Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Lord, Cat-Fox  
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Новейший мировой порядок (Геополитическая фантастика)
Новейший мировой порядок
JasonBourneДата: Пятница, 14.12.2012, 15:07 | Сообщение # 31

Любитель
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Год 2012 + X - 1, 29 ноября
4000 метров над Финским заливом


Санкт-Петербург остался за кормой примерно двадцать минут на зад. Вверху голубело безупречно чистое небо, а далеко внизу, насколько хватало глаз, чернела гладь воды, перемежающаяся белыми пятнами льдин, и только справа по курсу виднелся край земли - берег Финляндии. Так было запланировано.

Ровно гудели двигатели. Экипаж самолета совершал обычный рейс. Целью маршрута, как обычно, являлась база на одном из островов Балтийского моря. В последнее время страна, уже даже не просто встающая, а вскакивающая с колен, не по дня а по часам расширяла и свое военное присутствие за рубежом. В том числе и у своих северных границ. Это вызывало беспокойство у соседей - особенно Финляндии, но российские высшие военные командующие, заявляли: "Ничего, пускай потерпят, а если бы мы захотели, завтра наши танки были бы в Хельсинки", а ведущие пропагандистские ресурсы заходились в злобной и хамской риторике: "Всякая мелюзга смеет нам указывать" (хотя Финляндия выражала свое беспокойство очень дипломатично), "Убогие чухонцы совсем оборзели", "был СССР - финны сидели и не вякали, надеюсь, мы их скоро заткнем" - и такими сентенциями пестрели статьи и записи в блогах патриотической направленности. А пилоты транспортных самолетов, летавшие к базе на острове, имели неофициальную и неписанную, но от этого не менее обязательную к выполнению инструкцию - вторгаться в воздушное пространство Финляндии.

Финская пограничная служба вызывала российские самолеты по радио и призывала изменить курс, но больше для проформы, так как реально сделать ничего они не могли. Пролететь над финскими территориальными водами предстояло и сейчас. Вызов с земли не заставил себя ждать.

- Внимание, вы находитесь в воздушном пространстве Финляндии. Срочно измените курс. Повторяю: срочно измените курс.
- Да пошли вы, - сказал командир экипажа.
- Тетерев-26, это Земля, поворачивайте к финскому берегу. Пусть знают, что их указания всем по барабану, - послышался в эфире призыв с базы.
- Земля, это Тетерев-26, вас поняли, выполняем, - ответил командир. И затем обратился ко второму пилоту: - Поворачиваем вправо.
- Может, не стоит? - Спросил второй пилот.
- Нет, пускай они лишний раз убедятся, что это наше море и наше русское небо. Я представляю, как сейчас перекашивает от бессильной злобы лицо их диспетчера, - Он довольно улыбнулся.
- Они и так знают. И не слишком ли мы наглеем? И вообще, я против этого. Какой смысл в этом воздушном хулиганстве? Инцидентов пока не было.
- Лишняя демонстрация силы не повредит. А теперь выполняй и не спорь!
И самолет повернул ближе к берегу.

- Немедленно измените курс! Вы находитесь в нашем воздушном пространстве.
- Хотим - и находимся, и заткнитесь, - ответил по радио командир.
Но диспетчер попался настырный.
- Немедленно измените курс!
- Все никак не уймешься?
- Предупреждаю: смените курс или мы вынуждены будем послать истребители на перехват.
- Ты нам еще поугрожай...
В эфире наступило молчание.
- Так их! Пусть знают, как с нами связываться, - сказал командир экипажа. - Теперь подлетим к берегу ближе.
И они подлетели. Но вскоре в небе появились четыре серебристые точки, которые стали расти и выросли в истребители F-18, двое из которых подлетели к российскому самолету с боков, а еще двое остались сзади.
- Ты смотри, они выполнили свою угрозу.
Пилот истребителя, летевшего справа, стал делать из кабины жесты в виде взмахов руки с оттопыреным и повернутым вниз большим пальцем, означавшие требование снижаться.
По радио раздался голос диспетчера:
- Следуйте вместе с нашими самолетами, или мы вынуждены будем вас сбить.
- Они что, совсем обнаглели, эти финны?
- Да ладно, - сказал бортинженер. - Не обращайте внимание. Они знают, что если тронут наш самолет - получат по самое не балуй. Так что следуем дальше своим курсом. Собака лает - караван идет.
Финские истребители тем временем не отставали. Наземный диспетчер повторил предупреждение еще раз. Расчет оказался верным, финны просто сопровождали и не трогали. Но через некоторое время в эфире послышался голос с финским акцентом:
- Говорит командир звена истребителей ВВС Финляндии. Приказываю вам снижаться и следовать за нами. Повторяю: снижайтесь и следуйте за нами, или мы будем вынуждены открыть огонь.
- Вынуждены они будут... Серега, дай мне разговорник.
Бортинженер дал командиру небольшую книжечку. Командир нашел в ней самое жесткое ругательство по-фински и выкрикнул его в эфир.
- Говорит командир звена. Мы открываем предупредительный огонь! - И затем что-то скомандовал на финском языке.
И пушечные трассы мелькнули приблизительно в 10 метрах над кабиной и унеслись вперед по курсу самолета.
- Мать вашу, вы че творите! - Заорал командир по радио. - Селедки финские, вы хоть знаете, с кем имеете дело?
- Следуйте за нами на нашу базу, тогда и узнаем, - ответил тот же голос с финским акцентом.
- А они по русски хорошо лялякают, - прокомментировал бортинженер.
- Земля, это Тетерев-26, эти уроды начали стрелять.
- Не реагируйте, продолжайте лететь, мы вышлем несколько "Су" вам на помощь. Покажем им, как разевать варежку!

Тем временем на волнах Финского залива на якоре стоял корабль, похожий на траулер, с финским флагом и группой людей в финской военной форме на борту. Разговаривали они между собой, однако, по-русски. На русском языке были и надписи на экране компьютера, установленного на борту. На верхней палубе стояла ракетная установка, нацеленная в небо почти вертикально. Для операции использовалась "Умная" ракета, электронная начинка которой умела находить воздушные цели, распознавая тип самолета или вертолета по шуму мотора, тепловому следу или распознавая внешний вид и даже опознавательные знаки на борту. Программное обеспечение позволяло легко превратить ее из ракеты класса "Земля-воздух" в ракету класса "Земля-земля" или "Воздух-Земля", а возможность подключения к компьютеру по интерфейсу USB - сделать это с помощью любого компьютера, на котором установлена необходимая программа.

На небе тем временем несколько самолетов приближались к точке неба прямо над кораблем. И как только они оказались в этой точке, капитан корабля взмахнул рукой и ракета стрелой взмыла в небо, и обломки транспортного Ан-12 рухнули в море.

Год 2012 + X - 1, 30 ноября
Из выпуска новостей


МИД России отклонил предложение президента Финляндии о создании совместном расследовании вчерашнего инцидента над Финским заливом, и передал финляндской стороне заявление, что инцидент не останется без последствий и Россия примет самые решительные меры. Вчера в 14.43 по московскому времени российский военно-транспортный самолет, выполнявший полет над Финским заливом, был сбит истребителем ВВС Финляндии.

Год 2012 + X - 1, 31 декабря
Из поздравлений по радио

Меня зовут Света. Я звоню, чтобы поздравить с наступающим Новым Годом своего парня Женю, который сейчас служит на северном рубеже нашей страны. Женя, будь здоров, не забывай свою невесту и бей финских гадов посильнее.


Сообщение отредактировал JasonBourne - Воскресенье, 23.12.2012, 20:08
 
АзазеллоДата: Среда, 26.12.2012, 09:55 | Сообщение # 32

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Год 2012+х-1, 19 октября, Москва, ЦПКиО.

