Вход · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS Наша группа в ВК!
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Lord, Cat-Fox 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Йенгангер не дышит (фэнтези (скандинавская мифология))
Йенгангер не дышит
korzinkinДата: Суббота, 15.02.2014, 21:40 | Сообщение # 16

Увлеченный
Сообщений: 71
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: Offline
По главе 4.

Сейчас, главное, ногу ставить в подходящие углубления и держаться крепко.
Вопрос - У него была одна нога?

Цитата SWORN8834 ()
но разворачиваться и возвращаться на постоялый дом — нельзя, работу надо делать до конца.
На крышу? 
на постоялый двор вероятно.

С почтением cowboy
 
SWORN8834Дата: Воскресенье, 16.02.2014, 13:54 | Сообщение # 17

Любитель
Сообщений: 17
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
korzinkin, угу, точно) Спасибо, поправлю) smile
 
korzinkinДата: Четверг, 20.02.2014, 21:31 | Сообщение # 18

Увлеченный
Сообщений: 71
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: Offline
— Так почему Ярни? — спросил я.— Приказ Хозяина, чтобы заманить тебя сюда, — скрёмт криво усмехнулся, — как видишь, его расчёт оказался правильным...  и далее по тексту не читабельны диалоги. В смысле их оформление напрягает когда в одной строке и вопрос и ответ, который вначале воспринимаешь как продолжение монолога . Посмотрите, вообще, как правильно оформить.

— Так почему Ярни? — спросил я
— Приказ Хозяина, чтобы заманить тебя сюда, — скрёмт криво усмехнулся, — как видишь, его расчёт оказался правильным
типа того.
В остальном довольно хорошие картинки, воспринимается неплохо, герои просматриваются, атмосферка присутствует. Короче почитаю дальше.
С почтением. smile
 
SWORN8834Дата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.03.2014, 20:01 | Сообщение # 19

Любитель
Сообщений: 17
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
спасибо, что читаете))Поправлю)
 
SWORN8834Дата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.03.2014, 20:04 | Сообщение # 20

Любитель
Сообщений: 17
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 3. Толкователи снов

Волны Скьяльвинд мерно накатывали на берег. Окружившие нас полукольцом люди молчали, замерев на месте. Я протянул руку, чтобы коснуться щеки мальчишки, однако так и не успел. Тело Арве слабо замерцало бледным серебром и в мгновение ока плеснуло прозрачной водой в сторону реки. Рукав тут же стал мокрым, по пальцам стекали холодные капли. Да, всё правильно, после смерти фоссегрим становится водой. Только нет здесь родных водопадов, в струи которого вливается душа таких, как Арве.
Внутри, казалось, разгоралось пламя — чёрное и полное ненависти к глупым жителям деревни, полное презрения к самому себе. Нельзя было оставаться здесь. Зачем спасать мальчишку из лап работорговца, чтобы через несколько дней он погиб здесь?
Медленно встав на ноги, я поднял голову и прямо посмотрел на старосту. Тот невольно сделал шаг назад. Йорд стоял спокойно, однако выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Никто не осмеливался нарушить напряжённую тишину, не зная, что делать дальше.
Быстро оказавшись возле Хакона, я сгреб его за грудки и притянул к себе. По льняной ткани рубахи с треском рассыпались в разные стороны лиловые искры.
— Значит, почудилось?
Хоть староста и был крепким мужчиной, я чувствовал, как его сковал страх. Йорд-то привычен к такому: видел меня… разным, а вот остальные — нет.
— Значит, никого здесь нет?
Хакон шумно выдохнул, опустил глаза и снова испуганно посмотрел на меня. Лиловое пламя, охватившее мои руки, не жгло. Пока не жгло, но смотреть на него было страшно.
— Нельзя о ней говорить, — наконец выдохнул он. — Иначе уничтожит всю деревню.
Я сжал ткань сильнее, ещё чуть-чуть — разорвётся.
— Если ты не расскажешь правду, то деревню уничтожу я. И намного быстрее, чем она.
Стоявшие рядом люди зашептались, кто-то попытался двинуться ко мне, но вспыхнувшее вокруг нас со старостой лиловой пламя заставило их остановиться. К тому же Йорд, поигрывая булавой, как игрушкой, вышел им навстречу.
В глазах Хакона появилось какое-то загнанное выражение.
— Будь ты проклят, — прохрипел он.
В ответ стена пламени стала выше, буйно выплясывая колдовской танец.
— Расскажу, только не трогай деревню и людей.
— Смотри, Хакон. — Я прищурил глаза, не ослабляя хватки. — Надумаешь лгать — через сына достану.
Теперь уже в глазах плескался неподдельный ужас. Я взмахнул свободной рукой — пламя погасло так же резко, как и появилось. Отпустив старосту, стряхнул с пальцев слабо мерцающие искорки.
Хакон, казалось, постарел на несколько лет: плечи опустились, взгляд стал безжизненным и тусклым, даже перламутровый амулет напоминал истертый камень.
— Идём, я всё расскажу.
С этими словами он развернулся и побрёл к людям, по дороге что-то им сказав.
Сделав глубокий вдох, я поднял голову — бархатный плащ Госпожи Ночи усеян драгоценностями звёзд, звенящая тишина и… покой. Всё как всегда. Словно, и не произошло ничего. Прости, Арве.
— Идём, господин Оларс, — тихо произнёс Йорд. — Лучше не упускать их из виду, ещё неизвестно что могут выдумать.
— Где ты был и как оказался на берегу?
— Я? — в голосе рисе слышалось такое искреннее изумление, что пришлось перевести на него взгляд. — Я проснулся в одиночестве — ни вас, ни Арве не было. Но почему-то появилось какое-то гадкое предчувствие, поэтому выскочил на улицу. Как увидел старосту и этих…
— Понятно. Идём.
Хотя на самом деле, понятного становилось меньше и меньше.
***
— Это было давно, мне и пяти не исполнилось, — сказал Хакон.
В доме старосты было тепло, чаша с глёгом согревала ладони, а пахнущий кардамоном и гвоздикой напиток успокаивал. Только сегодня уже было не до сна.
— Род Совн — старый. Я знаю, что они всегда жили здесь. Асмунд и его жена были толкователями снов, наши уважали их и любили. Чего уж тут… Моя мать бывало по несколько раз к ним ходила на месяц. Да и мудрые люди были, всегда могли посоветовать и помочь. Жена Асмунда ещё в травах разбиралась, могла дать зелье… ну, там, чтобы спать спокойно или головную боль снять.
Йорд стоял возле печи и, кажется, не собирался отходить. Староста ему не нравился, рисе даже не скрывал этого. Впрочем, я разделял его чувства, но молча сжимал в ладонях чашу, чувствуя мерзкую слабость — всё же не стоило резко использовать магию, можно было их устрашить как-то по-другому.
— У Совна были дети: четыре сына и дочь Хильда. Похожи на родителей, от отца унаследовали способности к разгадыванию снов. Не знаю, как бы сложилась их судьба дальше — парни уже были взрослыми, ездили в город, помогали тогдашнему старосте торговать. В общем, славные ребята были. Хильде едва исполнилось шестнадцать, девушка хозяйственная, хороша собой. Заглядывались на неё многие, неудивительно, что даже заезжий господин тоже…
— Что за господин? — спросил я.
Хакон вздохнул:
— Не знаю, господин Оларс. Помню кое-какие отрывки. Да и мал я был, сильно рассмотреть не давали. Куда нам — важный господин, кто подпустит к нему деревенского пацана? Уже после, по разговору матери, я понял, что приезжал он к Асмунду. Они долго о чём-то говорили, а потом господин вышел из дома, хлопнув дверью. А сам толкователь снов потом вылетел на крыльцо и вслед прокричал, что не будет насылать кошмары. И никаких дел иметь с этим ужасом не желает.
— Не припомните, как он выглядел?
— Ну… — староста нахмурился. — Помню тёмно-серый плащ до пят, почти полностью скрывавший тело. Хотя стояли летние дни, уже потом я понял, что такая одежда, мягко говоря, странная.
— Совсем-совсем?
Надежда, что Хакон хоть мельком увидел лицо этого господина, пропала.
— А разве толкователь снов может насылать кошмары? — подал голос Йорд.
Староста пожал плечами:
— Да, кто теперь уж разберёт. Асмунд был человеком честным. Однако после отъезда господина в деревне стало твориться неладное: люди начали умирать. При этом неясно было что и как. Находили их утром прямо в постели — холодными, будто под снегом пролежали несколько часов. А потом…
Хакон замолчал, словно припоминая события минувших дней.
— Что потом?
— Потом кто-то сказал, что все беды пошли от Асмунда. Ночь — его стихия, да и со снами в ладах только он. При этом будто кто околдовал людей, все отправились к дому Совнов. Называли проклятым колдуном, будто он свёл в могилу их родичей. Нас-то, детей, дома оставили, но крики были хорошо слышны с улицы. В общем, и впрямь безумие какое-то накрыло всех.
— А что сделал Асмунд? — я сделал глоток глёга. Темная история, явно без помощи «господина» здесь не обошлось.
— Ничего он не успел сделать, дом сожгли. До сих пор на краю деревни пепелище, но туда никто не ходит, проклятым считают.
— Всю семью вот так просто? — Было чему удивиться.
— Не совсем, — староста перевёл на меня взгляд. — Совн с женой в доме были, но слушать их никто не захотел, вот сгорели там же. А после сыновья их из города вернулись с Хильдой — на ярмарке торговали. И откуда не возьмись — снова господин этот в сером плаще появился. Младшие Совны, узнав о смерти родителей, собрались мстить, но… — Хакон вздохнул. — Превратил он их в Холодные камни, а Хильда с горя утопилась в реке.
Мы с Йордом переглянулись.
— Ну, а дальше-то что? Почему нёкк?
— Мстит она нам, — вздохнул староста, — за смерть родителей. Первое время сильно лютовала, но потом кто-то из наших не выдержал, поехал в город и привёз дроттена Спокельсе. Он-то и сумел нёкк обратно в Скьяльвинд загнать. Но сказал, чтобы мы не смели о ней вспоминать, а то вновь вернётся. Да только Линд меня не слушал… Он Хильду и разбудил.
— Спокельсе… — проворчал Йорд. — Не нравится мне это имя.
А уж как мне оно не нравилось. Спокельсе — означает Призрак, второе имя Хозяина Штормов!
 
