывался.

- Тихо! –раздался властный голос капитана.

Пси обмяк, словно его выключили, и позволил Ипсилону поместить себя в кресло. Штурман печально наблюдал за происходящим. Когда космоплаватели перестали гомонить, он
включил изображение карты межгалактического перехода.

- Во время наводнения главный бортовой компьютер залило, - говорил Тау, своим спокойствием вызывая невольное уважение слушателей, - Мы его полностью разобрали, просушили и собрали заново. На это ушло одиннадцать месяцев. Тогда и закралась ошибка.

- Ты хочешь сказать, что месяцы простоя не учитывались при расчетах? – осознал проблему Ро.

Да, - подтвердил мысль штурмана Мю, - мы механически перенесли данные с резервного
компьютера, не сделав поправку на выпавший отрезок.

В наступившей тишине слышался шум водопада, жужжание шмеля и щебет какой-то пташки. Все смотрели на включенный Тау экран. Каждый из команды мог выполнять обязанности пилота и умел читать карты. Вид терявшего кривизну пространства и закрывающийся межгалактический переход никому не внушал оптимизма.

Когда воды Журы залили весь нижний отсек, никто не представлял размерна несённого ущерба. Двадцать долгих лет капитан Омикрон, штурман Тау и 
программисты Мю и Ро восстанавливали звездолёт. Остальныё члены команды
занимались исследованиями. Накоплен обширный материал по строению планеты,
составу атмосферы, животному миру. Тщательно изучено местное человечество, его
история, наука и культура. Сначала затянувшаяся экспедиция не пугала, а даже
радовала, столько интересного материала ждало исследователей на
планете-близнеце! Но по мере приближения точки невозврата, когда закроется
межгалактический переход, напряжение возрастало. Начались конфликты. Шумный
развод Сигмы и Пси добавил нервозности всем. Жена командира, всегда
отличавшаяся нестандартным поведением, ушла в анабиоз. Пристальное внимание
доктора к её состоянию вызывало сплетни. К анабиозу в целях экономии ресурсов
прибегали все исследователи, но делали это по заранее оговорённому плану. Бета
же в третий раз исчезла из поля зрения команды вне всякого графика.


Сообщение отредактировал ilva - Четверг, 23.05.2013, 15:55
 
ilvaДата: Среда, 29.05.2013, 16:29 | Сообщение # 8

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Полгода её никто не видел, и лучше бы вообще не видеть! Унылая мина, сгорбленная фигура и заплаканные глаза вызывали раздражение окружающих. Каждый из команды прошёл курс психологии космоплавания, знал особенности существования в ограниченном 
пространстве и неизменяемом коллективе. Любой готов поддержать товарища,
посочувствовать, дать совет, но надо знать причину уныния! Бета ни с кем не
делилась. В самом начале путешествия Сигма пыталась подружиться с ней. Обе они
едва достигли совершеннолетия, остальные, имея за плечами космоналёты,
погладывали на девчонок свысока. «Дружба» сводилась к повествованию о
достоинствах и недостатках Пси. Бета слушала, вздыхала и помалкивала. Однажды
Сигма, спросив её совета, долго ждала и вдруг услышала:

- Эти проблемы решило бы рождение ребёнка. 

- Как ты можешь говорить такое! – Сигма едва не расплакалась. – Прекрасно знаешь, что 
космоплавателям запрещено иметь детей!