- Бэнг, посмотри на себя! - по-русски сказала Линда (ультраправые в этой стране даже милиции не боятся - любого за чужую речь могут в порошок стереть... Стив, бедняга, уже вторую неделю в реанимации лежит только за то, что выругался по-английски). - Ты же сейчас на себя не похож! Где тот "эйнштейн" с высунутым языком?! Доннаван, я просто в ужасе. Ты ведь больше на мертвеца похож!
- Не бери в голову, Линн, - Спикер достал пачку сигарет. Затянулся. - Знаешь, девочка... Я всегда думал, что главное в науке - работа на благо всего человечества... И мой характер всегда помогал моей работе - как бы странно это не звучало. С опытами, которые я порой провожу, нужно быть безбашен... э... без-ба-шен-ным, г-кхм, клоуном - иначе реагенты будут чувствовать в тебе агрессора, и, по законам живой природы, отбиваться. Но сейчас я понимаю, что еще год - и я перестану быть ученым. Я стану либо солдатом, исполняющим приказы Большого Брата, либо трупом. И не смотри на меня так! Да, я курю. Теперь. Мой тебе совет, - перешел Дон на шепот, - бери Стива в охапку - и бегите отсюда нафиг! Меня уже не вытащить, а Бекки прочно вросла. Я не удивлюсь, если она скоро начнет тебя гонять...

К ним подошли трое крепких парней в кожанках. На правых рукавах у них были нашиты сухопутные флаги России петровских времен (черно-желто-белый триколор):
- Ты гля, какая куколка! Э, ботаник! Свободен, как сопля в полете!
Хохоток бритоголовых парней заставил Дона съежиться. Парень опустил левую руку в карман.
- Мальчики! - с ласковой улыбкой и ледяным взглядом обратилась к шакалам - а как их еще называть прикажете? - мисс Линда Пак. - Если вы сейчас же извинитесь перед ученым-биоником и уйдете - вам будет счастье...
- Мля! - удивился стоявший справа. - Нам телка забугорная указывает, а?! Иди сюда, красавица - все будет хорошо, расслабься!

Год 2012+х-1, 19 октября, РОВД.

- Линда Пак, гражданка СШСА, бакалавр информационных технологий, студентка МГУ имени Ломоносова, магистратура ИТ, кибернетики и робототехники по специальности "робототехника, антропоморфные аналогово-цифровые роботы", так? - поднял на Линду глаза следователь.
- Так, офицер...
- Товарищ старший лейтенант, - поправил... как их называют... мент? мусор? - Запомните, вам это еще пригодится, - ухмыльнулся он.


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
JasonBourneДата: Вторник, 01.01.2013, 13:07 | Сообщение # 33

Любитель
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Из дневника Линды Пак
(Самая первая запись)
Год 2012 + X - 1, 8 сентября


Вот уже неделя, как я живу в России, и боже, как я хочу обратно. Надо будет поговорить об этом с куратором. Там, в Америке, у меня нет будущего, я обучусь - и где я найду работу? Но здесь я выдерживаю уже с трудом. Каждый день у нас занятия в университете, а в другую половину дня нас мучают изматывающими физическими упражнениями. Нас гоняют прямо как в армии. До самого вечера бег, поднятие тяжестей и прочее. Нам говорят, что так надо. Хорошо израильтянам - они все трое, включая обеих девушек, служили в израильской армии, им привычно. Да еще Маше (Мари) из Франции, спортсменке. Меня родители пытались заставить заниматься спортом, но я сопротивлялась. Кто бы мог подумать, что зря. Куратор говорит нам, что русский должен быть воином, а цель нашей программы - чтобы мы стали русскими. В самый первый день нас собрали всех в зале, где сказали нам о цели нашей программы. Она заключается в том, чтобы потом мы "содействовали возвращению всего Западного мира к своим исконным, русским, корням". Нашей целью будет содействие экспансии России на весь мир. Нам прочитали лекцию, где изложена теория, которая положена в основу новой государственной идеологии в России: все народы белой расы произошли от русских и образовались путем смешивания русских с малыми первобытными народами в ходе первоначальной экспансии русской цивилизации. По этой теории, современные русские - это прямые и чистокровные потомки тех, древних русских, высшей, изначальной расы, и теперь задачей России является вернуть народы на их исходный путь развития. То есть как бы только русские - полноценный народ, а остальные неполноценные, и теперь их необходимо снова сделать полноценными. Это я сделала такой вывод. А потом нас разбили по группам и познакомили с нашими кураторами, и наш куратор говорил с нами уже менее политкорректно и подтвердил мой вывод.

Наш куратор представился Сергеем Дмитриевичем. Он сказал, что до этого был на войне, сначала в Прибалтике, а потом на южном фронте против исламистов, но потом его отправили в тыл и назначили на учебную работу. Мы - уже второй его поток, а до этого он уже занимался обучением и тренировкой (а лучше сказать дрессировкой) солдат. За что его отправили в тыл, он не сказал. Только потом я от кого-то услышала, что за какой-то проступок. Он представил также свою помощницу - Яну Эдгаровну, из "бывшей Прибалтики", достаточно молодую и симпатичную женщину, можно даже сказать, девушку. В каких отношениях она с ним, неясно, сказал только, что нашел ее в Прибалтике и она ездила на фронт вместе с ним. На мужа и жену они не похожи, по тому, как они держатся друг с другом, не похоже, чтобы они друг друга любили. Если нам нужна будет какая-нибудь помощь в ходе обучения, мы должны будем обращаться к нему или к ней.
Я решила, что лучше буду обращаться к ней, а к нему - только если к ней не получится. И не только я, но и все, с кем я говорила. Потому что она относится к нам по-нормальному. Говорила она с нами только когда его рядом не было. А он так открыто и заявлял, что нормальными людьми мы не являемся и что он только будет делать из нас таковых.
"Вы все иностранцы. Но не надейтесь на особое обращение с вами только поэтому. Вернее, обращение с вами будет особым, но не в том смысле, в каком вы обычно думаете, а совсем наоборот. Особенно это касается... (тут он сделал паузу) американцев. Их в группе, насколько я знаю, трое? Так вот, американцев я вообще не считаю за людей и не скрываю. Моя основная работа с вами будет заключаться в том, чтобы выбить из вас ублюдочный и ущербный западный образ мышления и ВБИТЬ, слышите, вбить русский. Чтобы вы стали настоящими, русскими людьми. "

На первом занятии мы познакомились друг с другом и даже завела нескольких друзей. И врагов, кстати, тоже. С друзьями же, которые приехали вместе со мной, нас разделили. Остальных двоих из США я раньше никогда не видела. Эрин была из Беркли, Калифорния, а Мэри - из Университета Штата Пенсильвании.

А еще некоторые наши имена "русифицировали", то есть заменили русскими аналогами или просто сходными по звучанию. Так, у нас появились две Маши - Мэри из США и Мари из Франции, Петер из Германии стал Петром, а Дафна из Израиля - почему-то Дашей.