… на улице вовсю шла деревенская жизнь. Казалось всё, что произошло ночью, осталось в прошлом. Все были заняты дневными заботами. Едва мы вышли из дома Хакона, как староста появился на пороге.
— Господин Оларс!
Я обернулся.
— Вы… — Он сжал пальцами перламутровый амулет. — Мне очень жаль, что ваш спутник погиб…Если бы не Линд, то и беда не пришла бы. Но поймите и нас, слишком много жизней унесла она, мы боялись.
— Плох ваш дроттен был, — холодно ответил я. — Лучше надо узнавать, кого зовёте на помощь.
Хакон вздрогнул, как от удара, и опустил голову.
— Если бы мы знали кого позвать… Но не захаживают в наши края сильные маги, не говоря уже Посредниках.
Я хмыкнул. Конечно, откуда тут им взяться?
— А вы присмотритесь, староста Хакон, возможно, найдете.
С этими словами я быстрыми шагами вышел со двора. Настроение испортилось в край, но хотя бы стало кое-что ясно.
Остановившись посреди улицы, я огляделся. Ага, за деревней высокий холм, если забраться на него, то можно увидеть реку.
— Куда теперь? — осторожно спросил Йорд.
— Туда. — Я указал на холм.
Рисе удивлённо приподнял брови, но спорить не стал.
Дорога оказалась не слишком долгой, да и день выдался на удивление теплый, поэтому внезапная прогулка оказалась приятной.
— Что дальше? — спросил Йорд и, тут же спотыкнувшись о камень, выругался.
— Смотри под ноги, — бросил я, даже не оглядываясь на слугу. — Дальше хочу посмотреть на Скьяльвинд сверху. Обычно, когда прогоняют нёкк, на воде остаётся магический след. А если верить Хакону — дети Совнов превращены в камни. Значит, обязательно должно что-то остаться, хоть какой-то след.
— А почему вы сразу тогда не почувствовали?
— Как теперь понимаю, почувствовал, — я горько усмехнулся, — только не понял природу распознать не сумел. Арве тоже чувствовал, поэтому всё время смотрел на воду.
Ветер доносил запах реки и хвои, глубоко вздохнув, я остановился и огляделся. Так сразу и не понять. Река и река, вон как блестит на солнце, даже глаза слепит, только ничего необычного нет.
— Спокельсе, — протянул Йорд за моей спиной. — Я знаю это имя. Думаете… и здесь Хозяин Штормов оставил свой след?
— Да, — кивнул я. — К тому же, подозреваю, что господин в плаще тоже он.
— А может, кто-то из его слуг? — засомневался Йорд.
— Может, но чутье подсказывает, что всё же он сам.
Рисе замолчал. Ещё немного посмотрев на реку, я понял, что ничего не добьюсь.
— Так дело не пойдёт. Придётся подготовить кое-что и поговорить младшими Совнами.
— С кем? — Йорд был поражён. — С камнями?
— Да, есть один способ.
— И какой?
Я ещё раз посмотрел на спокойные воды Скьяльвинд, потом перевёл взгляд на слугу, чуть улыбнувшись.
— Всё просто, Йорд. Если хочешь говорить с камнями — научись молчать.