Так, восемнадцать лет назад одна подруга потеряла жилетку для бесконечных жалоб, 
другая лишилась единственной связи с командой. Некоторое время обиженная Сигма
ждала извинений, но их не последовало. Вскоре Бета ушла в первый свой
внеплановый анабиоз. Отсутствие специалиста-астрофизика оказало плохую услугу
экспедиции. Ро и Мю переносили данные о кривизне пространства и состоянии
межгалактического перехода из резервного компьютера в полностью восстановленный
и многократно проверенный бортовой. По инструкции запуск программ требовал
контроля астронома. Но кто будет ориентироваться на пункты в ситуации, когда
почти три года команда решает множество неординарных задач? Синхронизировать
часы главного компьютера с астрономическим временем никто не догадался. Начав
подготовку к отлёту, стали сверять данные всех компьютеров и обнаружили
закравшуюся неточность. Всё бы ничего, если б можно было стартовать в ближайшее
время. Увы, несмотря на полностью отлаженные программы, восстановленную
электронику и штатную работу вспомогательных систем, запустить двигатель не
удавалось! Как назло в команде не было механиков. Случаев отказа двигателей в
истории космоплавания не случалось, и штат звездолёта не предусматривал наличия
мастера по «железкам». Сколько времени потребуется пилотам: программистам,
биологу, культурологу, историку, химику, связисту, штурману и капитану на
восстановление работоспособности сложного механизма никто не представлял. Месяц
до того, как захлопнется межгалактический переход. После этого можно и не
улетать. Жизни, даже если впасть в анабиоз, не хватит на преодоление
пространства до родной планеты, если двигаться по прямой.


Сообщение отредактировал ilva - Среда, 29.05.2013, 16:31
 
ilvaДата: Пятница, 28.06.2013, 14:14 | Сообщение # 9

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Все смотрелина Бету. Она должна дать объяснения. Как мог специалист, обязанный отслеживать состояние межгалактических переходов, упустить выпрямление пространства! Жена капитана не замечала немого вопроса в глазах товарищей, она рассматривала свои
колени и чуть качала головой. Складывалось впечатление, что астрофизик не думает о возвращении домой.

- Может быть,- зашептала Гамма Альфе, – она знала, просто не сказала никому?

- Что Земля? –нарушил молчание доктор.

- Они были уверены, что  мы сами выберемся. – Капитан оторвал взгляд от супруги. – Теперь, когда стало ясно, что двигатель нам не запустить, отправим сообщение, но…

- Понятно, пока они получат сигнал, пока снарядят экспедицию. Времени катастрофически не хватает.

-Да. В лучшем случае, спасатели застрянут здесь с нами.

- Хоть бы ресурсы прислали грузовым кораблём! – Сползая по креслу, Пси прикрыл глаза. Неожиданная смена его настроения напугала врача, схватив руку товарища, Ипсилон
считал пульс.

- Ресурсы, возможно, пришлют, - сказал Омикрон, - Я уверен, что пришлют. На орбите планеты будет спутник-хранилище, состыкуемся с ним, если починим двигатель.

- Святая Манила! – воскликнула культуролог Каппа, - что б эта Жура пересохла! Угораздило нас прилететь сюда как раз тогда! 

- Не надо было герметизацию отключать, - отняв свою руку у доктора, заметил Пси и шепнул ему: - Дай успокоительные!

- Герметизация автоматически отключается, когда звездолёт мимикрирует в городе. – Неуместная улыбка поселилась на лице капитана. - Представляю, какое впечатление на жителей произвело бы превращение здания на центральной площади в неведомого монстра.

- Ой! Да тут такое было! Никто б и не заметил, - Каппа оглядела присутствующих, ища
поддержки.

- Все знали, на что шли, - обращаясь к жене, сказал штурман.

Глаза Каппы увлажнились, ей замечание супруга показалось обидным.

- Лучше бы мы в океане где-нибудь приводнились! - Сигма так и не смогла за двадцать лет изучить жителей морских глубин на этой планете, это её огорчало. – Плавали бы
кораблём, изображая путешественников.

- Судна данной эпохи в нашей базе нет, - сухо заметил Мю.

- Нечего из пустого в порожнее переливать. Капитан, - поднялся со своего кресла Ро, - пойду в инструкциях полазаю, может, найду чертежи какие-нибудь!

- Все свободны! – Омикрон поблагодарил Тау и подошёл к жене. Все потянулись к выходу.