Потом нас поселили в "общежитии", как это назвал куратор, хотя больше это походило на казарму, да и находилось оно на огороженной территории, похожей на военный гоородок. Парней с девушками селили в одной комнате. "Это чтобы вы избавлялись от комплексов", объяснил Сергей Дмитриевич. В первый же день оказалось, что в душе нет горячей воды и невозможно вымыться. Вымылись всего двое - норвежка Ингрид, которая была привычна к холодной воде, и англичанка Анджела, которая стала греть воду в чайнике. А я не стала.
Я пожаловалась Яне Эдгаровне. Она сказала, что спросит у начальства. Но горячая вода так и не появилась. На пятый день Сергей Дмитриевич сделал нам замечание:
"Вы ведь иностранцы, и вы, находясь за границей, представляете каждый свою страну. Вам же не нужно, чтобы о ваших согражданах было плохое мнение? Поэтому нужно мыться, чтоб не было плохого запаха от тела. А от кого будет плохо пахнуть, будем бить. "
- Но у нас в душе нет горячей воды. Как мы можем мыться?
- Как? Очень просто - холодной.
- А когда будет горячая?
- Возможно, что и не будет. Из вас делают воинов, а воины должны уметь переносить неудобства. А это пока что не самое большое неудобство из приготовленных для вас. И не грейте воду чайником, как Анжела, а мойтесь холодной.
- Вы что, следите за нами? Даже в душе? - высказала недовольство Анжела. - Вы не имеете права...
- Встать, когда говоришь со мной!
Анжела встала. Он подошел к ней и грозно посмотрел ей в глаза.
- Так, ты что-то имеешь против?
- Да. Почему вы вмешиваете в частную жизнь? И еще я девушка, и мне не нравится, если на меня смотрят, когда я раздета.
Тогда Сергей Дмитриевич ударил ее в поддых. Тут попыталась выступить я.
- зачем вы ее ударили? Она ничего не сделала. Ей всего лишь не понравилось, когда за ней подглядывают в душе.
Он резко направился ко мне.
- Ты тоже хочешь?
И ударил меня в живот. Боль заставила меня согнуться пополам.
- Итак, сегодня вам преподаны сразу два урока. Первый: здесь у вас НЕТ права частной жизни. И вообще нет никаких "Прав человека". Мы не нарушаем никаких ваших прав. Нарушить права можно только если они есть. А их у вас нет. На Западе у вас принято считать, что у каждого есть какие-то "неотъемлемые права". Правда, когда это выгодно, вы всегда можете на них наплевать. Например, по отношению к неугодным людям, которых у вас называют террористами. Так что никаких прав человека нет, это всего лишь трюк, обман, видимость. Мы же честно заявляем, что наша система построена на отрицании прав человека. Права у вас есть только двух видов: те, которые вы заслужили иметь, и те, которые вы сами можете защитить. И второй урок - никаких послаблений для девушек. И никаких комплексов. На комплексы у воина нет права. Поэтому мы и поселили девушек и парней вместе. Поэтому девушкам еще не раз придется раздеваться в присутствии мужчин.

Это не первый раз, когда меня били. На второй день нашего пребывания нас учили драться. Привели в зал и сказали, что сейчас мы будем драться с людьми сильнее нас. Против меня был сильный, накачанный парень. Занятие было общим у двух групп. Дженнифер тоже была в зале. Ей повезло, она перед отъездом училась кулачному бою. И она была почти единственной, кто стал драться. Большинство отказались.
И наш куратор сказал:
- Тогда вас просто будут бить.
И меня били до потери сознания. Остальных, наверное, тоже.
Когда я пришла в себя, Маша (Мари) помогла мне подняться и сесть на скамейку. Дженнифер, как я потом узнала, продержалась всего полминуты. Сергей Дмитриевич сказал, что мы должны будем уметь не раздумывая броситься в драку с заведомо более сильным противником. "Сейчас вас били всего лишь до потери сознания, а в следующий раз могут и до смерти, и враг не будет делать скидку на вашу слабость, а наоборот. Поэтому нельзя бояться. Нельзя оценивать свои силы и шансы на победу. Надо просто броситься на врага и победить".
- А если я не сумею победить? - спросил Бьорн (Швеция).
- А если не победишь - то умрешь. Если не можешь победить - нафиг ты кому-то нужен, а прежде всего самому себе.

В конце дня я просто ходила по и по территории "городка". Один из охранников сказал мне, чтобы я не ходила одна - это тут не приветствуется. Надеюсь, я узнаю, почему. Тогда я зашла в корпус и стала бродить по коридорам. Кроме меня, почти все сидели в комнатах. А я наслаждалась долгожданным отдыхом. Все тело болело после очередной "тренировки", на которой меня били. И я все думала, зачем это так? Почему так сразу? Такое резкое "погружение" в "культуру"? Дали бы нам привыкнуть постепенно. И кого из нас готовят? С кем мы должны будем драться? Когда я стояла у окна и смотрела высотное здание, залитое заходящим солнцем, кто-то тронул меня за плечо. Уж не знаю, почему, но я испугалась. Я обернулась. Это была Яна Эдгаровна. Я удивилась, как ей удалось подойти так, что я не услышала. Потом увидела, что она без обуви. Она улыбнулась.
- Привет. Что ты делаешь в коридоре?
- Да просто стою. Нужно побыть одной и поразмышлять.
- Лучше не надо. Сергей Дмитриевич тебя увидит и ему это не понравится.
- Почему?
- Это не предусмотрено программой. Дальше вас будут учить, что вы должны держаться вместе и что все должны дружить между собой. Одиночество здесь возбраняется.
- Ну знаете ли? Куда я вообще попала? Я вроде приехала учиться по основной специальности, а также культурной адаптации.
- Это она и есть.
- И теперь нам будут указывать, что нам делать в свободное время, с кем общаться, и вообще следить за каждым нашим шагом? Без права на личную жизнь, и без права даже на одиночество? Ну уж нет. Я хочу, чтобы меня отпустили! Я хочу назад, в Америку!
Яна Эдгаровна зажала мне рот.
- Не кричи.
Я заплакала.
- Да, наверное, так. Я советую просто привыкнуть. Бунтовать бесполезно - последствия ты видела. Уехать не дадут. Я и сама не знаю, кого из вас будут готовить.
- И что, я здесь теперь пленная?
- Похоже. У тебя есть выход: просто старайся хорошо учиться, покажи себя с хорошей стороны, не иди против правил и не спорь со старшими. Достигай как можно больших успехов и выпустись, тогда будешь свободна. Пока можешь еще побегать по дорожке вокруг территории. Одной лучше не надо, тебе уже объяснили. Не знаю почему, просто неписанная традиция. Но мы можем вместе. Если будешь со мной - вопрос ни у кого не будет.
- Согласна.
- Тогда пошли. А потом в душ.
- Холодной водой.
- Да. А знаешь, это полезно - закаляться. Да и приятно. Знаю по себе.
И мы вышли из здания.
- А еще, если все же хочешь быть одной, тренируйся в спортзале во внеурочное время. Это не возбраняется, даже наоборот.
Мы немного побегали, я устала быстро, а она все бежала. Потом она пошла в другой корпус, а я в свой. Там я все-таки помылась. Это было не так приятно, как говорила Яна Эдгаровна, но я все же немного успокоилась. Потом, перед тем, как лечь спать, решила написать в дневник.


Сообщение отредактировал JasonBourne - Понедельник, день тяжелый(((, 23.09.2013, 08:08
 
АзазеллоДата: Вторник, 01.01.2013, 14:32 | Сообщение # 34

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Год 1012+х-1, 29 декабря.
Кампус (общежитие на территории) Московского государственного университета имени Михаила Васильевича Ломоносова.

Интересно, думала на пробежке Линда. Бекки, похоже, замордовали куда хлеще нас. И мы еще жалуемся. Дон - кстати, за эти годы так и не узнала его имени - был одним лучиком, который всегда мог заставить расцвести улыбкой грустное лицо. Бедняжка Дон уже изменился до неузнаваемости. Был такой хороший мальчик - а теперь он просто робот. Что о нем сказали бы его родители... Бедный Бэнг Доннаван...