Глава 4. Говорить с камнями

Я никогда не был магом. Даже учитель-южанин, приютивший меня и давший немало знаний, открыто говорил: колдовство для тебя — закрытая дверь. Кое-что я смогу, но при этом намного хуже прирождённого мага, да и то, потом чувствую себя, словно Аян несколько часов выплясывал на мне традиционные ванханенские танцы. Единственное, в чём меня мало кто сумеет обойти — это ворожба мёртвых — основное оружие Посредников. Но использовать её постоянно достаточно опасно. Никогда не знаешь, чем обернётся тот или иной ритуал. А рисковать нужно с умом.
Хакон тенью скользил за окнами, лишь изредка мог заглянуть и спросить — не нужно ли нам что-нибудь. Как позже я выяснил, Йорд рассказал ему, кто на самом деле заглянул в их деревню. Работе Посредника никто не мешал, да и, желая избавиться от ненавистной нёкк, некоторые даже предлагали помощь. Единственный, с кем бы мне и хотелось потолковать — Линд. Но его здоровье вновь ухудшилось, поэтому нормального разговора не получалось. Приходилось опираться на свои знания и возможности. Даже побывав на пепелище дома толкователей снов, ничего интересного найти я не нашёл.
Поэтому пришлось заняться подготовкой к ритуалу. Чтобы поговорить с заколдованными Совнами, нужно хоть немного стать таким, как они. Конечно, превратиться в камень у меня не выйдет, но немного измениться — вполне. Задуманное получалось из ряда вон плохо, вставать приходилось до рассвета, весь день работать и к ночи падать на кровать, мгновенно засыпая. Подготовить живую плоть к чуждому и холодному не так легко.
Сегодня уже узор заклинания ложился как надо, а найденные у реки камни оказались прекрасными проводниками.
— У всех хозяева, как хозяева, — услышал я за спиной ворчание, — едят, спят, девок кадрят, не то, что тут.
Что-то звякнуло, Йорд засопел и выдал искреннее троллиное ругательство.
— Господин Оларс, отдайте мне тот кусок ткани.
— Какой? — удивлённо спросил я, обернувшись к нему. В рот тут же сунули кусок лепёшки.
— Получилось, — удовлетворённо отметил он, — а то ещё немного и я буду на службе у скелета.
Лепёшка оказалась божественной: свежей, хрустящей и немного сладковатой, казалось, ничего вкуснее я не ел в жизни. Кстати, а когда в последний раз ел вообще? Откусив и на секунду довольно зажмурившись, я всё же спросил:
— А что за ткань?
Рисе тем временем уже забрал старую рубашку, служившую мне подстилкой для камней, и принялся вытирать пол. Оказалось, звенело ведро, из которого их неуклюжее величество умудрились разлить воду.
— Я тут это… воды принёс. Из реки.
— Из реки? — я поперхнулся. — Йорд, я же просил из колодца! Из реки ещё рано, нам не нужен голос нёкк днём.
— Колодец чистят, — невозмутимо ответит тот, продолжая вытирать лужу и даже не соизволив повернуться ко мне. — А вы не сказали, для чего вода нужна.
Я молча дожёвывал лепёшку, прекрасно помня, как и что говорил. Однако…Я вздохнул, ладно, невнимательный слуга, зато кормит неплохо.
— Ещё вот что. — Рисе принялся выкручивать тряпку в ведро. — Линд пришёл в себя, через старосту просил, чтобы вы пришли.
Я вскочил на ноги:
— Что ж ты сразу не сказал?
И не дожидаясь, пока слуга что-то ответит, рванул к двери. Но тут же поскользнулся на ступеньке и едва не рухнул вниз, чудом удержавшись за косяк.
— С утра подмораживает, господин Оларс, — философски заметил Йорд, — будьте осторожнее.
Выпрямившись и отмахнувшись от рисе, я быстро спустился со ступенек. На улице заметно прохладнее, не стоило вылетать в одной рубахе. Местные жители косились на меня, но глупых вопросов не задавали.
Домик старосты находился за четыре дома от нашего, поэтому долго идти не пришлось. Собака на привязи — огромный волкодав — начала заливисто лаять, однако выскочивший на порог Линд, тут же прикрикнул на неё:
— Брун, тихо!
Собака недоумённо глянула на хозяина, словно не понимая, зачем в доме полумертвец?
— Господин Оларс, проходите, она вас не тронет, — тихо произнёс парень. Кстати, он оказался моложе, чем мне показалось сразу.
Пока я шёл по узкой дорожке, Брун, ворча, спряталась в будке.
— Спасибо, что пришли. Я и не надеялся…
— Всё в порядке, ты мне тоже нужен.
Линд удивлённо вскинул брови, но кивнул и пропустил меня в дом. После пробежки по холоду тепло показалось неземной сказкой. Но наслаждаться было некогда.
Опустившись на первый попавшийся табурет, я посмотрел на него:
— Что ты хотел сказать?
Парень немного смутился, он явно не знал о чём говорить, точнее, с чего начать.
— Ваш слуга всё рассказал, вы — Посредник.
Я молча кивнул, отметив, что глаза собеседника загорелись восторгом.
— Простите, — он смутился ещё больше, — раньше я только слышал о таких… как вы. Никогда не мог подумать, что судьба пошлёт счастье увидеть живого Посредника.
Я закашлялся:
— Ну-ну, и откуда же такой интерес к Посредникам?
— Мне от матери достались магические способности, а от отца — лекарские. — Видимо, стоять у двери ему надоело, поэтому Линд приблизился ко мне и сел на лавку. — Отец своему делу учит, а вот с магией… Мать умерла, когда мне было три года, а магов в деревне больше нет. Вот и…
Я изогнул бровь. Так-так, а Хакон говорил, несколько другое. Или просто решил не упоминать покойную жену?