Сообщение отредактировал ilva - Пятница, 28.06.2013, 14:21
 
ilvaДата: Пятница, 28.06.2013, 16:20 | Сообщение # 10

Специалист
Сообщений: 192
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
С тех пор как Найд обрёл сестру, он часто испытывал радость и спрашивал себя: «Это счастье?» Манила платила за заботу о ней горячей благодарностью. Не только она обожала брата, остальные девочки приюта тоже восхищались офицером. Горячо любимая всеми Грустель окружала сироток материнской заботой, но иметь мужчину-заступника было вдвойне приятно. Однажды, вернувшегося со службы Найда окружила стайка младших воспитанниц. Они наперебой галдели. Молодой человек смог разобрать только имена Манилы и Грустель. Встревожившись, Найд поспешил в кабинет начальницы, девчушки проводили его до двери, всю дорогу толкуя о младенце, о приюте в другом городе и о чёрных глазках.

- Рада видеть Вас, офицер, - Тон женщины был недовольным. – Будде так добры, заберите девочку, я не могу с ней справиться!

- Найд! Она не отдаёт мне брата! – чуть не плача воскликнула Манила. Только теперь юноша заметил забившуюся в угол сестру. Она прижимала к себе завёрнутого в рыжее
одеяльце ребёнка.

Офицер переводил взгляд с начальницы на воспитанницу, не понимая, что происходит.
Здесь была борьба – стулья опрокинуты, разбросаны бумаги.  Платье девочки не в порядке и прическа Грустель сбита. Найд поднял стулья, взял ребёнка у сестры, указав ей взглядом на разлетевшиеся листы. Сел и забросил ногу на ногу. Он даже не взглянул в лицо малыша, внимательно изучая начальницу приюта. Она поправила волосы и уселась за стол, поблагодарив собравшую документы Манилу.

- Сегодня нашли подкидыша. – Грустель кивнула на младенца. – К сожалению, мы не можем принять его на содержание. Приют для мальчиков в соседнем городе. Как раз
сегодня туда едет почтовая карета, с ней можно и отправить его, но Манила
вцепилась, как тигрица!

- Это наш брат! Наш брат, как Вы не понимаете! Найд, посмотри, у него глазки чёрненькие!

Найд взглянул на младенца, тот мирно спал.

- Офицер, -голос Грустель приобрёл нежные нотки, - Вы не можете присваивать всех
черноглазых детей. Будь это девочка, я бы оставила её у нас, хотя бы вы с
Манилой считали малышку сестричкой. Но мальчика мне не позволят держать больше
недели, до следующей почтовой кареты.

- Не надо в приют, - Манила встала за спиной брата. – Пусть он живёт с нами.

- Детка, господин Найд целыми днями на службе, кто будет заботиться о ребёнке. Малыш
требует постоянного ухода.

- Я могу ухаживать за ним!

- Ты сама, ещё ребёнок!

- При нём был ключ? – Найд успел проверить, в одеяльце ключа не было.

Грустель смутилась.

- Ключ?

- Вот такой. - Юноша достал из-за пазухи свой медальон. 

Она выдвинула ящик стола и вытащила из него требуемый предмет.

- Я опасалась отправлять сотль ценную вещь с незнакомыми людьми, потом как-нибудь отвезла бы сама.

- Вы видите? Эта женщина оставляет своим детям ключи, чтобы мы смогли найти друг друга. – Найд поднялся. – Если Вы позволите нам по-прежнему снимать домик садовника,
буду весьма признателен. Думаю, Манила справится с обязанностями няни.

Он, прижав мальчика к себе, пошёл к двери. Сестра весело поспешила вслед. Уже выходя, они услышали Грустиль:

- По утрам вам будут приносить молоко. Жаль, что девочка не сможет учиться…


Сообщение отредактировал ilva - Пятница, 28.06.2013, 16:29
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Три ключа (Подкидыш вырос, ищет свой путь.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 

 

 
200
 

Какие книги вы читаете?
Всего ответов: 101
 





 
Поиск