Колян! - резко рявкнул комкрыла, готовящий своих бойцов - простите, подопечных - Никколо Доннавану третьему. - Тело ровней!
Тренер их любил. Всех. Он был истинным Учителем. Но тренер не понимал одного: люди могут жить своей жизнью. Зато сенсей мог буковой веткой челюсть любому шакалу на московских улицах вывернуть. И ему за одного ночного бандита простят все и всех. Его в городе знали все: от дврника-таджика на Третьем Митинском переулке до коренной москвички Анастасии, живущей где-то в начале Тверской...


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
JasonBourneДата: Суббота, 26.01.2013, 20:35 | Сообщение # 35

Любитель
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Год 2012 + X - 4, 8 сентября
Пригород Хельсинки


Было еще не слишком поздно, когда молодой программист Максим Зайченко вышел из поезда, купил в привокзальном магазинчике поесть и пошел к дому. "К дому", в прочем, можно было сказать только условно - квартиру он снимал. Моросил мелкий дождь, пасмурный день заканчивался пасмурным же вечером, окна уже стали зажигаться, то же делали и огоньки витрин. Прохожих на улице было мало, и поэтому нетрудно было заметить компанию из трех человек, вышедших на станции вместе с Максимом и явно шедших вслед за ним. Но то ли потому, что за примерно три года в другой стране он отвык от российских реалий, в которых шедшие следом подозрительные люди означали приближение беды, то ли потому, что голова была занята упорно не желавшей работать программой, он вовремя не обратил на них внимание. Хотя, если бы и обратил, не факт, что это бы его спасло. А заподозрил он неладное только когда свернул в маленькую улочку, а затем, дойдя до ближайшего угла, свернул и за него тоже. Но и тогда отогнал от себя прочь неприятные мысли. Нет, все-таки это не его родной город, где гопники могли орудовать почти безнаказанно.

Максим был политическим беженцем. Живя в России, он ходил на митинги и на "Марши несогласных", и выступал против решения администрации своего городка вырубить лес на окраине и построить там элитный поселок. За свою деятельность он подвергался преследованиям, его вызывали в полицию, задерживали во время акций, даже выгнали с работы в компьютерном магазине, а когда он однажды резко высказался в блоге по поводу действий заместителя мэра, спасшего от уголовного наказания свою дочь, сбившую на машине пожилую женщину, жизнь стала и вовсе невыносимой. Ему звонили по нескольку раз за ночь и угрожали, его преследовали на улице, какие-то мутные типы, а потом его судили и взяли с него подписку о невыезде, что означало, что его будут и дальше травить, а он не сможет даже скрыться. Но он нарушил подписку о невыезде, и, находясь в Финляндии с экскурсией из Питера, обратился к властям с просьбой о политическом убежище.

Убежище ему дали. Он устроился в небольшую компанию, где работал программистом. Но с Россией полностью связь не порвал и следил за происходящими там событиями, которые не особо радовали его, особенно в последнее время. Протестные акции на родине участили, но и власть реагировала на них все жестче, и больше стало людей, получавших политическое убежище в соседних странах. один из его друзей, бывший коллега по работе и тоже беженец, жил в Хельсинки, и они несколько раз встречались.

Нельзя сказать, чтобы он совсем не скучал по родине. Финский язык он знал уже хорошо, но русский язык не забывал, переписывался с друзьями, оставшимися в России, через Интернет, в том числе и с товарищами по оппозиции, а также завел вялотекущие отношения с девушкой из России, учившейся в хельсинкском университете и подрабатывающей в свободное от учебы время официанткой в небольшом хельсинкском кафе.

И чем ему особенно нравилась жизнь на Западе, так это тем, что никто не лезет в душу. Не принято это тут, да и не надо никому, каждый занят собой и живет в своей скорлупе.

А неделю назад к Максиму в аську постучался кто-то с именем SomeoneFromRussia. Он спрашивал, не скучает ли Максим по России и не собирается ли на родину. Максим ответил, что нет, пока не планирует.
- А вот Родина тебя заждалась, - ответил собеседник.
- Я был не нужен ей, когда жил в ней, не нужен и сейчас, - написал в ответ Максим.
Но собеседник не хотел отвязываться, стал говорить про долг перед родиной, давить на совесть, спрашивать, как он мог поступить так подло, бросив свою родину, свою мать, когда ей так тяжело, называть его предателем, а не добившись результата, перешел к оскорблениям.
"Ты просто подлая крыса. В 41-м такие вот уроды целыми дивизиями к немцам переходили и потом стреляли в своих же. Ты в своем блоге против Сталина что-то вякал? Оно и понятно - при Сталине тебя бы мигом к стенке поставили. Именно таких как ты скотов при Сталине расстреливали конвейером, а кого не ставили к стенке свои, тех шлепали немцы, и правильно делали - очищали русский народ от такой швали", - разошелся незванный гость по конец. Максим обратил внимание на то, что собеседник упомянул его блог. Однако ни в портфолио на сайте компании, ни в личных данных аськи он не размещал ссылку на него, а там, где он писал в политические дискуссии, он не указывал этот номер аськи. Ему стало нехорошо. А тут еще собеседник, так неожиданно и бесцеремонно вторгшийся в его жизнь, прислал еще несколько ругательств и проклятий и упомянул подробности того, из-за чего Максим уехал из России, и отключился. Максим тогда похолодел. Работал он в тот день плохо, и на следующий день тоже.

Однако больше этот пользователь его не беспокоил, ни на следующий день, ни через день, ни через неделю. О том, что он может найти его вживую, Максим даже не думал. Ну, нашлась какая-то шпана, которой нечем заняться в Интернете. Но то, что он знает такие подробности жизни, Максима насторожило. "Возможно, кто-то из моего города. Может, кто-то, с кем я вместе учился", - думал Максим. - "Но кто? Кому из своих бывших соучеников я писал? Кому говорил, где нахожусь? Если не говорил, как он меня нашел? И зачем? ".

Свернув за еще один угол в переулок, ведущий непосредственно к его подъезду, он увидел, что у подъезда стоит автомобиль, а в нем сидят двое. Мотор был заведен - видимо, машина кого-то ждала. Это было необычно. Возле его подъезда машины останавливались вообще редко. А с российскими номерами - так и вовсе никогда. Да и вообще машин с российскими номерами в городе было очень мало. Так что все это явно не к добру.

Максим почувствовал, как ноги становятся ватными. Но он продолжал идти. Показать, что он понял, что им нужен именно он, было бы самой большой ошибкой. После этого ему уйти точно не дадут. Поэтому оставалось только продолжать идти вперед и свернуть в ближайший двор. А там будет, куда бежать или где спрятаться. Хотя он не изучал ближайшие к дому дворы и не был уверен, что получится. Между углом, за который он свернул и его подъездом находились два магазина - продуктов и бытовых товаров. Первый был открыт. Если Максим правильно помнит, сегодня должна дежурить Марьятта - женщина примерно сорока лет, всегда приветливая, встречавшая посетителей улыбкой, причем явно натуральной, не деланной, и немного знавшая русский язык. Наверное, стоило зайти сюда и попросить ее помочь спрятаться. Или позвонить в полицию.

Подходя к двери магазина, он увидел, что те двое, что шли за ним от станции, приближаются к нему, а один из людей - крепкого, спортивного телосложения, вышел из машины и двинулся на перерез, глядя на него взглядом, не обещавшим ничего хорошего.

Как Максим и рассчитывал, за прилавком была Марьятта. Она встретила его улыбкой.

- Hyvää päivää! (*)
- Hyvää päivää, - ответила она.