— Говоришь, у матери были способности мага?
— Небольшие и не всегда она могла с ними управится — мало знала. А потом, — парень замолк и тихо вздохнул. — Потом нёкк её убила.
Так, теперь понятнее, но всё равно есть вопросы.
— А как получилось, что ты разбудил Хильду?
При имени нёкк Линд вздрогнул и тут же передёрнул плечами.
— Сам не знаю. Я тогда… поругался с отцом сильно. Пошёл бродить по округе и случайно забрёл на пепелище — бывший дом Совнов. Там ничего не осталось, не знаю даже, сколько времени там пробыл, но потом почувствовал что-то странное. Так, будто кто наблюдал за мной. А потом… потом увидел серебристую девушку и пошёл за ней. Сам не понимаю, почему. Шёл, господин Оларс, как очарованный, не мог остановиться. А как почувствовал, что уже стою по пояс в воде, словно очнулся ото сна. Начал отбиваться, пытался выбраться, но чувствовал, как сильнее впиваются в бёдра острые когти, и нёкк с силой тянет меня дальше. — Он шумно выдохнул. — Уж не знаю, что было бы, если б не прибежал ваш Арве…
Линд отвёл взгляд, понимая, что в каком-то смысле из-за него погиб мой фоссегрим, поэтому не решался продолжать.
— И всё?
Я встал, нечего рассиживаться, работы ещё не мало.
— Да, всё. Только я вот что ещё хотел сказать… — Парень посмотрел на меня почти умоляющим взглядом. — Я знаю, что вы не обязаны помогать нам, и оплату берёте немалую, да и после произошедшего, но…
— Но?
— Пожалуйста, помогите нам избавиться от нёкк. Мы найдем чем вам заплатить, только сделайте что-нибудь, пожалуйста. Отец бы и сам вам это сказал, но почему-то медлит, что-то его удерживает. Но, господин Оларс, очень вас прошу… пожалуйста.
Несколько секунд я молчал, взвешивая и обдумывая: идёт это вразрез с моими планами или нет. Получалось, что нет.
— Линд.
— Да? — Он встрепенулся. И в глазах такое безнадёжное выражение. Интересно, он знает о словах призыва?
— Если действительно хочешь стать магом, уезжай в город. Здесь ничему обучиться не получится.
Линд хотел что-то сказать, но я развернулся и вышел из дома — больше задерживаться было ни к чему.
***
Тучи заволокли небо, скрыв луну и звёзды. Плохо, придётся тратить больше сил, но откладывать ритуал я не собирался. Йорд стоял чуть поодаль и наблюдал за происходящим. Всё же рисе — живое существо и подвергать его опасности не стоит.
Я сделал глубокий вдох. Тишина, покой, волны Скьяльвинд с еле уловимым шелестом накатывают на берег. В двух шагах от первого Холодного камня поставлена глиняная плошка с водой и несколько камней, пропитанных магией, разбитых и собранных заново при помощи заклинаний. Одежду пришлось снять, слиться с чем-то неживым лучше как есть… чтобы ничего не мешало. Ворожба мёртвых умеет служить своему хозяину, если он ничего не боится. Боялся ли я нёкк? Боялся ли безмолвных Холодных камней, угрюмо взиравших на пришедшего чужака и посягавшего на их покой? Нет. Не боялся даже того, что может пробудиться.
Но ни слова над шелестящими волнами, молчание — мой голос. Я окунул пальцы в воду, по ней тут же пошли круги, вспыхнул лиловым светом. Ночная тьма сгустилась, рухнула в воду, растворяясь в тысячах пляшущих искорок. Лиловый и чёрный в одно мгновение переплелись, словно две змеи, и призрачно замерцали. Ожившая вода, нет и следа от прозрачного спокойствия, бывшего ещё несколько секунд назад. Я бросил в плошку камни, лилово-чёрная вода зашипела и ослепительным фонтаном вырвалась вверх. Камни засияли аметистовыми огнями и рассыпались на мелкие осколки. Вода плеснула на камень, осколки кинулись ко мне, впиваясь в обнажённую кожу. Я стиснул зубы, утбурд забери эти ритуалы, как же больно. Но ни звука! Нельзя, иначе ничего не выйдет. Выступившая кровь устремилась к камню, алой лентой разрезала тьму и прошла сквозь лилово-чёрную завесу. Послышался громкий треск, странный вздох, будто каменный великан сбросил своё многолетнее оцепенение. Воды Скьяльвинд забурлили с неистовой силой, ещё мгновение и…
Моё тело онемело: ни холода, ни боли больше не чувствовалось. Я медленно поднял руку: мраморная белизна, странная угловатость движений. И тихий шелест волн:
— Неживой… Камень…
Холодные камни казалось ещё немного и превратятся в жидкий огонь, только не оранжево-золотой, а ослепляющий лиловым серебром, который хлынет в бурлящие волны Скьяльвинд.
Налетел жуткий ветер, но что ветер камню? Я даже не шевельнулся, оставшись немым изваянием на берегу. Снова затрещали Холодные камни, лиловые искры заплясали хоровод вокруг них, вода хлынула на берег. Я протянул руку и коснулся ближайшего камня, ладонь тут же укололо, но странно, непонятно… Будто безжизненная скала признала своего и радовалась встрече.
Кажется, Йорд что-то прокричал, но сквозь ветер и неистовство Скьяльвинд я ничего не расслышал.
Холодные камни снова вздохнули, меня оглушил раскат грома. Но ни блеснувшей молнии, ни хлынувших с чёрных небес струй дождя не последовало. Новый раскат, но через секунду я понял, что это вовсе не гром, а голос… голос одного из Совнов.
— Кто ты и зачем нарушил наш покой?
Но ответить я не успел.
— Нет! Он мо-о-о-о-й! — раздался пронзительный женский крик, больше похожий на плач.
В мгновение ока поднялась огромная волна, рухнула на меня и тысячей невидимых рук утянула за собой.
 
SWORN8834Дата: Понедельник, день тяжелый(((, 10.03.2014, 20:05 | Сообщение # 21

Любитель
Сообщений: 17
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Глава 5. Хильда, дочь Асмунда

Оглушённый и оцепеневший я не сразу понял, что меня больше никто не держит. Тьма перед глазами начала рассеиваться, но толком рассмотреть ничего не получалось. Ни холода, ни боли — и хотя кругом ледяная вода — дышать на удивление легко. Или не дышать? Йенгангер не дышит, именно так говорила моя бабка. Только никогда не поясняла значения этих слов.
— Добро пожаловать в мои воды, — прозвучал высокий женский голос.
В нескольких шагах от меня появилась сотканная из серебра тонкая девичья фигура. Мгновение, и передо мной нёкк: болезненно худая, разорванное платье из выбеленного льна едва держалось на правом плече, искусная вышивка на рукаве и подоле давно выцвела. Белоснежное облако волос чуть колышут подводные течения, кожа — почти прозрачная, с еле различимой голубой сетью вен. По лицу не разберёшь — шестнадцать ей лет или двадцать шесть, только в глаза лучше не смотреть. Два бездонных чёрных колодца, полных боли и ненависти — ни зрачка не видно, ни радужки — одна чернота, что на фоне бледной кожи кажется пламенем с края Мрака.
— Не молчи, Оларс Глёмт, я знаю, кто ты, — медленно произнесла она, — потому и привела сюда.
За спиной Хильды, чуть поодаль — серые камни, похожие на разрушенные колонны. Да и под ногами не песок речного дна, а выложенная камнями дорожка. Неужели здесь кто-то мог жить?
— Зачем, Хильда, дочь Асмунда? Мало фоссегрима и жителей деревни?
— Много ты знаешь, — неожиданно змеёй зашипела она, и я тут же пошатнулся, будто слова ударили, став подводным течением. В чёрных глазах сверкнули яростные искры.
Я медленно поднял руку, кисть окутало лиловым пламенем. Нёкк, как зачарованная смотрела на мою руку, ярость тут же исчезла.
— Расскажи мне, — голос звучал мягко, но властно; страх и неуверенность показывать нельзя, иначе быть беде.
Хильда сделала глубокий вдох:
— Если кто мне и сможет помочь мне, то только Посредник. — Она посмотрела на меня. — Такой, как ты.
Я стиснул зубы. Поменьше надо болтать, даже, если уверен, что тебя не услышат. На тонких губах Хильды появилась улыбка.
— Много я слышу через воду. Но знай, не по своей воле уносила жизни людей. Холодные камни… — она сглотнула. — Когда мои братья превратились в них, стали служить Хозяину Штормов. Очень сильные чары наложил Спокельсе, а они тянули к себе людей, а я… Хоть и пыталась сопротивляться, но заманивала сюда жертв.
— И какая судьба их ждала?
Хильда смотрела куда-то вдаль, словно не видя меня.
— Они… — голос, будто вода журчит, совсем ничего человеческого. — Они тоже становились камнями. Но не такими, как братья, а маленькими совсем. Если обойти Холодные камни со стороны гор, можно увидеть россыпь — черные, гладкие и…
Хильда вздрогнула, будто сама боялась своих слов. Маленькая испуганная девочка, знающая, что никто из взрослых за ней не придёт.
Я плавно протянул руку и осторожно коснулся её пальцев, нёкк посмотрела на меня, потом отвела глаза.
— Ты не живой и не мёртвый, — неожиданно еле слышно произнесла она. — Кто ты? Так странно…
Я аккуратно сжал её ладонь, словно пытаясь поделиться своей силой. Значит, не всё обо мне знает, раз спрашивает.
— Благодаря Хозяину Штормов стал таким, девочка. Но это долгая история. Расскажи мне, что хотел он от твоего отца? Зачем убивали людей? Я сумею тебе помочь, — обещание прозвучало твёрдо. — Сумею.
Хильда вновь взглянула на меня, спокойствие и уверенность вернулись.
— Мой отец — толкователь снов. Был им. Даром обладал не слишком сильным, но трудом и стремлением к знаниям он добился очень многого. А потом появился господин… Хозяин Штормов. Только позже я узнала, что он вовсе не человек, а порождение Мрака.
А может, и нет. До сих пор я так и не слышал, кто же он на самом деле.
— Каким-то образом усилил дар отца, после этого он мог не только разгадывать сны, но и сам насылать их…
Я приподнял бровь, так-так, это уже интереснее, да и Линд упоминал об этом.
— Но отец всего раз сделал так, но потом испугался и даже… даже некоторое время не принимал никого из жителей деревни, боясь, что может кому-то навредить.
— Плохое? А что-то произошло?
Хильда неопределённо мотнула головой, белоснежное облако волос колыхнулось, на мгновение скрыв лицо.
— Мне приснился жуткий сон. Я не помню его полностью, но было очень страшно и мерзко. Хотелось кричать, но не получалось. И, если б не кошка, разбудившая меня, то не знаю, проснулась бы я вообще… Там был первородный ужас, страх, живущий в каждом из нас, но при свете дня его не видно. Однако, когда наступает ночь, спастись невозможно.
— А после?
Слова нёкк заставили задуматься. Описанные ощущения могут вызывать любые порождения Мрака, если Хозяин Штормов «одарил» Асмунда, удивительного нет.
— После ничего не происходило, мы всё забыли, жили как прежде. Отец помогал жителям деревни, мать лечила, я по хозяйству, братья торговали. Приближалась ярмарка, нужен был товар. Староста собрался в дорогу, и в этот раз мне удалось уговорить его взять меня вместе с братьями. А когда мы вернулись…
Плечи Хильды вздрогнули, послышался короткий всхлип.
— Поздно уже было. — Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоится. — Вместо дома — пепелище.
— А как братья поняли, чья вина?
— После ссоры с Хозяином Штормов отец нам всё рассказал. Поэтому мы знали, но… но он оказался слишком силён. И даже теперь он получает нашу силу, души погибших людей — его сила, и забирает её отсюда. Только что-то давно не появлялся.
— Но как могли ваши односельчане обратиться к нему за помощью?
Хильда непонимающе посмотрела на меня.
— Что?
— Мне сказали, что после обращения Совнов в Холодные камни, ты, не выдержав горя, утопилась в Скьяльвинд. А потом в образе нёкк начала убивать жителей деревни. Так?
Лицо Хильды стало хмурым.
— Не совсем. Я утопилась, когда узнала, что ношу дитя Хозяина Штормов.
Сердце пропустило удар. Глупости, не может быть.
— Что?!
Хильда опустила руку и, осторожно взявшись за разорванный край платья, отвела его в сторону. Сквозь почти прозрачную кожу округлившегося живота исходило серебристое сияние. Только появилось мерзкое ощущение, будто серебро пыталось скрыть что-то отвратительное и гнилое. Спустя доли секунд я разглядел смутные очертания младенца. Он уже шевелился, только глядя на него, возникало чувство тошноты. Боги пресветлые, сколько же прошло времени? И каково ей, узнавшей, что носит ребёнка своего злейшего врага?
— Он пришёл ко мне в том сне, — бесцветным голосом сказала она. — Я долго не могла понять, что происходит. А когда узнала о смерти родителей — упала как подкошенная, потом очнулась у знахарки… в доме с холодной тряпкой на лбу. Она и сказала, что я… то есть у меня…
Я мягко сжал её руку.
— Понятно. Он слишком силён.
Она выпустила край платья, он тут же накрыл живот с младенцем, что никогда не будет рождён.
— После этого воды Скьяльвинд приняли меня. Я хотела рассказать знахарке о сне, но вдруг поняла, что слова не звучат, язык не поворачивается — сразу окутывал жаркий туман. И становилось плохо, что-то не давало мне сказать. Страх за будущее оказался настолько силён, что я решила не дожидаться нового прихода Хозяина Штормов.
Хильда замолчала, мне сказать было нечего. Да уж, получается, девочка многого не знает.
— Ты знаешь, что произошло после твоей смерти?
Нёкк покачала головой.
— Нет, когда я слышу зов — выхожу на берег. Сначала зачаровываю сонного человека, а потом веду сюда. Братья, точнее те, кем они стали, забирают души. Но берег для меня самой как сон. Оказавшись в воде, я снова словно просыпаюсь.
— А как же те, кого ты затягиваешь? Например, тот же Линд из деревни?
И хоть поверить было сложно, я чувствовал — она говорит правду. Утбурд бы побрал это чутьё Посредника! Порой оно мешает разобраться что к чему.
— Не помню, — вздохнула она. — Едва я выныриваю из волн Скьяльвинд — разум засыпает.
— А как же я?
— Ты провёл ритуал. — Она мягко высвободила свою руку из моей и провела пальцами по груди. — И ты не человек.
От её прикосновения по коже пробежала ледяная дрожь. Я нахмурился, чары начинали рассеиваться, значит, долго тут не продержаться. А если она не помнит, что творит, то и про Арве спрашивать глупо.
Нёкк сейчас напоминала девчонку — немного не в себе, слабо осознававшую, что происходит вокруг. Впрочем, это и понятно.
Я взял её лицо в ладони и заставил посмотреть на себя.
— Хильда, послушай меня. Даже после вашей смерти Хозяин Штормов продолжает использовать вашу силу. По незнанию один из жителей деревни привёз сюда господина Спокельсе, он провёл ещё один ритуал, сказав им, что избавил от вас деревню. Но теперь я понимаю: при помощи этого ритуала он сделал тебя своей рабыней.
При упоминании имени Хильда вздрогнула, в глазах снова зажглась ненависть.
— Призрак, призрак! — почти выкрикнула она.
— Тихо, тихо, если ты мне расскажешь, что ещё о нём знаешь.
Полыхающие мрачным пламенем глаза внимательно смотрели на меня, будто пытаясь что-то понять.
— Ты точно мне поможешь? Поможешь уничтожить его?
— Я сделаю всё от меня зависящее. Я не только Посредник, Хозяин Штормов — мой враг тоже.
Нёкк отступила на шаг, потом ещё на один, начиная таять серебристой дымкой.
— Будет помощь, — её голос, казалось, звучал откуда-то издалека. — Я знаю, я расскажу. Понадобятся силы, но ты сделаешь…
Что-то начало шуметь, больше ничего услышать не получилось.
— Подожди, куда ты? — Я сделал шаг вперёд, но тут же почувствовал, как начинаю захлёбываться.
Покачнулся, но вода резко поднялась и вытолкнула меня наверх. Перед глазами потемнело, в ушах стоял шум, но даже сквозь него я услышал высокий девичий голос:
— Призываю тебя, Посредник. Возьми мою силу и мой дар, отомсти за Хильду, дочь Асмунда. За её братьев. За её отца и мать. Да падет смертельный сон Холодных камней!
 