Марьятта заметила его испуганный вид и спросила, в чем дело. Тем временем один из преследователей стоял на улице и смотрел не него, пытаясь сделать вид, что смотрит товары. Можно надеяться, что сейчас он не войдет - не станет же он так явно светиться. Кем бы ни были преследователи, он, русский беженец и скромный программист, был не такой важной птицей, чтобы из-за него слишком рисковать. Да и в углу висела камера, направленная на дверь. Но вечно сидеть здесь не получится.

Но уже в следующую минуту выяснилось, что он ошибся в расчетах. К первому преследователю присоединился второй и остался ждать, когда первый открыл дверь, зашел в магазин и направился в сторону Максима.

- Здорово!

Максим не ответил. Лучше будет, если со стороны будет видно, что они не знакомы.

- Че, не узнал? - спросил вошедший по-русски.
- Ei(**), - ответил Максим по фински. Пусть все выглядит, как будто он не понимает.
- Ты ведь русский?
- Miksi te luulette niin? (***) - ответил Максим.

Преследователь подошел поближе.
- Не притворяйся. Я знаю, что ты понимаешь меня.
И, подойдя поближе и понизив голос, добавил:
- Лучше сделай вид, что рад встрече с другом, и уходи со мной. И не думай, что она тебе поможет или полиция тебе поможет. Ты ведь не гражданин, а просто беженец. Человек без прав.

- Что вам от него надо? - Спросила Марьятта.
- Не обращайте внимания, это наш друг, и он всегда любил нас разыгрывать таким способом.
- Что-то незаметно, чтобы он был вам рад.
- Он притворяется.
- Оставьте его в покое!
- А ты кто такая мне указывать?
- Я позову полицию.

Пока она пререкалась с преследователем, Максим наблюдал за ними и думал, куда можно скрыться. Можно, наверное, перепрыгнуть через прилавок и уйти через подсобку. По крайней мере так всегда делают в детективах. Но тут второй преследователь ворвался в помещение, схватил Максима за руку и грубо вытащил его на улицу, а первый перестал спорить с Марьяттой и присоединился ко второму.

- Пошли, пошли, а то хуже будет. Здесь ты никому не нужен. А вот Родине очень нужен.

Они связали его, завязали глаза и уложили на сиденье.

- Я тебе говорил, не надо светиться, - сказал один из похитителей.
- Так кто знал, что он в магазин пойдет? А ведь уйти же мог, с.ка.

Это было последнее, что слышал Максим перед тем как его ударили по голове и он потерял сознание.

Продолжение следует...

-----
(*) Добрый вечер (фин.)
(**) Нет (фин).
(***) Почему вы так думаете?(фин.) (В финском языке есть вежливая форма обращения ко второму лицу в единственном числе, подобная русскому обращению на "вы").

P.S. Глава навеяна историей с Развозжаевым.


Сообщение отредактировал JasonBourne - Воскресенье, 27.01.2013, 18:27
 
JasonBourneДата: Воскресенье, 27.01.2013, 18:11 | Сообщение # 36

Любитель
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
...Продолжение

Когда Максим пришел в себя, он увидел, что лежит на деревянном полу, в комнате без мебели и с деревянными стенами. Он лежал у стены, противоположной окну, из которого были видны только деревья. Руки были по-прежнему связаны. Тело болело в многих местах: его били, пока везли сюда. Где-то невдалеке послышался стук колес. "Железная дорога поблизости - это уже кое что. Осталось только вырваться", подумал Максим.

Только сначала нужно было определить, где он. Судя по всему, это место - дача, причем новая, не отремонтированная.

Максим слышал раньше по телевизору о случаях нахождения людей, которые обнаруживались в разных частях России и не помнили ни свою жизнь до этого, ни кто они такие. Поэтому он попробовал вспомнить. "Итак, я Максим Владимирович Зайченко, родился 9 октября 1983 года. Да, кстати, День Рождения скоро. Я работал программистом, жил в Хельсинки. А до этого я жил в России. ". Итак, кто он, он помнил, и это его обнадеживало. Теперь надо было вспомнить, как он сюда попал. Последнее, что он помнил отчетливо - это то, что от поезда до дома его кто-то преследовал, он пытался спрятаться, но его настигли. Остальное - как в тумане. Он приходил в себя лишь время от времени, его били до потери сознания, потом он снова приходил в себя и его снова били, при избиении его оскорбляли, а также взывали к его совести, спрашивали, как он так мог - бросить свою Родину-мать (и женщину-мать тоже), расспрашивали, кто и сколько платил ему за антироссийские сообщения в Интернете, написанные им из Финляндии (а таких было мало, и их сложно было назвать уж очень антироссийскими) и за то, чтобы он уехал из страны. Причем ответы их не интересовали, это было лишь способом издеваться и поводом бить. Его везли в машине, держали в каком-то подвале, затем перевозили по воде (он понял это по качке). И вот он оказался здесь. "Но блин, как же болит все тело. Уроды".

За стеной были слышны шаги и голоса. Он слышал не все, но среди того, что слышал, кое-что касалось и его.

Примерно через час или два (по субъективным ощущениям) за стеной кто-то сказал: "пойдем проверим, как там этот...". (Последнее слово Максим не столько расслышал, сколько по интонации понял, что оно было нецензурным).

Дверь открылась. Максим закрыл глаза, пытаясь притвориться, что по-прежнему без сознания. Знакомство с похитителями не несло никаких положительных перспектив. Но они догадались. Зашли двое (судя по шагам). Один сказал:
- Эй!
И дальнейшее показало, что "Эй" - это не слово "нет" по-фински.
- Эй, ты, чувак! Не притворяйся! Я слышал, как ты тут шевелился!
И пнул Максима.
Максим застонал.
- Вы че творите, а?..
- А че надо, то и творим.
- Козлы!
- А за козла ответишь!
И высокий парень с русыми волосами и худощавого телосложения, в котором Максим сразу же узнал одного из преследователей - того, который шел за ним от станции, а потом вытаскивал его из магазина - собрался пнуть его еще раз, но другой, ниже ростом и с черными волосами - тот самый, который заходил в магазин и спорил с Марьяттой - удержал своего товарища.
- Вов, не надо! Еще успеешь!

Максима подняли и вывели в другую комнату, с большим окном, из которого был виден другой дом, недостроенный. Понять местонахождение было невозможно. Похожих поселков даже по ленинградской области было великое множество. Напротив двери стоял стол. За ним сидели еще один парень, крепкого телосложения - тот самый, который выходил из машины перед похищением - и девушка, среднего роста, стройная, одетая в шорты и короткую майку, с черными волосами.

- Добро пожаловать в Россию! - сказал парень, не вставая из-за стола. - А теперь поговорим.
- А вы кто такие?
- А это не твое дело! - ответил брюнет.
- Можешь считать, что мы коллекторы, - сказал русоволосый.
- Кто?
- Коллекторы. Знаешь, это те, кто выбивает долги по заказу банков. А мы взимаем долги перед Родиной.
- А у тебя перед Родиной большой долг. И вместо того, чтобы его возвращать - всю свою жизнь, - ты предпочел сбежать, как последний шакал и крыса, пока другие шакалы и крысы грызли ее, облизываясь. А так как ты сбежал, и несколько лет работал на другую страну - врага твоей, то, следовательно, ты работал ПРОТИВ своей страны, и значит, задолжал ты ей еще больше. А еще должен лично нам, нам потребовалось время, чтобы тебя найти, пришлось за тобой ехать, тратить силы и деньги на поездку, на бензин, на съем этой дачи, на подкуп некоторых людей - теперь тебе придется все это нам компенсировать. Знаешь, сколько нам на такую тварь, как ты, пришлось потратить?
- А я тут причем? Я не просил меня искать и привозить сюда. Это вам было нужно, вы и платили...
Не договорив, он застонал от боли, - один из парней толкнул его под ребро.
- Заткнись, мразь поганая.
- А ты правда дурачок, или только притворяешься? 
- Скорее всего, правда, - сказала девушка.
- А ведь похоже.
- Запомни, лично НАМ ради тебя напрягаться нафиг не сдалось. Не стоишь ты этого. А вот Родине ты очень нужен. Родина своих детей не забывает. Даже вот таких, как ты. И долги спрашивает при любых обстоятельствах. Россия-мать всегда была очень доброе. Даже к тем, кто такой доброты не ценил и не заслуживал. Ты думаешь, почему мы поехали за тобой, тратили на тебя время и силы, везли сюда? Думаешь, мы делали это ради удовольствия, чтоб развлечься? Почему бы мне вместо этого не сходить в модный клуб, не подрыгаться на дискотеке, не попариться в баньке, не поразвлекаться с ней, - говоривший это парень указал рукой на девушку.
- Шурик, я тебя прибью щас! - сказала девушка, вскочила и бросилась к нему. Он выбежал на улицу, девушка за ним.
А другой похититель продолжил за своего товарища.
- Ну так почему мы вместо того чтобы развлекаться занимаемся такой с.кой, как ты? НЕ догадываешься?
- Может, вам меня кто-то заказал?
Остальные присутствующие засмеялись.
- Да он правда дурачок. Ничего, кроме денег, в его тупые мозги не лезет.
- Мне это не интересно. Мне и до вас никакого дела нет. И может отпустите меня, а то меня станут искать и вас поймают.
- Ну и кто же тебя станет?
- Начальник и коллеги.
- Что? Да они завтра же десяток таких же найдут тебе на замену. Полиция? Да нафиг им сдался какой-то эмигрант, будут они еще ради тебя напрягаться за свою зарплату.
- Ну так зачем нам понадобилось тебя искать? - спросил парень, вбежавший в дверь и продолжающий отбиваться от девушки. 
- Я и сам хотел бы это знать. Что вам от меня надо? Я жил за границей и вам жить никак не мешал.
- НАМ-то от тебя ничего не надо. Просто мы, в отличие от тебя, про долг перед Родиной не забыли. И если мы десяток-другой таких вот подло сбежавших уродов притащим назад, мы для нее кое-что да сделаем.
- Это мое право - выбирать, в какой стране жить.
- Право? Есть, согласен. А еще, кроме прав, есть обязанности. Кто родился в России, должен жить в России и умереть в России. Потому что так надо. А возвращать нам деньги, потраченные на тебя, станет твоей задачей на обозримое будущее, может и на всю жизнь.

Максим в это время осматривал стол. На столе лежала какой-то листок, газета или листовка, наверху которого было написано крупными буквами: "Русский реванш". Рядом с ней находился рисунок, по-видимому, эмблема издания - кулак, бьющий в чье-то лицо, и на рукаве, из которого торчал этот кулак, был нашит черно-желто-белый триколор.

- А чего это ты вдруг решил сбежать-то? - Спросила девушка, до этого игравшая в основном роль наблюдателя.
- Вы знаете, - ответил Максим.
- Они-то мне рассказывали, а теперь хочу услышать от тебя, чем ты оправдаешь свою подлость.
- Да блин... Городские чиновники хотели вырубить лес на окраине, в котором простые жители всегда любили отдыхать, и построить коттеджи. Ну, я участвовал в протесте. А потом дочь заммэра сбила женщину. Которую я знал с детства. И никто ее не наказал, потому что отец свою дочь отмазал. Все списали на несчастный случай. Я написал в своем блоге все, что думал по этому поводу. И после этого на меня развернули настоящую травлю.
- Правильно сделали. Потому что нех..на было в бложике вы...ваться.
- А что, мне должно было это нравиться?
- А что, в России и даже в твоем городе это один был такой случай? Что, только ее сбили? Да каждый день такое происходит, что, будешь по каждому случаю возмущаться? А вот несколько лет назад америкосы Ливию бомбили, так там таких бабулек сотни погибли, а еще в Ираке и Югославии. Но разве известного борца за правду и счастье всех старушек, молодого парня Максима Зайченко, это колышет, ведь правда? Правда, а?!
- Так тех же за дело убивали, ради принесения демократии. 
- Так почему ты про их судьбу ни разу не вякнул?
Максим молчал.
- Почему, тебя спрашивают?
Максим продолжал молчать.
- А я знаю. Поточу что ты попиариться захотел, да деньжат порубить, строя из себя типа "борца с Системой", да побздеть в бложике, надеясь, что за это ничего не будет. А как пришлось отвечать, так сразу за бугор свалил. Ан нет, отвечать все же придется, и за слова, и за дела.
- За какие? 
- За все, что сделал, и что не сделал.
Наступил тишина. Первым ее нарушил русоволосый парень.
- Ну, а теперь возвращайся домой. не Финляндию, а в свой родной дом в России. К своей маме. По дороге купи ей че-нибудь, торт, например, по случаю встречи. А потом живи, работай. Только хорошо работай, чтобы много зарабатывать, тебе ведь еще долг нам платить. И не высовывайся.

Он кивнул своим друзьям и Максима повели к выходу. И когда его уже подвели к машине, Русоволосый парень сказал:
- А еще, я хочу, чтобы такие моральные уроды, которые чуть что бросают Родину, в нашей стране не плодили себе подобных. И поэтому...

И тут он подошел к Максиму спереди и пнул его ниже пояса. Максим согнулся от невыносимой боли, упал на траву и стал кататься по ней. Его подняли, завязали глаза и уложили в машину. Когда он пришел в себя, машина стояла. Ему развязали глаза и он увидел, что находится на знакомой улице своего городка - в трех кварталах от своего дома, рядом со школой, где он учился. Пока его не было, все изменилось. Вместо знакомого магазина напротив школы был новый супермаркет.

- Немного денег мы тебе оставили, зайди, купи что-нибудь маме. А потом иди домой и радуйся встрече. И, главное, сиди в России и никуда за границу не рыпайся.

Максим купил торт, такой, какой он любил с детства и отправился домой. Когда он вышел на улицу, машины похитителей уже не было. Он собрался идти на вокзал, чтобы снова ехать в Финляндию. А лучше не в Финляндию, а куда-нибудь в другое место, где эти подонки его не найдут. Но потом подумал, что если уж они его выкрали, то, возможно, они и вправду теперь будут за ним следить. Да и денег они ему оставили мало - большую часть отняли. И он пошел к своему дому, где не был давно.

А вот и подъезд кирпичной пятиэтажки, знакомый до боли. Как долго он его не видел. И запах в нем был все тот же. Он поднялся на четвертый этаж и подошел к своей двери. За дверью работал телевизор. Максим позвонил.

Примерно через полминуты из-за двери раздался голос мамы:
- Кто там?
- Мама, это я. Я вернулся. Насовсем.

И дверь открылась.
 
ЛёдДата: Воскресенье, 27.01.2013, 18:39 | Сообщение # 37

Любитель Коньяка
Сообщений: 506
Награды: 9
Репутация: 4
Статус: Offline
Вот блин... Ну даже не знаю... Так и продолжает оставаться двоякое впечатление... Хотя читаю и местами надо признать получается здорово...

Мне кофе с коньяком... Хотя в принципе,кофе не обязателен.
 
АзазеллоДата: Вторник, 26.02.2013, 11:52 | Сообщение # 38

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Вот блин... А, это ужо Лёд сказав...
А герой ги Де?! Дэвачку ми уже нарисовали - таперича малщика надоть поставить. Автор?
smile


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
JasonBourneДата: Вторник, 26.02.2013, 11:53 | Сообщение # 39

Любитель
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Мальчика придумаю.
 