Всё случилось в мгновение ока, меня с силой швырнуло на берег, вода с шумом отхлынула назад. Что-то впилось в щеку, голова гудела, тело накрыла жуткая слабость — не было сил даже шевельнуться. Вот и ходи в гости к камням и нёкк. Призвать призвала, но рассказать забыла. Сделав вдох, я попытался встать, но ничего вышло. Йорд… где его утбурды носят? Должен же быть где-то рядом.
— Оларс, — услышал я тихий неуверенный голос. Незнакомый и в то же время странно близкий.
— Оларс, ты меня слышишь? — чьи-то пальцы коснулись моей руки.
С трудом перевернувшись на спину, я взглянул на склонившегося ко мне человека и потерял дар речи.
— Арве?

Глава 6. Гори ясно, гори сильно
Пока я пытался понять, что происходит, рядом послышался голос Йорда:
— Вот так-так, я уж и не знал, как быть! Всё жду и жду! Наконец-то! Ой…
Всё ещё не веря в происходящее, я протянул руку и коснулся щеки Арве. Он вздрогнул, но не отодвинулся.
— У тебя руки ледяные, — еле слышно прошептал фоссегрим, словно извиняясь.
Арве. Говорит. Со мной. Или меня приложило головой обо что-то твёрдое, или уши всё же не обманывают.
— К тебе вернулся голос. Как?
Арве кивнул в сторону волн Скьяльвинд, с тихим шелестом накатывавших на берег.
— Хильда помогла.
— Чёрные крылышки утбурда, чего только не бывает! — выдал Йорд, приблизившись к мальчишке.
— Не неси чушь — у утбурда нет крылышек, — раздражённо бросил я и тряхнул головой — всё же состояние гадкое. — Ладно, Йорд, где моя одежда?
Арве помог мне подняться, но ноги отвратительно подрагивали, а голова кружилась. Рисе, не дожидаясь нового нагоняя, побежал к оставленным перед ритуалом вещам.
— Я видел тебя мёртвым, это было обманом?
— Отчасти, — тихо ответил Арве, — другим бы путём я не смог попасть к Хильде.
— А предупредить нас нельзя было?
— Я пытался, — он запнулся. — Но в доме никого не было. Стало страшно, что вы ушли к реке. Меня охватила паника, и я помчался сюда. Оказалось, Хильда звала меня.
Йорд тем временем вернулся и помогал мне одеться.
— Как к тебе вернулся слух? — спросил он, воспользовавшись повисшим молчанием. Почему-то у меня появилось горячее желание треснуть рисе по затылку. Вечно норовит вставить свой троллиный нос куда не просят.
Арве мельком глянул на реку:
— Нёкк помогла. Я, когда ехал с вами, всё время слышал её зов. Но сразу не мог понять, откуда он идёт. Оказалось, мешали наложенные чары Хозяином Штормов. Но поскольку я всё же дух воды, чары действовали не полностью. Вот и… А она звала на помощь.
Хм, занятная картина получается. Но об этом после, сейчас добраться до дома и выспаться. Иначе свалюсь прямо здесь.
— Господин Оларс! — Йорд едва успел подхватить меня.
— Уходим, все разговоры — потом.
***
Утро началось проливным дождём. Отвратительное самочувствие никуда не девалось, но во сне приходила нёкк. Вложила мне в руку угольки и сказала, чтобы шёл в лес и просил помощи у малых духов огня — Искр. Только с их помощью можно снять заклятие и принести покой всем Совнам. Сев на кровати, я провёл по лицу ладонями, сгоняя остатки сна, и бросил взгляд в окно — хороша погодка, в такую только костры и палить. Но выбирать не приходилось: Хильда призвала меня, надо делать работу. Но сначала…
— Арве!
Раскрылась дверь, тут же влетел фоссегрим в насквозь промокшей накидке.
— Ты что, подслушивал?
— А? — Арве что-то положил у печи и, повернувшись ко мне, принялся стаскивать одежду. — Я только вошёл, что-то не так?
— Всё так, где ты был? Учти, ещё раз умрёшь — спасать не буду.
Он кивнул, придирчиво осмотрел накидку, точнее, во что она превратилась, и принялся растягивать на печи. Мои слова, кажется, его совсем не огорчили, или же мальчишка их попросту не расслышал.
— Мы с Йордом ходили на пепелище, для сегодняшнего ритуала понадобятся угли. — Фоссегрим указал на небольшой сверток у печи.
Перед глазами снова появилась нёкк из сна. Кажется, ночью она не только ко мне приходила в гости.
— М-да, вчера она этого сказать не могла.
— Что? — В бледно-голубых глазах мелькнула настороженность.
— Ничего, — отмахнулся я, — где Йорд?
Объяснять и спрашивать: почему Хильда ни сказала мне вчера ни слова про ритуал, Искры, пепелище, и почему надо было обязательно приходить во сне — не хотелось. Вряд ли у фоссегрима есть ответы. Да, и не скажет он ничего.
— Йорд пошёл к Хакону за травами. — Заметив мой удивлённый взгляд, он тут же пояснил. — Для тебя, сказал — магия забирает много сил.
— Слушай, у тебя есть хоть какое-то уважение к старшим? — зажмурившись, я сжал пальцами виски, пытаясь прогнать нахлынувшую головную боль.
Арве потупился, но распахнувший ногой дверь рисе не дал продолжить воспитание фоссегрима.
— Ух, пока договорился, так думал утбурда дам! — Он поставил на стол горшочек, из которого вился тонкий дымок. — И вроде деревенский, а зубы заговаривает — ой-ой-ой!
Я встал, подозрительно посмотрел на принесённое слугой и, приблизившись к столу, принюхался — мята, липа и что-то ещё, так и не определишь.
— Что это? Милосердный староста часом не отравы налил?
Ноги держали отвратно, пришлось опереться рукой о стол.
— Берите и пейте, потом поговорим, — заявил Йорд, — тут я ещё еды принёс, сегодня будет денёк ещё тот. Да и ночка не лучше.
— Замечательно, — мрачно отметил я, — все всё знают кроме меня.
Взяв горшочек, ещё раз принюхался, но решив, что хуже не будет, сделал глоток. Горло обожгло, во рту появилась жгучая горечь. Я закашлялся.
— Что это за…
— Пейте, пейте, — невозмутимо велел Йорд, при этом в его голосе было что-то заставившее меня подчиниться.
Опрокинув почти залпом эту гадость, через несколько секунд я понял, что он прав: боль отступила, да и слабость казалось не такой сильной. Надо будет спросить рецепт, не лишнее.
— Оларс, — тихо позвал меня Арве, — а теперь я должен рассказать, что велела сделать Хильда сегодня ночью …
***
А ночь выдалась холодной. Будто не осень, а сама Госпожа Зима пожаловала сюда, решив стряхнуть с деревьев золотое убранство, и сменить его на снежные шапки. Звёзды горели ярко, но свет словно растворялся в черноте ночи, не желая освещать землю.
В лес далеко заходить было глупо, заблудиться в такой тьме можно на раз. Поэтому выбрав место неподалёку от реки, я принялся разводить костёр. Арве и Йорд ждали у Холодных камней. Фоссегрим должен мне помочь, рисе будет смотреть по сторонам и охранять мальчишку. Но здесь… здесь я в полном одиночестве. Разговор с богами, пусть даже с малыми — серьёзно, ошибок допускать нельзя.
Огонь весело затрещал, оранжевые языки принялись лизать дерево и угли с пепелища дома Совнов. Поднеся сжатую в кулак ладонь, на мгновение замер:
— Вечные хранители тепла, согревающие от мороза, защищающие от напастей, очищающие от зла. Услышьте мой голос, внемлите просьбе, отзовитесь из тишины.
Раскрыл ладонь, и вниз тёмной дорожкой скользнули сушёные бессмертник и амр — растения, служившие подношением любому богу. Огонь взметнулся выше, в воздухе тут же появился свежий аромат, со всех сторон послышались шёпот и бормотание, будто они спорили, не могли понять, зачем их вызывают. Голосов становилось всё больше и больше, но на человеческие совсем не похожи — треск веток в огне да шум пламени на ветру.
— Скрывшиеся, но не ушедшие, взываю к вашей помощи, заклинаю всеми именами праотца Бранна и Изначальной Искры, дайте свои силы.
Голоса стали ещё громче, огонь разгорался сильнее и ярче, ещё чуть-чуть и я сам окажусь в объятиях пламени. Сноп ослепительных искр вырвался вверх, рассыпаясь вокруг. В то же мгновение я увидел неясные очертания фигур.
— Кто ты? — сквозь треск слова были еле слышны. — Зачем призываешь нас?
Пламя приблизилось, дохнуло в лицо жаром, но я не двинулся с места.
— Я — Оларс Глёмт, последний из рода Посредников, уничтоженного Хозяином Штормов. Призванный Хильдой, дочерью Асмунда, — нёкк, что живёт в водах Скьяльвинд.
— Хильда, — задумчиво прошипели справа, — Хильда… хорошшшая девочка… Жалко…
— Из-за чар Хозяина Штормов она забирает жизни людей, её братья обращены в Холодные камни. Пока они стоят, она не может освободиться.
— Знаем, знаем, знаем, — раздалось отовсюду, — нёкк плачет каждую ночь, но только мы и слышшшим…
— Помогите, малые хранители, обрести покой пленённым душам, — тихо произнёс я, чувствуя, как по позвоночнику пробежали мурашки — хоть и толком ничего не видно, но всё равно страшно. Нечасто приходится говорить с богами, даже с малыми.
Огонь полыхал слишком близко, пришлось зажмуриться, но ни шагу назад.
— Помоги, Посссредник, нам, — накатился шёпот-треск со всех сторон. — Поможем и тебе.
Я сглотнул. Искры могли попросить что угодно, но вряд ли я смогу отказать.
— Что мне делать?
— Верни нашшши земли, — выдохнуло пламя, — те, что отобрали Повелители Холода. Земли исконные, где теперь вечная зима…
Жар стал невыносим, я стиснул зубы, отказывать нельзя.
— Где они?
— Огонь в сердце приведёт, дай клятву, — пламя дрогнуло, метнулось назад.
Я шумно выдохнул, открывая глаза и радуясь морозному воздуху, светлые небожители, как это прекрасно. Может, глупо, но уже поздно останавливаться.
— Клянусь Искрам, малым богам огня, что верну их исконные земли за оказанную помощь. Слово Посредника.
Со всех сторон посыпались трещащие смешки:
— Хитрррец…
— Умный Посссредник, не пропадёшшшь… Так тому и быть! Ссслово своё тоже держим!
Пламя вновь кинулось ко мне, охватив со всех сторон. Слабо вскрикнув, я закрыл руками лицо, однако жар забивал дыхание, проникая в лёгкие, заставлял тело гореть огнем. Секунда, две, три… Как же больно… Глухой треск, и всё закончилось так же резко, как и началось.
Костёр погас, рядом больше никого не было. Я огляделся, посмотрел на свои руки — ни следа ожогов, даже не покраснели. Будто пламя и не касалось вовсе.
Слева раздался женский крик: как раз со стороны реки. Бросив всё, я бегом кинулся к Скьяльвинд. Ну, малые боги, если надумали обмануть …
Оказавшись на берегу реки, я замер как вкопанный. Холодные камни охватывало беснующееся пламя — слепящее, яростное, — будто не Совны там были, а Повелители Холода — заклятые враги Искр. Откуда-то звучала мелодия флейты: зачаровывающая, нежная, совсем не подходящая к увиденному. Я узнал старинную балладу, которую порой напевала моя мать:
 