АзазеллоДата: Четверг, 16.05.2013, 13:02 | Сообщение # 40

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Год 2012+Х– 1, 1 августа.
Чили, окрестности Вальпараисо. Члены территориально–доминирующего мотоклуба „Снежные медведи".

Шуруп молча глядел на море. Где–то там, за этими бескрайними волнами – его дом... Да, здесь, на Южной Америке – как и в Канаде, впрочем – многое напоминает о далекой и почти забытой Родине... В Патагонии – стройные и нежные березы, в Парагвае – бескрайние поля и пастбища, в Перу и Чили – горы... Шуруп сплюнул. Вожак он, или где? Оглянулся. Почти все – кроме Серого, родившегося в Мексике – пытались заглянуть за горизонт: а ну как там увидят милый берег?

– Так, ребята, по коням! Седня еще с „харлеями" цапаться!

Ребята оседлали свои родстеры (в отличие от этих „байкеров" они не любили всякие там чопперы–круизеры за их „задумчивость" на поворотах) – и, вздохнув украдкой, дернули по трассе, ведущей в Бразилию. В Сан–Пауло и Бразилиа их ждали новые дела...


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
JasonBourneДата: Понедельник, день тяжелый(((, 23.09.2013, 10:18 | Сообщение # 41

Любитель
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Из дневника Линды Пак
Год 2012 + X - 1, 19 сентября


Неделю на зад меня побили. До сих пор тело болит. Но гоняют все равно. Если б так не гоняли, может, боль уже прошла бы. Но они не хотят об этом слышать. "Ты должна становиться выносливой". Ага... По-моему даже в армии это должно делаться более постепенно. Хотя бы для девушек. Мне так кажется... Надо будет спросить у израильтян, права ли я... когда со мной снова начнут разговаривать.

А все потому что надо было бежать на время, я не успела, и из-за меня всех гоняли пару лишних кругов. И перед шеренгой Сергей Дмитриевич объявил, что это из-за меня. Это просто издевательство... Попробуй, пробеги весь круг за минуту. Понятно еще, если бы с этого занятия НАЧИНАЛИСЬ, но если перед этим пришлось еще и отжиматься и подтягиваться до упаду... Это что, специально так сделали, чтоб натравить остальных на меня?

Через три дня после этого у меня появились и товарищи по несчастью. И только один из них стал разговаривать со мной только из-за того, что оказался в моем положении - Сандра из Англии, отличающаяся манерой легко одеваться, в брюки или шорты и майку, и обязательно с открытой талией. Остальные не хотят меня понять. Почему? Ведь сами же пережили то же самое. Я всегда думала, что человек, переживший несчастья, начинает лучше понимать других. Родные учили меня именно этому, потом то же говорила университетский психолог. Сейчас я увидела опровержение этому.

Разве я виновата, что не уложилась в заданное время, я же раньше не была спортсменкой, а нагрузки такие, как будто мы олимпийские чемпионы. Почему ОНИ (руководство) этого не понимают? Или они специально издеваются над нами? (Я высказала это предположение Сандре, она посоветовала мне быть осторожнее в высказывании таких предположений).

Но я продолжаю надеяться, что привыкну.

До этого случая мне казалось, что кое с кем могу подружиться - с Машей (Мари) из Франции и с Дафной, но и враги тоже намечались (Анджела и Эрин). Теперь, боюсь, врагами будут не только они...

А еще нас стали водить на фильмы в университетский кинозал - "для знакомства с культурой и менталитетом страны". Кроме нас, туда ходя и местные студенты, и пока мы встречаемся с ними только там. Но не общаемся.

Фильмы показывают советские и современные.

Один - о том, как молодая девушка работала на стройке поварихой и парень сначала поспорил, что она в него влюбится, а потом взял да и сам в нее влюбился. И все это на фоне тайги, снега и холода (Да, я много слышала о суровом климате в России. ). (*)

Еще один о бухгалтере, тоже на стройке в Сибири, поехавшем туда за любимой девушкой(**). Запомнилось, что главный герой стал запирать ящик со своими вещами, и кто-то из соседей по комнате, чтоб подшутить, повесил на него табличку с надписью "не влезай, убьет" (такие, как вешают на трансформаторных будках). А за что? Просто хотел, чтоб его вещи не украли, а им это не понравилось. На занятиях по культуре, до отъезда, нам рассказывали о такой особенности русского менталитета, что в России такое поведение - запирать свои вещи, да и вообще как-то отгораживаться от остальных - считается неприличным: по словам преподавательницы, русские презирают то, что мы называем "Privacy".

Также об отношениях в коллективе и о работе. Один - о том, как мальчик, придя в новый класс, выдал себя за чемпиона по боксу, чтобы завоевать уважение коллектива(**). Кончается тем, что мама читает ему мораль, что не надо пытаться кем-то показаться, просто дружи со всеми и следуй принципу "я - тебе" (без "ты мне").

Были и современные фильмы. Если в старых фильмах совсем нет секса, то в современных он показан как бы нарочно неприлично и откровенно. Даже откровеннее, чем в наших фильмах. Как будто специально, чтобы отвратить от него.

А еще они более жестоки. Позавчера я смотрела фильм про подростка-"ботаника" (как таких называют в России), который перешел в новую школу. Он был необщителен и замкнут в своем внутреннем мире. Все в классе держались вместе и группами, а он в стороне. Остальным это не нравилось, и они стали его травить. Он начал держаться еще дальше от остальных, в ответ его травили еще сильнее и это как будто стало их смыслом жизни, даже можно сказать - развлечением для них - поиздеваться над ним и подстроить очередную гадость. (Хорошее развлечение, нечего сказать - страдания другого человека!. Вот бы над ними кто-нибудь так же поразвлекался, чтобы знали!) Теперь я понимаю мотивы стрелков в школах у нас в стране. После одной такой истории, в Северном Огайо, в Интернете кто-то опубликовал дневниковые записи стрелявшей девушки, из которых явственно следовало, что ее травили, и очень жестоко. Настолько жестоко, что каждый день в школе был для нее адом (тогда меня не так впечатлило, теперь же я вспоминаю и словно сама переживаю), и вот однажды ее достало... Из десяти убитых восемь были теми, про кого она писала в дневнике, остальные двое - учитель, случайно попавший под пулю, и одноклассница, которую стрелявшая называла в дневнике своей подругой и "единственной, кто реально сочувствует". По словам выживших, эта одноклассница пыталась ее урезонить, но та выстрелила в нее, когда увидела, что пока они говорят, полицейские почти уже подобрались к ней. Из кадров репортажа создавалось впечатление, что несчастная сама бросилась под пули бойцов группы захвата... Я тогда не понимала, как можно до такого дойти. Теперь поняла. Можно дойти, если доведут.

Потом этот подросток в фильме пожаловался учителю. Тот для порядка поругал его обидчика. Но еще больше - самого объекта травли, прочитав ему нотацию о том, что во-первых, надо было сразу, придя в класс, подружиться с остальными, а во-вторых, уметь за себя постоять. Ага, уметь постоять. Это можно, если тебя обижает один, а если против тебя весь класс? И что если он не смог подружиться? Ну не склонен он к общению, ну характер у него такой, в психологии это называется интроверсией. Ну родился он интровертом, это что, значит, что он плохой?
По логике создателей фильма выходило, что да. И показан этот мальчик был вовсе не жертвой, страдающей ни за что, просто потому что не повезло, а слабаком и, главное, подлецом, которому раз плюнуть подставить товарища (хотя какие они ему товарищи - те, кто над ним издевается?), отказать в помощи (отказаться решать соседу задачу - а кто сказал, что он обязан? А если вправду не может? Ему же еще и для себя решать нужно. А почему сосед сам не может решить?), не поделиться бутербродом (ну, может быть, это и плохо, но что - это такой смертный грех?) - в общем, таким мерзавцем, что, по замыслу авторов, одноклассники поступают с ним правильно.
После того, как он пожаловался, его избили особенно сильно и изнасиловали (спасибо и на том, что не показали процесс в деталях, а только со спины, но все было понятно). После этого он пошел на заброшенную стройку, залез на кран и спрыгнул. И даже сцена самоубийства показана в таких деталях, да еще и с таким звуковым сопровождением, что еще больше усиливает впечатление, что так ему и надо.