Холодные камни
Холодной рукой
Не трогай, не надо
И рядом не стой.
Не слушай их песни,
Не пей их вино.
Холодные камни
Утянут на дно.
 
И как так, разгорелось в мгновение ока? Или я слишком долго бежал сюда? На берегу уже стояли люди из деревни, ахали и, замерев, смотрели вперёд, не веря происходящему.
Я попытался сделать шаг вперёд, но ноги не слушали.
— Замри, замри, замри… — прошелестел призрачный шёпот. — Горрри ясно, горрри сильно… Уходи зло, уходи-и-и-и…
Ветер подхватил шёпот, развеял пеплом, по воздуху прошла рябь.
Пламя исчезло, но в тот же миг поднялась огромная волна, повинуясь мелодии флейты, и обрушилась на раскаленные камни. Послышался оглушительный треск, по тёмным громадам молнией разошлись чёрные трещины. Ещё одна волна, что-то сверкнуло, я быстро отвернулся.
— Боги, они раскололись! — раздался чей-то крик. — Раскололись…
— Скьяльвинд… Скьяльвинд забрала их, — добавил кто-то.
Я хотел взглянуть на реку, но тут же потом передумал. Сердце на мгновение пронзила боль, я покачнулся. Снова сжало невидимой рукой и резко отпустило — завязались ещё одни Узы.
Глубоко вздохнув, молча побрёл назад — к деревне. Йорд и Арве доберутся сами. Не надо смотреть назад, теперь знаю точно — нёкк и её братья обрели покой.
 
korzinkinДата: Воскресенье, 16.03.2014, 12:46 | Сообщение # 22

Увлеченный
Сообщений: 71
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: Offline
Цитата SWORN8834 ()
— Но отец всего раз сделал так, но потом испугался и даже… даже некоторое время не принимал никого из жителей деревни, боясь, что может кому-то навредить. — Плохое? А что-то произошло?
 можно и так, но меня " -то " чуть сбило.

Но не захаживают в наши края сильные маги, не говоря уже Посредниках.
Перед "Посредниках" кажется букафка О потерялась
Цитата SWORN8834 ()
Слова нёкк заставили задуматься. Описанные ощущения могут вызывать любые порождения Мрака, если Хозяин Штормов «одарил» Асмунда, удивительного нет.
перед "удивительного нет" простится - то ничего
Цитата SWORN8834 ()
— Тихо, тихо, если ты мне расскажешь, что ещё о нём знаешь. Полыхающие мрачным пламенем глаза внимательно смотрели на меня, будто пытаясь что-то понять.

— Тихо, тихо, если ты мне расскажешь, что ещё о нём знаешь. То что? Просится предложение помощи, но его в тексте нет.

Глава 6 чуть позже.
 
korzinkinДата: Воскресенье, 16.03.2014, 13:08 | Сообщение # 23

Увлеченный
Сообщений: 71
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: Offline
Цитата SWORN8834 ()
Я хотел взглянуть на реку, но тут же потом передумал.

Так - тут-же или потом ?
smile
 
SWORN8834Дата: Воскресенье, 23.03.2014, 20:06 | Сообщение # 24

Любитель
Сообщений: 17
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
korzinkin, спасибо большое! Исправлю)
 
Форум » С пером в руках за кружкой горячего кофе... » Ориджинал » Йенгангер не дышит (фэнтези (скандинавская мифология))
Страница 2 из 2«12
Поиск:

 

 

 
200
 

Что Вы пишите?
Всего ответов: 131
 





 
Поиск