Еще один фильм, на следующий день, был про будни армии... очень похоже на нашу жизнь здесь. И тоже там над парнем стали издеваться, когда он отдал соседям по казарме еду, присланную родителями, но при этом всего лишь захотел оставить немного себе. И еще опять же за то, что не проявил достаточно общительности.  И снова он показан не как жертва беспредела, а как подонок, который получил по заслугам. По ходу фильма он пытается сбежать, и не просто сбежать, но еще и в сторону позиций противника (действие происходит на юге, на фоне живописных горных пейзажей). Очевидно, это сделано, чтобы усилить впечатление о том, какой он нехороший человек. Его ловят и бьют, особенно жестоко. Под он в бою собирается выстрелить в спину одному из главных обидчиков (я б на его месте, наверное, так же поступила), но его друг заметил и застрели его первым, а потом сказал об этом главному обидчику, они стреляют в него еще по паре раз и потом еще мочатся на его труп.

В третьем - тоже подросток, на этот раз гей. Страдающий из-за своей инаковости и скрывающий ее от страха столкнуться с непониманием. И сталкивающийся с ним, да еще так больно... Вот только что непонятно... Его переживания показаны создателями не с сочувствием, традиционным для тех фильмов, что я видела дома, а напротив - с сарказмом, издевкой и насмешкой, как о чем-то очень гадком и гнусном.
Хотя по ходу фильма так и не показано, что же собственно плохого он кому-то делает, и даже, более того - окружающие делают больше плохого, чем он. Но тем не менее именно он показан таким мерзким существом, что с самого начала вроде как понятно: что бы плохого с ним не случилось (точнее, ему бы ни сделали) - он заведомо заслужил. Далее одноклассники узнают о его особенности, опять начинается травля, под конец его насилуют в жестокой форме, он уходит из школы, поступает в другую и там все начинается с начала.

Были и еще два-три подобных фильма. Идея их сводилась к тому, чтобы воспитать определенный стереотип поведения: живи для других, все время старайся, чтобы другим было хорошо. В том числе и наплевав на благо для себя. Обязательно дружи со всеми. Каждый человек принадлежит всему обществу и должен жить для всех остальных. При этом пропагандировалось быть активным в жизни и в обществе, и активная позиция не то что поощрялась - а именно что откровенно навязывалась.

И все фильмы были тоже сделаны по тому же шаблону: есть человек, отличающийся от других и не могущий вписаться в общество и за это страдающий, и во всех навязчиво заметна все та же посылка: инаковый человек выглядит таким моральный уродом, настолько наделенным всеми и всяческими пороками и самыми худшими качествами, что у зрителю, как молчаливо предполагается, должно быть с первого же взгляда очевидно, что по отношению к этому недо-, если вообще, человеку заведомо допустимо любое насилие, любая жестокость, любая подлость, любой беспредел. А у меня сомнения вот есть. Изображение морального уродства героев выглядит в совершенно неправдоподобно, преувеличенно едва ли не до гротескности. Я знала людей, похожих на них, и да, они не дотягивают до лучших образцов человека, они далеко не идеальны, и общаться с ними не очень приятно, но чтобы так? Авторы фильмов явно перестарались. Да, и геев я не люблю, и слабых людей не сильно уважаю, и нерды(****) вроде показанного в первом фильме мне не симпатичны. Но ведь можно же просто не общаться. У нас в школе над подобными тоже пытались глумиться, но это пресекалось. Нас учили вести себя таким образом: не нравится - игнорируй. Никто не обязан никого любить из под палки и никто не должен так же из-под палки никому нравится. Каждый имеет право быть самим собой и право не общаться. И у русских есть даже пословица: "насильно мил не будешь". Да, такие люди не идеальны. Ну а кто идеален? Может быть, сами издевающиеся? Они что ли идеальны? Да, ну прямо святые.

Эти же фильмы учат совсем другому.

Я б с удовольствием не ходила на них, но это является обязательной частью программы. Нам сказали, что потом нас будут спрашивать, какие выводы мы сделали по их просмотру.

Однако как отличаются советские фильмы на ту же тему. Они мне понравились куда больше. Там у человека, который ведет себя "не совсем так", есть шанс и его вынуждают тем или иным способом (психологическим давлением, но не таким) исправиться и стать ценным членом общества. Хотя и против его воли. В фильме это получается, а вот в жизни - нереально. Но американский образ действий в таком случае мне кажется более правильным: кому надо - занимается спортом, кому не надо - сидит целыми днями за компьютером, каждому свое.  В современных же фильмах из учебной программы кто не занимался спортом - считался человеком второго сорта. Да, прямо так и говорилось, причем стихами:

Если ты не занят спортом, -
Значит, ты второго сорта.

----
(*) "Девчата"
(**) "Карьера Димы Горина"
(***) Реальный детский фильм, только названия не помню. Никто не подскажет?
(****) Аналог русского термина "ботаник".


Сообщение отредактировал JasonBourne - Среда, 25.09.2013, 13:38
 
ЛёдДата: Четверг, 26.09.2013, 18:25 | Сообщение # 42

Любитель Коньяка
Сообщений: 506
Награды: 9
Репутация: 4
Статус: Offline
Народ! Хорош издеваться! Слейте текст воедино и доведите мысль до конца! А то ни то ни сё! И ещё... лично моё мнение.. добавьте хоть чуть чуть движения... а то я пошел, я сделал и т,д... Ну не...

Мне кофе с коньяком... Хотя в принципе,кофе не обязателен.
 
АзазеллоДата: Четверг, 24.10.2013, 14:05 | Сообщение # 43

Гений
Сообщений: 1266
Награды: 9
Репутация: 6
Статус: Offline
Год 2012+х-1, 23 сентября.
Киберцентр МГУ. Отдел антропоморфной робототехники. Группа Линды Пак.


- Итак, ребята, наша задача на сегодня - прописать малышу "Дениске" (имя Дилан по отношению к объекту им было официально запрещено к применению) три задачи: тушение пожара, вынос пострадавшего человека из зоны чрезвычайной ситуации и поиск потерявшихся людей и животных по образцам их голосовых данных.

Бэнг провел рукой по вечно взъерошенной шевелюре. Бекки что-то записала в маленьком карманном блокноте. Стив промолчал.

- Эй, девочки и мальчики! Что, блин, с вами?!
- Ха! А то, - ответил Бэнг, - сама не знаешь? А, подруга?

"Заткнись, придурок! Что, до сих пор не понял, что везде торчат здесь камеры?!"

Бекки улыбнулась - вымученно, странно. Сломали девочку. За что? Она была хорошим математиком; она могла принести много пользы человечеству; а теперь она - просто чья-то кукла... И толку от нее - как от недорисованного Микки Мауса... Вроде и есть она - а вроде и нет.


Как родился - не помню.
Как умру - не знаю.
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Новейший мировой порядок (Геополитическая фантастика)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

 

 

 
200
 

Как вы относитесь к критике?
Всего ответов: 86
 





 
Поиск